• Медиум
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сун Вэньнуань была занята поиском людей, которых она очень хорошо знала, тех, кого можно использовать для новой «аранжировки», поэтому естественно, что испытание Фань Цзяло приостановилось на некоторое время.

     

    Помощник режиссёра отвёл Фань Цзяло в другую комнату и сказал ему немного подождать, не упоминая подробностей.

     

    Фань Цзяло чувствовал безразличие или даже отвращение, которые эти люди испытывают к нему, но не задавал никаких вопросов. Он просто прошёл в тихий угол и сел один, опустив голову.

     

    Мгновение спустя в комнате возникло почти незаметное колебание энергии. Фань Цзяло быстро поднял веки и посмотрел в том направлении, откуда оно исходило.

     

    Молодой человек соединил кончики пальцев, и колебание энергии медленно двинулось к нему. Наконец оно превратилось в слабый туман в форме человека. Две чёрные слезинки скатились с лица этого туманного человека, показывая, где находились глаза.

     

    В его глазах вспыхнул свет, и Фань Цзяло уловил туманные слёзы.

     

    – Ты дома? – спросил он тихим, почти неслышным голосом.

     

    Туман в форме человека кивнул, и новые слёзы навернулись на его глаза, но они бесследно исчезли, прежде чем коснулись пола.

     

    – Дай мне посмотреть, – попросил Фань Цзяло, небрежно положив правую руку себе на колено, его пальцы естественно опустились.

     

    Никто из наблюдающих не смог обнаружить это ненормальное действие через монитор.

     

    Туман в форме человека послушно опустился перед ним на корточки и осторожно прижался лбом к кончикам пальцев.

     

    Постепенно прояснилась нечёткая покачивающаяся сцена.

     

    Маленький чёрный туман, как и прежде, сидел на лестничной площадке. Его короткие руки обнимали тонкие ноги, в то время как голова была спрятана в руках. Большие глаза были полны паники и ожидания.

     

    Сегодня день, когда его мать выпускали из изолятора.

     

    Он боялся её побоев, но и скучал по ней, это чувство было столь же сильным, как и раньше, и почти невыносимым.

     

    Он, бесчисленное количество раз страдавший, был совсем как собака. Пока хозяин нежно звал верного питомца, он снова радостно подбегал к нему.

     

    Любовь детей к родителям всегда естественна и чиста.

     

    В то время как они ещё малы, независимо от того, сколько родители причинили им обид, обычно оставлявших неизгладимые следы в их сердцах, дети всегда могли смотреть на них, как на сияющий свет.

     

    И только после того, как они вырастали и понимали, что такое любовь и что такое ненависть, что печаль и что радость, эти огни начинали постепенно гаснуть.

     

    В этот момент, когда фигурка сидела на корточках в тени тусклого дверного проема и смотрела, как мать с помощью отца вышла из лифта, ему показалось, что его тёмный мир внезапно осветил свет.

     

    Он торопливо встал и робко и украдкой подошёл к ним, чувствуя одновременно радость и страх.

     

    Двое людей вошли в дом с очень усталыми лицами и заперли дверь.

     

    Затем отец отвёл мать на кухню, указал на окоченевшее тело внутри холодильника и сказал:

    – Я убил его.

     

    Тон, которым он это сказал, ничем не отличался от того, как он говорил раньше: «Завтра пойдёт дождь».

     

    Маленькая туманная фигура стояла у двери кухни, его тёмные глаза смотрели на них и на собственный труп, неспособная даже выразить какие-либо отчётливые эмоции, увидев эту сцену.

     

    Мать широко открыла рот, словно собираясь закричать, но отец быстро закрыл ей рот и нос, прежде чем она успела издать хоть какой-нибудь звук.

     

    На его лице появилось искажённое выражение, когда он объяснил:

    – На самом деле, я не хотел этого делать! Ты била его каждый день, но он оставался в порядке. В ту ночь я был пьян и случайно ударил его ногой, но потом он умер. Откуда я мог знать, что это произойдёт?

     

    Мать отчаянно хваталась за мужчину, царапала и пинала, слёзы текли из её глаз, как жемчуг. Печаль от потери ребёнка, казалось, сводила женщину с ума.

     

    Мужчина прикрывал ей рот на протяжении всего этого действия, молча страдая от очищения её эмоций.

     

    После этого эпизода они оба устало рухнули. Маленькое тельце всё ещё лежало, свернувшись в морозилке, покрытое слоями белоснежного инея.

     

    Женщина закричала, выплеснув все эмоции, которые она похоронила глубоко в своём сердце:

    – Я била его, потому что просто не могла этого вынести! Когда я боролась с беременностью, тебя совсем не было дома, чтобы позаботиться обо мне. Даже когда я страдала от боли при родах, ты пришёл в больницу только на следующий день после его рождения.

    Я укачивала ребёнка и кормила его, а ты продолжал общаться со своими друзьями на улице. Я водила ребёнка в школу, а ты играл дома. Когда я сказала, что страдаю от депрессии, ты сказал, что я веду себя неразумно.

    Тебя никогда не было рядом, когда я нуждалась в тебе! Теперь ты убил ребёнка, и мы все свободны! Ха-ха-ха-ха!

     

    Женщина неловко засмеялась и пробормотала в пустоту:

    – Если бы я знала, что так будет, я бы никогда не родила ребёнка. Его жизнь не была хорошей, потому что у него такие родители, как мы! Ха-ха-ха… ха-ха-ха…

     

    Женщина смеялась снова и снова, всё громче и громче.

     

    Мужчине пришлось снова прикрыть ей рот, а затем он извинился:

    – Прости, дорогая, мне очень жаль. Давай родим ещё одного, а? На этот раз я обещаю любить ребёнка и тебя. Я буду сопровождать тебя каждый день, когда ты забеременеешь, буду ждать в больнице всю ночь, пока ты будешь рожать, помогу тебе укачивать ребенка, я буду кормить ребёнка, а также провожать его в школу.

    Ты сможешь отдыхать дома каждый день, ты сможешь делать всё, что захочешь. Если ты захочешь играть в игры, то играй, если ты захочешь пойти по магазинам, ты сможешь сделать и это. Я буду усердно работать, чтобы обеспечить тебе лучшую жизнь на свете. Итак, давай родим ещё одного, хорошо?

     

    Мужчина прижался щекой к щеке женщины и всё время мягко спрашивал:

    – Хорошо?

     

    В тени этой холодной и абсурдной ночи эта давно утерянная лицемерная теплота тронула сердце женщины.

     

    Наконец, со слезами на глазах она кивнула и согласилась:

    – Хорошо, у нас будет ещё один.

     

    Никто из них так и не узнал, как две линии кровавых слёз образовались и потекли из глаз маленькой туманной фигурки после того, как она услышала, что сказала женщина.

     

    Или как он дрожал, а затем изо всех сил пытался удержаться, поскольку его существование почти исчезло из мира.

     

    Маленькая фигурка попятилась несколькими шагами от пары, словно хотела уйти, но потом не смогла удержаться и ещё долго стояла у двери.

     

    Он попытался сделать небольшой шаг вперёд, затем сделал ещё один маленький шаг…

     

    Вот так он подошёл к женщине и медленно протянул две тонкие руки, словно желая её обнять.

     

    Но в тот момент, когда его руки собирались коснуться женщины, она внезапно встала и решительно сказала:

    – Мы должны разобраться с телом, иначе тебя арестует полиция!

     

    Маленькая фигурка, которую непреднамеренно «отбросило», посмотрела на неё, и его кровавые слезы, наконец, превратились в густые потоки чёрных слёз.

     

    Он шаг за шагом отступал от них, продолжая в оцепенении наблюдать за ними.

     

    Мужчина сказал женщине так много сладких слов, потому что с самого начала его целью было заставить её произнести именно такие слова.

     

    Удовлетворённый таким результатом, он быстро нашёл чемодан и попросил женщину помочь ему положить в него тело.

     

    Эти двое были «заняты» таким делом, когда раздался звонок в дверь, и в неё продолжали настойчиво звонить в течение следующих пяти-шести минут.

     

    Они не могли больше притворяться невежественными или делать вид, что «никого нет дома», и поэтому положили тело обратно в холодильник, прежде чем нехотя спокойно открыли дверь.

     

    Увидев Ляо Фан в полицейской форме по другую сторону двери, женщина побледнела от страха, но мужчина довольно хорошо справился с потрясением и заговорил естественно.

     

    Он сказал, что отправил ребёнка в дом к бабушке и дедушке. Он был постоянно занят работой, поэтому ребёнок страдал бы, если бы остался только с ним. Лучше было отправить его к бабушке и дедушке.

     

    Сказав эти слова, он сразу же позвонил своей матери и спросил, в порядке ли ребёнок.

     

    Его мать, казалось, была заранее к этому подготовлена ​​ и поэтому хвалила внука за рассудительность и послушание.

     

    Ляо Фан не имела права без разрешения вторгаться в дома других людей. Увидев, что в гостиной действительно беспорядок, явно не подходящий для жизни ребёнка, она ушла.

     

    Затем пара по очереди смотрела в глазок, чтобы убедиться, что снаружи больше нет полицейских.

     

    Только убедившись, что их не прервут, они поместили тело ребёнка в чемодан и отнесли его к искусственному озеру в общине. К нему привязали тяжёлые камни, а затем взяли небольшую лодку.

     

    Они отплыли от берега на большое расстояние, прежде чем выкинуть чемодан и захоронить его на дне озера.

     

    В общине проживало всего несколько человек, а камеры наблюдения были давно повреждены, поэтому им удалось выполнить эти действия тихо и без помех.

     

    Только небольшой туман в форме человека был безмолвным свидетелем их действий.

     

    Эти жестокие фрагменты воспоминаний окончательно исчезли в сознании Фань Цзяло. И единственное, что осталось ясно, это сцена, где ребёнок упорно протягивал руки для объятий, даже после того, как испытал боль в такой крайней форме.

    Этот его жест и тоска по объятиям были подобны занозе, которая прочно вошла в сознание Фань Цзяло.

     

    Туман в форме человека несколько раз колебался и мерцал перед ним, прежде чем Фань Цзяло наконец тихонько вздохнул.

     

    – Даже после всего этого ты всё ещё хочешь вернуться?

     

    Туман в форме человека поднялся и тяжело кивнул головой, всё ещё проливая чёрные слёзы.

     

    Ему пришлось вернуться, потому что у него есть последнее желание, которое не исполнилось.

     

    – Хорошо, тогда я отведу тебя домой позже, – пообещал Фань Цзяло.

     

    _____________________

     

    Тем временем в комнате наблюдения разгорелась ссора.

     

    Сун Жуй, получивший бумажную записку, которая стала так называемым «доказательством», с усмешкой спросил:

    – Неужели ты действительно думаешь, что Фань Цзяло нужно обманывать, используя такие низкие методы? Тогда как ты можешь объяснить его первое выступление?

     

    – Я просто тщательно обдумала это. На самом деле в первом тесте несложно обмануть. Если кто-то внедрил в наш компьютер вирус троянского коня, он может контролировать вероятность выбора пяти фотографий.

    Подумай об этом, он смог нарисовать четыре из пяти выбранных фотографий и точно предсказал все фотографии, которые ты просмотрел, прежде чем выбрать одну. Да ладно, неужели его способности настолько велики? Я не смею даже думать о чём-то подобном в моём самом смелом воображении, но у него хватает смелости сделать это!

     

    – Кузен, раз ты так уверен в Фань Цзяло, почему ты не позволяешь нам изменить тест? Чего ты боишься? – смело спросила Сун Вэньнуань.

     

    Сун Жуй снял очки в золотой оправе и беспомощно рассмеялся. Затем он спокойно сказал:

    – Всё в порядке. Ты можешь изменить всё, что хочешь, но не можешь убрать эти четыре коробки. Это испытание тоже должно пройти.

     

    Сун Вэньнуань взглянула на него со сложным чувством, зарождающимся в её голове. Она действительно не могла понять, почему он такой упрямый с этими коробками.

     

    Есть ли в них что-то особенное?

     

    Но прежде, чем она смогла глубже задуматься над этим вопросом, в комнату для наблюдений вошёл красивый мужчина и с улыбкой помахал ей.

     

    – Ах, Юньтянь! Когда ты вернулся в Китай? Твоя выставка закончилась?

     

    Когда она увидела этого человека, бушующий гнев Сун Вэньнуань полностью погас, и вместо этого сменился счастьем от драгоценного сюрприза.

     

    Мужчина, который только что вошёл, был ее парнем Юй Юньтянем, известным мастером масляной живописи в Китае и за рубежом, а также вице-президентом Китайской художественной ассоциации.

     

    Одна его картина могла продаваться по цене, доходившей до десятков миллионов. Он был легендой в мире искусства и достиг вершины своей карьеры в возрасте тридцати лет.

     

    Двое не могли дождаться возможности обнять друг друга и обменялись несколькими страстными поцелуями. Мужчина был красив, а женщина умна. Сцена их встречи прекрасна, как картина маслом.

     

    Все присутствующие смотрели на них завистливыми глазами, но Сун Жуй лишь слегка скривил губы.

     

    Никто не знал, что сказали друг другу Сун Вэньнуань и Юй Юньтянь. Последний сначала выглядел озадаченным, а затем беспомощно кивнул под уговорами своей девушки и ушёл с визажистом.

     

    Увидев, что Сун Вэньнуань вернулась в одиночестве, Сун Жуй спросил:

    – Ты хочешь, чтобы он принял участие в тесте по оценке личности Фань Цзяло?

     

    Сун Вэньнуань самодовольно перекинула свои длинные волосы через плечо.

    – Да, люди во всем мире знают об опыте и борьбе Юньтяня. Я заставлю Фань Цзяло завязать глаза, а затем попрошу его оценить личность Юньтяня. Я бы хотела увидеть то, что он скажет.

     

    Её невысказанные слова были следующими: если что-то пойдёт не так в словах Фань Цзяло, она – публично признанная девушка Юй Юньтяня – сможет немедленно встать и опровергнуть его слова перед камерой, чтобы это могли увидеть миллионы зрителей!

     

    В этой программе любой, кто пересёк её нижнюю черту, должен прочувствовать месть, а затем терпеть её каждую секунду!

     

    Сун Жуй искренне спросил:

    – Сун Вэньнуань, мне казалось, ты уже рассталась с Юй Юньтянем, не так ли?

     

    – Расстались мы или нет – не твоё дело! – выражение лица Сун Вэньнуань показало, что она не хочет больше обсуждать эту тему.

     

    Во всей семье Сун только двоюродный брат постоянно выступал против её отношений с нынешним парнем, не указывая точную причину, по которой он это делал, из-за чего она всегда очень злилась.

     

    Сун Жуй тоже не был любопытным человеком. Его действие по напоминанию ей о разрыве уже было верхней границей того, что он мог сделать.

     

    Он повернул голову и посмотрел на некоего молодого человека, ждущего в другой комнате, напоминая ей в последний раз:

    – Ты пожалеешь о своём решении.

     

    – Брат, я знаю, что Фань Цзяло – твой любимец. Я это очень хорошо знаю. Но ты не можешь просто продолжать угрожать мне из-за него, понимаешь? Что за возмутительные поступки, которые я совершила, заставят меня, в конце концов, пожалеть об этом, а?

     

    Зная, что её двоюродный брат никогда не ответит на этот вопрос, Сун Вэньнуань взяла рацию и попросила:

    – Продюсер, вы нашли других людей? Поторопитесь, у нас мало времени.

     

    – Сестра Сун, помимо господина Юй, мы нашли ещё двух человек, один из которых – Я Я, а другой – Цзе Фужуй. Как ты думаешь, это нормально?

     

    Глаза Сун Вэньнуань загорелись, и она немедленно кивнула.

    – Да, пусть они быстро накрасятся. Мы скоро начнём запись.

     

    Я Я следовала за Сун Вэньнуань с восемнадцати лет. Без преувеличения можно сказать, что она заветная ученица Сун Вэньнуань.

     

    На своей первой работе на телеканале она работала младшим сотрудником. Позже она начала следовать за Сун Вэньнуань в качестве помощника.

     

    Она не была разговорчивым человеком, но оказалась очень умной. У неё стабильная и надёжная личность, и она постепенно выросла до первоклассного помощника, а затем стала менеджером операционного отдела Сун Вэньнуань.

     

    В настоящее время она училась на сценариста при поддержке Сун Вэньнуань.

     

    Цзе Фужуй был эксклюзивным визажистом Сун Вэньнуань, а также интернет-знаменитостью с пятью миллионами поклонников. Он часто публиковал в интернете видеоролики с советами по красоте или макияжу.

     

    У него выдающиеся профессиональные способности. В начале своей карьеры он работал стилистом у крупнейшей суперзвезды. Позже, из-за своего честного характера, он обидел некоторых людей, поэтому был уволен и исключён из высшего эшелона модного круга.

     

    Однако люди со способностью видеть, такие как Сун Вэньнуань, знали, что он был человеком, обладающим честными способностями.

     

    Работая с ней, Цзе Фужуй больше не падал, а вместо этого сумел забраться на другую высокую ветку. По крайней мере, те люди, которых он когда-то обидел, теперь должны делать обход, когда увидят его.

     

    Однако он был человеком, который не переносил ни малейшего песка в глазах. Даже если эти люди хотели уладить отношения с ним, он отказывался это сделать.

     

    Каждый раз, когда он видел таких людей, он «разрывал» их. Таким образом, он постепенно получил прозвище «Сестра слёзы», и его популярность в интернете стала больше, чем когда-либо прежде.

     

    И последнее, но не менее важное: Юй Юньтянь родился в учёной семье, окончил международную художественную школу высшего уровня, в юном возрасте получил множество наград и имел большое количество поклонников дома и за рубежом. Его популярность не хуже, чем у первоклассной знаменитости.

     

    Ничего плохого нельзя сказать о его характере, внешности, семейном происхождении, богатстве и статусе. Он идеально подходил для Сун Вэньнуань.

     

    Я Я была человеком, которого Сун Вэньнуань очень хорошо знала, а Юй Юньтянь и Цзе Фужуй были людьми, о которых знала вся страна.

     

    Давайте посмотрим, как Фань Цзяло пройдёт этот уровень. Если он скажет хотя бы одну неверную фразу, то наверняка навлечёт на себя всепоглощающие сомнения и насмешки.

     

    Чем больше Сун Вэньнуань думала об этом, тем больше она гордилась своим поступком.

     

    Она достала маленькое зеркало и пробормотала себе под нос, нанося макияж:

    – Хо-хо, как я могу быть такой умной? Не это ли они имеют в виду, когда говорят: «Дьявол десяти футов ростом, а добродетель – один фут»?

     

    Сун Жуй снова вздохнул.

    – Вэньнуань, ты пожалеешь об этом.

     

    _____________________

     

    Сун Вэньнуань была человеком, который придерживался своего мнения и никогда не слушал других. Она оглянулась бы только тогда, когда ударилась бы о южную стену [1].

     

    Она быстро пригласила трёх человек для оценки в предыдущую комнату для испытаний и организовала четыре очень мягких и удобных диванчика для сидения. Три из этих диванов были установлены в двух метрах от круглого стола, а последний – в трёх метрах от того же стола в противоположном направлении.

     

    Четыре коробки на длинном столе были перемещены в неприметный угол.

     

    Юй Юньтянь, Я Я и Цзе Фужуй сели на свои места. Выражения их лиц показывали, что они очень расслаблены и безразличны к своей текущей ситуации.

     

    Для некоторых людей оценка на месте равносильна снятию одежды на публике и всегда сопровождалось чувством нарушения границ их частной жизни.

     

    Но в этот момент эти трое вообще не испытывали чувства кризиса, потому что никогда не верили слухам, циркулирующим в интернете.

     

    Действительно ли в этом мире существовал человек, который мог увидеть все ваши входы и выходы одним взглядом?

     

    Конечно, ответ на это отрицательный.

     

    В конце концов, это просто спекуляция, да ещё и довольно дешёвый способ сделать это! Ничего более!

     

    Мысли этих трёх людей, казалось, пересекались таким странным образом, поэтому, когда Фань Цзяло, глаза которого были закрыты чёрной тканью, вошёл в комнату под руководством сотрудника, все трое подняли брови и скривили губы, демонстрируя зеркально отображающие друг друга саркастические выражения лиц.

     

    _____________________

     

    [1] Китайская пословица, которая означает: упорно преследовать цель, которую трудно достичь, и не сдаваться, если не испытать большой провал.

  • Медиум
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии