• Младший сын мечника
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Том 1 глава 3 - Штормовые дни в замке (2)

    Когда Сайрон покинул Чёрное море, Ранканделы, проживающие за пределами замка Шторма, были заняты делами. Они должны были поприветствовать патриарха, который впервые за 5 лет возвращался из своего путешествия.

    – Каждый знаменосец Ранканделов должен собраться в замке Шторма, за исключением тех, кто работает над имперскими запросами.

    Приказ Чёрной Пантеры Розы Ранкандел мигом разлетелся по всему миру. Знаменосцы клана, работающие в Вермонтской империи, царстве Акин, царстве Жан, княжестве Курано и т.д. - все они оперативно собрались в замке Шторма.

    – Что происходит? Ритуал "Отбор" нашего младшего брата закончился ещё несколько лет назад, так почему же отец приезжает в замок Шторма?

    Третий сын Сайрона, Ран Ранкандел, вернулся из северной части континента, где охотился на чудовищ.

    – Рыцари-стражи в замке Шторма упоминали что-нибудь?

    Четвёртый сын Сайрона, Виго Ранкандел. Чтобы вернуться, ему пришлось приостановить выполнение задания на убийство по заказу крупной шишки княжества Курано.

    Его клиент определённо был бы недоволен, но у него не было другого выбора. К несчастью для него, клан Ранкандел не выплачивал своим агентам компенсацию за срочные вызовы.

    – Совсем ничего. Похоже, это конфиденциальная информация. Ну, я не удивлена. Даже отец лично придёт...

    Третья дочь Сайрона, Мари Ранкандел. Она состязались и побеждала могущественных воинов в Южном регионе.

    Итак, семь детей Сайрона собрались в замке Шторма вместе более чем с двумя сотнями рыцарей и помощников, служащих им.

    С таким количеством членов они могли бы уничтожить средний город всего за 30 минут, а среднестатистическую страну - за один день.

    Когда новость о том, что Сайрон сделал шаг, разлетелась по всему миру, в правящем классе стали распространяться различные слухи.

    – Почему Сайрон решил сделать ход? Разве он не говорил, что не планирует покидать Чёрное море еще 10 лет?

    – Планируют ли, наконец, Ранканделы завоевать мир?

    – Как отреагировал на это клан Ципфел?

    Единственный и неповторимый во всём мире Истинный Святой Рыцарь, Сайрон.

    Потомки Сайрона, Ранканделы.

    Эффект от этих имён был просто громаден.

    Дети Сайрона и рыцари-стражи клана стояли в два ряда по обеим сторонам лестницы, ведущей к замку Шторма. Атмосфера была напряжённой, под стать противному дождю. Все присутствующие казались решительными, как будто были готовы к войне.

    – Приветствуем патриарха!

    – Приветствуем патриарха!

    Когда Сайрон подошёл ко входу в замок Шторма, они все одновременно подняли свои мечи в воздух. Вершина горы дрожала от резонирующих голосов, словно вот-вот начнутся оползни.

    – Мхм.

    Легко кивнув, Сайрон начал подниматься по лестнице.

    – У отца странное настроение. Возможно ли, что случится что-то очень важное?

    Дети Ранканделов обменялись взглядами, молчаливо делясь своими мыслями. Пока Сайрон проходил мимо них, они медленно начали идти за ним с серьёзными выражениями лиц. Рыцари-стражи оставались позади охранять ворота замка Шторма.

    Однако никто из них не понимал, что происходит.

    Причина, по которой Сайрон приехал в замок Шторма, заключалась в том, что он хотел увидеть своего младшего ребёнка.

     

    ***

    – Дайтона, Хайтона.

    – Да, отец.

    Сайрон первым делом подозвал близнецов Тона. Ещё не выздоровевшие братья преклонили колени перед отцом, их насморк сопровождался сопением.

    – Скажите мне, какую ошибку вы двое совершили.

    Джин ждал в своей комнате с Гилли, так что он не мог услышать разговор.

    Близнецы Тона колебались, прежде чем ответить. После нескольких секунд бровь Сайрона начала слегка подёргиваться.

    – Я попросил вас рассказать, какую ошибку вы сделали.

    – Э-это...

    В предыдущей жизни Джина близнецы Тона совершили своё первое убийство сразу после того, как покинули замок Шторма, в возрасте 10 лет. И по мере того, как они становились старше, они убивали в среднем около 50 человек каждый год. Они были буквально маньяками-убийцами.

    Однако на данный момент они являлись всего лишь 9-летними проказниками.

    Они были ещё в том возрасте, когда их строгий отец пугал их. Более того, слово "строгий" ещё мягко сказано.

    И не только это, отец попросил рассказать их о том, что они натворили.

    Их избил младший брат. Если они и должны были винить кого-то или что-то в этом, так это был Джин.

    Близнецы, скорее всего, и позабыли, как они до этого преследовали своего брата.

    Когда они пришли к такому выводу, близнецы Тона приняли решение.

    – Мы не совершали никаких ошибок.

    Дайтона собрал всю свою храбрость и ответил. Сайрон подпирал рукой подбородок, будто ждал, когда сын закончит говорить.

    – Джин использовал неизвестную нам силу, чтобы ударить Хайтону и меня.

    – Точно. Он использовал силу, которая не была аурой!

    Хайтона вмешался, делая акцент на вторую половину своего предложения.

    «Сила, которая не была аурой». В этом мире может быть только один ответ, когда речь идёт о силе, которая не является аурой.

    Магия.

    Если бы 7-летний Джин использовал ауру, чтобы побить их, его бы похвалили остальные. Однако магия – это уже совершенно другой случай.

    Ребёнок с кровью Ранканделов, использующий магию… Это было бы богохульством.

    Поэтому близнецы Тона пытались передать тот факт, что Джин использовал именно магию, чтобы победить их.

    – Мои сыновья.

    Голос мужчины стал мягче.

    – Да, отец!

    Близнецы ответили блестяще, как если бы они были преступниками, которые нашли лазейку, которой можно воспользоваться. Понимая, что голос их отца был нежным, они верили, что у них есть шанс одержать победу.

    Однако Сайрон полностью проигнорировал отговорку близнецов Тона и продолжил говорить мягким голосом.

    – Я дам вам двоим совет, который вы должны запечатлеть в ваших сердцах. Если вы будете продолжать себя так вести, то... Вы никогда не выживете в клане Ранкандел.

    – Ах...

    – М-мы извиняемся, отец.

    – А теперь позовите ко мне Джина.

    ***

    Когда Джин шёл по коридору, он думал о близнецах Тона, которые пришли за ним.

    Они были подавлены и близки к тому, чтобы рухнуть на землю, как если бы они попали в клетку зверя и едва спасли свои жизни.

    «У меня было такое же выражение лица в прошлой жизни, когда я встречался с отцом. Могу себе представить, через что прошли эти двое».

    Джин не слышал разговора между близнецами и Сайроном, но у него было представление о том, что обсуждалось.

    «Отец, скорее всего, задал им вопрос, и близнецы не смогли дать ему удовлетворительного ответа. Ну, это понятно, так как они ещё дети».

    Так Сайрон воспитывал своих детей.

    Нет, это даже трудно назвать воспитанием. Несмотря на то, что у Сайрона 13 детей, он сам никогда не воспитывал ни одного ребёнка.

    Единственными людьми, которые воспитывали детей в клане Ранкандел, были няни.

    Всё, что делали Сайрон и Роза, это наблюдали за своими детьми. Они наблюдали за тем, как росли их дети, и пытались определить, кто из них наиболее достоин возглавить клан после своего отца.

    Более того, они начинали интересоваться своими детьми только после того, как те становились взрослыми и показывали результаты, превышающие «стандарт Ранканделов».

    Поэтому прибытие Сайрона в замок Шторма стало большим событием.

    Другие братья и сёстры, ждущие в вестибюле, умирали от желания узнать, что происходит внутри тронного зала.

    Шарк, шарк.

    Джин наконец-то увидел трон. Его отец сидел и ждал его. Он осторожно шёл навстречу Сайрону, когда в его голове начали вспыхивать события из его прошлой жизни.

    «Мой отец. Самый сильный человек, которого я когда-либо видел, и в то же время самый жестокий из всех, кого я знал».

    Его мать, Роза Ранкандел, в какой-то степени была более гуманной.

    Когда Джина выгнали из клана, новость о том, что она два дня отказывалась что-либо есть, распространилась по всему миру.

    Тем не менее, через несколько дней она полностью стёрла из своего сердца существование Джина.

    Однако Сайрон был другим.

    Хотя у него всё ещё оставались некоторые человеческие аспекты, такие как подёргивание бровей, когда он злился, или лёгкая улыбка, когда он узнавал что-нибудь забавное.

    Кроме того, Джин слышал, что, когда Сайрон был моложе и ещё не был патриархом, он мог расстраиваться, радоваться, а также бороться за свою жизнь.

    Однако, когда он достиг полубожественного царства и стал Истинным Святым Рыцарем, эти эмоции постепенно угасли. Всё, что осталось в нём - это безоговорочная забота о клане.

    «Забавная история. Несмотря на то, что он достиг царства полубогов, он всё ещё защищает клан, так как старший брат не захватил власть».

    Джин стиснул зубы так сильно, что послышался их скрежет.

    Он проживал жалкую жизнь в клане до тех пор, пока его не изгнали. Даже когда они ели за одним и тем же обеденным столом, другие члены клана относились к нему как к воздуху.

    Однако он не мог продолжать вести себя так. Сайрон определённо бы заметил это. Он ни за что не должен был понять, что его младший сын начал скрипеть зубами, как только увидел его.

    «Может, он и мой отец, но я позабочусь о том, чтобы он не смотрел на меня свысока в этой жизни».

    Джин преклонил колени перед Сайроном, пообещав себе быть сильным, и поприветствовал его.

    – Приветствую патриарха.

    Он вёл себя как взрослые члены клана, давно покинувшие замок Шторма. Он приветствовал Сайрона не как его младший сын, а как член клана.

    Сайрон кивнул в удовлетворении и спросил своего сына.

    – Почему ты назвал меня «патриархом», а не «отцом»?

    Джин сделал вид, будто задумался над вопросом. Он уже предвидел реакцию Сайрона на его приветствие.

    – Мои старшие братья, старшие сёстры и рыцари-стражи, приблизительно около 100 человек вернулись в этот замок, чтобы поприветствовать вас. Поэтому я сделал вывод, что визит патриарха в замок был формальным.

    Глаза Сайрона расширились.

    – Прекрасно.

    Джин ничего не ответил на восклицание отца и слегка опустил голову, чтобы выразить свою признательность.

    Хотя для семилетнего ребёнка было немыслимо показывать такие впечатляющие манеры, Сайрон ничего не заподозрил. Он просто верил, что Гилли правильно воспитала Джина, и что его сын обладает острым пониманием, точно так же, как когда он выбрал Баресааду во время ритуала.

    Однако Джин не был настоящим 7-летним ребёнком. У него был разум взрослого человека из его прошлой жизни. Сайрон не знал об этом, несмотря на то, что достиг полубожественного царства.

    Когда Сайрон посмотрел на своего сына пустым взглядом, он вновь заговорил.

    – Только что я спросил твоих братьев, какую ошибку они совершили. Они так и не смогли ответить.

    – Да, патриарх.

    – Тем не менее, я чувствую, что должен задать тебе тот же вопрос. Итак, какую ошибку допустили Дайтона и Хайтона?

    В очередной раз, Джин сделал вид, будто задумался над вопросом. Он в некоторой степени предугадал развитие диалога в этом направлении.

    Нет. Фактически он полностью предсказал такой исход, потому что Сайрон Ранкандел без жалости относился к своим больным детям, как к ветеранам войны, пережившим бесчисленные трудности.

    Ответ, который хотел услышать Сайрон, уже был предопределён.

    – Это месть.

    – Хм!

    Широкие глаза Сайрона вспыхнули в изумлении. Когда он застыл на несколько секунд, Джин объяснил свой предыдущий ответ.

    – Я должен был отомстить своим братьям. Ранкандел всегда должен отдавать долг другому, будь то одолжение или обида.

    Наступила тишина.

    Джин был уверен, что отсутствие реакции со стороны отца было синонимом удовлетворения.

    Однако теперь ему нужно было проявить детское отношение, чтобы устранить любые подозрения, которые мог иметь Сайрон. Он слегка приподнял голову и с взволнованным взглядом спросил отца:

    – Мой ответ был неверным?

    – Нет. Напротив, это было очень даже удовлетворительно.

    – Благодарю, патриарх.

    При этих словах сына Сайрон показал намёк на печаль в глазах.

    – Можешь называть меня пока «отцом». Члены нашего клана, скорее всего, собрались в этом замке, чтобы поприветствовать меня, но я приехал сюда исключительно по личным причинам.

    – Да, отец.

    Сайрон слабо улыбнулся, глядя вниз на своего сына.

    В мгновение ока все признаки удовлетворённости исчезли с его лица. Когда его отстранённое и равнодушное выражение вернулось, Сайрон задал сыну ещё один вопрос:

    – Что это за неизвестная сила, которую ты использовал, чтобы победить своих братьев?

  • Младший сын мечника
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии