• Младший сын мечника
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 9 – Пока мне не исполнится десять (1)

    Весело.

    Каждый день так весело.

    Со встречи с Мураканом прошло 6 месяцев. Джину исполнилось восемь, и к этому времени он сумел переписать 50 томов.

    Сегодня тот день, когда близнецы Тона должны будут покинуть Штормовой замок.

    «Теперь никто меня не побеспокоит ближайшие два года».

    Джин задумчиво смотрел в окно на слуг, складывающих багаж близнецов в повозку. С того дня, как Джин избил их в коридоре и оставил у могилы птицы, близнецы больше никогда его не трогали. Слуги между собой назвали этот случай «Возмездием пташки», так как сами не были в восторге от близнецов. В прошлом они издевались не только над Джином.

    Но с той поры старшие братья Джина стали покорны и слушались Джина во всём. Он мог указывать им и обращался с ними как со слугами, что было весьма удобно.

    Однако их няня Эмма волновалась. Она постоянно следила за Джином, прикрываясь хорошим к нему отношением.

    «К счастью, эта хитрая женщина уже в первые месяцы устала смотреть, как я хожу «медитировать» к могиле. Я не мог позволить ей раскрыть мою тайну о подземелье, так что отлично, что она уезжает».

    До сих пор Джин жёстко игнорировал Эмму и отговаривался от неё каждый раз, как он лезла к нему. Её настоящие намерения были ясны как день.

    Снаружи она хотела подружить близнецов с Джином. Но глубоко внутри она надеялась, что Джин потеряет всё благословение свыше и будет растоптан близнецами.

    «Испытывающего взгляда Эммы больше не будет. Если что-то такое вновь случится в будущем, мне придётся принять меры и разобраться с ней».

    До этого момента Эмма не обнажала свои клыки на Джина и не наносила ему вреда в открытую.

    Но, несмотря на это, Джин решил оставить ей прощальный подарок, который будет преследовать её всю оставшуюся жизнь.

    «Молодой господин, пора попрощаться с вашими братьями».

    «Хорошо, Гилли. Пойдём».

    Вдвоём они спустились во двор Штормового замка. Рыцари, которые должны будут сопровождать близнецов Тона до главного дома, стояли в тишине под дождём.

    Один 7-звёздочный и пять 6-звёздочных рыцарей-телохранителей. Все они служили в главном доме Ранканделов.

    Близнецы стояли в середине с улыбками облегчения, обрадованные тем, что наконец-то уедут от своего братца-дьявола.

    – Старшие братья.

    – Ах, да, Джин.

    – П-привет.

    Джин лучился добрейшей улыбкой, но братья смотрели на него с опаской.

    – Почему же вы так удивлены? Я здесь, чтобы проводить вас.

    – Спасибо…

    – Спасибо… Джин!

    – Как я понимаю, мы не увидимся ближайшие два года. Какое огорчение, не правда ли?

    Близнецы бешено закивали головами, хотя в душе были полностью не согласны с ним. Похлопав братьев по плечам, Джин повернулся к Эмме.

    – Желаю, чтобы с вами всё было хорошо, Эмма.

    – Большое спасибо, молодой господин.

    – Не могли бы вы немного наклониться?

    Эмма наклонилась так, чтобы её глаза были на одном уровне с глазами Джина. Тот приблизился к её уху и прошептал.

    – Эмма, надеюсь, в главном доме вы будете действовать осторожнее.

    Переварив услышанное, Эмма мертвецки побелела в лице.

    Когда она поняла, что 8-летний ребёнок заметил её слежку и скрытые намеренья, мурашки побежались по её спине.

    В горле застрял комок, и она никак не могла ответить Джину. Но всё-таки она заставила своё тело двигаться и приклонилась перед Джином, пытаясь сдерживать дрожь.

    – Нам пора выдвигаться. Молодой господин Джин, я буду с нетерпением ждать вашего появления во дворце через 2 года!

    – Отлично.

    Рыцари подняли свои мечи, чтобы отдать честь Джину перед отправлением.

    Потом они забрались в повозку и отправились в главный дом Ранканделов, «Сад Мечей».

    Джин также попадёт туда через 2 года.

     

    ***

    – Чёртов мальчишка! Объяснись нормально! Объясни так, чтобы я мог понять!

    Подземелье Штормового замка.

    Муракан выплёскивал своё недовольство на Джина, забирая у того из рук корзинку. 8-летний мальчик проигнорировал его возмущение и направился к книжной полке.

    – Как… Как же так… Почему тут только один клубничный пирог? Ты смотришь свысока на Великого Муракана?

    Муракан злился… из-за клубничного пирога.

    – О Боже. Скажи спасибо, что у тебя есть хотя бы один. Мне пришлось отдать тебе свой.

    – Ты серьёзно думаешь, что дракон сможет наесться этим мизерным кусочком пирога?!

    «Ну, до этого момента я не думал, что дракон может выйти из себя из-за клубничного пирога… но теперь…»

    Клубничный пирог оказался первым деликатесом, съеденным Мураканом за тысячу лет. Также это была единственная еда, способная удовлетворить желудок, язык и мозг запертого в подземелье дракона.

    – Ты же и так не голодаешь, потому что насыщаешься моей духовной энергией? Хватит с тебя этой чуши.

    – Ты… бессердечный крысёныш! Разве ты не знаешь, что драконы – очень привередливые гурманы? А ты ни только не выпускаешь меня из подземелья из-за каких-то своих обстоятельств, так ещё не можешь дать мне немного больше клубничного пирога?

    Муракан не покидал подземелье с самого своего пробуждения.

    Это всё из-за Джина. Ему было необходимо спрятать свою связь с драконом до того, как он станет сильнее, и до того, как сам Муракан его признает.

    В подземелье дозволялось входить только знаменосцам. Если бы клан узнал о том, что Джин пробирался сюда для того, чтобы копировать тайные манускрипты, Сайрон, скорее всего, привлёк бы к ответственности и Муракана, даже если он был защитником клана, пробудившимся от 1000-летнего сна.

    Другими словами, Джин и Муракан были соучастниками одного преступления.

    – Ха! Надо же, гурман! Из всей еды, что я тебе приносил, тебе ничего не понравилось кроме этого пирога. Ты думаешь, легко доставлять клубнику сюда, в Штормовой замок?

    Джину тоже хотелось высказаться на эту тему. В замке постоянно шёл дождь независимо от времени года, так ещё он был расположен на горе Муракан, так что снабжать замок свежей клубникой было непросто.

    А этот дракон-гурман называл всю еду в Штормовом замке… помоями и просил только клубничный пирог Гилли.

    – Чёрт… Что это за место, где человек не может просто наслаждаться клубничными пирогами сколько душе угодно?

    – В этом «месте» нам осталось провести всего два года. Заканчивай уже есть, и давай начнём тренировку.

    – А ещё это место, где грубые мальчишки издеваются над могучими чёрными драконами.

    Чавк.

    В конце концов, Муракан смирился. Он понимал, что клубничный пирог просто так не появится из ниоткуда, даже если он разозлится на этого мальчишку.

    – Вкуснятина… Боже, это чертовски вкусно. Ты сказал, твоя няня это приготовила? Ты точно должен меня ей представить, как только я выйду отсюда.

    – Да, да, ты уже это говорил тысячу раз.

    Джин ответил, раздражённо потрясывая головой.

    За прошедшие 6 месяцев его восхищение драконами было полностью разрушено этим грубияном, сидящим сейчас перед ним.

    Будучи волшебником, он представлял себе легендарных драконов… Мудрыми, таинственными и могущественными существами…

    Но дракон перед ним был очень инфантильным, капризным и абсолютно ленивым. Он постоянно лежал, почёсывая бока и жалуясь на всё, что только можно.

    Чесь Чесь.

    Мгновенно разобравшись с клубничным пирогом, он снова стал чесаться.

    «Единственное, в чём я не ошибся… так это, надеюсь, в могуществе…»

    С их первой встречи Муракан начал обучать Джина, как манипулировать духовной энергией, используя некоторые боевые искусства.

    Даже ни разу не дравшись с ним один на один, Джин мог чувствовать его силу только благодаря его обучению. И даже сейчас это была лишь малая часть силы Муракана, так как всё остальное было запечатано из-за ещё неразвившейся духовной энергии Джина.

    Таким образом, парень был солнцем Муракана. Без него он бы не смог существовать.

    Но это солнце должно было окрепнуть. Для того, чтобы высвободить полную мощь Муракана, Джину необходимо было повзрослеть и стать сильнее.

    – Можешь переписывать ещё 30 минут, а потом выходи ко мне.

    – Хорошо.

    Как только Джин закончил писать, он сразу же подошёл к Муракану.

    – Что же ты копировал сегодня?

    – Техники меча клана Аттила.

    – Ох! Аттила. Их техники меча были довольно хороши. Помню, как я вонзил свои клыки в главу этого клана где-то 1500 лет назад. Ты что-нибудь там разобрал?

    – Примерно 30%. Остальное я не понимаю.

    – Не расстраивайся. Уже невероятно, что ты разобрался в 30% в твоём то возрасте.

    Да, понять 30% секретной книги клана Аттила в восьмилетнем возрасте было довольно престижно. Но Джин хотел гораздо большего. Это было «престижно» по меркам Ранканделов. Джин же во второй своей жизни хотел достичь куда большего, чем это.

    Если он не сможет превзойти мерки гениев его клана, он в очередной раз не будет способен соперничать с своими гениальными родственниками.

    – Как много из этих книг понимал первый глава в моём возрасте?

    – Ха-ха-ха. Понятно, понятно. Ты говорил, что выбрал меч Темара на Ритуале Выбора. Поэтому ты продолжаешь сравнивать себя с ним?

    – Нет, это потому, что люди постоянно говорят, что первый глава был сильнейшим человеком в истории. Теперь эти слова въелись мне в память. Поэтому я и сравниваю себя с ним.

    – Сильнейший человек в истории, говоришь… Справедливо. Темар действительно был невероятно силён. Даже твой отец, которого называют Настоящим Святым Рыцарем, скорее всего, на уровень слабее Темара.

    Такое количество магии Джин не мог даже представить.

    Несмотря на невероятно быстрый рост Джина с момента заключения контракта с Солдертом, ему было очень далеко до могущества Настоящего Святого Рыцаря. Даже если бы он стал «непревзойдённым магическим мечником», как говорил ему Солдерт, он не был уверен в том, что сможет победить своего отца.

    «Хм, ладно. Мне кажется, нам нужно кое-что прояснить».

    – Что прояснить?

    – Твои с Темаром различия».

    Джин кивнул в ответ и сконцентрировался на словах Муракана.

    – В 8 лет Темар не понял бы и слова из этой книги.

    После небольшой паузы Муракан продолжил.

    – Но талант не всегда можно измерить знанием и пониманием техник владения мечом. По тому, что я увидел, ты достаточно одарённый. На самом деле ты похож на гения, который рождается раз в столетия… Но пока ты всё равно не можешь сравниться с Темаром.

    – Хм, это как-то удручающе.

    – Я уверен, что твой отец, Настоящий Святой Рыцарь, куда одарённее тебя.

    – Значит я никогда не смогу превзойти своего отца из-за разницы в наших талантах?

    Превзойти своего отца.

    Это была самая важная цель Джина после перерождения. Если ему удастся повергнуть Сайрона, ему всю жизнь придётся скрываться в тени, чтобы не навлечь гнев Ранканделов.

    Чтобы не случилось то, что случилось в первой жизни.

    По теории Джина, Сайрон специально подослал тех трёх 9-звезочных рыцарей. Хотя он очень хотел, чтобы эта теория была ложной.

    – Это значит, что ты не сможешь победить своего отца во владении мечом.

    – Так дело только в фехтовании?

    – Естественно, мелкий крысёныш. Ты что, думаешь, весь мир вертится вокруг твоего владения мечом? У тебя же есть духовная энергия и магия.

    – Справедливо.

    – Если ты достигнешь невероятного мастерства в магии и духовной мощи, тебе, может, и удастся превзойти Темара и, тем более, твоего отца. Так что не будь таким нетерпеливым.

    – Я терпелив, но просто хочу знать свои пределы.

    – Ха! Ты всё ещё думаешь о каких-то пределах, получив духовную силу великого Солдерта? Это потому, что ты ещё ребёнок. Ты ещё многого не знаешь. Среди богов Солдерта называют… «бесконечным».

    – Бесконечным?

    – Верно, бесконечным. Потенциал, что заложен в тебе, гораздо больше, чем у любого в этом мире. Он бесконечный. Безграничный. Так что просто сфокусируйся на развитии. Потом ты выберешься из это затхлого места, чтобы исследовать этот мир.

    – В таком случае, что мы будем тренировать сегодня?

    – Высвобождение твоей духовной энергии. Основы боевых искусств ты сможешь выучить как-нибудь потом. Так что с этого дня и до отъезда из Замка Шторма ты будешь тренировать только свою духовную силу.

  • Младший сын мечника
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии