• Маршал, Ваша жена снова сбежала
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • На протяжение оставшегося пути Гу Цин Чжоу сидела в машине с закрытыми глазами.

    Си Син Пэй, взяв с собой Гу Цин Чжоу, направился к храму, расположенному за городом.

    В ночное время в храме не было посетителей, большие ворота были плотно закрыты.

    - Молодой маршал. - молодой монах знает Си Син Пэя, поэтому сразу же открыл ворота и пригласил его войти.

    На территории храма в воздухе витал аромат сандалового дерева.

    Гу Цин Чжоу замедлила шаг. Си Син Пэй считает, что её ципао красивое, но сама она думает, что оно очень вульгарное, поэтому, чувствуя неловкость, она шла весьма медленно.

    - Мы поднимемся на гору. - с улыбкой сказал Си Син Пэй.

    Вся горная цепь принадлежит храму.

    Гора совсем не высокая.

    Сделав несколько шагов, Гу Цин Чжоу почувствовала слабость в ногах и чуть не упала. Си Син Пэй поддержал её, а затем присел на корточки, подставив ей свою спину.

    - Нет, я слишком тяжёлая. - Гу Цин Чжоу отказалась.

    - Сколько в тебе цзинь? Я без проблем могу пробежать 20 километров, неся на спине 120 цзинь. - сказал Си Син Пэй. (1 цзинь =0,5 кг)

    Гу Цин Чжоу оставалось только взобраться на его спину и ухватиться за его плечи.

    13576.jpg

     

    Си Син Пэй шёл очень быстро. Хотя он нёс на своей спине Гу Цин Чжоу, но его дыхание совсем не было тяжёлым. Вскоре он поднялся на вершину горы.

    Когда он опустил Гу Цин Чжоу на землю, и она увидела, что его дыхание вообще не сбилось, то подумала: - У этого человека отличные здоровье и физическая подготовка, мне не дождаться его естественной смерти.

    - Это смотровая площадка. Отсюда открывается самый лучший вид на Юэчэн.

    Смотровая площадка, расположенная на территории храма, очень обширная, отсюда весь Юэчэн виден как на ладони.

    Здесь растёт очень древнее дерево - софора японская, широкая листва которого драгоценным навесом накрывает большую часть площадки.

    Под деревом стоит каменный стол и каменная скамья, а край площадки оснащён прочными перилами.

    Когда Гу Цин Чжоу облокотилась на перила, начала смотреть на роскошные городские огни вдали и почувствовала на своём лице прохладу ночного ветра, то хандра, которая была в её сердце, значительно уменьшилась.

    Си Син Пэй обнял её сзади и, указывая рукой вдаль, сказал: - Смотри, это наша вилла.

    Это только твоя вилла.

    Гу Цин Чжоу мысленно выразила недовольство, но не смогла произнести этих слов вслух.

    Си Син Пэй продолжил указывать на различные места, показав ей, где находятся особняк семьи Янь, резиденция семьи Гу, дом Пожилой госпожи Си, особняк военного губернатора и мэрия.

    Юэчэн он знает как свои пять пальцев, потому что это его территория.

    - Цин Чжоу, тебе нравится Юэчэн? - спросил Си Син Пэй.

    Гу Цин Чжоу сказала: - Не знаю, я здесь не так давно. Если бы не ты, то мне бы очень понравился этот город.

    Си Син Пэй сразу же слегка укусил её за ухо.

    Когда Гу Цин Чжоу попыталась уклониться, Си Син Пэй перестал кусать, лизнув её в ухо.

    - Если тебе не нравится, то, может, уедем в другое место? - сказал Си Син Пэй.

    - Мне нравится здесь! - быстро сказала Гу Цин Чжоу.

    Она не хочет уезжать отсюда. Она ещё не вернула себе имущество своего дедушки, а также не заставила виновных сознаться в убийстве её матери и дяди, и не узнала, как умер её дедушка.

    Си Син Пэй поцеловал её в шею.

    Обратный путь с горы занял гораздо больше времени. Ноги Гу Цин Чжоу ещё болели, поэтому Си Син Пэй снова нёс её на своей спине.

    Он шёл очень медленно, а прохладный горный ветер то и дело поднимал волосы Гу Цин Чжоу, сдувая их к лицу Си Син Пэя.

    Одна сторона его лица немного зудела, но на душе он чувствовал исключительное спокойствие.

    Когда они вернулись на виллу, Гу Цин Чжоу сразу же обратила внимание на новое пианино, которое стояло около окна. Клавиши пианино были чёрно-белыми и гладкими, словно нефрит.

    - Ба!.... - Гу Цин Чжоу слегка остолбенела.

    Во время разговора в ресторане она произнесла случайные слова, но он сразу же купил пианино.

    - Когда ты его купил? - спросила Гу Цин Чжоу.

    30054.jpg

     

    - Когда мы были в ресторане. - сказал Си Син Пэй.

    Во время ужина в ресторане он отправился в сторону уборной. Именно тогда он позвонил своему адъютанту, сказал ему срочно купить пианино и привезти его на виллу.

    Си Син Пэй никогда не скупится на вещи, которые хочет приобрести.

    - Сыграй мелодию, которую знаешь. Я хочу послушать. - сказал Си Син Пэй.

    - Уже поздно. - Гу Цин Чжоу не хочет.

    Си Син Пэй слегка зажал пальцами её нос и сказал: - Лентяйка! Ты становишься всё более ленивой!

    Проигнорировав его, Гу Цин Чжоу поднялась по лестнице наверх.

    На её предплечье не должна попадать вода, поэтому Си Син Пэй помог ей принять ванну, после чего лёг с ней на кровать, обнял и заснул.

    Но сердце Гу Цин Чжоу тревожило одно дело, из-за которого она не могла заснуть.

    Она думает о Янь Синь Нуне и Миссис Янь.

    Нужно ли ей завтра отправиться в особняк семьи Янь, чтобы поговорить с ними? Но что она может сказать?

    Сердце Гу Цин Чжоу охватила трусость. Когда придёт время для разговора, она может не выдержать взгляда своей названной матери.

    Она хочет пойти, но боится.

    Думая об этом, она не могла заснуть до второй половины ночи.

    На следующий день Си Син Пэй проснулся рано утром и сам приготовил завтрак.

    Адъютант купил маленькие баоцзы (пирожки, приготовленные на пару), а Си Син Пэй сварил рисовую кашу. Поэкспериментировав с дайконом, он также приготовил кисло-сладкий на вкус салат, который очень хорошо подходит к рису.

    Когда Гу Цин Чжоу спустилась на первый этаж, Си Син Пэй завтракал и что-то рассматривал.

    Приблизившись к нему, она увидела в его руках фотографии.

    - Цин Чжоу, смотри! - Си Син Пэй взял фотографию, на которой они стоят плечом к плечу, и передал Гу Цин Чжоу.

    В этот момент Гу Цин Чжоу вспомнила, что тогда её заставили улыбаться, поэтому её улыбка была мрачной и грустной, но на чёрно-белом снимке, вопреки ожиданию, этого не только не было заметно, но также её улыбка казалась очень милой и счастливой.

    А вот смотря на Си Син Пэя, который на фотографии стоял рядом с ней с серьёзным выражением лица, создавалось ощущение, что он немного нервничает.

    - Неплохо. - объективно оценила Гу Цин Чжоу.

    Си Син Пэй не мог оторвать глаз от этого фотоснимка, смотря на него снова и снова.

    Его взгляд не видел себя на фото, только Гу Цин Чжоу.

    Её улыбающееся лицо со слегка изогнутыми глазами и аккуратными белыми зубами, выглядело милым и по-детски наивным и невинным.

    Как ни крути, эта фотография очень хорошая. Она словно повествует о "зелёных сливах и бамбуковых лошадках", которые, повзрослев, сохранили множество воспоминаний. ("зелёные сливы и бамбуковые лошадки" - так говорят о влюблённых, которые росли вместе и дружили)

    - Цин Чжоу очень фотогеничная. - сказал Си Син Пэй.

    Кроме этой, были и другие их совместные фотографии: например, на одной Си Син Пэй сидит, а Гу Цин Чжоу стоит за его спиной, другая фотография - наоборот.

    После просмотра совместных фотографий Гу Цин Чжоу взглянула и на снимки, на которых была запечатлена только она. На каждой фотографии она слегка улыбалась. Хотя Си Син Пэй заставил её, но результат оказался очень хорошим.

    Она ещё очень юная, поэтому линии её лица не жёсткие, а улыбка всегда сладкая.

    - Правда красиво! - сказал Си Син Пэй.

    Его адъютант сделал 2 экземпляра фотографий, поэтому Си Син Пэй передал Гу Цин Чжоу её экземпляр.

    - Мне не нужно! - сказала Гу Цин Чжоу: - Если кто-то увидит, я не смогу объяснить.

    Она положила в свою сумочку фотографию, на которой запечатлена только она, но отказалась брать их совместные снимки, оставив свой экземпляр у Си Син Пэя.

    Си Син Пэй сказал, не подумав: - Хорошо, я вставлю снимок в рамку и поставлю его в гостиной, и ещё один в кабинете.

    Задумавшись, он осознал, что это неприемлемо: что если кто-то вломится в дом и заметит фотографии?

    Разве это не разоблачит Цин Чжоу?

    В конечном итоге он вставил фотографию в рамку, которую в дальнейшем оставлял на столе, пока был дома, и убирал в сейф перед своим выходом из дома.

    Таким образом появились первые совместные фотографии Си Син Пэя с Гу Цин Чжоу.

    Убрав совместные фотографии в сейф, он оставил при себе фотографию, на которой запечатлена одна Гу Цин Чжоу, положив её в карман своей рубашки. Соскучившись по ней, он может в любое время посмотреть на этот снимок.

    Получив фотографии, Си Син Пэй был очень доволен, поэтому разрешил Гу Цин Чжоу вернуться домой.

    Оказавшись в резиденции семьи Гу, Гу Цин Чжоу легла на кровать и размышляла о том, стоит ли ей навестить семью Янь или нет.

    В итоге она подавила свою трусость, встала и отправилась в особняк семьи Янь.

    Миссис Янь встретила Гу Цин Чжоу.

    Когда пришло время поговорить о деле, миссис Янь не знала, с чего начать.

    Она знает, что Гу Цин Чжоу ни в чём не виновата, а также знает характер Си Син Пэя.

    И Гу Цин Чжоу - очень здравомыслящий человек, Си Син Пэй не смог бы одурачить её красивыми фразами.

    - ....Мы с твоим названным отцом считаем, что лучше не рассказывать об этом деле Ло Шуй и И Юаню. Они ещё дети, не смогут держать рот на замке. - сказала Миссис Янь.

    Гу Цин Чжоу кивнула головой, и её глаза слегка покраснели.

    Миссис Янь снова сказала: - Молодой маршал рассказал нам о том, что произошло. В поезде ты спасла его. Это были твои добрые намерения, и каждый человек посчитал бы тебя благодетелем. Но ты не ожидала, что он окажется таким негодяем?

    Гу Цин Чжоу опять кивнула головой.

    - Мама знает, что с тобой обошлись несправедливо. - сказала Миссис Янь: - Твой названный отец убедит его. Хороший ребёнок, не бойся.

    Не сумев сдержать себя, Гу Цин Чжоу заплакала в голос.

    - Вы не вините меня? - сказала Гу Цин Чжоу.

    Общество очень сурово к женщинам.

    Даже если это принуждение, то люди всё равно будут обвинять именно женщину, посчитав, что либо она слишком откровенно одевалась, либо её слова и действия были неприличными.

    Мужчины не входят в положение женщин, а женщины ещё более резко осуждают других женщин!

    Ранее Гу Цин Чжоу считала, что миссис Янь и Янь Синь Нун подумают: "одной рукой в ладоши не хлопнешь" (у обоих рыльца в пушку) или "на яйцо без трещин муха не сядет" (нет дыма без огня), поэтому была готова к тому, что они будут ругать её и учить уму-разуму.

    Но Миссис Янь совсем не осуждала Гу Цин Чжоу и не винила её в произошедшем.

    Вся вина легла на плечи Си Син Пэя.

    Гу Цин Чжоу плакала всё сильнее.

    Обняв её, Миссис Янь сказала: - Глупышка, думаешь, я не знаю, как нелегко приходится женщинам? Как ты можешь быть виновата? Ты лишь подросток! Выбрось эти мысли из своей головы. Винить себя за то, чего не совершала - это слишком глупо!

    10475.jpg

     

    Гу Цин Чжоу заплакала ещё сильнее.

    Миссис Янь крепко сжала её в своих объятиях - в этот момент она очень хотела отправиться к Си Син Пэю, чтобы, не щадя собственной жизни, разобраться с ним!

    Абсолютно порочный и безнравственный!

    В семье Си в самом деле практически нет порядочных людей!

    Когда в комнату вошла Янь Ло Шуй и увидела, что лицо Гу Цин Чжоу утопает в слезах, то была сбита с толку: - Что случилось?

    - Говорили о её маме, она очень скучает по ней. - сказала Миссис Янь.

    Янь Ло Шуй крепко взяла Гу Цин Чжоу за руку.

    Когда Янь Ло Шуй не смогла найти Гу Цин Чжоу в ресторане, Миссис Янь и Янь Синь Нун сказали ей, что отправили Гу Цин Чжоу домой пораньше, потому что она, став случайным свидетелем стрельбы, сильно испугалась.

    - Цин Чжоу сильно испугалась, поэтому я попросила адъютанта отвезти её домой. - эти слова миссис Янь сказала своим детям в тот день.

    Теперь, увидев слёзы на лице Гу Цин Чжоу, Янь Ло Шуй сразу же вспомнила звуки выстрелов в ресторане.

    Если бы в тот день она не следила за Янь И Юанем, а была рядом с Гу Цин Чжоу, то Гу Цин Чжоу не испугалась бы.

    Чувствуя себя виноватой, Янь Ло Шуй продолжала держать Гу Цин Чжоу за руку, сказав: - Не бойся, Цин Чжоу, всё в порядке.

    Увидев рану на её руке, Янь Ло Шуй спросила: - Ты получила эту травму позавчера?

    Побоявшись, что Гу Цин Чжоу может проговориться, миссис Янь сразу же объяснила: - А как иначе? Две сестры устроили драку, а затем, неизвестно каким образом, начали стрелять из оружия. Цин Чжоу торопилась уйти оттуда, поэтому нечаянно поцарапала свою руку.

    - Тебе тоже не везёт, нам нужно пойти в храм и поклониться Будде! - сказала Янь Ло Шуй.

    28425.jpg

     

    Царапина на руке Гу Цин Чжоу - гораздо более лёгкая травма по сравнению с той, что была у Янь Ло Шуй. Кроме того, она уже заживает, поэтому это пустяк. Гу Цин Чжоу сказала: - Как-нибудь в другой раз.

    Но Янь Ло Шуй, которая хотела отправиться в поездку, в итоге всё же уговорила Миссис Янь отвезти её и Гу Цин Чжоу в Чжоушань для поклонения Будде. (Чжоушань - городской округ в провинции Чжэцзян КНР)

    - Хорошо, но сначала подготовимся, это длинная дорога. Отправимся через несколько дней. - сказала Миссис Янь.

    Добившись своего, Янь Ло Шуй сказала с улыбкой: - Мама, я могу пригласить с нами Лун Цзин?

    Хо Лун Цзин - славный и спокойный ребёнок, у Миссис Янь сложилось о ней хорошее первое впечатление, поэтому она согласилась взять её в поездку.

    Вскоре Янь И Юань узнал, что Хо Лун Цзин вместе с его матерью и сёстрами отправится на поклонение Будде, поэтому немедленно сказал: - Я тоже поеду!

    29128.jpg
  • Маршал, Ваша жена снова сбежала
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии