• Маршал, Ваша жена снова сбежала
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 180. Не признаётся.

     

    В Юэчэне снова шли дожди.

    Погода становилась всё холоднее, зима уже вошла в большой приморский город.

    Гу Цин Чжоу некоторое время не видела Си Син Пэя и больше не ходила в особняк военного губернатора .

    От Янь Ло Шуй она узнала, что военный губернатор Си не отправит Си Цюн Чжи в Великобританию, а займётся её перевоспитанием в Юэчэне.

    -....Военный губернатор сказал, что Си Цюн Чжи поступит в университет Святого Иоанна, на медицинский факультет. Мой отец спросил у меня, хочу ли я после школы тоже поступить в университет Святого Иоанна и изучать медицину.- сказала Янь Ло Шуй.

    Си Цюн Чжи больше не является беззаботной мисс, которая лишь наслаждается роскошной жизнью в особняке военного губернатора. Теперь ей сказали изучать западную медицину, чтобы в дальнейшем она стала военным врачом и вышла на поле боя в тот момент, когда начнутся военные действия.

    Сердце Миссис Си противится этому, однако она не осмелилась оспорить решение военного губернатора Си.

    Таким образом, Си Цюн Чжи оставили в Юэчэне, и военный губернатор Си простил ей её ошибку.

    - По правде говоря, я тоже очень хочу изучать западную медицину. - сказала Гу Цин Чжоу: - Благодаря пониманию западной медицины можно развивать традиционную китайскую медицину.

    - Если ты хочешь поступить в университет Святого Иоанна, то я могу составить тебе компанию. Я в любом случае не буду учиться за границей. - сказала Янь Ло Шуй.

    У супругов Янь пятеро детей, но трое из них уже не живут рядом с родителями. Янь И Юань слишком непостоянный, он, скорей всего, тоже уедет, поэтому рядом с родителями останется только Янь Ло Шуй.

    Она не пойдёт по пути обучения за границей.

    Янь Ло Шуй - дочь начальника штаба военного правительства, поэтому она не беспокоится о своём браке. Ей не нужно украшать свой престиж золотым порошком и доказывать другим семьям свою ценность.

    - Обсудим этот вопрос как-нибудь в другой раз. - Гу Цин Чжоу уклонилась от ответа. Она не осмеливается говорить о своём будущем.

    Её будущее находится в руках Си Син Пэя, она себе не хозяйка.

    Янь Ло Шуй тоже подумала об этом, поэтому с тревогой в глазах посмотрела на Гу Цин Чжоу и слегка вздохнула.

    -....Цин Чжоу, я думаю, что Си Син Пэй не плохой человек. - неожиданно сказала Янь Ло Шуй.

    Гу Цин Чжоу удивлённо посмотрела на Янь Ло Шуй.

    Разве раньше она не говорила, что Си Син Пэй самый грубый и вульгарный человек?

    - Отец сказал, что он очень заботится о тебе. Кроме того, он отказывается отпускать тебя, а это значит, что ты очень нравишься ему. - сказала Янь Ло Шуй.

    Гу Цин Чжоу молчала.

    Даже если нравится, то какой от этого толк?

    С самой их первой встречи всё пошло не так, это было неправильное начало.

    - Он не нравится мне. - сказала Гу Цин Чжоу: - Поэтому неважно, насколько он хороший или как сильно я ему нравлюсь. Для меня это ничего не значит. Это походит на то, что человеку, который ненавидит острую пищу, предлагают полюбить её. Как бы хорошо не приготовили острую еду, для такого человека она в любом случае будет ядом.

    Янь Ло Шуй кивнула головой.

    - Разве мои чувства совсем не важны? Разве я не имею права сама выбрать любимого мужчину? - спросила Гу Цин Чжоу.

    Янь Ло Шуй сразу же сказала: - Конечно, имеешь право. Цин Чжоу, извини, я не имела в виду ничего плохого....

    - Я знаю. - Гу Цин Чжоу крепко сжала руку Янь Ло Шуй.

    Повернув лицо в сторону автомобильного окна, она наблюдала за стекающими по нему дождевыми нитями.

    А её сердце всё больше погружалось во мрак.

    Ей безразличен Си Син Пэй, тогда почему она так раздражена и нетерпелива?

    Неужели она подозревает, что всё-таки упадёт в его ловушку?

    Мысль об этом заставила Гу Цин Чжоу почувствовать холод во всём своём теле.

    Когда вечером Гу Цин Чжоу разговаривала с Гу Шао, то тоже упомянула медицинский факультет университета Святого Иоанна.

    Гу Шао сказал: - Университет Святого Иоанна - лучшее высшее учебное заведение во всём юго-восточном Китае. Если ты будешь учиться там, то твоё будущее тоже станет перспективным.

    18403.jpg

    Гу Цин Чжоу сказала: - Раньше я не особо думала об этом, но сейчас задумалась. Один человек сказал, что война похожа на лавину, которую никто не сможет остановить. Рано или поздно война придёт к нам. Я не могу стать солдатом и сражаться на поле боя с помощью оружия, но я могу стать военным врачом, это тоже неплохо.

    - В этом нет необходимости. - сказал Гу Шао: - У нас не военная семья, мы не несём никакой ответственности. Если в городе начнутся военные действия, то мы можем сбежать отсюда, вот и всё.

    Кивнув головой, Гу Цин Чжоу не стала опровергать слов Гу Шао.

    Она не знает, где будет в будущем, поэтому и вопрос обучения в университете тоже стоит отложить в сторону.

    Она спросила у Гу Шао: - Ты что-нибудь выяснил по своему делу?

    Гу Шао застыл.

    Он не особо умеет врать, поэтому его взгляд начал блуждать по комнате: - Нет.

    Это свидетельствует о том, что он что-то выяснил.

    Почему он не признаётся?

    Сама Гу Цин Чжоу тоже многое не может обсуждать с людьми, поэтому очень хорошо понимает значение слов "щекотливая тема."

    Гу Цин Чжоу сделала вид, что не уличила Гу Шао во лжи. Она лишь улыбнулась и сказала: - Старший брат, тогда продолжай расследование. Если тебе понадобятся деньги, то скажи мне.

    Гу Шао кивнул головой.

    - Однако я уже на 60% уверен в том, что не являюсь ребёнком семьи Гу. - неожиданно сказал Гу Шао.

    Он посмотрел вниз и почти скорбным голосом сказал: - Если я не ребёнок семьи Гу, то ты отдалишься от меня?

    - Конечно, нет. Ты навсегда останешься моим старшим братом! - сказала Гу Цин Чжоу.

    Гу Шао улыбнулся. Его улыбка была немного радостной, но также и немного печальной.

    Эта зима в Юэчэне была очень дождливой. Дожди шли и в выходные дни, словно само небо восстало против людей и заставляло их сидеть дома.

    Гу Цин Чжоу занималась подготовкой к экзаменам. Она брала больничный на 20 дней, поэтому, если она хочет получить высокие баллы на экзаменах, то ей нужно уделять учёбе больше внимания.

    В субботу утром шёл мелкий дождь. Одевшись потеплее, Гу Цин Чжоу отправилась в беседку на заднем дворе резиденции семьи Гу, чтобы почитать текст вслух.

    Она могла остаться в своей комнате или выйти на балкон, но боялась разбудить Гу Шао.

    В последнее время Гу Шао сильно похудел, а также пребывает не в самом лучшем настроении.

    Осознание того, что у него другая личность, легло на него тяжким грузом. Кроме того, он не может поделиться найденной информацией даже с Гу Цин Чжоу, что ещё сильнее тяготит его.

    Хотя в беседке на заднем дворе весьма прохладно, но свежий воздух проясняет мысли. Гу Цин Чжоу открыла учебник по литературе и начала читать вслух.

    Вскоре она услышала звуки плача.

    Плач не был громким, это были лишь всхлипывания.

    Посмотрев вверх, Гу Цин Чжоу увидела третью наложницу Сян Сюэ. Она стояла в одиночестве на балконе и, опираясь на перила, плакала.

    Третья наложница Сян Сюэ тоже не ожидала, что кто-то выйдет на задний двор в такую рань. Увидев Гу Цин Чжоу, она торопливо развернулась и вернулась в свою комнату.

    - Почему она плачет? - подумала Гу Цин Чжоу: - Неужели что-то случилось с ребёнком, которого забрала Цинь Чжэн Чжэн?

    В последнее время Гу Цин Чжоу не общалась с третьей наложницей, потому что теперь третьей наложницей управляет Цинь Чжэн Чжэн.

    Даже если третья наложница хочет быть ближе к Гу Цин Чжоу, она всё равно себе не хозяйка.

    Почитав вслух в течение получаса, Гу Цин Чжоу вернулась в дом. К этому времени все члены семьи Гу, кроме Гу Шао, спустились на первый этаж, чтобы позавтракать.

    Третья наложница не осмеливалась посмотреть на Гу Цин Чжоу своими немного опухшими от слёз глазами.

    Утром у всех людей опухшие глаза, в этом нет ничего необычного, поэтому никто не обнаружил во внешнем виде третьей наложницы странностей.

    У третьей наложницы не было аппетита. Смотря на то, как она ест кашу, Гу Цин Чжоу подумала, что она ест через силу.

    После завтрака Гу Цин Чжоу поднялась по лестнице на третий этаж, чтобы продолжать делать уроки, но вспомнила, что забыла в столовой учебник по литературе, поэтому снова отправилась вниз за ним.

    Спускаясь по лестнице, она увидела в гостиной на диване третью наложницу Сян Сюэ и первую наложницу Тай Бай.

    В это время третья наложница Сян Сюэ сказала первой наложнице Тай Бай: -....Я не очень хочу есть голубей. Я бы хотела съесть куриный суп с женьшенем.

    - Всё хорошо, я скажу господину. - сказала первая наложница: - Ты беременна, поэтому просто говори мне, что хочешь поесть.

    31543.jpg

    Третья наложница кивнула головой.

    Увидев на лестнице Гу Цин Чжоу, третья наложница вздрогнула от испуга, а её лицо немного изменилось.

    Её реакция немного озадачила Гу Цин Чжоу.

    Она походила на злодея, которого поймали на месте преступления.

    Третья наложница Сян Сюэ намеревается совершить дурное дело?

    На первый взгляд казалось, что третья наложница просто хочет съесть куриный суп.

    Первая наложница Тай Бай тоже удивилась. Обернувшись и увидев Гу Цин Чжоу, она сказала с улыбкой: - Мисс Цин Чжоу, мы говорим про еду, которая укрепит здоровье в зимний период. У тебя есть какие-нибудь пожелания по поводу пищи?

    - Я слышала, как вы говорили про куриный суп с женьшенем. Он очень хорошо укрепляет Ци. - сказала Гу Цин Чжоу.

    - Ты тоже хочешь поесть его? - с улыбкой сказала первая наложница: - Раз так, то сегодня все будут есть эту полезную пищу. Я скажу повару приготовить куриный суп.

    В этот же день во время ужина семья Гу ела этот куриный суп с женьшенем.

    Цинь Чжэн Чжэн была в прекрасном настроении и увлечённо обсуждала с первой наложницей Тай Бай куриный суп.

    19889.jpg

    Даже Пожилая госпожа Гу, к великому удивлению, не придиралась к Гу Цин Чжоу и не ругала её.

    Но Гу Цин Чжоу чувствовала, что здесь что-то не так.

    Утром третья наложница плакала. Затем она говорила о курином супе и, увидев Гу Цин Чжоу, испугалась. Поэтому теперь этот куриный суп кажется подозрительным.

    Сейчас в супе нет ничего плохого, но, скорей всего, он является фундаментом для дальнейших действий.

    В настоящий момент Гу Цин Чжоу не могла угадать, что произойдёт дальше.

    Тем временем радостная Цинь Чжэн Чжэн ясно дала всем понять, что в доме скоро произойдёт важное событие.

    -.....Завтра второй молодой господин Вэй и Сян отправятся в кинотеатр. - после ужина Цинь Чжэн Чжэн сказала Гу Гуй Чжану, сияя от радости.

    Глава семьи Вэй - мэр города. Он высокопоставленный чиновник и, естественно, его семья занимает высокое социальное положение.

    Гу Сян - красивая девушка, получившая образование за границей. Цинь Чжэн Чжэн считает, что Гу Сян достойна стать частью семьи Вэй.

    - Девочки не должны постоянно бегать снаружи. - сказал Гу Гуй Чжан: - Заводить друзей можно, но также необходимо вести себя сдержанно.

    Этим наказом, сказанным как попало, Гу Гуй Чжан хотел намекнуть на то, что Гу Сян не стоит каждый день встречаться с молодым господином Вэй, иначе она быстро может надоесть ему.

    Пожилая госпожа Гу не смирилась с лицемерием Гу Гуй Чжана, поэтому сразу же недовольно сказала: - Ой, твоя Цин Чжоу целыми днями отсутствует дома, отправляясь в школу и другие места, ведёт себя безнравственно. Так почему Сян не хватает сдержанности?

    Гу Цин Чжоу не реагировала.

    Она не говорила, потому что погрузилась в свои мысли.

    Гу Сян уже несколько месяцев знакома с семьёй Вэй, но в её отношениях со вторым молодым господином Вэй нет прогресса. Очевидно, что он не особо заинтересован в Гу Сян или, возможно, просто играет с ней.

    В период влюблённости мужчина липнет к своей возлюбленной. Если этого не происходит, то мужчина не испытывает к девушке особых чувств.

    Являясь сторонним наблюдателем, Гу Цин Чжоу поняла это, но Цинь Чжэн Чжэн и Гу Сян с нетерпением ждут выгодного брака, поэтому не чувствуют в поведении второго молодого господина Вэй ничего странного.

    -....Цинь Чжэн Чжэн надеется, что Гу Сян станет невесткой семьи Вэй, поэтому сейчас для неё самая важная задача - это вернуть себе власть в доме. Она в таком хорошем настроении говорит о семье Вэй. Скорей всего, она уже придумала способ, с помощью которого собирается устранить первую наложницу. - подумала Гу Цин Чжоу.

    Какой способ?

    Как это относится к плачу третьей наложницы Сян Сюэ?

    В мыслях Гу Цин Чжоу был сумбур, она никак не могла найти зацепку.

    Дело не в том, что Гу Цин Чжоу внезапно стала глупой, просто она не могла разгадать силу взаимоотношений между третьей наложницей и Цинь Чжэн Чжэн, а также понять, насколько далеко они могли бы зайти в своём плане.

    Кроме того, Гу Цин Чжоу не знает, что готова сделать третья наложница для Цинь Чжэн Чжэн, то есть, на что она готова пойти ради заложника, находящегося в руках Цинь Чжэн Чжэн.

    Этот вопрос больше всего озадачил Гу Цин Чжоу.

    - Цинь Чжэн Чжэн в прекрасном настроении, а это означает, что она уверена в своей победе. - подумала Гу Цин Чжоу.

    Подумав об этом, Гу Цин Чжоу посмотрела на третью наложницу Сян Сюэ.

    Но третья наложница Сян Сюэ внезапно опустила голову вниз и не осмеливалась взглянуть на Гу Цин Чжоу.

    - Неужели они снова хотят вовлечь меня в свои интриги? - подумала Гу Цин Чжоу.

    Она много размышляла и всё время вспоминала плач третьей наложницы. Ей кажется, что та случайно увиденная сцена - это главный ключ.

    Третья наложница Сян Сюэ в полном отчаянии.

    А какой план Цинь Чжэн Чжэн мог довести третью наложницу Сян Сюэ до полного отчаяния? Гу Цин Чжоу пришёл на ум только один ответ на этот вопрос.

    И от этого жуткого ответа в её жилах застыла кровь.

     

    Глава 181. Розыск.

     

    В воскресенье с утра опять шёл дождь.

    Мелкий дождь походил на нити паутины, парящие в воздухе, и кругом был туман. Виноградные лозы, вьющиеся во дворе резиденции семьи Гу уже сбросили свою большую зелёную листву и цеплялись за стены безжизненными лысыми ветками.

    Падая на молочно-белые перила, дождевые капли становились всё больше, а затем скатывались вниз и опускались на тропинку, вымощенную серо-голубым камнем, словно распустившиеся прозрачные цветы.

    Гу Цин Чжоу сидела за столом около окна и добросовестно делала домашнее задание.

    Сейчас для неё уроки - это самое важное занятие, она не может забрасывать их.

    Домашнее задание было не таким уж и лёгким. В течение 6-ти часов она сидела за столом и тщательно выполняла его.

    Выполнив уроки, Гу Цин Чжоу лениво потянулась, открыла свой шкаф и взяла коричневую тёплую блузку с наклонным запахом и тёмно-зелёную юбку в пол.

    Она боялась, что её обувь промокнет, поэтому специально надела кожаные ботинки.

    Обувь тоже была тёмно-зелёного цвета, поэтому не выделялась на фоне юбки.

    Тщательно одевшись, Гу Цин Чжоу спустилась по лестнице на второй этаж и постучала в дверь комнаты первой наложницы Тай Бай.

    -....Вторая госпожа, я хочу сходить в книжный магазин. В школе сказали приобрести 2 романа на английском языке. В следующем месяце нам нужно дать им художественную оценку. Я только сейчас вспомнила об этом. - сказала Гу Цин Чжоу.

    В это время первая наложница читала журнал. Услышав слова Гу Цин Чжоу, она сказала: - Мне составить тебе компанию?

    - Нет необходимости. На улице идёт дождь, сейчас не очень комфортно гулять снаружи. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Первой наложнице тоже было лень двигаться, поэтому она сказала: - Тогда хорошо, иди.

    Договорив, она встала, взяла 2 юаня и передала их Гу Цин Чжоу.

    10136.jpg

    Гу Цин Чжоу сказала: - Водитель старина Сунь может отвезти меня? (старина - вежливое обращение к мужчине, возраст которого превышает 50 лет)

    Некоторое время назад у семьи Гу появились вторая машина и водитель. Один водитель возит Гу Гуй Чжана, а второй отвозит детей в школу, а также Цинь Чжэн Чжэн и стальных членов семьи Гу в город по их требованию.

    Старина Сунь возит Цинь Чжэн Чжэн и остальных.

    - Может. - с улыбкой сказала первая наложница Тай Бай.

    Спустившись по лестнице на первый этаж, Гу Цин Чжоу отправилась во флигель, в котором располагаются слуги, и попросила старину Сунь подать машину.

    - Мисс Цин Чжоу, Вы хотите выехать в город в такой дождливый день? - тётушка Чэнь беседовала с Гу Цин Чжоу.

    - Да, мне нужно купить несколько книг. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Тётушка Чэнь сразу же сказала, что желание современных девушек учиться отличается от отношения девушек к учёбе в прежние времена.

    Пока Гу Цин Чжоу, игнорируя разницу в статусах, свободно разговаривала со слугами, старина Сунь припарковал машину около входа в резиденцию семьи Гу.

    Гу Цин Чжоу села в машину.

    Когда она уселась, старина Сунь спросил: - Мисс Цин Чжоу, куда Вы хотите поехать?

    Но Гу Цин Чжоу некоторое время молчала.

    - Сначала в книжный магазин на улице Собор Богоматери. - в итоге сказала она.

    Улица Собор Богоматери находится недалеко от резиденции семьи Гу, до неё можно дойти пешком за 15 минут.

    Семья Гу - не процветающая семья, а господин скупой человек. Он, безусловно, не позволил бы использовать машину для поездки на такое ближнее расстояние.

    Напрасная трата топлива!

    Но в будущем Гу Цин Чжоу войдёт в семью военного губернатора Си. Слуги тоже очень наблюдательные и умеют анализировать ситуацию, поэтому благоразумный старина Сунь ничего не сказал, а отправился к книжному магазину, расположенному на улице Собор Богоматери.

    Хотя старина Сунь вёл машину довольно медленно, но всё равно доехал до магазина всего за 5 минут.

    Книжный магазин небольшой, и в дождливый день в нём было мало посетителей. Сквозь окна и стеклянную дверь от магазина исходил тёплый оранжевый свет.

    Внутри магазин был наполнен приятным запахом новых книг.

    - Мисс Цин Чжоу, мы на месте. - сказал старина Сунь.

    Но Гу Цин Чжоу не выходила.

    Она неподвижно сидела на заднем сиденье.

    Старина Сунь почувствовал неловкость: он водитель семьи Гу с низкой заработной платой. Он очень боится оскорбить госпожу, наложниц и мисс семьи Гу, поэтому не осмеливается повернуть голову назад и смотреть на них.

    В тихом салоне автомобиля витал слабый запах розы, а старина Сунь был в полном смятении.

    Что это значит?

    Примерно через 2 минуты старина Сунь снова сказал: - Мисс Цин Чжоу, приехали.

    Он очень порядочный, поэтому не оглядывался назад. Мельком посмотрев в зеркало заднего вида, он увидел Гу Цин Чжоу, которая сидела на заднем сиденье и, скрестив руки на груди, спокойно смотрела на него.

    Старина Сунь содрогнулся.

    -....Я всегда был порядочным и не должен бояться взглянуть на госпожу и мисс, чтобы узнать, всё ли с ними в порядке. - успокаивал себя старина Сунь.

    Когда такая психологическая война продлилась 5 минут, старину Сунь уже переполняли сомнения и даже тревога. Осознав, что его линия обороны пошатнулась, Гу Цин Чжоу заговорила.

    - Старина Сунь, ты всегда отвозишь госпожу в город. В последнее время госпожа просила тебя где-нибудь остановиться, а после брала рикшу и куда-то уезжала? - спросила Гу Цин Чжоу.

    В жилах старины Сунь застыла кровь.

    Такое действительно было несколько раз.

    Но разве он может спокойно разглашать эту информацию? Водители, естественно, знают о передвижениях своих хозяев вне дома, но также понимают, чего от них ожидают хозяева. Если хозяева сочтут, что водитель ненадёжен, то уволят его.

    Старина Сунь знает, что можно говорить и чего говорить не следует. Кроме того, ему по-прежнему нужна эта заработная плата, чтобы содержать свою семью.

    - Нет, мисс Цин Чжоу. - старина Сунь хотел сказать очень уверенно, но его голос неосознанно слегка задрожал.

    - Старина Сунь, ты не честен! - Гу Цин Чжоу подняла руку и откинула в сторону свою густую чёлку, обнажив свой гладкий лоб, а также яркие и холодные, как лёд, глаза.

    Её взгляд был прикован к старине Сунь.

    -....Если хозяин увольняет слугу, то не станет говорить, что сокращает количество слуг или что ему что-то не понравилось в слуге. Он лишь скажет, что слуга нечист на руку, дабы избежать закрепления за ним репутации жестокого хозяина. После увольнения слуге очень сложно найти другую работу. - спокойно сказала Гу Цин Чжоу, откинувшись на спинку автомобильного сиденья.

    Это правда.

    У слуги очень низкий статус. Семьи, которые могут позволить себе слуг, занимают важное положение в обществе и дорожат своей репутацией. Увольняя слуг, хозяин не хочет заработать себе репутацию жестокого человека, поэтому, при увольнении, ему проще сказать, что во всём виноваты грязные руки и ноги слуги.

    Все слуги знают об этом, но всё равно устраиваются на такую работу, желая заработать денег на еду.

    Другие семьи редко осмеливаются впустить в свой дом уволенных слуг.

    Старина Сунь - обычный водитель. Однако к моральным качествам водителей очень сильно придираются. Если семья Гу уволит его, то в дальнейшем ему будет очень сложно найти другую работу. Ему останется только быть чернорабочим на пристани.

    Но с помощью зарплаты чернорабочего он не сможет прокормить свою семью.

    До смерти напуганный старина Сунь не понимал, чем мог так обидеть эту мисс.

    - Мисс Цин Чжоу, у Вас милосердное сердце. Вы, безусловно, не позволите слуге оказаться в мучительном положении. - старина Сунь так сильно переживал, что чуть не заплакал.

    Что станет с его семьёй, если его уволят? Неужели ему придётся смотреть на то, как вся его семья умирает с голоду?

    - Я не собираюсь создавать для тебя мучительную ситуацию, если только ты не откажешься показать мне место, где госпожа выходила из машины и пересаживалась в другой транспорт. - сказала Гу Цин Чжоу: - Старина Сунь, ты очень сообразительный. В дальнейшем ты можешь стать моими глазами и ушами, я не буду плохо обращаться с тобой.

    Старина Сунь задумался.

    Гу Цин Чжоу вернулась в город всего год назад. Она умная и талантливая, и господин очень любит её.

    За этот год произошло очень много событий. Только посторонним людям кажется, что в семье Гу ничего не изменилось, но на самом деле этот дом уже давно перевёрнут вверх дном.

    По сравнению с мисс Цин Чжоу, у госпожи сейчас шаткое положение и нет влияния.

    Если бы в резиденцию семьи Гу не приехала Пожилая госпожа Гу, то сейчас госпожа, скорей всего, не имела бы права даже садиться со всеми за обеденный стол.

    А мисс Цин Чжоу в будущем войдёт в семью военного губернатора Си. Когда это произойдёт, она, возможно, потянет за собой и слуг, работающих в её родительском доме.

    Водители очень важны. Чаще всего на эту должность ставят доверенное лицо. Если старине Сунь удастся завоевать благосклонность Гу Цин Чжоу, и она будет считать его своим доверенным лицом, то в дальнейшем он сможет работать на семью Си.

    У старины Сунь нет больших амбиций, он лишь хочет получать более высокую заработную плату, чтобы поставить на ноги своих шестерых детей.

    Старина Сунь не осмелится вызвать неудовольствие Гу Цин Чжоу.

    - Мисс Цин Чжоу, я всего лишь слуга. - старина Сунь хмурился и сказал с тревогой в голосе: - Если сегодня я отвезу Вас туда, то в будущем Вы можете сомневаться во мне и думать, что я могу отвезти других людей к месту, где были Вы. Слугам нехорошо так поступать.

    - Старина Сунь, я знаю, что ты осторожен. Не волнуйся, в будущем ты будешь моими глазами и ушами, я не буду сомневаться в тебе. Я не сомневаюсь в слугах, которые работают на меня, и не бросаю слов на ветер. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Услышав эти слова, старина Сунь перестал сопротивляться.

    Гу Цин Чжоу применила угрозы и подкуп. Взвесив все за и против, старина Сунь сказал: - Мисс Цин Чжоу, держитесь крепче, мы отправляемся.

    Он привёз Гу Цин Чжоу к южной части города.

    В южной части города расположен старый город. Все дома здесь деревянные и построены по старому образцу, а случайные прохожие одеты в чангуа. Создаётся впечатление, что попал в прошлое, во времена династии Цин. (чангуа - китайская куртка выше колен с легким однослойным подкладом)

    Старина Сунь сказал Гу Цин Чжоу: - Каждый раз госпожа выходит из машины на этом перекрёстке и говорит, чтобы я не ждал её. Она садится в рикшу и едёт дальше на юго-восток.

    Старина Сунь не знает конечной точки её маршрута.

    Гу Цин Чжоу кивнула головой.

    - Хорошо. Старина Сунь, спасибо за помощь. А теперь нам нужно вернуться на улицу Собор Богоматери. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Как только они добрались до улицы Собор Богоматери, Гу Цин Чжоу отправилась в магазин часов и позвонила на виллу Си Син Пэя.

    На звонок ответил адъютант Си Син Пэя.

    -....Помогите мне найти одного человека. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Она рассказала адъютанту о том, что Цинь Чжэн Чжэн спрятала ребёнка в старом городе. Девочке около двух лет, а в городе она живет примерно 6 месяцев.

    - Поблизости должны жить старые соседи. Если кто-то внезапно переселяется в комнату с маленьким ребёнком, то шум должен привлечь внимание соседей. Всё-таки маленькие дети часто плачут. - сказала Гу Цин Чжоу: - Поможете мне найти ребёнка, а после пусть тётушка Чжу позвонит мне и сообщит адрес?

    - Будет выполнено, мисс Гу. - сказал адъютант.

    Гу Цин Чжоу повесила трубку.

    После этого она отправилась в книжный магазин и купила 2 романа на английском языке.

    Когда она вернулась домой, в гостиной никого не было и, естественно, никто не спросил, где она была.

    Незадолго до ужина Гу Цин Чжоу позвонили.

    Звонила тётушка Чжу.

    - Мисс Гу, уже есть адрес, запомните его. - с улыбкой сказала тётушка Чжу.

    - Так быстро? - Гу Цин Чжоу очень удивилась. С момента её просьбы не прошло и 2-х часов.

    Старый город большой, там живёт очень много людей.....

    - Хорошо, говорите. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Тётушка Чжу сразу же сообщила ей адрес.

    Затем тётушка Чжу сказала: - Там живёт женщина с ребёнком. Один мужчина привёз им еду, и адъютант уже находится в комнате. Ему забрать ребёнка?

    - Не стоит, завтра я приеду туда. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Пока она разговаривала по телефону, первая наложница Тай Бай спускалась по лестнице на первый этаж.

    Первая наложница не спрашивала, кто звонил, и Гу Цин Чжоу ничего ей не объяснила.

    Во время ужина третья наложница Сян Сюэ неожиданно спросила: - Вчерашний куриный суп ещё остался?

    - Осталось немного. - сказала повар.

    - Потом принеси его в мою комнату в качестве ночного перекуса. - снова сказала третья наложница Сян Сюэ.

    Повар сказала: - Да.

    Цинь Чжэн Чжэн с беспокойством в голосе сказала: - Если ты хочешь поесть его, то пусть приготовят свежий. Его легко готовить, а остатки есть не очень хорошо, это может навредить ребёнку.

    - Всё в порядке. Сейчас холодная погода. Суп, приготовленный вчера, не испортится. - с улыбкой сказала третья наложница.

    Этот разговор слышала вся семья.

    Тон голоса Цинь Чжэн Чжэн был мягким, взволнованным и доброжелательным, словно она очень беспокоится за третью наложницу Сян Сюэ.

    Став сторонним слушателем разговора, первая наложница начала немного волноваться: - Они что-то задумали? Почему они такие доброжелательные друг с другом? Разве это не странно?

    Первая наложница не могла понять, что происходит, поэтому окинула взглядом всех присутствующих. Не обнаружив в лицах остальных никаких подсказок, она решила отложить это дело в сторону.

     

    Глава 182. Варварство.

     

    Первая наложница Тай Бай с подозрением отнеслась к поведению третьей наложницы и Цинь Чжэн Чжэн во время ужина.

    Однако первая наложница не очень проницательный человек и не может предугадать шагов Цинь Чжэн Чжэн, поэтому не обнаружила подсказок.

    Гу Цин Чжоу выглядела спокойной.

    Она знает, что для успешного завершения дела прежде нужно всё тщательно подготовить. Успех не достигается мгновенно.

    Этот куриный суп вызывает подозрения, как и действия третьей наложницы Сян Сюэ и Цинь Чжэн Чжэн, однако атака произойдёт не сегодня.

    Во время ужина Гу Цин Чжоу ела очень медленно, поэтому Пожилая госпожа Гу снова ругала её: - Ты слишком вялая и изнеженная. Где уж тебе достичь уровня Сян и Ин?

    Гу Цин Чжоу сказала с улыбкой: - Бабушка, когда здесь жила Вэй, то она тоже ела очень медленно.

    Пожилая госпожа Гу не придаёт особого значения внучкам, она считает сокровищем только Гу Шао. Кроме того, в доме есть Гу Сян, Гу Ин и Гу Цин Чжоу, поэтому она действительно забыла про Гу Вэй.

    Услышав слова Гу Цин Чжоу, Пожилая госпожа Гу сразу же вспомнила Гу Вэй, поэтому посмотрела на Цинь Чжэн Чжэн и спросила: - Где Вэй?

    Цинь Чжэн Чжэн потеряла дар речи.

    Когда позже Гу Цин Чжоу поднималась по лестнице на третий этаж, то услышала голос Пожилой госпожи Гу, доносящийся со второго этажа. Она говорила со злостью --- похоже, её ругань была направлена в сторону Гу Цин Чжоу.

    Цинь Чжэн Чжэн, несомненно, обвинила Гу Цин Чжоу в том, что Гу Вэй сбежала из дома.

    - Эту мерзавку давным-давно нужно было избить до смерти! - Пожилая госпожа Гу ругалась: - Я спрашиваю, в этой семье есть хоть какие-нибудь правила?

    Цинь Чжэн Чжэн успокаивала её.

    -....И ты всё ещё защищаешь её? В будущем она опозорит наших предков! - во весь голос ругалась Пожилая госпожа Гу.

    Не сдержавшись, Гу Гуй Чжан гневно прорычал какую-то фразу, после чего воцарилась тишина.

    Они не отправились к Гу Цин Чжоу, чтобы избить её, и Гу Цин Чжоу притворилась, что ей ничего не известно.

    Также она не придала этой ситуации особого значения. Лениво повернувшись на другой бок, она продолжила спать.

    На следующий день она проснулась в 4 часа утра.

    Приняв душ и одевшись, она взяла портфель, вышла на улицу и отправилась к трамвайной остановке. Через час к остановке прибыл первый утренний трамвай.

    Проехав часть пути на трамвае, она пересела в рикшу и в итоге добралась до места, адрес которого вчера вечером ей сообщила тётушка Чжу.

    Она приехала сюда так рано из-за того, что затем ей нужно будет пойти в школу. Ранее она была на длительном больничном, поэтому сейчас старается не пропускать уроки.

    Постучав в дверь, Гу Цин Чжоу отступила в сторону.

    Когда мужчина среднего возраста с бледным лицом открыл дверь и увидел её, то выражение его лица сильно изменилось.

    Он знает Гу Цин Чжоу.

    А Гу Цин Чжоу не могла вспомнить, где его видела.

    Позади мужчины стоял адъютант, который наставил дуло пистолета на спину мужчины и вытянул свою шею, чтобы узнать, кто пришёл.

    - Мисс Гу. - увидев Гу Цин Чжоу, адъютант сразу же оттолкнул мужчину в сторону.

    Он открыл дверь перед Гу Цин Чжоу, а другой адъютант связал мужчину.

    Комната, расположенная на втором этаже старого дома, была небольшой, из-за сырости с её стен отпала большая часть штукатурки. В западной части комнаты, около стены, стояла маленькая кровать, вокруг которой лежало множество газет. На кровати сидела дрожащая женщина и держала на руках ребёнка.

    Гу Цин Чжоу ничего не говорила, а подошла к женщине и посмотрела на ребёнка в её руках.

    До смерти напуганная и дрожащая женщина опустила голову вниз и сказала: - Мисс Гу, пощадите нас. Мисс Гу, мы только выполняли приказ.

    Гу Цин Чжоу забрала у неё ребёнка.

    Он очень лёгкий и тощий, и совсем не походит на почти двухлетнего ребёнка.

    В это время он спал, а его отощавшее лицо было серого цвета, словно ребёнок был при смерти.

    Девочке почти 2 года, в ней уже можно разглядеть такие же черты внешности, как у третьей наложницы Сян Сюэ.

    Но....

    Одна рука ребёнка была спрятана в рукаве, поэтому Гу Цин Чжоу закатала его.

    Увидев руку, которая была спрятана в рукаве, Гу Цин Чжоу застыла.

    Левая рука ребёнка была тощей и пожелтевшей, а также на ней было всего 3 пальца: мизинец ей давно отрезали, поэтому рана уже затянулась, а безымянный палец ей отрезали недавно, рана ещё не зажила и была покрыта кровью.

    Застывшую Гу Цин Чжоу внезапно охватило пламя ярости.

    - У Цинь Чжэн Чжэн действительно нет сердца! - пламя ярости всё сильнее разгоралось в душе Гу Цин Чжоу.

    Она дала женщине пощёчину.

    Женщина не была готова к этому, поэтому, получив пощёчину, упала на пол.

    - Что с её пальцами? - холодный взгляд Гу Цин Чжоу упал на лицо женщины и мужчины.

    Женщина, упавшая на пол, хотела выйти сухой из воды, поэтому молчала и не шевелилась.

    А мужчина бормотал что-то невнятное.

    - Адъютант, застрели его! - Гу Цин Чжоу указала на мужчину средних лет: - Достаточно одного свидетеля. Оставим женщину, а мужчину убьём.

    Адъютант сразу же достал пистолет.

    У мужчины от страха подкосились ноги. Упав на колени, он полз в сторону Гу Цин Чжоу и говорил: - Мисс, пощадите, мисс, пощадите! Это....я отрезал пальцы, но я был вынужден исполнить приказ. Госпожа приказала сделать это.

    В настоящий момент Гу Цин Чжоу вспомнила этого мужчину. Его зовут У Лао Лю, он работает в резиденции семьи Гу и отвечает за закупку продуктов.

    Слугам, отвечающим за закупку продуктов, передают деньги, поэтому такой человек, безусловно, должен быть доверенным лицом.

    Он с самого начала был доверенным лицом Цинь Чжэн Чжэн.

    А эта женщина - жена У Лао Лю, она не работает в резиденции семьи Гу.

    Они супруги, один отвечает за закупку продуктов для семьи Гу, а вторая - за дочь третьей наложницы Сян Сюэ.

    Когда третья наложница Сян Сюэ отказывалась подчиняться, Цинь Чжэн Чжэн приказала отрезать ребёнку палец, после чего отправила его третьей наложнице Сян Сюэ.

    Гу Цин Чжоу считает, что даже самые низкие и отвратительные люди более человечны, чем Цинь Чжэн Чжэн!

    Сердце Гу Цин Чжоу заполнилось грустью, жалостью и яростью, в этот момент она хотела отправиться к Цинь Чжэн Чжэн и зарезать её.

    Она злилась в течение длительного времени.

    Ребёнок - это нежное, наивное и невинное создание, но его уже заставили сильно страдать.

    Гу Цин Чжоу впервые настолько сильно разозлилась, её эмоции походили на скорбную ярость, крепко обхватившую её сердце.

    - Говори, как часто ты передаёшь сообщения госпоже? - Гу Цин Чжоу сидела с мрачным лицом, держала на руках дочь третьей наложницы Сян Сюэ и задала вопрос У Лао Лю.

    - Раз в пять дней. Я привожу продукты, после чего сообщаю госпоже о ситуации в этом месте. Госпожа приезжает сюда 1 раз в месяц. - ответил У Лао Лю.

    - Через сколько дней ты снова должен сообщить ей информацию? - спросила Гу Цин Чжоу.

    У Лао Лю сказал с волнением в голосе: - Сегодня днём. - на самом деле он хотел всё сделать сегодня утром, но его схватил адъютант.

    Гу Цин Чжоу кивнула головой.

    Она сказала У Лао Лю: - Ты отправишься к госпоже и скажешь ей, что всё идёт как обычно, ты меня понял?

    - Да, да! - торопливо сказал У Лао Лю.

    Гу Цин Чжоу снова спросила: - Сколько у тебя детей?

    - Трое...трое. - У Лао Лю осознал, что это не сулит ничего хорошего, поэтому старательно поклонился Гу Цин Чжоу до пола: - Мисс, прошу, не трогайте моих детей!

    Гу Цин Чжоу посмотрела на него холодным взглядом и сказала адъютантам: - Схватите его детей и заприте их в комнате вместе с его женой на несколько дней.

    Адъютанты ответили "Да."

    Таким образом, У Лао Лю будет сотрудничать с Гу Цин Чжоу и не осмелится тайком сообщить Цинь Чжэн Чжэн о том, что их раскрыли.

    Гу Цин Чжоу вышла из комнаты вместе с дочерью третьей наложницы и направилась к аптеке семьи Хэ.

    Увидев руку ребёнка, Му Сань Нян зажала свой рот рукой и заплакала: - Кто настолько жестокий?

    Обрабатывая раны девочки, Хэ Мэн Дэ заметил, что у неё очень слабое дыхание, поэтому сказал: - Ребёнок очень слабый. Если бы всё так и продолжалось, то он бы умер через пару месяцев.

    - Дайте ей тонизирующие средства. - сказала Гу Цин Чжоу.

    Ей нужно было пойти в школу, поэтому она доверила заботу о ребёнке семье Хэ.

    После уроков Гу Цин Чжоу купила сухую молочную смесь и торт, после чего поехала в аптеку семьи Хэ.

    В это время девочка уже не спала, а Хэ Вэй развлекала её.

    Му Сань Нян взяла сухую молочную смесь и приготовила её для девочки, а Хэ Вэй накормила её тортом.

    У ребёнка большие и нежные глаза, но в них мало жизненных сил.

    - Она умеет говорить. - сказала Хэ Вэй.

    Ребёнку почти 2 года. Естественно, она уже умеет говорить.

    - Как тебя зовут? - спросила у неё Гу Цин Чжоу.

    Девочка, которая в это время ела торт, испугалась и сразу же спряталась за спиной Хэ Вэй.

    Хэ Вэй длительное время успокаивала её и много раз сказала, что Гу Цин Чжоу не злой человек.

    - Меня зовут Лянь’эр. - пролепетал ребёнок. Хотя её голос слабый, но также очень красивый и милый.

    - Лянь’эр, почему ты приехала в город? - снова спросила Гу Цин Чжоу. Она хочет узнать, что помнит этот ребёнок.

    - Приехала к маме. - сказала Лянь’эр: - Моя мама...

    Она знает, что её мама находится в городе.

    Когда Лянь’эр съела кусочек торта и выпила молочную смесь, то немного оживилась.

    Му Сань Нян и Гу Цин Чжоу стояли около двери и разговаривали.

    -...Это дочь третьей наложницы семьи Гу. - сказала Гу Цин Чжоу: - Госпожа хотела контролировать третью наложницу, поэтому держала её дочь в заложниках.

    - Но она не должна была резать пальцы ребёнку. Она зашла слишком далеко. Она ведь тоже мать, почему она такая жестокая? Это варварство! - Му Сань Нян вытирала слёзы.

    Гу Цин Чжоу тоже чувствовала тяжесть на душе.

    Слабые глаза невинного ребёнка вызывают жалость в сердце человека.

    Как у этого сукина сына У Лао Лю рука поднялась на беззащитного ребёнка?

    Как Цинь Чжэн Чжэн смогла отдать такой зверский приказ?

    - Тётя, позаботьтесь о ней некоторое время. Скоро я снова приду и принесу деньги на еду. - сказала Гу Цин Чжоу: - Когда я улажу дела дома, то заберу её.

    Му Сань Нян сказала: - Тебе не нужно ничего приносить. Сейчас у нас достаточно денег. Мы позаботимся о ней и не будем с ней плохо обращаться.

    Гу Цин Чжоу кивнула головой.

    Она возвращалась в резиденцию семьи Гу с суровым выражением лица.

    После ужина она вышла во двор вместе с третьей наложницей Сян Сюэ.

    Живот третьей наложницы становится всё больше, поэтому после еды она немного гуляет на свежем воздухе.

    В руках Цинь Чжэн Чжэн находится заложник, поэтому она не беспокоится о том, что Гу Цин Чжоу может повлиять на третью наложницу. В результате она не придала никакого значения тому, что Гу Цин Чжоу отправилась гулять вместе с третьей наложницей.

    -....Третья наложница, сколько лет Лянь’эр? - спросила Гу Цин Чжоу.

    Третья наложница неожиданно остановилась и потрясённо посмотрела на Гу Цин Чжоу.

    В её сердце сразу же зародилась слабая надежда, поэтому она схватила Гу Цин Чжоу за руку и сказала: - Мисс Цин Чжоу, ты....ты видела Лянь’эр? Ты спасла её?

    Гу Цин Чжоу молчала.

    В саду на заднем дворе были только 2 уличных фонаря, тусклый свет от которых, падая на Гу Цин Чжоу, добавлял её лицу больше холода и мрака.

    - Третья наложница, ты не состоялась как мать! - сказала Гу Цин Чжоу: - Лянь’эр отрезали два пальца, но ты не только не дала отпор обидчику, но сейчас даже хочешь убить ребёнка в своём животе! Неужели ты правда считаешь, что если будешь покорной, то Лянь’эр оставят в живых?

    Третья наложница сразу же всё осознала.

    Всё это - секретный план Цинь Чжэн Чжэн, но Гу Цин Чжоу уже догадалась об этом.

    Цинь Чжэн Чжэн хотела использовать ребёнка в животе третьей наложницы, чтобы избавиться от Гу Цин Чжоу и первой наложницы Тай Бай.

    Два ребёнка - "на ладони и спереди и сзади мясо." (означает - дети одинаково важны для родителя) Лянь’эр уже появилась на этом свете, а ребёнок в животе третьей наложницы ещё не видел солнца.

    Когда третью наложницу заставили сделать выбор, то после длительных и мучительных раздумий она выбрала Лянь’эр.

    - Мисс Цин Чжоу, помоги мне! - третья наложница собиралась опуститься на колени перед Гу Цин Чжоу.

    3667.jpg

    Гу Цин Чжоу остановила её и шёпотом сказала: - Будь осторожна, в этом доме полно глаз!

    Третья наложница сразу же взяла себя в руки и крепко стояла на ногах.

  • Маршал, Ваша жена снова сбежала
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии