• Медиум
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Молодой человек громко воскликнул и шагнул в зелень, чтобы подобрать пачку банкнот. Тем не менее он начал дрожать по непонятной причине, когда пальцы коснулись денег. В этот момент чрезвычайно сильный холод быстро охватил его тело. Все произошло в одно мгновение, и оказалось слишком быстрым, чтобы быть замеченным, – почти как иллюзия.

     

    Женщина с тяжелым макияжем и блондин уже собрались вокруг, чтобы посмотреть на деньги в руке молодого человека. Только человек называемый «четвертый брат» не был впечатлен и казался равнодушным, поскольку он просто возился с различными выпавшими инструментами похищения.

     

    – Такая куча денег? Быстро, посчитай, сколько там!

     

    – Раз, два, три, четыре… ​​Боже мой! Сестра Цин, здесь две тысячи юаней!

     

    – Так много! Конечно же, это сообщество, в котором могут позволить себе жить только богатые. Вы можете случайно найти деньги, просто прогуливаясь!

     

    – У каждого есть доля! У каждого есть доля! Две тысячи юаней, разделенные между четырьмя людьми, это ровно пятьсот юаней каждому!

     

    – Давай, это твое. Ха-ха-ха, так случилось, что мне недавно не хватало денег. Я даже не мог поесть рис. Не ожидал, что смогу найти столько денег, просто опустив голову! Такая удача сегодня!

     

    – Брат Лайцзы [1], тебе всегда везет. Ты достоин быть нашим талисманом! Спасибо брат!

     

    – Эй? Почему вдруг стало холодно?

     

    – Апчхи! Да, мне тоже!

     

    – Это сообщество немного странное!

     

    – Без шуток! Разве это не очень странно, что все камеры наблюдения сломаны? Вы попросили меня уничтожить камеры, когда я приходил сюда на днях. Затем, поболтав некоторое время с охранником, я обнаружил, что система наблюдения давно не работает. И независимо от того, сколько раз разработчик ремонтировал его или менял всю систему, она все равно ломалась в течение двух дней!

     

    – Может быть, есть излучение или магнитное поле?

     

    – Какое чертово магнитное поле? Это просто злые духи!

     

    – Не спорь. Дай деньги четвертому брату. Не отдавая ему его долю, ты хочешь проглотить ее в одиночку?

     

    – Дело не в этом! Я просто хочу пересчитать их еще раз. Четвертый брат, вот твоя доля.

     

    Мужчина, который тряпкой протирал сабельный нож, наконец взглянул на молодого человека и холодно сказал:

    – Я не хочу их, просто возьмите и поделите между собой.

     

    – Неужели? Четвертый брат действительно великодушен! – молодой человек радостно отдернул руку, но сестра Цин быстро выхватила деньги.

     

    С покрасневшим лицом женщина заговорила:

    – Четвертый брат, если хочешь, ты можешь взять их, мы не такие жадные до денег. Разве ты не говорил раньше – наслаждаться счастьем и богатством вместе? Если бы ты не подал нам эту идею, мы бы не нашли такой способ зарабатывать деньги, – ее руки двинулись, чтобы положить деньги в карман брюк четвертого брата.

     

    Несмотря на слой ткани, отделяющий деньги от его тела, четвертый брат все еще был на мгновение шокирован внезапным холодом, который, казалось, исходил от них. Его сердце дрогнуло, и он поспешно произнес:

    – Хорошо, больше не задерживаемся, берите рюкзак и пойдем в первый корпус.

     

    – Разве ты не видел? Свет на восемнадцатом этаже не горит. Фань Цзяло еще не вернулся, – неохотно проворчал блондин.

     

    – Если он все еще не вернулся, давайте просто взломаем дверь и подождем его внутри. Кроме того, будет намного лучше, если мы попадем в дом, – четвертый брат показал злобную улыбку.

     

    Остальные трое никогда раньше не делали такой грязной работы и просто без жалоб следовали его указаниям. Сестра Цин бросила рюкзак блондину, сетуя:

    – Теперь твоя очередь нести эту сумку. К счастью, эта старушка не была раздавлена ​​им только что! Черт, почему он такой тяжелый!

     

    Блондин перекинул рюкзак на спину. Вскоре послышался звук чего-то растягивающегося и разрывающегося. Одна из застежек на молнии сломалась, и предметы внутри рассыпались, снова упав на землю.

     

    – Как ты можешь быть таким беспечным? – свирепо нахмурился четвертый брат.

     

    Блондин неоднократно извинялся, в панике поднимая упавшие предметы. Парень не был уверен, почему, но, хотя четвертый брат казался смелым, откровенным и любил шутить, он все еще боялся его.

     

    Сестра Цин и остальные бросились помогать ему собирать вещи. Одна из веревок не была должным образом скреплена, и теперь размоталась. Чем больше они пытались навести порядок, тем более беспорядочным все становилось.

     

    Четвертый брат не мог больше смотреть на этот фарс.

     

    Отбросив в сторону блондина, он нетерпеливо сказал:

    – Свали! Я сам сделаю, – он распутал длинную веревку от начала до конца, затем обвил ее вокруг руки.

     

    Сестра Цин взяла сабельный нож и собиралась положить его обратно в рюкзак, но внезапно, как будто «демоны и боги были на работе» [2], вместо этого она вытащила его из ножен, чтобы поиграть с ним.

     

    Другой человек, которого звали брат Лайцзы, старательно складывал фонарик, плоскогубцы, отвертки и другие предметы по одному в рюкзак, а затем, потирая руки, прошептал:

    – В сумке есть вода? Почему мои руки насквозь промокли?

     

    – А?

     

    Сначала четвертый брат просто небрежно посмотрел на него, когда услышал, как он говорит. Затем, словно пораженный прозрением, он сразу же хотел выпрямиться и отойти, но его конечности уже не слушались, и он с головокружением наткнулся на сестру Цин. Он попытался предупредить: «Нет! Бутылка с эфиром разбита! Нам нужно быстро уйти!»

     

    Жаль, но четвертый брат уже вдохнул столько эфира, что у него не хватило сил повысить голос.

     

    Сестра Цин не могла услышать, что он говорит. Она тупо стояла на месте, держа нож, и острый кончик как раз указывал на грудь четвертого брата, который к тому времени наткнулся на нее.

     

    С легким звуком нож плавно вошел в плоть.

     

    – Аааааааа… – крик сестры Цин был приглушен ладонью четвертого брата.

     

    – Нет, это нехорошо. Электрическая дубинка сломалась. Она сломана! – брат Лайцзы поднял черную палку, но затем его тело внезапно затряслось, как будто он вздрагивал от сильного ветра.

     

    – Что с тобой? – блондин подошел схватить его за плечо и также затрясся, как упавший лист, унесенный ветром.

     

    В этом темном углу за скалой четыре человека рухнули в одно мгновение. Женщина была напугана до слез, но ей пришлось подчиниться приказам четвертого брата и вытащить троих мужчин в место подальше от разбитой бутылки эфира.

     

    В один момент ее зубы стучали, а в следующий – женщина начинала хныкать, как будто переживала приступ истерии. Она не смела сразу трогать брата Лайцзы и блондина, которых било током.

     

    Прежде чем перенести их, она могла только ударять камнем, чтобы избежать прямого контакта. Женщина не знала, сколько раз она врезала камнем по руке, держащей электрическую дубинку, пока хватка на ней не ослабела.

     

    Сумев выполнить это задание, она упала на землю. Женщина изумленно смотрела на свои окровавленные руки, затем на четвертого брата, который лежал без сознания с ножом, торчащим из его груди. И наконец, на сильно раненого брата Лайцзы и блондина, который, казалось, не подавал никаких признаков жизни. Она очень испугалась и отчаялась.

     

    – Я убила кого-то! Я не хотела этого делать! Я собираюсь домой! У-у-у-у… – она схватилась за голову, плача. Лишь после того, как проплакала в течение некоторого времени, она решила закрыть свой рот сжатым кулаком, потому что, наконец, вспомнила, что пришла сюда, чтобы похитить Фань Цзяло, и ее могли обнаружить охранники!

     

    Она сидела в углу некоторое время и дрожала, прежде чем, в конце концов, вылезти из зелени и вернуться к своей машине. К счастью, после полуночи охранники не осмеливались ходить по сообществу, и поэтому ее ненормальное поведение не было обнаружено.

     

    Она припарковала машину у декоративной каменной горки и по одному втянула своих спутников в салон. Трое мужчин все вместе весили двести или двести пятьдесят килограмм, что потребовало от нее огромных усилий.

     

    Она устала и чувствовала себя почти парализованной по завершении такой трудоемкой работы, поэтому плакала лежа на руле, прежде чем завести машину и поспешно убраться отсюда.

     

    Не оставалось никаких сомнений в том, что из всех ее жизненных переживаний не было ни одной ночи хуже, чем сегодня. Эти беспомощные крики и панические попытки лечения превратились в глубоко укоренившиеся страхи, которые она запомнит на всю жизнь.

     

    С трудом управляемую машину шатало из стороны в сторону, и она даже врезалась в ворота на выезде из общины.

     

    Стройная фигура медленно вышла из темноты в круг тусклого желтого света, излучаемого уличным фонарем, и его взгляд следовал за направлением, в котором бежала группа людей. Очень нежное и красивое лицо сияло ночью, а в уголках губ появилась игривая дуга. Да, это был Фань Цзяло.

     

    Пока он желал этого, он обладал способностью полностью скрывать себя и отступать в объятия теней, становясь таким образом существом, которое никто не мог видеть. Или, если он того пожелает, он может быть ослепительным, как падающая звезда.

     

    Ночной ветерок мягко приподнял его мягкие волосы и тонкую одежду, словно напоминая ему, что пора спать. Фань Цзяло отвел взгляд и медленно направился к зданию 1. Он не воспользовался лифтом и поднимался по лестнице этаж за этажом.

     

    Был уже час или два, далеко за полночь, но здание, как казалось, только просыпается. Если внимательно послушать, можно различить эхо болезненных стонов и слез по всей лестничной клетке и даже самому зданию.

     

    На четвертом этаже два пожилых голоса, принадлежащих мужчине и женщине, попеременно издевались:

    – Эта экспресс-доставка твоя?

     

    – Мой сын каждый день усердно работает, чтобы зарабатывать деньги, а ты праздно сидишь дома и тратишь его деньги. Откуда только взялась такая расточительная жена? Что это за дурацкая экспресс-доставка? Лаоцзы сожжет ее для тебя!

     

    – Ты должна просто умереть! Как ты смеешь говорить со мной! Старушка, принеси мой ремень. Сегодня Лаоцзы убьет эту чертову женщину!

     

    – Ударь ее! Ударь ее сильнее! Особенно этот рот! Только гнилые вещи выходят из него!

     

    – Эй, ты смеешь бежать!

     

    – О, мой внук. Мы воспитываем твою мать. Возвращайся в свою комнату и будь осторожен, чтобы случайно не пораниться!

     

    – Вы снова бьете ее, разве нельзя делать это потише? Я все еще играю в игры с Мэй. Будет плохо, если мой друг все это услышит… Ты! Ты моя мать, ну и что? Ты небрежно тратишь деньги отца, и, следовательно, заслуживаешь этого избиения! Все эти деньги станут моими! Убирайся. Ты несколько дней не мыла волосы. Так воняет! Разве ты не можешь одеться лучше, как тетя Ли, и использовать духи? В прошлый раз мои одноклассники видели, как ты забрала меня из школы, и они так сильно смеялись надо мной. Стыдно иметь такую ​​мать, как ты!

     

    Отчаянные крики женщины эхом разносились по этажу и постепенно стихали, когда Фань Цзяло продолжал подниматься.

     

    Достигнув седьмого этажа, он снова услышал женский крик. Но этот голос отличался от того, что он услышал на четвертом этаже. Казалось, он ниже, более хриплый и беспомощный. Мужчина, который избивал женщину на седьмом этаже, молчал, и от начала до конца не использовались словесные оскорбления. Только звук кулаков, пробивающих плоть, и треск сломанной мебели показывали, что применяемое здесь насилие более жестокое, чем на четвертом этаже.

     

    Фань Цзяло оставался спокойным на протяжении всего путешествия, и его темп нисколько не замедлялся – как будто все беспорядки в мире не имели к нему никакого отношения.

     

    На четырнадцатом этаже перед лифтом ждал человек в роскошной одежде. Услышав шаги, приближающиеся с лестничной площадки, он оглянулся и дружелюбно улыбнулся Фань Цзяло.

     

    Фань Цзяло вежливо кивнул и слегка улыбнулся в ответ, но улыбка не затронула глубину его глаз.

     

    Когда Фань Цзяло достиг семнадцатого этажа, он наконец остановился. Он сделал это только потому, что увидел худого маленького мальчика, который крепко обнимал ноги, свернувшись калачиком в темном углу. У него пара ясных больших черных глаз, и его кожа бела, как фарфор, но она оказалась покрыта многочисленными шрамами, перекрещивающимися друг с другом – заставляющими его выглядеть ужасно.

     

    Он в ужасе посмотрел на Фань Цзяло, затем еще сильнее сжался, словно боялся занять слишком много места в коридоре.

     

    Фань Цзяло закрыл глаза на шрамы и не спросил о его обстоятельствах. Вместо этого он просто достал из рюкзака красиво упакованный бутерброд и тихо сказал:

    – Ешь.

     

    На слова Фань Цзяло маленький мальчик отреагировал инстинктивно, втянув голову в руки, как страус, избегающий зверя.

     

    Фань Цзяло необъяснимо улыбнулся. Он просто положил бутерброд на ступеньки и продолжил подниматься. Только после того, как его фигура полностью исчезла, мальчик быстро взял бутерброд и поспешно снял оберточную бумагу, чтобы проглотить его.

     

    ____________________

     

    [1] 癞子哥 [làizi gē] – буквально «прокаженный брат». Это также контекстная ссылка на вариант игры «Fight the Landlord» с карточками «кожа», их версия «козыря». Соответствует ситуации, что ему везет.

    [2] 鬼使神差 [guǐshǐshénchāi] – «демоны и боги на работе». Образно: как по волшебству; чёрт попутал; необъяснимое событие, требующее сверхъестественного объяснения.

     

  • Медиум
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии