• Мимизуку и Король Ночи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Мимизуку проснулась от неуемного щебетания птиц. Солнце беспощадно резало глаза, и, чтобы разглядеть хоть что-нибудь, ей пришлось потереть их кулачком и несколько раз моргнуть.

    - Проснулся? Проснулся? Человеческий детеныш. Человеческий детеныш.

    Девочка услышала голос. Он был неразборчивым и трудным для восприятия.

    Человеческий детеныш.

    Ее губы растянулись в таинственной улыбке.

    — Я не человек. Я — Мимизуку, — ответила она тихим сонным голосом.

    — Хм.

    Мимизуку услышала взмах крыльев. Через секунду перед ней возникло странное существо.

    — И ты даже не закричишь? Поразительно. Люди постоянно кричат при виде меня.

    — Кричат? — Передразнила она, словно попугай. Говор этого существа казался девочке забавным.

    — Ага, а ты не кричишь.

    Мимизуку подняла голову и взглянула на существо, парившее перед ней.

    Расстояние между источником голоса и ее глазками было настолько мало, что существо показалось Мимизуку выше любого дерева в этом лесу. Она увидела черно-голубой оттенок его тела. Из-за спины существа виднелись два крыла как у летучей мыши. Его тело было схоже с человеческим, однако мышцы на торсе слишком выделялись, а по бокам висели две пары тонких рук. Изо лба торчали два молочно-белых рога. Его рот делил лицо пополам и был приоткрыт, как у щелкунчика. Внутри располагались два ряда желтоватых зубов, а между ними торчал красный язык. Весь рот существа был ярко-красным, копна волос походила на листья кукурузы, а глаза глядели в разные стороны, и понять, куда он смотрит на самом деле, было невозможно.

    Удивительная внешность ее нового знакомого, безусловно, пугала. Но все же, Мимизуку не считала его страшным. Она никогда ничего не боялась.

    — Ты… монстр? — спросила девочка, немного наклонив голову и осмотрев его еще более внимательно.

    — Да, — сказал он громогласно, при этом утвердительно кивнув.

    — Ты съешь меня? — Тут же спросила Мимизуку.

    — Нет, — мгновенно ответило существо.

    — Оооооох… какое разочарование… — проканючила девочка.

    То прекрасное создание, с которым она встретилась прошлой ночью, не захотело есть ее. И этот монстр, который, казалось, охотно поедал людей, отказался тоже.

    — Человеческий ребенок, ты хочешь, чтобы тебя съели?

    — Да! Да, хочу! Но… эй! Я не человек, я — Мимизуку. Просто МИ-МИ-ЗУ-КУ, — она поучительно подняла пальчик вверх и, словно дирижер, сделала акцент на каждом слоге. От резких движений ее руки, кандалы громко звякали, — Почему? Почему же? Почему ты не хочешь съесть меня?

    Девочка несколько раз ударила монстра кулачком по грубой коже в знак протеста. Мимизуку была слабой, и монстр даже ничего не почувствовал. Но потом внезапно отмахнулся и отстранился от нее.

    Он отлетел дальше, и Мимизуку удивилась: монстр оказался не больше курицы-наседки. Он встрепенулся, и, взмахнув крыльями, подлетел чуть выше.

    — Иери этого леса никогда не ели людей. И сейчас, если ты попросишь об этом — я определенно откажусь.

    Мимизуку внезапно замерла. «Иери». Она когда-то давно слышала это слово. Девочка смутно помнила — некоторые люди называли монстров — Иери. Из сказанного монстром она практически ничего не поняла. Его говор было сложно истолковать, будто он был не монстром, а иностранцем из какой-то очень далекой страны.

    — Почему? — Спросила она.

    Конечно же, из-за того, что монстр был намного меньше Мимизуку, он никогда бы не смог съесть ее целиком. Но девочка помнила, что вчера видела монстра намного больше, чем этот. Он был подходящего размера для поедания детей. Она спросила о нем у этого существа.

    — Ты встретила Короля Ночи, — ответил тот.

    — Король Ночи?

    — Да, именно. Ты видела? Глаза Короля словно две полных луны. Он абсолютный правитель этого леса, — сказал он с глубоким почтением.

    Мимизуку придвинулась к нему ближе и навострила ушки, когда услышала эти слова.

    — О, лунные глаза!

    Она широко улыбнулась. Вчера они мерцали в ночном небе, как настоящие луны. Мимизуку это четко помнила. Но не важно, как часто она просила Короля съесть ее, он постоянно отказывал. А потом… как так вышло… она почему-то мгновенно уснула. Прямо на земле, в промежутке между корней этого самого дерева. Но для Мимизуку давно стало не важно, где она спит и как — она привыкла спать в грязи и влаге.

    — Знаешь, в этом лесу, во всем лесу Ночи, не найдется ни одного монстра, который сможет съесть человека.

    — Ясно… — кивнула Мимизуку.

    Хоть она не совсем понимала, почему. В любом случае, если этот огромный монстр отказался съесть ее, вряд ли кто-то другой согласится. Плохо. Очень плохо. Она через столькое прошла, чтобы прийти сюда.

    — Что ж, предложу это Королю Ночи еще раз.

    Мимизуку встала. Она спала слишком долго, и ее ноги стали ватными и немного дрожали. Ей часто приходилось спать в тесноте, поджав все конечности, поэтому ее тело привыкло к этому странному и неприятному ощущению. Девочка снова упала на землю, к корням деревьев, словно созревший плод с ветки плодового дерева.

    — Ты что делаешь?

    — Я слишком долго спала. Ты не возражаешь, если я еще немного полежу?

    — Это твой выбор, но…

    Монстр, быстро замахал крыльями и спустился ниже, остановившись прямо напротив глаз Мимизуку.

    — Юная леди, ты странная.

    — Странная? Может быть и так, но больше не зови меня «юная леди» — меня зовут Мимизуку…

    — Мимизуку. Есть такая ночная птица.

    — Верно.

    — Хорошее имя.

    Мимизуку смущенно хихикнула. Девочка не понимала, почему она чувствует себя такой счастливой.

    — Монстр, а как твое имя?

    «___*___»

    — А? Прости, не мог бы ты повторить?

    — Это бессмысленно. Человеческое ухо не может воспринять имя Иери.

    — Тогда… Как мне тебя называть?

    — Зови меня как хочешь. А все люди называют себя в честь животных, которые им нравятся? — Монстр сложил руки на груди.

    — Хм…

    Мимизуку проигнорировала его вопрос, ведь она не считала себя человеком. А имя для Иери ей придумать очень хотелось. Девочка поразмышляла немного, и очень скоро широко улыбнулась и гордо сказала:

    — Я придумала. Что думаешь об имени «Куро»?

    — Куро? В переводе — «цвет ночи…» — он одобрительно кивнул.

    Одобрение имени, которое придумала Мимизуку, сделала ее счастливой. Улыбаясь, она села.

    — Мимизуку, трава режет тебя до крови.

    Куро протянул к ней нижнюю правую руку и дотронулся до детской щечки. Пока Мимизуку спала, на ее лице, руках и ногах появились новые раны. Но девочка, покрытая грязью и усыпанная порезами, ответила просто:

    — Не важно.

    Если она дотронется до ранок — внутрь проникнут бактерии и обязательно попадет инфекция. Она прекрасно об этом знала. Но ей было все равно.

    Схватившись за веточку дерева, Куро взмахнул крыльями и приземлился на голову Мимизуку. Странно — она совершенно не ощутила его веса.

    — Мимизуку.

    — М?

    — Что за цифры на твоем лбу? Это какой-то магический символ?

    — О, эти? — Мимизуку коснулась пальчиком лба. Ее рыжая, торчащая во все стороны челка скрывала три цифры, — это мой номер — «332», — честно ответила она.

    — В каком смысле?

    — Ну… мой номер.

    — Ладно. Я ничего не понял, — признался Куро.

    — Ты злишься?

    — Конечно нет, — тут же ответил он.

    Сердце Мимизуку забилось быстрее.

    «Это сон?» — думала девочка. Она продолжала чувствовать себя странно. Куро говорил ей слова, которые они никогда раньше не слышала в свой адрес. Относился так… как никто раньше.

    Странно.

    — Эй, Куро, это как-то странно.

    — Что именно?

    — Почему ты так добр со мной? — спросила Мимизуку, встав босыми ножками на колючую траву и опавшие листья. Кожа не ее ступнях стала жесткой со временем: даже наступив на остроконечные камни, она бы не порезалась.

    — Добр? Я? — переспросил Куро.

    — Да! Да, очень добр, — ответила Мимизуку, искренне улыбаясь. Цепи на ее лодыжках зацепились за корни деревьев, и она потеряла равновесие.

    — Ай!

    Однако она не коснулась земли. Перед самым падением раздался странный звук. Мимизуку, летящая лицом вперед, как пружина отскочила в противоположную сторону.

    — Ах!

    Она быстро пришла в равновесие.

    Кто-то спас ее. Она до конца не понимала, что же произошло.

    — Думаю, этот поступок можно назвать «добрым» — пробурчал Куро, расплывшись в улыбке.

    — То что было сейчас… Твоих рук дело, Куро?

    — Разумеется!

    — Почему? — Мимизуку остановилась и взглянула на спасителя.

    Куро хлопнул крыльями и нагнулся, заглядывая в глаза Мимизуку.

    — Разве обязательно должна быть причина? Значит, для людей важны мотивы?

    Девочка отрицательно махнула головой, стараясь не уронить его.

    — Мне кажется, Мимизуку совсем не понимает людей. Мне нравится изучать их. Если у доброты есть какие-то критерии, я бы хотел узнать о них.

    Вдруг он вспорхнул и слетел с головы девочки. Он оказался напротив ее глаз и продолжил:

    — Я хочу знания.

    — Знания?

    — Я люблю узнавать что-то новое. Не важно, сколько книг я прочитал, я не могу понять людей. А ты — человек. Поэтому, пожалуйста, дай понаблюдать за тобой.

    «Как ему удается читать с такими раскосыми глазами?» — удивилась Мимизуку.

    И все же.

    Куро хочет узнать больше о людях. А Мимизуку была человеком.

    «Куро был добр со мной, потому что я — человек. Думаю, пора перестать убеждать его в обратном.» — подумала она.

    — Куро! Хорошо! Я поняла! Удивительно…

    — Хо-хо! И что же поняла малышка Мимизуку? — с интересом спросил Куро, снова взлетев и усевшись на голове девочки.

    — Найдутся люди, которые будут добры со мной, как ты, Куро. Может быть… это и вправду случится… — она подняла глаза, но увидела лишь кончики острых крыльев монстра.

    Девочка пошла вперед. При каждом шаге ей приходилось высоко поднимать ноги, чтобы не запутаться в цепях и не зацепиться за выступающие корни деревьев. В небе, над ее головой, периодично раздавалось хлопанье крыльев.

    — Я уверен, будь я человеком, все равно не смог бы понять тебя… Ты странная. — угрюмо подметил Куро.

    — Хихи… — засмеялась Мимизуку.

    Она чувствовала себя непривычно счастливой.

    Этот лес — «Лес Ночи», был щедро усыпан опавшей листвой. Порывы ветра поднимали ее в воздух, разгоняя по округе. Летящие листья шуршали, а ветер свистел: казалось, что лес безутешно плачет. Бывало, откуда-то сверху, можно было услышать хлопанье крыльев какой-то неизвестной птицы. Но как только любопытная Мимизуку поднимала голову, ища глазками источник звука, она никого не видела. Вдали девочка отчетливо слышала чье-то тяжелое дыхание, но там не было ни одного монстра.

    Куро вызвался проводить Мимизуку, которая, в противном случае, упорно пошла бы одна. Девочка была тронута, но выражать свои чувства словами она не умела. Поэтому они продолжали идти молча.

    С Куро, сидящим на ее голове, она начала свой путь через лес. Цепи на ее кандалах громко звенели при ходьбе.

    «А здесь не так много монстров, хм…»

    Ей казалось, что Ночной Лес кишит самыми разнообразными монстрами, но все оказалось иначе — совсем не так, как ожидала девочка. Она разочарованно вздохнула.

    — Просто путь ты выбрала неудачный, — объяснял Куро, сидя на ее голове, — обычно, в течение дня Иери не выходят на берег.

    — Ясно…

    Девочка одиноко прошла по берегу реки, которая бурным потоком бежала куда-то вперед. Мимизуку встала на колени и опустила в воду израненные руки. Ледяной холод проточной воды заставил их мгновенно онеметь, но несмотря на это, Мимизуку пыталась тщательно отмыть их от грязи.

    Нагнувшись над кристально чистой речкой, девочка увидела свое отражение. Она набрала в ладошки воды и брызнула себе на голову.

    Куро в панике затрепыхался.

    — Ми-Мимизуку!

    — А-ах…

    Она медленно отдалилась от бурлящей речушки и снова ровно села. Ее лицо было мокрым, с челки стекала вода.

    — Ох, прости, Куро, — монотонно сказала она, вытирая ладошкой губы, — ой, кожа так болит! — Нахмурилась она.

    — Ты пила эту воду?

    — Немного.

    — Знаешь, лучше бы тебе вообще ее не трогать. Нельзя, чтобы она просочилась в твои раны.

    Мимизуку внимательно посмотрела на свои руки. Они ослабли, мышцы совсем расслабились. Ее ручки все еще блестели от воды.

    -М?

    Она сжала руку в запястье, подержала немного, а затем отпустила.

    — Ага…

    Девочка наклонила голову, еще раз внимательно изучив руку, а потом резко подпрыгнула и скомандовала:

    — Ладно, Куро! Пойдем дальше!

    Монстр пробормотал что-то себе под нос и вернулся на свое место — на голову Мимизуку. Она, казалось, совершенно забыла о том, что они обсуждали ранее, и завела совершенно другой разговор.

    — Итак, где Король Ночи?

    — Далеко впереди… Ты правда собралась идти к нему, Мимизуку?

    — Что? — переспросила девочка, по-прежнему с трудом понимая его говор.

    — Ты сказала, что он отпустил тебя. Если снова попадешься ему на глаза, твоя жизнь продлится недолго. Если разожжешь в нем ярость, Король Ночи в мгновение ока испепелит тебя или превратит в бурую жидкость.

    — А съесть меня он сможет?

    Ее карие большие глаза сверкнули; Мимизуку искренне желала быть съеденной.

    Куро уставился на девочку. Он, определенно, не ожидал от нее такого энтузиазма. Все же, она была странным ребенком.

    — Ну… как пожелаешь. Я предупредил тебя. Если это то, чего ты действительно хочешь, Мимизуку — можешь идти. Если повезет, если судьба позволит — мы еще встретимся.

    — А ты не пойдешь, Куро?

    Монстр неуверенно улыбнулся девочке.

    — Меня не звали.

    «И что это значит?» — подумала Мимизуку, — «он не может пройти без приглашения? Ясно».

    Мимизуку улыбнулась.

    — Ну, что ж, тогда я пошла.

    На ее пути стояли плотно посаженные деревья. Их стволы были толстыми и казалось, что между ними не пробежит и мышка. Листва ярко-зеленого цвета густо усыпала их крепкие ветви. Казалось, Мимизуку стояла перед непроходимой стеной.

    Вдруг преграда перед ней распахнулась, словно зевающая зеленая пасть. Но Мимизуку не подумала, что это выглядит страшно. В одиночку она шагнула вглубь леса.

    ***

    Оставив Куро позади, Мимизуку продолжала уверенно идти вперед, ее кандалы звякали при ходьбе, касаясь друг друга. Она совсем не огорчилась, когда Куро отказался сопроводить ее. Ведь она в одиночестве проделала длинный путь к Лесу Ночи, и сейчас самостоятельно хотела продолжить поиски Короля.

    Она шныряла по округе, разрушая тишину леса звяканьем цепей. Когда девочка дошла до виноградной лозы, сплетающей несколько деревьев, она, нагнувшись. прошла под ней и вышла на опушку.

    — Вау… — вырвалось у нее.

    В самом центре леса стоял огромный обветшалый особняк. Тем не менее, не он привлек внимание Мимизуку. У самой двери она приметила высокую фигуру. Из спины этого существа росли черные как смоль крылья. Они были гладкими, формой походили на вороньи. Под лучами солнца, пробивающимися сквозь густую листву, они переливались и блестели. Плавно и медленно крылья раскрылись. Наверное, это был очень большой монстр… размах его крыльев просто огромен. От увиденного, у девочки перехватило дыхание. Существо повернуло голову по направлению к Мимизуку.

    И здесь она впервые встретилась с Королем Ночи лицом к лицу.

    Мимизуку невольно ахнула. Ее сердце бешено стучало, а ватное тело отказывалось двигаться. Вовсе не страх парализовал ее. И вовсе не тревога. Она не знала, как описать эти чувства. Новые ощущения еще долго не покидали ее.

    Мимизуку приоткрыла свой ротик, пытаясь сказать что-то, но смогла произнести лишь протяжное:

    — Ааа…

    «Что я хотела сказать? Что я должна говорить? Ах да… мне нужно попросить его съесть меня. Я должна была сказать именно это.»

    — Зачем ты пришла? — спросил он холодно и резко.

    Монстр не отрываясь смотрел на Мимизуку, ожидая ответа. Пристальный взгляд его блестящих глаз мог вогнать в страх любое живое существо. Но девочка лишь слегка удивилась.

    «Ого. Его глаза так сверкают. Серебристые…» — думала она.

    — Так красиво… — прошептала Мимизуку.

    Услышав это, Король Ночи нахмурился и грозно приказал:

    — Убирайся. Возвращайся к себе, человеческий ребенок.

    — Мне некуда возвращаться, — громко заявила она.

    Прежде, никто не смел перечить Королю Ночи, тем более, повышать голос.

    " Совершенно некуда идти. С самого начала у меня не было места, которое я смогла бы назвать домом…»

    Потому что ее били. Мимизуку не делала ничего плохого, но ей причиняли боль. Девочка не хотела думать о том месте, как о доме. Она бы хотела оказаться в любом месте, кроме этого.

    — Эй! Не называй меня человеком! Я Мимизуку! Меня зовут Мимизуку! — капризно настаивала она на своем.

    Вдруг, почему-то девочка почувствовала слабость. Ее ноги подкосились и она упала на колени.

    — Просто съешь меня…

    Ее глаза покрылись пеленой.

    «Я засыпаю?» — подумала она.

    Мимизуку хотела продолжить разговор с Королем, но ее тело слабело и совсем не слушалось. Девочка присела на траву. Глаза, словно две полные луны, продолжали смотреть на нее.

    — Умоляю… пожалуйста, съешь…

    Кандалы на ее руках стали такими тяжелыми, и девочка, обессилев, расслабила руки.

    Ох, глаза Короля Ночи — две серебристые луны — были так прекрасны. Мимизуку не могла бороться со своей сонливостью, дрема заволокла ее, будто глубокая трясина. Девочка сдалась и закрыла глаза.

    «Нет… я хочу открыть глаза, » — думала она.

    Раньше, всякий раз, когда она ложилась спать, она больше никогда не хотела просыпаться. Но думая об этих невероятных глазах и о Короле… Мимизуку не хотела ни на минуту закрывать глаза.

    Вскоре из ее головы исчезли все мысли, и девочка поддалась крепкому сну.

    ***

    Сквозь сон она услышала, как кто-то ее зовет, и медленно приоткрыла глаза. Заходящее солнце окрасило небо в красный. Верхушки деревьев стали багряными. Лес поражал своей таинственностью и красотой. Мимизуку окончательно проснулась. Над ее головой что-то двигалось.

    — Ваа! — воскликнула она от неожиданности.

    Присев, она стала разглядывать фигуру в небе, стремительно приближающуюся к ней. Ее глаза округлились от удивления. Огромное странное пятно летело прямо к девочке!

    Гора свежих фруктов, которые Мимизуку никогда раньше не видела, упала с неба прямо к ее ногам. Среди множества яств были также гроздья крупного черного и красного винограда. Они особенно приглянулись Мимизуку.

    Она уставилась на подарки и удивленно оглянулась, ища взглядом отправителя. В светло красном небе, прямо над ней навис Куро. Он подлетел совсем близко и девочка тут же обвила его руками, заключая в объятиях.

    — Куро! — воскликнула Мимизуку.

    Она пыталась расцепить руки, но не могла побороть в себе смешанные, такие странные чувства. Поэтому она обняла монстра еще сильнее.

    — Эй, Куро, а что это такое? — спросила Мимизуку, когда нахлынувшие на нее эмоции отпустили, и монстр смог освободиться от хватки ее детских рук. Девочка указывала на фрукты, которые так неожиданно свалились с неба.

    — Ты же прекрасно видишь что это.

    Куро взял живую рыбу. Она еще трепыхалась, ловя воздух ртом, и раздувала жабры. Монстр оторвал ей хвост, такого же размера, что и он сам, и двумя верхними руками кинул в воздух. Куро слегка наклонился, кусок рыбы угодил прямо в его рот, цвета перезрелого граната. Проглотив, он продолжил:

    — Мимизуку, ты, должно быть, голодна.

    — А-а-а… — девочка была сбита с толку и спросила, указывая на гору фруктов, — Это все… мне?

    — Да. Но живую рыбу люди не едят.

    Куро подлетел к ней ближе, взял три тонких прутика и насадил на них рыбу. Он очертил в воздухе несколько кругов, и рыбу тут же охватил огонь. Мимизуку от неожиданности отклонилась назад, но вдруг пламя уменьшилось и воздух наполнился аппетитным ароматом жареной рыбки. Как ни странно, три прутика, на которые она была насажена, не сгорели. Заметив, что блюдо почти готово, Куро довольно кивнул.

    — Вот, — он протянул рыбу Мимизуку.

    — А?

    Она поблагодарила его, приняла угощение и откусила от рыбы. Мимизуку уже давно ничего не ела, и, попробовав небольшой кусочек, не смогла оторваться. Девочка жадно откусывала один кусок за другим. Рыба была ароматной, покрытой прожаренной корочкой, но внутри оказалась сырой. Но это было абсолютно не важно.

    «Ела ли я раньше что-то настолько вкусное?» — размышляла она.

    — Скажи мне, Мимизуку. Мертвая рыба все еще пытается спастись? — спросил Куро, складывая крылья за спиной.

    Мимизуку ничего не сказала в ответ на этот странный вопрос. Она съела рыбу целиком, даже кости, оставив только голову и два больших глаза.

    — Эй, Куро. Почему ты прилетел? — спросила девочка, оглядевшись. Они все еще находились напротив особняка Короля Ночи. А сам Король куда-то бесследно исчез — девочка нигде не видела его.

    — Хмп, — неразборчиво ответил Куро. Прожевав, он сложил на груди пару верхних рук и повторил, — так сделать повелело мне сердце.

    Он снова взмыл вверх и уселся на голове Мимизуку.

    — Тебе снова повезло остаться в живых после встречи с Королем. Почему? Действительно странно.

    Девочка подняла глазки и увидела кончики крыльев монстра.

    — Мимизуку, ты же хочешь остаться здесь? В этом лесу?

    — А я могу остаться? — Спросила девочка взволнованно; ее губы растянулись в счастливой улыбке, — правда могу?

    — Ничего хорошего не случится, если ты останешься. Ты можешь умереть в любое время, даже завтра. Это тебя не пугает?

    Мимизуку посмеялась над предостережением Куро, и снова легла на землю. Она так быстро съела рыбу, что ее живот сильно заболел.

    — Знаешь, Куро… — Мимизуку раскинула руки в стороны. Цепи на ее запястьях звякнули. Девочка, смеясь, продолжила:

    — Я буду счастлива, если Король Ночи съест меня, — хихикнула она.

    Мимизуку глубоко вздохнула и ненавязчиво обронила:

    — Я правда хочу умереть именно так.

    — Хм, — Куро легко кивнул, — это прозвучало печально.

    Мимизуку не разобрала его слова, но переспрашивать не стала, а просто улыбнулась.

    — Эй, Куро.

    — Да, Мимизуку?

    — Правда, Король Ночи прекрасен? — Восторженно спросила она.

    Куро растерялся, не зная что ответить.

    — Конечно. Он же король.

    Мимизуку в ответ захихикала.

    Густая ночь опускалась на лес монстров.

    «Ох, глаза Короля Ночи так сверкали » — подумала Мимзуку и сразу уснула.

  • Мимизуку и Король Ночи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии