• Медиум
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • А Хо быстро побежал к Фань Цзяло, виляя воображаемым хвостом, а потом резко затормозил, подойдя ближе. Затем он осторожно сделал несколько маленьких шажков и сел на свободное место рядом с ним.

     

    Когда он сел, его ощущения стали намного сильнее.

     

    Казалось, что невидимое магнитное поле окружало Фань Цзяло, изолируя его от всех видов внешних возмущений, включая любые внезапные сильные духовные колебания и всевозможные странные или вонючие ауры.

     

    Фань Цзяло обладал спокойствием пустоты и был чист, как вновь родившееся облако. А Хо не мог почувствовать ничего, кроме ощущения простора и безразличия, которое исходило от этого человека.

     

    У сидящего рядом с ним А Хо, нос, который почти перестал работать из-за различных запахов, смешавшихся вместе, и голова, которая собиралась взорваться от обработки различной обонятельной информации, наконец, полностью расслабились, найдя место, где юноша мог обрести покой.

     

    – Это так удобно! – А Хо обхватил руками грудь и удовлетворённо вздохнул.

     

    Рядом с ним Фань Цзяло продолжал спокойно сидеть в той же позе, опустив голову, и не выказывал никаких признаков внимания к человеку рядом с ним.

     

    А Хо прямо сказал:

    – Меня зовут А Хо. Можешь звать меня Хо Хо. Здесь довольно плохо пахнет, и чисто только рядом с тобой. Могу я немного посидеть тут?

     

    – Конечно, – мягко согласился Фань Цзяло.

     

    – Ах, спасибо, – А Хо с благодарностью посмотрел на него.

     

    В этот момент профиль его лица внезапно ярко осветился десятками включенных сценических прожекторов.

     

    Сладкий голос ведущего вскоре разнёсся через микрофон во все уголки зала.

    – Уважаемые участники, вот-вот начнётся наше прослушивание. Пожалуйста, обратите внимание на сцену.

    Мы установили проектор и экран за этим чёрным занавесом. Режиссёр спроецирует фотографию на экран, и она останется там на полчаса. Таким образом, всего будет отображено пять фотографий. Каждое изображение случайным образом выбрано из коллекции огромной библиотеки изображений.

     

    Он пояснил:

    – Режиссёр несёт ответственность только за нажатие кнопки паузы, поскольку изображения из коллекции библиотеки прокручиваются на экране, он совершенно не знает, какое из них будет выбрано. Даже наши сотрудники не знают, какое изображение выпадет.

    В таких обстоятельствах, пожалуйста, постарайтесь уловить, а затем расскажите нам о теме каждой фотографии.

    Вам предоставляется пять шансов, и если вам удастся угадать правильно три раза, то вы пройдёте прослушивание, в противном случае вы будете исключены.

     

    Ведущий за пределами площадки немного отодвинул занавес для демонстрации, объясняя:

    – Как видите, этот занавес толщиной в полсантиметра сделан из смеси льна и хлопка и окрашен слоем краски с адгезией с ПВХ внутри. Он не пропускает даже малейшего луча света.

    Вы должны будете почувствовать фотографию, отображаемую проектором, через этот толстый экран.

     

    Затем он продолжил:

    – Как уже упоминалось ранее, каждая фотография будет отображаться в течение получаса, и вы должны ощутить её в течение этого времени. Вы можете записать свой ответ в выданный вам блокнот, а затем показать свой ответ оператору.

    Наши судьи смогут просматривать ваши ответы через мониторы в комнате для наблюдений, а затем они решат, проходите вы прослушивание или нет.

     

    Также он предупредил:

    – Вы можете общаться друг с другом и обсуждать ответы, но, пожалуйста, помните, что вы можете подвергнуть себя риску исключения, если сделаете это вслепую, не задумываясь о том, реальны способности этих «других» или нет.

    В финал смогут пройти только те, кто обладает настоящим талантом. Те, кто полагается лишь на удачу, поймут, что это конец их пути.

     

    Увидев, как помощник режиссёра поднял тридцатиминутный таймер обратного отсчёта высоко в воздух, ведущий за пределами площадки с улыбкой сказал:

    – Хорошо, первая фотография уже выбрана и проецируется на экран. Все участники могут подойти ближе к сцене, чтобы почувствовать её, но вам не разрешается поднимать занавес.

    Любой, кто это сделает, будет немедленно дисквалифицирован.

     

    – Что ж, желаю удачи!

     

    Ещё до того, как ведущий успел уйти, многие участники, которые просто не могли больше ждать, подбежали к сцене и начали кружить перед тяжёлым чёрным занавесом.

     

    Некоторые люди протягивали руки, будто ощущая что-то в воздухе. Появилось несколько зажжённых свечей и началось пение мантр. Некоторые дико жестикулировали, подпрыгивая по сцене. Другие порезали пальцы и размазали кровь по полу, нарисовав какой-то магический круг…

     

    Зона перед сценой стала шумной. Сцена очень напоминала кучу демонов, танцующих в буйном веселье.

     

    Конечно, были некоторые, кто оставался твёрдо и надёжно сидеть на своих местах, не меняя исходного положения.

     

    Такие люди принадлежали либо к категории «избранных», обладающих реальными экстрасенсорными способностями, либо к категории тех, кто просто притворялся, что обладает «настоящими» способностями.

     

    Когда сцена стала границей, участники в зрительном зале автоматически разделились на две фракции с диаметрально противоположными стилями, и операторам не терпелось найти людей, которые могли бы участвовать в самой яркой части шоу.

     

    – Участники, отобранные А Хо, даже близко не подходили к сцене, – удивлённо сказал доктор Оуян. – Неужели он действительно может чувствовать запах других и судить об их силе через это? Могут ли эти так называемые «избранные» люди действительно воспринимать содержание фотографии через препятствия и пространство?

     

    – Кто знает? Мир такой большой и полон загадок. Продолжаем смотреть. Правда скоро откроется, – ответил доктор Цянь, с интересом глядя на несколько экранов.

     

    – Это действительно цель нашего шоу – мир такой большой, и в нём нет ничего слишком странного, – сказала Сун Вэньнуань с удовлетворённой улыбкой.

     

    Она подошла к двоюродному брату и прошептала:

    – Фань Цзяло сидит в последнем ряду, и он всё ещё не двинулся с места. Думаю, он сдался.

     

    Тон Сун Жуя был безразличным, когда он ответил:

    – Моё мнение такое же, как у А Хо. Фань Цзяло, несомненно, выйдет в финал.

     

    Те, кто никогда не контактировал с Фань Цзяло, никогда не смогут понять, насколько он великолепен.

     

    За толстым чёрным занавесом перед проектором была помещена камера для съемки фотографий, выбранных из библиотеки изображений.

     

    На первой фотографии был изображён худой чернокожий ребёнок, лежащий на земле, весь скелет которого был виден сквозь кожу. Его конечности, казалось, содрогались, когда две линии мутных слезинок текли из его странно больших глаз, а пересохшие губы, казалось, делали слабый вдох – становилось ясно, что он страдает от сильной боли.

     

    Сбоку, в стороне от центра изображения, сидел стервятник, который смотрел на ребёнка, взмахивая чёрными крыльями, как будто с нетерпением ждал его смерти.

     

    В этой бесплодной стране каждый день дети страдали от голода и умирали в глубине отчаяния. Их тела оказывались в пастях зверей, что лишало их плоти и крови и оставляло после себя только совершенно белый скелет.

     

    Эту сцену можно встретить только в аду.

     

    Увидев эту всемирно известную фотографию, судьи, только что посмеивавшиеся над странностями участников, сдержали выражения лиц и торжественно ожидали.

     

    Холодная и красивая женщина, которая понравилась А Хо и которая осталась сидеть на своём месте, медленно сказала:

    – Эмоции, вызванные этой фотографией, очень сильны.

     

    – Мама, мне плохо! У меня болит живот! Я не хочу ощущать эту фотографию! – цвет лица бледной девушки, которую также высоко оценил А Хо, ухудшился, когда она бросилась в объятия матери.

     

    Её мать медленно погладила девушку и утешила, сказав:

    – Цзинлянь, пожалуйста, потерпи, это скоро закончится. В нашей семье не хватает денег, иначе я бы не позволила тебе так страдать.

     

    Думая о затруднительном положении своей семьи, девушка могла только снова взглянуть на занавес.

     

    Молодой даос стоял в углу, глядя на сцену, странный свет вспыхивал в его глазах.

     

    Через некоторое время уголки его рта приподнялись, а губы презрительно скривились, казалось, он был уверен, что выиграл этот раунд.

     

    Дин Пухан свободно ходил по залу, засунув руки в карманы. Однако он ни разу не бросил взгляд на сцену, чтобы увидеть, что скрывается за занавесом, а вместо этого окинул взглядом участников, оставшись при этом совершенно незамеченным.

     

    Несколько человек, упомянутых А Хо, были главными объектами его пристального наблюдения.

     

    Увидев мужчину средних лет в чёрном халате, медленно идущего к сцене, он остановился и некоторое время наблюдал за ним, прежде чем притвориться, что небрежно идёт туда же.

     

    Мужчина средних лет вынул простой колокольчик и начал его ритмично трясти. Звон был длинным и коротким, быстрым и медленным.

     

    При этом движении мощный и далёкий звук колокола пронзил толпу и проник за занавес, чтобы выйти за пределы экрана, на котором была отображена фотография, где он затем слабо отразился от барьера белой стены.

     

    Некоторое время он прислушивался, затем, опустившись на колени, религиозно коснулся лбом пола, как будто почувствовал ответ Матери-Земли.

     

    Он продолжал стоять на коленях в течение долгого времени, в течение которого Дин Пухан оставался неподалёку от него и равнодушно смотрел на чёрный занавес и «танцующих» участников.

     

    А Хо не хотел оставлять Фань Цзяло, но у него не было другого выбора.

     

    Он мог только бормотать и жаловаться:

    – Мои способности более эффективны для живых людей. Запах неодушевлённых вещей слишком слаб, поэтому я не чувствую его на большом расстоянии. Мне нужно подойти к сцене, чтобы посмотреть. Фань Цзяло, ты можешь пойти со мной?

     

    Казалось, тот его не слышал, потому что Фань Цзяло просто продолжал спокойно сидеть, опустив голову и слегка прикрыв веки, и ни разу не взглянул в сторону сцены.

     

    А Хо смахнул растрёпанные волосы, опускавшиеся на лоб, и пробормотал:

    – Хорошо-хорошо, я пойду один. Просто сиди здесь и жди меня! Я скоро вернусь.

     

    Затем он промчался через зрительный зал, поднялся на вонючую сцену и принюхался налево и направо перед занавесом. При этом он не мог не хмуриться всё сильнее и сильнее.

     

    Из-за его беззаботного характера и откровенной манеры говорить команда программы пристально наблюдала за ним в течение долгого времени. Они сразу отправили оператора, чтобы он записывал каждое его движение.

     

    Ведущий в стороне поднял микрофон и спросил:

    – А Хо, вы что-нибудь чувствуете?

     

    А Хо отступил, зажал себя нос и сказал болезненным голосом:

    – Я чувствую запах смерти!

     

    – Что за запах смерти? – ведущий настаивал на более подробном ответе.

     

    – Кто-то умирает, и запах разлагающихся органов запачкал всё тело, – сказал А Хо глухим голосом, прикрывая рот и нос.

     

    – Поскольку вы уже почувствовали, почему бы вам не записать это в качестве своего ответа? – спросил ведущий.

     

    А Хо быстро достал блокнот и шариковую ручку и небрежно написал свой ответ.

     

    Увидев эту сцену через экран, Сун Вэньнуань твёрдо сказала:

    – Я с большим оптимизмом смотрю на А Хо. В настоящее время он единственный, кто действительно продемонстрировал свои способности. У упомянутых им людей тоже есть свои особенности. Смотрите, все начинают писать свои ответы – технический продюсер, крупный план!

     

    Технический продюсер немедленно обработал отснятый материал, чтобы отобразить шесть снимков крупным планом.

     

    Бледная девушка дрожала, как писала, её почерк колебался – [Голод, голод умирающих!]

     

    Красивая женщина написала в эпатажной манере – [Дым, войны, голод, бедность, смерть.]

     

    Даосский священник прямо писал – [Умирающий ребёнок.]

     

    Мужчина средних лет встал и написал по одному слову: [Отчаянное ожидание и жадный взгляд, смерть близка, но луч надежды всё ещё есть].

     

    Видя, что остальные пять человек уже написал свои ответы, Дин Пухан также дал свой быстрый ответ – [Война приводит к голоду, голод приводит к смерти. Ребёнок страдает от мучительной боли и вот-вот умрёт в отчаянии, но кто-то обязательно придёт его спасти!]

     

    Пока другие участники всё ещё работали над своими «странными» предсказаниями, эти шесть человек уже выполнили задачу.

     

    Их окружал постоянный поток высокомерных людей, которые объявляли свои ответы на камеру.

     

    – Я уже почувствовал сюжет фотографии. Это сцена цветов, все они купаются в лучах солнца.

     

    – Это красивая женщина со светлыми волосами и голубыми глазами. Я уверен на 100%.

     

    – Это животное? Большое животное, зверь, медведь или, может быть, лев?

     

    – Это фотография пейзажа. Место, полное экзотики. Это красиво, – участник был уже опьянён собственным воображением и чуть не кружился на сцене с закрытыми глазами.

     

    Увидев такие выступления, которые контрастировали с ответами шести человек, чьи записи были чрезвычайно точными, Сун Вэньнуань была шокирована, а также почувствовала, что вся ситуация несколько иронична.

     

    Оказалось, что на свете действительно существуют невероятные люди, обладающие невероятными способностями. Это люди, само существование которых можно назвать чудом!

     

    Это именно то чудо, которое она искала. Но одного раунда тестирования недостаточно!

     

    Она должна убедиться, что их способности действительно сильны и подлинны, и что они могут оставаться стабильными до конца.

     

    Доктор Цянь внимательно сравнил ответы этих шести человек, а затем проанализировал:

    – Думаю, что что-то не так с оценкой А Хо. Очевидно, самый способный человек – это господин Дин. Его ответ самый точный. Как будто он действительно видел фотографию собственными глазами. Насколько мне известно, человек, который сделал этот снимок, в конце концов, спас ребёнка.

     

    Сун Жуй покачал головой и усмехнулся.

    – Доктор Цянь, вам не кажется, что его ответ странный?

     

    – Почему странный? – в унисон спросили остальные судьи.

     

    – Его ответ, очевидно, представляет собой комбинацию ответов всех остальных. Я подозреваю, что он обманывает.

     

    – Как он может обманывать?

     

    Сун Вэньнуань близко к сердцу восприняла эти слова и тут же парировала:

    – Я уже объявила об этом во время промоушена, наше шоу абсолютно искреннее и реальное, и что никто не может обмануть. С таким количеством камер и мониторов, сфокусированных на нём, как он может обмануть?

    После того, как программа официально начала запись, он также ни к кому не подходил и ни с кем не разговаривал. Скажите, как он мог обмануть?! Давайте, давайте проясним!

     

    Сун Жуй снял очки в золотой оправе и медленно протёр их.

     

    – Одним словом, моё мнение отличается от вашего. На Дин Пухана не стоит обращать внимание. Он просто спекулянт.

    Когда другие воспринимали фотографию за занавесом, он был единственным, кто бродил по аудитории, тайно наблюдая за другими игроками, выискивая любые подсказки, которые он мог извлечь из микровыражений их лиц и глаз. Всё это действия, которые совершает человек, умеющий читать мысли.

     

    Сун Вэньнуань усмехнулась и спросила:

    – Можно ли извлечь такое подробное описание, просто читая мысли? Доктор Сун, попробуйте и покажите мне!

    Ваше видение, кажется, в последнее время становится всё хуже и хуже. Пока вы отвергаете других, ваш любимый участник Фань Цзяло до сих пор даже не сдвинулся со своего места. Пока ведущий объявлял правила, он сидел тихо. В то время как другие участники подошли ближе к сцене и начали свои наблюдения, он всё ещё сидит неподвижно.

     

    Она насмешливо улыбнулась.

    – Его внешность действительно прекрасна, но что толку? Он просто убегает или притворяется сильным? Я его давно предупреждала, что если у него нет настоящих способностей, то он не должен приходить на нашу программу. Если он выставит себя дураком, мы не будем нести ответственность за то, как мы редактируем отснятый материал!

     

    Сун Вэньнуань обернулась и посмотрела прямо в камеру, снова осторожно объявив:

    – Дорогие зрители, наше реалити-шоу абсолютно реально, на все 100%. Здесь нет обмана, нет заранее написанного сценария, которому следуют участники, и нет абсолютно никакой возможности какого-либо мошенничества!

    Меня не волнует, кто этот человек или какова его личность. Пока он участвуют в этой программе, мы будем добросовестно записывать все выступления как есть.

     

    Затем она добавила:

    – Если участники действительно обладают способностями, они смогут пройти. Наша программа никогда никому не поможет обмануть!

    Мир странных людей приветствует только тех, кто действительно относится к ним. Те, кто хочет использовать нашу программу для создания какой-либо шумихи, пожалуйста, посмотрите, как вы себя ведёте!

     

    Это увещевание явно было направлено против Фань Цзяло.

     

    Стиль проведения шоу у Сун Вэньнуань всегда был таким: она прямо говорила всё, что у нее в голове, слова, которые она использовала, были острыми и прямыми и не оставляли места для неправильного толкования.

     

    Более того, заказ на создание и трансляцию этой программы пришёл к ней сверху, поэтому её стиль, естественно, был ещё более жёстким и строгим.

     

    После трансляции программы Фань Цзяло, несомненно, придётся столкнуться с потоком насмешек и сарказма, и было бы неудивительно, если бы он потерял более половины своей недавно с трудом заработанной популярности.

     

    Сун Жуй покачал головой и больше ничего не сказал.

     

    Увидев нынешнюю Сун Вэньнуань, он почувствовал, что почти оглядывается на прошлую версию себя из недавних времён.

     

    Если бы Фань Цзяло был действительно таким простым и поверхностным, он бы не отказался от остальных доступных ему работ только для того, чтобы появиться в таком нелепом и бессмысленном шоу.

     

    Доктор Цянь утешительно похлопал разъярённую Сун Вэньнуань и сказал:

    – Хорошо, хорошо, Вэньнуань, не говори больше об этом. Продолжим смотреть прослушивание. Срок приближается. Скоро нам придётся сменить отображаемую фотографию.

     

    Сун Вэньнуань посмотрела на табло со временем, висящее над аудиторией, и обнаружила, что из получасового лимита осталось только десять минут.

     

    Многие участники, казалось, были взволнованы и торопились, кружа вокруг занавеса. Некоторые из них просто писали случайные слова, надеясь сделать удачное предположение.

     

    Но именно в это время Фань Цзяло, который сидел неподвижно с самого начала прослушивания, внезапно закрыл глаза, поднял ручку и начал что-то рисовать в своём блокноте.

     

    Технический продюсер быстро перешёл к его крупному плану.

     

    Тонкая ручка не написала ни слова, а вместо этого медленно нарисовала тонкий контур человеческого тела, затем заполнила его светом, а затем – глубокими и тёмными штрихами для затемнения.

     

    Удивительно большие и мутные глаза, тёмные впалые щеки, блестящие из-за двух дорожек слёз…

     

    Кончик ручки двигался вперёд и назад, чтобы нарисовать одно крыло, второе крыло, острый клюв, свирепые глаза, и даже жадный блеск в этих глазах…

     

    Когда табло времени, наконец, достигло 00:00, Фань Цзяло открыл глаза и повернул законченный набросок, лежащий в его руке, в направлении оператора.

     

    Без его ведома технический продюсер, который просматривал кадры с камеры, сфокусированной на Фань Цзяло, в настоящее время был ошеломлён настолько, что потерял дар речи и мог только смотреть на эскиз, отображаемый на экране, с разбитым выражением лица. Он был так удивлен, что его челюсть почти достигла пола.

  • Медиум
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии