• Мой дом ужасов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

    Слова Чэнь Гэ вызвали большой резонанс у Ножниц. Он вырос в сиротском приюте. И был одиночкой, а его единственным другом был его старший брат. Когда над ним издевались, когда с ним обращались несправедливо, когда он не мог найти смысла в жизни, запутавшись в паутине боли и отчаяния, его старший брат выходил вперед, чтобы протянуть ему руку помощи, защищая его от разрушительных последствий жизни.

    Для Ножниц его старший брат был самым особенным человеком в его жизни, и именно благодаря их особой связи, после исчезновения старшего брата Ножницы ни перед чем не останавливался, чтобы провести расследование и найти его.

    Глядя на Чэнь Гэ, который постепенно удалялся, Ножницы вспомнил о том, как появился Чэнь Гэ, когда его загнали в угол те твари из больницы, когда он был на грани того, чтобы сдаться. Этот теплый и добрый голос вытащил его из ада прямо в рай. Это поездка на американских горках эмоций. Хотя Ножницы и не сказал этого вслух, его сердце наполнилось признательностью.

    Из-за образа, который ему необходимо было поддерживать, он не стал благодарить Чэнь Гэ, но дал себе обещание, что, если переживет это испытание, то ни перед чем не остановится, чтобы отплатить этому человеку за доброту.

    У тех, кто казался далеким на поверхности, часто было горячее сердце. Поскольку их тепло обычно было заключено в толстый слой льда, лишь когда этот слой трескался, они раскрывали свои настоящие эмоции.

    Слегка облизав рану на лице, Ножницы повернулся, чтобы сплюнуть кровь черной собаки с губ. Он последовал за Чэнь Гэ и на мгновение увидел, как образ его брата слился с фигурой его спасителя.

    «Мне следует успокоиться. Он все еще может быть настоящим убийцей. Будет лучше, если я не буду держаться слишком близко к нему, но я должен быть рядом, чтобы помочь, если у него возникнут проблемы».

    Впечатление Ножниц о Чэнь Гэ резко изменилось. Он молча двинулся за Чэнь Гэ.

    Поняв, что Ножницы стал более честным, губы Чэнь Гэ скривились в улыбке. С его точки зрения, найти подобный талант было довольно трудно. Хорошо, что он на самом деле был трусом – самое главное, что у него хватало смелости и решимости поставить на карту все, если того требует ситуация.

    Чэнь Гэ повернул голову, чтобы спросить Ножницы: «Кстати, я видел внизу разные виды следов. Кроме тебя, в этой больнице должны быть и другие пассажиры, оказавшиеся в ловушке. Ты видел их ранее?»

    «Я пришел сюда один», - Ножницы про себя проворчал. - «Что еще за следы?»

    Когда он вошел в больницу, то не обратил на это внимания, но раз Чэнь Гэ поднял эту тему, чтобы сохранить свой образ, он мог лишь следить за нитью разговора.

    «Я видел следы, о которых ты говоришь, точно, если не ошибаюсь, когда я был втянут в сражение с призраками на третьем этаже, то услышал эхо шагов из коридора второго этажа. Так что, возможно, что они побежали в этом направлении».

    Чэнь Гэ кивнул и посмотрел на Ножницы, окинув его взглядом.

    «На что ты смотришь?» - Ножницы задрожал под проницательным взглядом Чэнь Гэ.

    «Пара красных туфель на высоких каблуках из автобуса исчезли. Я отчетливо помню, что всякий раз, когда ты двигался, раздавалось два типа шагов, поэтому они должны были привязаться к тебе».

    Другой причиной, по которой Чэнь Гэ ценил Ножницы, была пара красных туфель на высоких каблуках. Даже улыбающийся мужчина должен был проявлять осторожность рядом с этими туфлями, что было признаком того, что это был, по меньшей мере, Красный Призрак.

    «Когда я вошел в больничный коридор, звук исчез. Она, вероятно, почувствовала опасность и сбежала», - Ножницы поднял ножницы в своей руке и уставился на острый край лезвия. - «Очевидно, что она испугалась. Она была трусихой и слишком испугалась моего присутствия».

    Чэнь Гэ действительно хотел наклониться вперед, чтобы зажать ему рот. Должен быть предел твоей игре. Если бы эти слова достигли ушей призрака алых туфель, парень, вероятно, он мог даже не узнать, как умер. 

    «Хорошо, тогда давай считать, что я не задавал этот вопрос. Давай для начала найдем других пассажиров», - Чэнь Гэ вывел Ножницы из туалета. Пьяница и доктор ждали их в коридоре. Когда они вдвоем увидели Ножницы, который был весь в крови, они были так напуганы, что не осмелились приближаться к предполагаемому серийному убийце. В их глазах личность Ножниц идеально соответствовала их традиционному представлению об убийцах. Он был весь в крови, а на его лице играла жуткая улыбка. Он наслаждался болью, как будто только боль и убийства могли подарить ему чувство радости в этой жизни.

    «Почему-то мне кажется, что я попал в волчье логово», - Пьяница стоял в одиночестве на краю группы. Его лицо побледнело, и он посмотрел на кровавый след под ногами. Его уже тошнило. Из всех, с кем мужчина сталкивался до сих пор, он был единственным, кто выглядел относительно нормальным человеком.

    «Ты так долго сражался с монстрами в одиночку и, должно быть, истощен. Оставь зачистку на меня», - Чэнь Гэ любезно помог Ножницам найти предлог, прежде чем начать одну за другой осматривать комнаты.

    Больница была всего трехэтажной. Ее размер был не таким уж и большим, но из-за того, что обыск Чэнь Гэ был очень тщательным, им понадобилось полчаса, чтобы закончить экскурсию по этому месту. Они нашли следы семьи из трех человек в коридоре на втором этаже. Следы тянулись по коридору, направляясь в другую часть больницы.

    Семья из трех человек случайно разминулась с группой Чэнь Гэ. Когда парень ворвался в больницу, они выскользнули на лестницу с другой стороны больницы и сбежали.

    «А это еще та семейка. Мы пришли, чтобы спасти их, а они сбежали, не оставив никакого сообщения. Они настолько эгоистичны, что заботятся только о себе».

    Пьяница поставил себя на место Чэнь Гэ. Он чувствовал, что будь на месте Чэнь Гэ, то не был бы настолько настойчивым.

    «Это вряд ли их вина. Просто такова человеческая природа – выбирать побег, когда сталкиваешься с чем-то страшным».

    «У тебя действительно непредубежденное отношение ко всему», - Пьяница думал, что у Чэнь Гэ позитивный взгляд на жизнь. После общения с ним он понял, что Чэнь Гэ был хорошим парнем без всяких хитростей в сердце.

    «Поскольку люди, которых мы должны были спасти, уже сбежали, не пора ли нам покинуть это место?»

    «Нет необходимости торопиться. Мы уже обошли разок больницу, и есть, как минимум, три места, на которые нам стоит обратить внимание», - Чэнь Гэ на некоторое время остановился, чтобы подумать. - «В первой палате на втором этаже есть дневник. В нем было записано, как призраки больницы довели пациента до безумия, прежде чем он сам стал призраком. Это не должно быть единичным случаем».

    Естественно, Чэнь Гэ прекрасно знал, что это не единичный случай. Бедняга, чьи ноги были закованы в гипс и которому выкололи глаз, в настоящее время обитал в комиксе Янь Даняня. Следуя указаниям Ножниц, Чэнь Гэ не потребовалось много времени, чтобы найти шкаф, где скрывался призрак хозяина дневника.

    «Но какое это имеет отношения к нам?» - у пьяницы было плохое предчувствие насчет больницы. Казалось, что это место было опасней, чем собачий дом, где он скрывался ранее.

    «Если пациент решит поиграть в прятки, он окажется в ловушке внутри больницы, а затем сам станет частью игры после того, как умрет. Однако, задавались ли вы вопросом, а кто был первым человеком, который начал эту игру в прятки?» - Чэнь Гэ повернулся, чтобы посмотреть на других пассажиров. - «Должен быть человек, которому пришла в голову идея игры, и лишь после этого за ним последовала вереница призрачных пациентов».

    Несколько пассажиров переглянулись. Естественно, что этот вопрос ранее не приходил им в голову. Чэнь Гэ полностью отказался от идеи спрашивать их мнение. Их точки зрения были совершенно разными. То, как они смотрели на этот странный мир, было уж слишком разным.

    «Как я уже говорил, в этой больнице есть три места, которые стоит отметить. Первое место – это палата, где был найден дневник, а второе место – это архив. Недавно я мельком просмотрел информацию о проблемной комнате и заметил кое-что странное. В принципе, любой пациент, который оставался в этой палате, сталкивался с далеко не мирным концом. И потому, 201 палата стала местом, которого избегали все врачи и медсестры».

    Игнорируя реакцию других людей, Чэнь Гэ продолжил свой анализ: «В документах четко указано, что первый странный случай произошел в 201 палате пять лет назад, и по совпадению в том же году эта частная больница приняла пациента, которого перевели сюда из другой больницы».

    Он достал из рюкзака папку с делом, и она была вся в темных пятнах. Большую часть содержимого нельзя было прочесть, а название изначальной больницы было размазано. Можно было различить лишь небольшую часть названия – ‘Хай’.

    «Вы знаете какую-нибудь больницу, в названии которой имеется иероглиф Хай?» - Чэнь Гэ повернулся, чтобы посмотреть на врача ожогового отделения.

    Добрый доктор покачал головой.

    «Слишком сложно определить место по одному иероглифу. Вариантов много».

    «В последний раз, когда мы ехали на автобусе, там было несколько пациентов в больничных халатах. Помнишь?» - Чэнь Гэ посмотрел на доктора.

    «Помню», - напоминание Чэнь Гэ заставило мозг доктора зашевелиться. - «Если я не ошибаюсь, на халатах этих пациентов также был иероглиф Хай».

    «Ты прав», - когда Чэнь Гэ впервые увидел пациентов, он сразу заподозрил, что они были связаны с другой четырехзвездной миссией-испытанием в Восточном Цзюцзяне – Проклятой Больницей. Теперь, учитывая странные события в этой больнице, вполне возможно, что все это связано с пациентом, который был переведен сюда из проклятой больницы. Другими словами, игра в прятки была продолжением какого-то проклятья из четырехзвездного сценария.

    Возможно, что это открытие ничего не значило для других людей, но для Чэнь Гэ это была ключевая информация. Трехзвездные сценарии и четырехзвездные сценария не могли быть одинаковыми по сложности, поэтому любая подсказка была чрезвычайно важна.

    «Но даже если мы знаем, что эта ситуация может быть связана с той больницей, это не поможет нам выбраться из города Ли Вань», - Пьяница был самым главным реалистом. Он просто хотел покинуть это место, сохранив свою жизнь в целости и сохранности.

    «Я думаю, что ты передумаешь, когда прочтешь это», - Чэнь Гэ перевернул документ на последнюю страницу. В нем содержалась информация о переведенном пациенте. Пациентом, прибывшим из другой больницы, был ребенок примерно шести с половиной лет. Диагноз лечащего врача состоял в том, что он страдал бешенством. Всякий раз, когда он начинал капризничать, его нужно было привязывать к кровати. Он кричал от сильной боли и изгибал свое тело под невозможными углами.

    Однако, даже когда он не страдал от боли, состояние мальчика не казалось нормальным. Он говорил очень странные вещи, например, рассказывал окружающим, что за ним гонится что-то невероятно страшное. Он говорил, что эта тварь не должна найти его, и ради этого должен был убедиться, что очень хорошо спрятался.

    Конечно, если бы на этом история заканчивалась, врачи не стали бы изолировать его от остальных пациентов. После смерти мальчика начали происходить еще более странные вещи.

    Во-первых, это было исчезновение тела мальчика из морга. Даже сейчас его так и не нашли. В то время были медсестры, которые работали в ночную смену и утверждали, что видели, как мальчик бегает по больничным коридорам ночью. После этого на различных документах начали появляться странные фразы вроде ‘приди и найди меня’.

    Изначально на эти инциденты в больнице не обращали особого внимания, пока в морге не умер работник. Никто не знал, почему он отправился в морг в полночь. Однако, полиция обнаружила листок с историей болезни, прикрепленный к его спине, на котором было написано ‘приди и найди меня’. Слова были написаны неровно, словно это было написано рукой ребенка.

    После смерти работника по больнице распространилась молва. Любому, у кого на спине окажется бумажка с надписью, придется сыграть с ребенком в смертельную игру в прятки. Документ, вероятно, был скрыт примерно в то время.

    В документе не описывались действия, которые предпринимались больницей, и это была практически вся информация, которую документ мог предоставить о ребенке.

    Закрыв папку, Чэнь Гэ обвел взглядом остальных членов группы.

    «Некоторые из вас уже столкнулись с тем, что вам на спину приклеили эту бумажку. Если мы не снимем это проклятье, вы все равно будете в опасности даже после того, как покинете город Ли Вань».

    «Тогда что нам делать?» - Ножницы начал паниковать. Он отчетливо помнил, что видел нечто подобное, прикрепленное к его спине.

    «Я предлагаю отправиться в третье место, представляющее интерес – в морг. Именно там был найден мертвым работник больницы и именно оттуда исчезло тело мальчика. Там мы сможем найти какую-нибудь полезную информацию».

    Чэнь Гэ погладил белую кошку по голове и пошел вперед, держа в руках молоток. Ему удалось захватить всего двух призраков, обитавших в больнице, что было настоящим разочарованием для этого человека.

    «Но если мы не сможет найти способ снять проклятье в морге…» - Выражение лица Ножниц изменилось – ему было трудно поддерживать свой образ.

    «Поскольку это может быть опасно, я предлагаю держаться вместе и для начала посмотреть, как будут развиваться события», - сказал Чэнь Гэ Ножницам. - «В настоящее время я живу в Парке Нового Века в Западном Цзюцзяне. Если у вас возникнут какие-нибудь проблемы, вы можете найти меня там. Мы должны присматривать друг за другом».

    Ножницы слегка кивнул. Он мысленно повторил адрес Чэнь Гэ, запоминая его.

    «Хорошо, а теперь давайте пойдем и посмотрим», - группа вернулась на первый этаж и вошла в коридор, который вел в правое крыло больницы. Морг находился в подвале. Когда Чэнь Гэ повел группу ко входу, он внезапно остановился. Стальная дверь была оставлена полуоткрытой, словно кто-то недавно вошел в нее.

    «Двери в морг обычно закрыты», - прошептал доктор Чэнь Гэ. - «Внутри должно быть что-то, поэтому будь осторожен».

    «Хорошо, держитесь поближе ко мне», - в городе, окутанном кровавым туманом, просто не существовало безопасных мест. Чэнь Гэ не хотел, чтобы с его попутчиками что-нибудь случилось, поэтому он велел им следовать за ним.

    Распахнув дверь, они почувствовали, как холод обрушился на них со всех сторон. Чэнь Гэ изучил и запомнил устройство морга в своем мозгу. Он понял, что в будущем ему может потребоваться воссоздать это место для своего дома с привидениями.

    «Старший брат, нам действительно нужно делать что-то подобное?» - это был первый визит пьяницы в больничный морг. Он крепко схватился за руку доктора.

    «Нам нельзя бояться, если мы хотим снять проклятье», - однажды Чэнь Гэ провел целую ночь в огромном подземном морге, поэтому для него это дело было пустяком. Продвигаясь вглубь морга, Чэнь Гэ заметил следы недавнего сражения. Многие железные столы, на которых должны были лежать тела мертвецов, сейчас были перевернуты, а на полу валялась какая-то белая одежда.

    «Что здесь произошло?» - Чэнь Гэ заметил, что на некоторых одеждах остались пятна крови. Он разложил одежду в определенном порядке, и в конце концов рисунок объединился, образовав кроваво-красный силуэт человека.

    «Это похоже на фигуру шести-семилетнего мальчика», - Чэнь Гэ изучил рисунок. - «Похоже, что кто-то поднял мальчика, а затем ударил его об эти белые одежды, оставив красный силуэт. Но кто мог сделать что-то подобное? Этот мальчик, который, как я подозреваю, сбежал из проклятой больницы, должен быть здесь самым страшным монстром, инициатором игры в прятки. Итак, кто же был достаточно сильным, чтобы прямо напасть на него?»

    После более детальных поисков Чэнь Гэ обнаружил странный кровавый след на другой белой ткани. Похоже, что его оставила пара женских туфель.

    «Пара красных туфель на высоких каблуках прекратила следовать за Ножницами, потому что она отправилась прямиком в морг? И лично разобралась с мальчиком, когда появилась в этой больнице?»

    Чэнь Гэ заметил, что одно из окон в дальней части морга было разбитым, и вокруг разбитого стекла извивались кровеносные сосуды.

    Глядя на разбитое окно, Чэнь Гэ понял, что сильно недооценил уровень силы красных туфель на высоких каблуках. Тот факт, что она так легко разобралась с мальчиком, означал, что та должна быть достаточно могущественным Красным Призраком.

    «К сожалению, я прибыл слишком поздно. Я нашел всего двух задержавшихся духов. Надеюсь, что красные туфли на высоких каблуках пощадили мальчика. Я все еще надеюсь получить от него какую-нибудь информацию о четырехзвездном сценарии».

  • Мой дом ужасов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии