• Мимизуку и Король Ночи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Пожилой мужчина потянулся, и ему с трудом, но удалось достать до ручки высокого окна. Открыв его, мужчина впустил в комнату лучи солнечного света, которые тут же растеклись по комнате и огромным пятном легли на красный ковер.

    В этой большой, просторной комнате, украшенной живописными картинами, двое мужчин сидели друг напротив друга.

    — Шах.

    Держа белого слона длинными пальцами, парень переместил фигуру через доску и с глухим стуком поставил на шахматный квадрат.

    Лучи солнца и свет огромной люстры под потолком придавали яркий золотистый блеск его волосам. Тело парня казалось крепким, как у взрослого мужчины, но ласковые, голубые глаза подчеркивали еще детские черты его лица.

    Он сидел в модном кресле лицом к седовласому мужчине, который только начинал свыкаться с подступающей старостью.

    Старик перевел выцветшие от возраста глаза на дальнюю часть доски. Он передвинул гладкую черную мраморную ладью в другую часть поля и, не моргнув и глазом, забрал слона.

    — Кстати, скажите мне, сплетни о том, что королевства ЗайГёрн и Сечирия формируют альянс, имеют какие-либо основания? — спросил парень, выводя пешку противника из игры.

    — От кого Вы это услышали? — спросил старик, не отрывая взгляд от шахматной доски.

    — От путника из Сечирии, с которым я общался в баре на днях. Кажется, Гаделсия открыла свои порты. А они довольно-таки преуспели, — ответил молодой мужчина, присвистнув. Его собеседник глубоко вздохнул, услышав его слова. Он направил грубый морщинистый палец к коню, двигая его вперед.

    — Шах.

    Парень мастерски использовал королеву, чтобы избежать поражения.

    — А Сечирия довольно стойкая, да?

    — Это из-за армии… у них немного людей, но в их числе только лучшие из лучших. М-да, подчинение всегда давалось им с трудом, — торжествуя, произнес старик. Из-за глубоких морщин у основания его бровей, мужчина выглядел еще старше.

    — Еще один падает ниц перед ЗайГёрном, — сказал парень сам себе. Он устремил взгляд на собеседника и улыбнулся. Сделав это легкое движение, он еще больше стал похож на юнца.

    — Итак, я слышал, что у Лорда Зелиада вчера родился наследник. Они волновались, станем ли мы праздновать это событие или нет.

    — Значит, Леди Зелиад вне опасности после родов?

    — Да. И мать и сын в добром здравии.

    — Ведь это и есть самое важное, верно? — спросил старик. Между его бровями снова появилась явная морщина.

    «Хотелось бы, чтобы он иногда выглядел немного счастливее» — подумал парень, выдавив легкую улыбку.

    Старик коснулся кончиком пальца фигурки короля и двинул вперед, но почему-то вдруг дрогнул от нерешительности.

    — Как там Клавдий?

    Парень вдруг поднял голову, услышав его вопрос, и перед тем, как ответить, слегка закашлялся, чтобы не показаться грубым.

    — Почему Вы спрашиваете меня? Знаете ведь, что не я его отец.

    — Если я пойду к нему сам, он будет вести себя так, будто у него все хорошо, — объяснил старик тихо.

    — Да, ясно, — сказал парень, решив смириться с позицией собеседника. Он улыбнулся и продолжил: — Он в полном порядке. По крайней мере, был, когда я видел его в последний раз.

    Затем парень пальцем подтолкнул всадника к нужной клетке, и фигурка мастерски проскользнула через поле к заветной цели.

    — Шах и мат.

    Проигравший старик уставился на своего короля, широко открыв глаза.

    Он осматривал постановку фигур на поле снова и снова, пытаясь найти свой ошибочный ход, но не важно, как долго он вглядывался, он не мог его отыскать — эта партия была идеальна. Он вздохнул и встал, опершись руками о спинку кресла.

    — Энн Дьюк… Не думайте, что Вам сойдет с рук победа над королем своей страны.

    Парень, которого звали Энн Дьюк, поклонился и встал. А потом засмеялся.

    — Ваше Величество, неужели Вы не можете признать победу над Вами простого рыцаря? — спросил Энн Дьюк в шутку.

    Взгляд короля стал серьезным.

    — Я мог бы сделать это, рыцарь Красного Ковчега, но скажите, Вы думали о плане покорения Короля Демонов?

    Парень тут же ответил:

    — Конечно нет! Браться за такое дело — сплошная мука.

    Энн Дьюк махнул рукой и добавил:

    — Чтож, Вам следует вернуться к делам Королевства, Ваше Величество. Если мы задержимся еще больше, Вам придется выслушивать наставления министра, — он засмеялся, и, открыв большую дубовую дверь, вышел.

    Когда мужчина остался в комнате совершенно один, он глубоко вздохнул.

    «Услышать подобное от Святого Рыцаря было странно. Черт подери эту муниципальную экономику»

    И он еще раз напряженно вздохнул.

    Это земля принадлежала людям под знаменами Красного Ковчега. Их территория была совсем небольшой и граничила с Лесом Монстров, которым правил Король Ночи. Именно таким видел мужчина свое государство, выглядывая из окна замка.

    ---

    После наступления сумерек, Мимизуку проснулась у основания огромного дерева.

    Подремав несколько часов, она лениво подползла к пролегающей совсем рядом речушке и умылась. Вечерняя заря окрасила лес в красный цвет. Солнце уже скрылось за горизонтом, и кожура горьких апельсинов сияла, словно разгорающиеся угли.

    Мимизуку увидела в воде свое отражение.

    Из-за тусклого света грязная кожа ее лица, казалось, была испачкана в крови. Девочка, как и всегда, была ужасно истощена, но сейчас ее скулы выделялись не так явно.

    Примерно каждые два дня Куро приносил Мимизуку еду. Он просил девочку звать на помощь или если что-то понадобится, но необходимости никогда не возникало. Оглядевшись вокруг, Мимизуку заметила — лес был переполнен разнообразной пищей, а того, что Куро приносил ей, было более чем достаточно. На самом деле, ее иногда даже тошнило от переедания.

    Пытаясь взбодриться, девочка обрызгала речной водой лицо и вымыла рот.

    От умывания ее челка намокла, с кончиков рыжих прядей стала стекать вода. В отражении она увидела цифры на своем лбу, впрочем, они были там, как и всегда.

    Вода, стекающая по лбу, заставляла цифры блестеть.

    В ее сознании вдруг промелькнуло какое-то воспоминание, поэтому Мимизуку поспешила закрыть глаза, чтобы забыться. Она спала довольно долго до этого, поэтому заснуть снова ей не удалось.

    В конечном итоге она подняла голову, встала, звякнув цепями и пошла вперед.

    Мимизуку было нечего делать в этом лесу. Перед тем, как очутиться здесь, она работала с раннего утра до поздней ночи, и это казалось ей нормой. А сейчас, в этом безделье ее обуревали странные чувства.

    «Я пойду и найду его»

    Она выспалась, голод ее не мучал, поэтому девочка побрела на поиски Короля Ночи.

    С виду лес казался огромным, поэтому Мимизуку была уверена — либо она непременно наткнется на него, либо никогда больше не увидит. Ей ничего не оставалось, кроме как продолжать свой путь, искать его, как и в любой другой день. А еще Мимизуку надеялась обнаружить новое тихое место.

    Место, в котором Мимизуку будет казаться, что в этом мире не осталось ни одной живой души, кроме нее. Место, в котором не будет слышно никаких звуков, кроме ее собственного дыхания.

    Окруженное деревьями.

    Рядом с водой.

    И конечно, оно должно быть по-настоящему прекрасным.

    Вот что она искала.

    Ведь пока Король Ночи находится в этом лесу, безусловно, он будет в подобном месте.

    Мимизуку и не думала заходить в особняк, так как Куро убедительно наставлял ее не делать этого.

    — Король Ночи очень расстроится, поэтому не смей заходить туда, — говорил он.

    Так чтоМимизуку послушно не приближалась к зданию. Однако Куро не запрещал девочке встречаться с Королем Ночи или любоваться им.

    Почему ей не дозволялось заходить в особняк? Мимизуку не могла придумать ни одну вескую причину.

    Девочка продолжала идти, ее кандалы постоянно звякали, касаясь друг друга. Постепенно ее обволокла ночная тьма, а мягкий лунный свет стал пробиваться сквозь густую листву высоких деревьев.

    «Ого…»

    Мимизуку остановилась. В самом центре леса она увидела небольшую опушку.

    Здесь было невероятно тихо, ни один лишний звук, кроме рыков монстров, затаившихся в ночи, не коснулся ушей девочки. Мимизуку окинула взглядом окрестности.

    — Ох! — воскликнулаона.

    Но это был вскрик от восторга. На толстой корявой ветке бука стоял Король Ночи собственной персоной. Даже после того, как он услышал голос Мимизуку, он и бровью не повел в ее сторону. Снизу девочка видела его глаза, словно две сверкающие в небе золотые луны.

    Они сегодня все так же прекрасны.

    Мимизуку чувствовала себя невероятно счастливой.

    -Эх… эм… Ваше Величество…

    Как и прежде, она запиналась, когда говорила. Нерешительность читалась в ее голосе. ОднакоМимизуку не знала другого способа обратить на себя внимание.

    — Ваше Величество…

    Позвав его, девочка встала на выступающие из земли корни большого корявого дерева, но ее нога соскользнула, и Мимизуку шлепнулась на землю. Король Ночи стоял не так высоко, так что она могла отчетливо видеть этого монстра. И это делало ее еще счастливее.

    — Эм, э… ну…

    Мимизуку глубоко вздохнула и попыталась придумать тему для разговора. Однако Король Ночи не был особо расположен к беседе с ней.

    Сначала девочка решила поговорить о работе:

    — Я могу приносить воду.

    Подобную работу она выполняла каждый день в своей «деревне», но это был первый раз, когда она сама предложила ее кому-то.

    — Разжечь огонь? Принеси воды? Прибраться? Я сделаю все, что будет Вам нужно.

    Без разницы. Она сделает что угодно. Все в порядке. Девочка сможет сделать для него все, что он захочет, ведь она могла быть уже давно мертва.

    Но ответ Короля Ночи был как всегда прост:

    — Какая назойливая девчонка.

    Ох, его низкий голос, эти лунные глаза. Он ни во что не ставил Мимизуку, смотрел на нее свысока, словно на мелкий камешек на обочине пыльной дороги.

    «Все нормально, я к этому привыкла.»

    С ней всегда так обращались. И это стало нормой. Девочка привыкла, и ее перестали волновать их презрительные взгляды. Однако сейчас все было иначе. Хоть Король Ночи испытывал к ней некое пренебрежение, все же, его поведение отличалось от отношения людей в ее «деревне».

    Но что же отличалось?

    — Эм, меня зовут Мимизуку. Я сама придумала это имя, — начала говорить девочка внезапно.

    Хоть Король Ночи упрекнул ее в назойливости, девочке не хотелось забыть о его строгих словах и поскорее сбежать от обиды. В отличие от дней, проведенных в «деревне», Мимизуку совсем не хотела исчезать.

    Девочка была уверенна, мысли становятся значимыми, если о них кому-нибудь рассказать. Если слова, слетевшие с ее уст, достигнут чьих-нибудь ушей.

    Мимизуку чувствовала, что Король Ночи был именно тем, кому она может довериться. Именно тем, кому не все равно.

    — Знаете, я не всегда была Мимизуку… В деревне я была рабыней, вещью, а что было до тех пор, я совершенно не помню. Раньше меня называли Мимизу*. А еще — «чудовищем» и «отребьем». Называя меня Мимизу, люди часто добавляли: «А ведь черви едят землю. Ты что тоже ее ешь?» И обычно после этого в меня кидали грязью или еще чем похуже. Ох, конечно я никогда не ела землю… Поэтому я добавила «ку» в конце…** — Мимизуку хихикнула, затем громко засмеялась, — Но в отличие от птиц, я не ем червей…»

    Понимая, как странно прозвучали ее слова, Мимизуку засмеялась еще громче. Она хохотала до тех пор, пока ее щечки не заболели.

    -… глупо, — неожиданно раздался голос.

    Мимизуку перестала смеяться и подняла голову.

    Лунный свет обволакивал фигуру Короля Ночи, создавая на его лице тень, поэтому девочке было сложно разглядеть, что оно выражает. Но все же, она чувствовала, что взгляд его золотых глаз был устремлен прямо на нее.

    По ее спине пробежали мурашки.

    Король Ночи продолжил:

    — Ты только добавила слог «ку» к своему имени и продолжала мучиться. Как себя не назови, это совсем ничего не изменит.

    Мимизуку быстро заморгала глазками. Она не знала, что на это сказать, поэтому растерянно улыбнулась.

    — Хм?

    Немного подумав, девочка сбросила озадаченную улыбку и отрицательно покачала головой.

    — Мучиться? Вы имеете в виду мои небольшие неприятности? Разве они важны? «Мимизуку» очень красивое имя, я счастлива его носить. Если ты страдаешь, разве ты не достоин быть счастливым хоть самую малость? — не задумываясь, ответила Мимизуку.

    Она встала с земли, заставив цепи на щиколотках звякнуть. Девочка знала — если она протянет руку, все равно не сможет коснуться его.-

    — Эй, Ваше Величество-о-о…

    — Девочка, чье имя созвучно с названием птицы, — сказал Король Ночи, не понимая, зачем отвечает этому ребенку, — Ты не монстр. А я — не твой король, — его голос отозвался громким эхом.

    Мимизуку, снова не до конца разобрала слова короля и растерялась. Но то, что он сказал, было чистой правдой, совершенно явной и логичной.

    Мимизуку не считала себя человеком. Однако и монстром она не являлась. Ее раньше называли чудовищем, но это была явная попытка оскорбления. Мимизуку, конечно, хотела стать монстром. Ей казалось, что будь ей под силу измениться, она всегда была бы рядом с королем. Ведь это намного лучше, чем быть простым человеком. Но Мимизуку знала — это невозможно. Было множество разных вещей, которые были для нее недосягаемыми, но о них она даже не думала.

    — Хм… — протянул он, очевидно ожидая ее ответа, но мастерски не выдавая своих желаний.

    Этого было недостаточно; Мимизуку нужно было подумать еще немного. После того, что он сказал, девочка больше не могла обращаться к нему, как раньше — «Ваше величество». В самом деле, ведь она не была монстром.

    «Называй меня, как хочешь» — слова, сказанные Куро, промелькнули в ее голове. Девочка обрадовалась своей сообразительности и произнесла.

    — Тогда Фукуро***! — воскликнула Миммзуку, указывая пальцем на короля, — Фукуро! Я буду звать Вас Фукуро!

    Мимизуку и Фукуро. Отлично звучит. Для девочки было неважно, понравится ли это имя Королю Ночи, станет ли он отзываться на него или нет.

    Мимизуку не могла не заметить — Фукуро постоянно смотрел вверх. Что же он там рассматривал? О чем задумался? Чем бы это ни было, Фукуро слишком долго думал об этом. Хотя, когда Мимизуку жила в «деревне», она частенько поднимала глаза на небо без особой причины.

    Когда она вот так бездумно смотрела на верх, казалось, время вокруг прекращало свой ход.

    И бывало, ей чудилось, что она уже не здесь. Что она наконец-то… умерла.

    В ее голове безучастно крутились мысли о былых днях. Воспоминания Мимизуку о «деревне», казалось, были неполными и тусклыми. Теперь ее прошлая жизнь стала такой далекой и нереальной, будто бы ее и небыло вовсе.

    — Эй. Эй, Фукуро, — прошептала Мимизуку, — Почему… Почему бы тебе меня не съесть?

    Именно поэтому она проделала такой долгий путь. Хоть она совсем не хотела никуда идти, она пришла в этот лес в надежде, что ее съедят.

    — Съешь меня… пожалуйста.

    Мимизуку услышала хруст ветвей над головой и подняла глазки. Ее взгляд уловил несколько взмахов угольно — черных крыльев.

    Он решил уйти?

    Этот прекрасный, невероятный Король Ночи.

    — Не… не уходи…

    Внезапно две ярких луны возникли перед ней. Все те же хорошо знакомые две луны. Девочке показалось, что ее крошечное сердечко на секунду замерло. Прекрасное лицо Короля Ночи оказалось перед самым ее носом.

    Его губы пришли в движение.

    — Если я съем человека, меня тут же стошнит.

    И он громко хлопнул крыльями.

    Стоило Мимизуку моргнуть, Короля Ночи уже небыло, он будто растворился в темноте за это мгновение.

    Черное перо с его крыла медленно коснулось земли.

    Мимизуку, не оправившись от изумления перед встречей с королем, обессиленно села на землю. Двумя руками она подобрала упавшее перо и черным кончиком легко коснулась своих губ.

    — Что-то определенно не так…

    По какой-то причине, неведомой Мимизуку, в груди жалобно сжалось сердце.

    — Но ведь я не человек… — настойчиво прошептала она.

    В лесу повисла гробовая тишина. Сидя во мгле, она опустила взгляд вниз.

    Мимизуку ничего не могла поделать с этим чувством в груди. Хотела бы она не ощущать эту тупую боль.

    ---

    Лучи яркого солнца пробивались сквозь тенистый лес.

    — Эй, Куро. Что я должна сделать, чтобы Фукуро съел меня? — спросила Мимизуку, поедая гранат, который принес ей Куро.

    Девочка услышала шуршание, когда монстр сложил свои крылья. Сейчас Куро был своего привычного размера и сидел напротив нее.

    — Фукуро? — растерянно повторилмонстр.

    — Да, это имя Короля Ночи. Так как я не монстр, я не могу обращаться к нему так, словно он мой король… Поэтому я решила как-то назвать его и придумала имя «Фукуро»

    — Ты назвала Короля Ночи? А он об этом знает?

    — Да. Я говорила его новое имя.

    -…Ясно.

    Куро сложил на груди пару верхних и нижних рук, и кажется, задумался о чем-то серьезном.

    — Король — Филин. Точно, о-о-очень ему подходит, — протянул монстр, высоко подняв голову, — Мимизуку.

    — Да?

    Тут девочку осенило — а ведь никто, кроме Куро раньше не обращался к ней по имени. А Куро даже не был человеком, нет, он был намного лучше людей.

    Куро медленно продолжил говорить:

    — Наверное, ты еще не до конца осознала: ведь это выдает его особое отношение к тебе.

    — Особое отношение?

    Мимизуку слегка наклонила голову вбок.

    — Ага, — кивнул Куро, — думаю, тебе стоит сходить в особняк.

    — Особняк? Ты имеешь в виду тот самый обветшалый дом Фукуро? А разве можно?

    — Обычно входв него строжайше запрещен. Но ты, кажется, станешь желанным гостем.

    Куро взлетел и завис на уровне глаз Мимизуку.

    — Однако если я ошибаюсь, он может тебя убить. Но если онправда относится к тебе по-особенному, у тебя будет шанс, Мимизуку. Если ты и правда, не боишься умереть, как говоришь, то чего тебе бояться сейчас?

    Сказанное Куро было сложно разобрать, но Мимизуку удалось уловить смысл его слов.

    Все верно, ведь с самого начала целью Мимизуку было умереть. Более того, она мечтала быть съеденной. Поэтому у девочки не было причин колебаться.

    -… Отлично. Я пойду.

    Уронив свой недоеденный гранат, девочка подскочила с места и беспечно направилась в сторону особняка Фукуро.

    Мимизуку продолжала идти вперед, удаляясь от Куро, но затем вдруг обернулась:

    — Но, Куро, зачем ты мне все это рассказываешь? Разве Фукуро не твой король?

    Мимизуку решила, что Фукуро непременно разозлится, узнав, что монстры недолюбливают его.

    — Безусловно. Так и есть, Мимизуку, — ответил Куро, взмахнув крыльями, — Я желаю только удачи Королю Ночи. Хотя, кто знает?

    Монстр сказал это очень драматично, но, к сожалению, девочка не поняла, что он имел в виду.

    Кто знает? Это прозвучало совсем не оптимистично.


    ---

    *Мимизу - дождевой червь.

    **Мимизуку - сова.

    ***Фукуро - филин.

  • Мимизуку и Король Ночи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии