• Мир Дао
  • Богатый по меркам деревни дом главы деревни освещался горящими чашами и позволил молодежи пройти в залы. Цзян Юнь знал свой распорядок дня, поэтому сразу двинулся в сторону аромата пропаренных кореньев. 

    В одном из залов дома на тлеющих углях стояла плотная, добротно сколоченная огромная бочка. Кипящая в ней вода распространяла аромат трав. На дне лечебной ванны можно было рассмотреть давно очищенные кости тех или иных зверей. 

    Рядом с бочкой стоял вооружившийся длиной палкой старик. Помешивая отвар, Цзян Ваньли дожидался пока пришедший юноша скинет с себя меховой жилет и рубаху. 

    Цзян Юнь неосознанно улыбнулся. Он очень любил воспитавшего его дедушку, поэтому не хотел заставлять ждать и приготовился к купанию. 

    Оголив торс, парень явил миру картину из множества зарубцевавшихся шрамов. Лишь они портили его подтянутую, явно закаленную многочисленными тренировками, фигуру. 

    Однако помимо них на спине у юноши красовалось необычное по меркам людей размытое родимое пятно в форме облака. 

    И все же никого не удивляли рубцы на коже подростка. Покрытые густыми лесами горы Ман стали домом для множества опасных хищников. Так что проводивший в этих широтах года подросток, так или иначе, был вынужден с ними сталкиваться и бороться за свою жизнь. 

    Казалось бы, что может быть неприятного в принятии ванны? А пробовали ли вы принимать их по рецепту дедушки Ваньли? Вряд ли вам захочется лезть в кипящую, похожую подготавливаемый для каши бульон, воду. 

    Нормальный, неподготовленный человек вряд ли сможет вынести подобную пытку. 

    Цзян Юнь даже слишком хорошо помнит свое знакомство с подобным отваром. Будучи совсем маленьким, он подумал, что дедушка хочет его сварить и некоторое время даже прятался под крыльцом. 

    Тогда он еще не знал, насколько полезна может быть эта процедура. Не знал, что растивший его старик руководствовался лишь благими намерениями. 

    Только благодаря стараниям старейшины Цзянь Юнь мог вырасти крепким и здоровым юношей. Несмотря на запрет практик классического совершенствования, молодой человек был крепче своих сверстников. 

    Закрыв глаза, Цзян Юнь, задержав дыхание, с головой погрузился в отвар. Кипяток, разогревая его кожу, позволял полезным экстрактам растений и вываривающихся костей проникать в тело. 

    Будто о чем-то задумавшись, старик Ваньли продолжал помешивать воду, а после, будто в пустоту, произнес: 

    - Юнь’эр, хочешь ли ты пойти по пути Дао? 

    Потрясенный парнишка, разве что не выпрыгивая из бочки, схватился за ее края и во все глаза рассматривал покрытое морщинами лицо. Желание его было настолько велико, что даже правильные слова не приходили на ум. 

    Несмотря на относительную затворническую жизнь, Цзян Юнь знал о широте этого мира. Знал, что тот населяет огромное количество племен, среди которых были не только люди. Демоны, боги, признаки, монстры… Список представлялся огромным. 

    И что немаловажно, каждая из рас практиковала свое Дао. Что-то из всего этого великолепия должно было подойти подростку. 

    Совершенствование пути Дао открывает для подмастерья множество дверей. Вы можете не только получить безграничную силу, но и добиться бессмертия! 

    - Конечно же, я хочу совершенствоваться! 

    Юный Цзянь Юнь множество раз спрашивал дедушку, почему он не может заниматься с ровесниками. Как выяснилось, он не имел подходящей для классического развития духовной силы конституции тела. 

    Но если теперь старик Ваньли задает такой вопрос, что-то могло измениться. Ведь так? 

    - Дедушка, ты нашел подходящее для меня руководство? 

    Разглядывая восторженное лицо воспитанника, Ваньли и сам не сдержал улыбки:

    - Конечно, нашел. Однако прежде, чем мы обсудить этот момент скажи, для чего тебе сила? 

    Цзянь Юнь замолчал. Он и сам не знал, почему был одержим поиском сих практик. Ради силы? Вряд ли. Бессмертие? Тоже не его вариант. 

    По сути, парень даже не представлял, на что походило совершенствование. Не знал, зачем оно требуется или что может преподнести в будущем. 

    Все что он чувствовал, так это желание пройти этот нелегкий путь. 

    Будто угадав мысли парнишки, Ваньли не стал дожидаться ответа и доброжелательно улыбнулся: 

    - Хорошо, если ты действительно хочешь совершенствоваться, тогда… 

    Договорить старейшине не позволил настойчивый стук в дверь и крик кого-то из клана: 

    - Варвары из деревни Фэн подошли к воротам! 

    Отложив палку, старик отринул нежность, с которой смотрел на приемного внука. В глазах его загорелся огонь. Будто понимая причину напасти, он тут же направился на улицу. 

    Выражение лица Цзян Юня также нельзя было назвать приятным. Если уж быть до конца честным, то сейчас он пылал от злости. И не потому, что их прервали, а потому что варвары соседней деревни уже не в первый раз доставляют их поселению проблем. 

    Уже в который раз они приходят под двери и требуют передать им мальчишку. 

    Огромный, прозванный горами Ман, хребет стал домом не только для хищников, но и для множества племен. И как это принято у людей, не все могли уживаться друг с другом. 

    С некоторыми племенами деревня Цзян установила дружеские отношения. С некоторыми предпочитала придерживаться худого мира, а с кем-то, как несложно догадаться, конфликтовала. 

    Изначально клан Фэн, несмотря на свою возрастающую мощь, вел себя относительно спокойно и лишь изредка становился инициатором столкновений. Но с тех пор как в деревню Цзян попал Юнь, те возжелали забрать мальчика себе и теперь активно досаждали соседям. 

    Цзян Юнь не понимал, зачем понадобился соседям, но те, относясь к нему будто к сокровищу, не собирались сдаваться. Каждый раз, наблюдая очередную битву, парнишка ловил на себе алчные, до жути грязные и омерзительные взгляды, поэтому не хотел удовлетворять чужие требования. 

    В последний раз Фэны беспокоили Цзянов шесть лет назад. Причиной этого затишья стал тайный ход старейшины. Видимо, тот заключил с врагом какой-то пакт, а, быть может, заручился поддержкой кого-то более влиятельного. 

    По сути, это не так теперь важно, ведь псы клана Фэнь вновь стоят у ворот. 

    Выпрыгивая из бочки, Цзян Юнь натянул рубаху и также отправился на улицу. 

    Женщины и дети деревни заперлись в домах, исключая ушедших в уединение мужчин, встречать гостей вышло ни много ни мало около тридцати человек. 

    Подойдя ближе, парень заметил расколотые, теперь валявшиеся на земле ворота. Подобного рода выходка была сравни объявлению войны, так что ярость в сердце Юнь’эра поднялась на новый уровень. 

    Сжимая кулаки, молодой человек аккуратно пробивался сквозь образовавшуюся у входа толпу. 

    - Фэн Лин! – раздался голос старейшины Ваньли. Возглавляя группу соратников, мужчина опирался на свой выструганный из цельного деревца посох. – Зачем ты снова явился к нашим дверям? Собираешься ослушаться слов Лю Тяньжэня? 

    Теперь Цзянь Юнь понял на что пошел дедушка. 

    Лю Тяньжэнь славился среди племен горы Ман. Судя по всему, шесть лет назад старик обратился к нему за помощью или заключил какую-либо сделку. 

    - Ты отстал от жизни, старик Цзян. Все уже изменилось, - зло усмехнулся лидер вторженцев. – Лю Тяньжэнь растерял силу. Он больше не сможет вас защищать, так что отдай мальчишку, иначе, клянусь, ваша деревня умоется кровью!

  • Мир Дао
  • Отсутствуют комментарии