• Мой дом ужасов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

    «Хочешь, чтобы я нашел тебя? Ты что, сошел с ума?»

    Неровный почерк на обороте истории болезни заставил его испытать определенные чувства. В настоящее время он находился на первом этаже больницы, стоя посреди коридора.

    Несмотря на то, что сквозняки прекратились, двери, которые оставались полуоткрытыми, двигались взад и вперед, громко скрипя. Со старого потолка сыпались клубы пыли, и время от времени до его ушей долетали звуки бумаги, скользящей по полу. Находясь в подобной ситуации в одиночестве, да еще и после полуночи, было бы ложью сказать, что он не боялся.

    Мужчина крепко сжал ножницы в своей руке, но он заставил себя внешне оставаться настолько невозмутимым, насколько это возможно.

    «Когда кто-то прилепил мне это к спине?»

    Развернувшись, Ножницы осмотрел несколько больничных палат, мимо которых он только что прошел.

    «Человек, который стоит за этой шуткой, должен находиться в одной из комнат, мимо которых я проходил».

    Он был сильно напуган, но страх еще не завладел его разумом или здравомыслием. Мужчина сознательно напомнил себе, что в настоящее время играет роль хладнокровного и безумного убийцы, поэтому ему нужно постоянно сохранять хладнокровие, несмотря ни на что.

    «Чем слабее я кажусь, тем больше призраки будут издеваться надо мной, поэтому мне нельзя показывать слабость или страх».

    Он аккуратно сложил историю болезни и убрал ее в карман. Ножницы осторожно толкнул полуоткрытую дверь, которая была к нему ближе всего. В больничной палате простыня была разорвана на куски, а матрас свалился набок. Казалось, что эта кровать когда-то была домом какого-то дикого зверя, которого нужно было задержать.

    «Это больница или какое-то психиатрическое учреждение?»

    Ножницы не стал входить в комнату, осматривая ее с порога. Кровать была небольшой, а единственные места, где можно было спрятаться, находились либо под кроватью, либо в шкафу.

    «Того, кто это сделал, здесь нет». Он ясно мог видеть пространство под кроватью, а дверцы шкафа были распахнуты настежь. Внутри было пусто – все содержимое унесли. «Он должен быть в другой палате».

    «Здесь пусто, здесь тоже никого нет…» - Ножницы быстро двигался по комнатам, пока не добрался до больничной палаты, которая находилась ближе всего ко входу в больницу.

    «После того, как я вошел в больницу, то направился прямиком в этот коридор. После этого я проходит лишь мимо этих больничных палат. Поскольку все остальные палаты были пустыми, тогда этот шутник должен находиться в этой последней комнате».

    Рука, державшая ножницы, сильно вспотела, когда он медленно открыл дверь больничной палаты. Из комнаты вырвался мощный запах – смесь крови и дезинфицирующих средств.

    «Здесь кто-то помер?»

    Сцена внутри палаты испугала и потрясла его. Окровавленную простыню поспешно запихнули под кровать, а с окна, на котором была установлена охранная сетка, свисала одежда пациента, на которой было множества рваных дыр. В шкафу лежал длинный парик, а самым страшным было то, что на белоснежной стене кто-то или что-то написало свежей кровью: «Угадай, где я?»

    Сравнив почерк, он заметил, что рука, написавшая кровавое послание на стене и рука, написавшая послание на обороте истории болезни, были разными. Это открытие еще больше встревожило Ножницы.

    «В этой больнице больше одного человека играет в прятки?»

    Желание развернуться и убежать вырвалось наружу. Он вышел из больничной палаты, планируя покинуть больницу и временно держаться от нее подальше.

    «Самое опасное место – это в тоже время самое безопасное место. В теории это верно, но как же трудно воплотить это на практике».

    Вернувшись ко входу в больницу, выражение лица мужчины полностью изменилось. Кто-то запер огромные железные двери больницы так, что он этого даже не заметил!

    «Что же мне теперь делать?» - Ножницы запаниковал, чувствуя беспомощность. Он прикусил губу, и это снова открыло рану на его лице. Боль помогла ему сосредоточиться и успокоиться.

    «Мне стоит поискать открытые окна».

    Когда он осматривал больничные палаты на первом этаже, то уже подтвердил, что все окна были оснащены железной сеткой, поэтому его единственной надеждой оставался второй этаж.

    «Я так долго готовился к этому дню. Я не должен пострадать из-за прыжка со второго этажа, но, если мне придется прыгать с третьего этажа, все будет совсем иначе. Риск будет слишком высоким».

    Держа в руках мешок, Ножницы направился по лестнице на второй этаж.

    К этому моменту он полностью отказался от идеи играть в прятки. С другой стороны, у него никогда не было намерения играть с призраками. Перепрыгивая на лестнице через три ступеньки за раз, когда он добрался до площадки и развернулся, то краем глаза заметил пару серых ног. Пара ног была немного выше его головы. Мужчина инстинктивно поднял голову, чтобы посмотреть вверх, он увидел пару пепельных ног, но когда поднял голову еще выше, существо уже исчезло.

    «Какого черта?»

    ‘Сюрприз’ произошел так внезапно, что Ножницы почувствовал слабость в ногах. Он не ожидал, что эта тварь окажется так близко от него. На самом деле, их отделяло всего несколько шагов.

    «Он был где-то здесь. Возможно, что наблюдал за мной из какого-нибудь укромного уголка!»

    Остановившись на площадке между этажами, Ножницы уже не был уверен, стоит ли ему продолжать движение вверх. Он успел заметить ее присутствие, поэтому был уверен, что тварь ждала его наверху.

    «Все окна в больничных палатах на первом этаже защищены железными сетками. Я никак не смогу сбежать из-за них. Поэтому, единственный способ покинуть это проклятое место – через окно на втором этаже».

    Не имея другого выбора, Ножницы заставил себя подняться по лестнице.

    «Пожалуйста, больше не появляйтесь».

    Мысленно читая молитвы, Ножницы побежал к первой же больничной палате слева от себя. Мужчина толкнул дверь с надеждой в сердце, но эта надежда мгновенно угасла, когда он посмотрел на окно. Куски разорванной одежды свисали с железных сеток.

    «Даже на втором этаже установлены железные сетки?»

    У него пересохло во рту, а сердце медленно сжималось от отчаяния. Он подошел к окну и протянул руку, чтобы потрясти железную сетку. Металлическая сетка врезалась в его пальцы, и боль после этого действия была такой реальной, в то время как кровавый туман за окном казался таким сюрреалистичным.

    «Если это кошмар, надеюсь, что скоро я смогу проснуться».

    Железная сеть была надежно закреплена, поэтому у него не было ни единого шанса избавиться от нее без соответствующих инструментов. Ножницы отпустил сетку и приготовился уйти. Но когда он подошел к двери, в коридоре послышались шаги, доносящиеся с другого конца. Звук был таким, словно кто-то бежал.

    «Судя по звуку, кто-то бежит в эту сторону, и их много!»

    Без всяких колебаний Ножницы закрыл дверь и запер ее. Он встал около двери, надеясь оценить обстановку снаружи с помощью окошка на двери. Шаги звучали все ближе и ближе. Ножницы мог видеть несколько теней, бегущих по коридору в его сторону.

    «Мне нельзя позволять им узнать о моем присутствии! Мне конец, если я застряну в этой комнате!»

    Тени были невероятно близко к его местоположению. Ножницы осмотрел комнату позади себя и, в конце концов, схватил свой мешок и направился к шкафу, надеясь спрятаться внутри. Эта больница была частной, поэтому обстановка внутри отличалась от обычных государственных больниц. Пространство в шкафу было разделено на две части деревянной доской, и после удаления этой перегородки пространство внутри было достаточно большим, чтобы внутри мог спрятаться человек.

    Шаги приближались издалека, прежде чем затихнуть около палаты.

    «Они остановились за дверью? Неужели они обнаружили меня?»

    Ножницы не думал, что с его стороны будет разумно выходить, ведь его могут схватить эти твари, стоит ему только показаться. Потому, он решил спрятаться в шкафу.

    «Чертовы прятки, я их еще даже не нашел, так почему они начали меня искать? Может, они поняли, что я хочу сбежать?»

    Контролируя дыхание, Ножницы принял более удобную позу, но когда он стабилизировал положение, его ботинки во что-то врезались. Его сердце замерло, а на лбу выступил холодный пот. Ножницы заставил себя сохранять спокойствие, пока искал в кармане телефон.

    Когда он включил телефон, на экране появилась фотография двух молодых парней, сделанная перед входом в детский дом. У одного из парней была козлиная бородка, в то время как другой выглядел точь-в-точь как Ножницы. В этот момент он казался довольно застенчивым. Когда делали фотографию, он поднял руки, словно пытался заслонить лицо от камеры.

    «Ты так долго заботился обо мне, а теперь пришло время мне позаботиться о тебе».

    Ножницы глубоко вздохнул и увеличил яркость экрана до максимума. После этого он посветил себе под ноги.

    То, что задели его ботинки, оказалось одеждой пациента, а из-под одежды торчал дневник. Именно по той причине, что Ножницы прочитал дневник своего брата, он решил сесть на последний автобус на 104 маршруте, чтобы добраться до города Ли Вань. Теперь, когда он наткнулся на другой дневник в своем путешествии, то без особых колебаний взял его и начал листать.

    «Лю Фэймин? Это имя владельца дневника?»

    Пока он листал дневник, то заметил между страницами листок с историей болезни пациента. Пациента действительно звали Лю Фэймин, и, судя по его диагнозу, обе его ноги были сломаны из-за падения с высоты.

    «Почему у меня такое ощущение, что этот листок повествует о моем будущем? Единственный вариант сбежать из этого места – спрыгнуть с третьего этажа».

    С далеко не легким беспокойством Ножницы начал читать содержимое дневника.

    «1 июня. Я обязательно пойду и рассчитаюсь с этим хромающим парнем, как только выйду из больницы! Несмотря на то, что он хромает, у него такое же черное сердце, как дерьмо! Я уже столько лет работаю в его команде, а теперь он хочет заставить меня заткнуться с помощью нескольких сотен юаней после того, как я упал с третьего этажа, получил серьезную травму и потерял сознание? Ни за что! На этом все не закончится!»

    «2 июня. Из-за сломанных костей и поврежденных нервов мне придется валяться в этой больнице по меньшей мере сто дней. Интересно, когда я смогу покинуть это место? Как же скучно торчать в больнице. Мне интересно, как поживают члены моей семьи? Надеюсь, что мой приятель, брат Лээ, не станет говорить им о моей травме. Я не хочу, чтобы они беспокоились обо мне».

    «3 июня. Почему мне кажется, что медсестры намеренно избегают меня? Они уходят в тот момент, как только заканчивают менять капельницу. Словно я какой-то злой бог. Это потому, что они смотрят свысока на бедных людей? Они пожалеют об этом, когда я разбогатею».

    «4 июня. Боже, мне так скучно. Здесь даже не с кем поговорить. Врачи и медсестры перестали приходить. Разве они не говорили, что у них нехватка больничных коек? Рядом со мной находится пустая кровать, но они оставляют пациентов в коридоре вместо того, чтобы размещать их рядом со мной. Что за дискриминация? Это кучка людей с глазами в заднице».

    «6 июня. Что происходит с пациентом по соседству? Как людям спать, если он шумит всю ночь? Обслуживание в этой больнице просто ужасное. Я планирую написать анонимное письмо соответствующим органам, чтобы разоблачить их».

    «7 июня. Сегодня в 2 часа ночи пациент по соседству снова начал капризничать. Мне действительно интересно, неужели они держат в соседней палате психически больного пациента? В ином случае, разве стали бы люди всю ночь долбить по стене?»

    «8 июня. Я, наконец, потерял самообладание и этой ночью наорал на соседа. Я думал, что в ответ наорут на меня, но они кучка сморчков. В ответ не последовало ни звука. На самом деле, я даже благодарен, что смог выместить на нем свое негодование. После стольких дней меня одолевает безумная скука, поэтому крики стали своеобразной отдушиной».

    «9 июня. Когда я проснулся сегодня утром, рядом с моей кроватью находился ребенок. Это здорово меня напугало. После того, как я спросил его, то понял, что он был ребенком соседнего пациента. А его родители довольно храбры, раз позволяют такому маленькому мальчику, как он, так свободно гулять. С другой стороны, этот мальчик довольно милый, и он не боится незнакомых людей. Я пробыл здесь так долго, но это был первый раз, когда кто-то добровольно подошел ко мне, чтобы поговорить».

    «10 июня. Я подружился с мальчиком, и он оказался умнее, чем казался. Чтобы избежать обнаружения медсестрами, всякий раз, когда кто-то собирался войти в мою палату, он прятался, и до сих пор его никто не обнаружил».

    «13 июня. Я полностью познакомился с этим мальчиком. Он любит играть в прятки и приходит ко мне в гости посреди ночи. Разве не удивительно, что такого человека, как я, любят дети? Я пообещал ему, что как только я смогу встать с кровати, то поиграю с ним в прятки в больнице. Кстати, родители ребенка, должно быть, хорошие люди, по крайней мере, они не смотрят на меня свысока, как медсестры и врачи в этой больнице. Интересно, от какой болезни они страдают, раз так долго находятся в больнице?»

    «14 июня. Этой ночью умер больной раком в 305 палате. Множество врачей и медсестер приходило и уходило. Но, как ни странно, я заметил, что все они обходили мою палату стороной, когда им приходилось проходить мимо. Они предпочитали использовать более длинные пути, пробегая мимо моей палаты лишь в экстренном случае. Это потому, что я в каком-то черном списке?»

    «15 июня. Наконец-то настал день снятия гипса, и тут я подумал, что доктор совсем забыл обо мне. Сегодня ветреный день, так что, я думаю, что просто останусь внутри».

    «15 июня. Что-то не так. Почему этой ночью я слышал знакомый голос, доносившийся от соседней двери? Голос звучит так же, как у старика, который умер вчера. Я спросил об этом мальчика, но он ничего не хотел мне рассказывать. Все, чего он хотел, это чтобы я поиграл с ним в прятки ночью. Если я смогу его найти, он скажет мне ответ. Мои ноги все еще восстанавливаются, и если я выйду ночью из палаты, то обязательно напугаю медсестер».

    «16 июня. Боже, что со мной происходит? Сегодня я проснулся рано утром и вышел наружу с костылями. Когда я хотел пойти в соседнюю палату, чтобы навестить своего соседа, то понял, что моя палата крайняя от лестницы! Единственное помещение, которое находится между нами, это кладовая! Но я же каждую ночь слышу оттуда голоса, да еще и этот мальчик! К черту! Теперь я, наконец, понимаю, почему врачи и медсестры отказывались приближаться к моей палате».

    «16 июня. Врач отказался выписывать меня. В конце концов, я все еще должен им большую сумму за медицинские услуги. Никому из моих друзей нельзя доверять! Плевать, я должен уехать отсюда завтра же днем, но главная проблема заключается в том… как я должен пережить эту ночь? Появится ли этот мальчик снова?»

    «17 июня. Нахер все! Мне нужно убраться отсюда, любой ценой! Прошлой ночью мальчик вернулся ко мне и уговаривал поиграть с ним в прятки! Он оставался в моей комнате и бегал по ней. Я что, сошел с ума? Почему я вообще пообещал ему поиграть с ним в прятки? Я больше не могу здесь оставаться. Даже если больница запретит мне уходить, я найду выход. Если останусь здесь еще немного, мне конец!»

    «17 июня. Что мне делать? Что же делать? Кажется, я все же сошел с ума! Когда я хотел уйти сегодня днем, я стоял на верхней площадке лестницы, когда неожиданно почувствовал, что за мной кто-то стоит. Я обернулся и увидел мальчика. Он спросил меня о том, куда я иду, и потребовал объяснить, почему я не играю с ним в прятки!»

    «18 июня. Никто из моих коллег не отвечает на звонки, а начальник уже сбежал. Больница отказывается отпускать меня, а медицинские счета все копятся. Даже если я выживу, долг раздавит меня насмерть. Вот только мне уже наплевать – побег из этого места должен быть моим высшим приоритетом».

    «18 июня. Когда я спускался вниз по лестнице, кто-то толкнул меня сзади, и это привело к тому, что обе мои ноги снова сломаны. Врачи сказали, что, судя по записям, я сам упал с лестницы, но я своими глазами видел, как меня толкнул мальчик! Он не хотел, чтобы я уходил. Я говорю правду, так почему мне никто не верит?»

    «1 июля. Это должна быть моя последняя запись в дневнике. Обе ноги сломаны, я почти ничего не вижу, горло горит от кислоты, а пальцы переломаны. Я больше не могу сбежать из этого места. Я знаю, что мальчик остается рядом со мной. Рядом с моей палатой нет никаких пациентов, они все находятся в прямо в моей палате. Я нашел их, но это значит, что я больше никогда не смогу уйти».

    Прочитав последнюю страницу, сердце Ножниц похолодело. «По соседству нет пациентов? Они все находятся в этой комнате?»

    Холодок пробежал у него по спине. Ножницы отказывался находится в этой комнате еще хоть секунду, поэтому распахнул дверь.

    Выскочив из шкафа, Ножницы посмотрел в сторону двери, и в его голове образовалась пустота.

    В стеклянное окошко на двери заглядывало множество бледных человеческих лиц.

    «Мы нашли тебя!»

     

  • Мой дом ужасов
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии