• Меня изгнали. И у меня есть только скилл Подчинения.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Садогашима Саяка стала самой счастливой "взрослой" в мире, в то же время беспричинно смеялась над трудностями Танаки Харуто.

    Но это не единственное изменение в классе.

    Макошиба Ая. Девочка, которую можно назвать проблемным ребёнком.

    По всем законам и школы, и общества она была никем иным, как проблемным ребёнком.

    Микошиба Ая нарушила уйму школьных правил и уставов.

    Её золотые и коричневые волосы точно нарушали правила. А ещё милая рубашечка, которая никогда не застегивалась больше чем на две пуговицы и яркая футболка под ней.

    Её трусики мельком виднеются из под юбки провокационной длинны, а бёдра выставлены всем на показ.

    Ей делали замечания по поводу разгуливания по школе в таком виде.

    Но она неизменно придерживалась одного правила.

    Оно было простым, если не очевидным.

    Она никогда не нарушала никаких законов и норм, которые унизили бы её.

    Например не курила, не распивала алкоголь, не дралась и не ходила на оплачиваемые свидания.

    Не занималась вымогательством и не портила ничьего имущества.

    Она никогда не вызывала проблем, требующих юридических мер.

    Тем не менее, общество распространяло сомнительные слухи о том, что она занималась этим.

    Но они были беспочвенными.

    Ходит слух, что если прийти с тремя тысячами иен на заднюю часть школы, она позволит вам кончать в рот, киску и на грудь сколько душе угодно.

    Были и такие люди, которые говорили, что действительно получили от неё такой сервис.

    Но на самом деле.

    Микояшиба Ая, которая по слухам была шлюхой, без сомнений была девственницей.

    Во время переноса в этот мир, на ней были мужские носки, Микошиба Ая прогуливалась по коридору королевского дворца, топая спортивными кросами.

    Скривив ротик от плохого настроения, Микошиба Ая зашла в столовую.

    Как только её увидели, атмосфера в столовой изменилась. И люди поделились на две части.

    Одни, такие как Саяка и Юри, просто не смотрели на неё, стараясь не быть втянутыми во все это.

    Скорее, большинство класса так и делалаи.

    На самом деле, она – одинокий волк, которого редко можно увидеть с кем-то.

    Нет таких учеников, с которыми она ладит, никто никогда не окликает её.

    Девушка, изолированная от других по иной причине нежели Ран, ела одна.

    Она понимала, что класс отказался от неё, и поэтому сразу пошла к столу в дальнем углу.

    Нося бежевый кардиган, который подчёркивает её ярко выраженную грудь, она ждала своей еды, выставляя всем на показ чарующие ножки.

    Она достала палочку для ногтей, чтобы хоть как-то развеяться от скуки, как над Микошибой повисла тень.

    — ...

    — Могу я присоединиться?

    — Ах, эм, ах... М-микошиба-сан. Могу я сесть здесь!?

    — Я тоже? Ты не против?... Я не буду ждать ответа!... Или чего-то?... Просто...

    — Думаю, вместе будет веселей.

    Чёрные тени садятся на стулья... Нет, святые облачённые во всё черное, лучезарно улыбаются Микошибе.

    Хоть они в чёрных одеяниях, но не были подозрительными торгашами.

    Честно говоря.

    Когда человек, обычно не выходящий на улицу, наведывается в магазин, то неизбежно приобретает чёрную одежду, словно это его судьба.

    Лучше сказать, что это так называемая одежда отаку.

    Мэган Эичи, Отадаца Кэндзиро, Рюдзаки Тсубаса и Кавасаки Шиндзо уселись рядом с Микошибой.

    Кстати, люди из второй группы, о которой ранее упоминалось, были именно они. И на их лицах читалась "радость".

    Когда добрая ко всем Нэкояма Мисудзу отстранилась от людей, а защитница всех слабых – Инугами Канами перестала с ними говорить, их время контактов с девочками сузилось ещё больше.

    В отличии от Ниигаки и Торао, которым небеса даровали шарм(их лица) и высокие коммуникационные способности; Мэган и другие отаку ценили каждый шанс пообщаться с девчонками.

    Так как их жизни теперь ограничены Королевским Замком, то время препровождение рядом с девчонками определённо увеличилось.

    Но, если вы спросите их об этом, они отрицательно покачают головами.

    Особенно Отагава, которому сложно общаться, он вообще не может говорить с глазу на глаз.

    И если видит вместе более двух девушек, то сразу убегает.

    Ну, таков уж Отагава, и в этом нет ничего такого.

    — Что такое? Тебе что-то от меня нужно?

    — Как и сказал Кавасаки. Микошиба-сан всегда ест одна, и мы подумали составить тебе компанию? Это мы и пришли спросить.

    — В-верно! М-микошиба-сан, вместе, вместе...

    — Как и думал, у неё большая грудь.

    — Сейчас не об этом, еду ещё не принесли?

    Рюдзаки насторожила взгляд, прикрывая лицо своей ладонью и делая вид что рассматривая маникюр. Кавасаки сменил тему на завтрак сразу же, как только выдался шанс.

    Мэган и Отагава были рады, что Микошиба заговорила.

    Девушка, которую они жаждут, разговаривает с ними этим утром.

    Хоть она просто ответила им, но для них это была награда.

    «Почему девичий голос такой милый?»

    «Я хочу записать её голосок и прослушивать его в кровати»

    «У меня встал на грудь Микошибы»

    «Я сдохну, если сейчас не поем»

    У каждого из них были свои мысли.

    Тем не менее, Микошибо лишь простая старшеклассница.

    Волнуется о них(по крайней мере им так казалось) и разговаривает с самыми ненавистными людьми.

    Жаль, что группу отаку нельзя даже назвать обычными по привлекательности. Но она всё равно говорила с ними.

    Из-за хорошего настроения, Микошиба сказанула лишнего.

    — ...Спасибо. Вы, ребята, на удивление добрые.

    Микошиба дружелюбно улыбалась, положив подбородок на руку.

    Эта девушка наносит колоссальный урон сердцам парней, у которых нет сопротивления к женщинами и улыбкам.

    Так что будет не странно, если они что-то поймут не так.

    «Улыбка Микошибы исцеляет»

    «Милая. Она такая милая. Я бы хотел сделать фото и смотреть на него с кровати вечно»

    «Я тоже... моя нижняя часть стала здоровоей, благодаря тебе»

    «Я так голоден, что сейчас свалюсь без сил»

    Просто услышав эти слова от Микошибы, их повседневная жизнь стала лучше.

    Четверо учеников нашли в них смысл своей жизни.

    Микошиба Ая – это их Богиня... нет, она - принцесса.

    В этот день, Микошиба Ая не желая того, получила самый позорный титул в мире.

    Нет ничего хорошего, в том чтобы группа отаку называла тебя принцессой.

     ◇◇◇

    — Фунья-а-а-а... Я-я на пределе.

    Её дырочка в киске. Её скромная грудь и очаровательно завязанный пупок... линия плеч и линия её нежных, пухленьких бёдер – просто шик. Её мягкие щечки, создающие невинную атмосферу. Нэкояма Мисудзу разлеглась на кровати, пока из её нижней дырочки выливалась мутная жидкость.

    Ран вздохнул, смотря на тело Мисудзу, что было полностью покрыто спермой.

    — Извини, Мисудзу... я слегка переборщил.

    Вытирая девушке лицо, мокрой, от магии, тряпкой, он гладил её по голове, чтобы утешить.

    Когда он занимается этим с Мисудзу, та всегда слишком переусердствует.

    Невинный взгляд вызывает желание её защитить, а это тело, которое недостаточно зрело для старшеклассницы и милый голосок...

    Всё это возбуждает Рана.

    Раньше ... Ран лишь мечтал о Мисудзу, которую видел лишь в форме.

    Её улыбка, которая притягивала внимание всего класса, и невероятное очарование.

    «Хочу хотя бы подержаться с ней за руку. Даже если это было бы случайно, я бы хотел прижать её к своей груди»

    Дело не только в сексе.

    «Я хочу трогать её. Хочу быть с ней. Хочу сделать её своей»

    Это желание бесконечно крутилось внутри Рана.

    — Если она сама с радостью открывает свою киску. Как я могу сдерживаться?

    Тем не менее, сегодня он перестарался.

    Нет ничего такого, в том, чтобы покрыть всё её тело спермой. Но вот спускать в её попку это уже не хорошо.

    Хоть и всунуть в неё без подготовки не получится.

    Но попа Мисудзу дает совершенно другие ощущения. Особенно когда сжимается, когда трешься об неё.

    Тем не менее, Ран не будет делать того, что не нравиться Мисудзу.

    Её лицо помрачнело, когда он кончил внутрь её попки, так что это был последний раз.

    Нет, он не намеревается поступать с ней так грубо сегодня.

    — Говорят, что Мэган будет биться с Ниигаки, но я не вижу в этом смысла.

    В отличии от школьников, у которых два выходных на неделю. У святых вообще их не было.

    Хоть и время их тренировок с каждым днём понемногу сокращается, но все равно, это сильно давит и морально, и физически.

    Если бы это была физическая усталость, то магия Мисудзу с лёгкостью с ней бы справилась.

    В последнее время они используют магию, которая позволяет частично снимать усталость.

    Тем не менее, разница с даром Мисудзу все ещё крайне высока.

    Поэтому, Мисудзу каждое утро лечит всех своей магией.

    — Эм, твоя магия восстановления очень помогает.

    — Я рада, что ты меня похвалил, нья-а... Не хочешь ещё разок?

    Она потянулась у его обвисшему пенису, но Ран остановил её.

    «На сегодня хватит»

    Это уже будет перебор.

    Если я продолжу насиловать Мисудзу этой ночью, то она и правда свихнётся.

    Причина, по которой он слишком увлекается, когда занимается этим с Мисудзу состоит не только в том, что она милая.

    Будь это Саяка или Инугами, Ран удовлетворился бы кончив лишь пару-тройку раз, включая прелюдию.

    Хоть он и старшеклассник, который сейчас находиться на пике подросткового либидо, все ещё есть предел. Просто невозможно кончать так, чтобы создавать море из семени, словно бесподобный протагонист.

    Но с Мисудзу, понятие предела стирается.

    До тех пор, пока она способна сохранить свою милость... И использовать магию восстановления, он может продолжать трахать её, пока полностью не удовлетворится.

    — Не хочу относиться к тебе, как к какой-нибудь игрушке.

    Это замечание заставило бы вас выкрикнуть:

    «Не хочу слышать это от тебя!».

    Но, он думает, что может отдать эту роль лишь Мисудзу.

    Нет надобности беспокоиться от истощении или запахе.

    Мисудзу рассматривается не только как выход для похоти, но и как способ снять стресс.

    И если продолжать в том же духе, он может начать видеть в ней лишь инструмент для секса.

    И это ему не нравилось.

    — Я хочу вливать в тебя тепло моей любви вечно, Мисудзу.

    — Ран-кун выпустил на меня свое семя, верно? Я единственная, кто окутана любовью.

    — Нет, я говорю не о жидкости.

    Продолжая разговор в таком направлении, он вытирал её ногу полотенцем.

    Поглаживая её молодую кожу, прилипающую к нему, в его голове зарождаются иллюзии

    Запах семени Рана разноситься по комнате, вместе со сладким женским ароматом.

    Это ещё сильнее увеличивает его чувство собственности.

    Но на сегодня ему нужно остановиться.

    И речь идёт не о секреции.

    — Я протру твои подмышки, подними руки.

    — Вот, Ран-кун.

    Мисудзу сексуально облизнула своей ротик, и положила руки за голову.

    Её грудь мягко скачет, и эта сцена заставила Рана глотать слюну.

    Присмотревшись, он заметил, что грудь девушки сегодня набухла больше, чем обычно. Её розовые сосочки торчат.

    Он посмотрел ей в лицо, и встретился с полным выжидания взглядом.

    Она возбудилась от того, что он вытирал её тело. Мисудзу дёргалась каждый раз, когда он проводил по ней тканью.

    Зная, что его любимый партнёр возбуждён, ни один мужчина не сможет устоять.

    Из кончика его пениса понемногу начала вступать жидкость. Рану больше не было ведомо слово "сдерживаться".

    Забыв на вытирание подмышек, Ран впился губами в грудь девушки и начал её посасывать.

    Эта мягкость, в сочетании с твёрдостью... может войти в привычку.

    Ещё разок... Желая, чтобы Мисудзу вновь использовала на нём свое восстановление, Ран продолжал размышлять над тем, кого же ему Подчинить следующей.

    http://tl.rulate.ru/book/7229/173834

    Переводчики: prourra

  • Меня изгнали. И у меня есть только скилл Подчинения.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии