• Маленький гриб
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Пещера, освещённая лишь тусклым светом флуоресцентных растений, была тёмной и влажной. Каменные стены опутаны виноградными лозами тёмно-зелёного, тёмно-фиолетового и насыщенного чёрного цвета, подобно клубку переплетённых змей.

     

    В пещеру влетело чёрное насекомое. У него оказалось шесть жёстких крыльев и три рта. В следующую секунду из запутанных виноградных лоз поднялся огромный фиолетовый побег, распавшийся на части, как рот. В тот же миг он захлопнулся, проглотив насекомое внутрь стебля. Виноградная лоза медленно извивалась, и набухшая часть постепенно вернулась к своему первоначальному виду.

     

    Где-то рядом раздался звук, похожий на взмахи крыльев. Капля слизи с потолка вытянулась в полупрозрачную нить и шлёпнулась на липкий мох, устилающий пол пещеры. Мох слегка шевелился, и слизь быстро впиталась, исчезнув в земле.

     

    Один из углов освещался флуоресцентным светом, испускаемым зелёными грибами. В расщелины скалы и почвы хлынул белый поток, похожий на прилив, покрывая большую площадь белоснежным мицелием. Он рос, распространялся и растягивался на сотни миллионов нитей, в конце концов устремившись к центру. Он собирался и удлинялся, пока не появилась форма. Нога наступила на густой и мягкий мох, погружаясь в него, пока обнажённой не осталась только белоснежная щиколотка.

     

    Ань Чжэ посмотрел на свою щиколотку. Это человеческая конечность, состоящая из костей, мышц и кровеносных сосудов. Суставы подвижные, но не гибкие из-за ограничения костей. Роговой слой, образовавший ногти, гладкий, округлый и прозрачный. Он является продуктом деградации эволюции острых кончиков когтей зверей.

     

    Он поднял ногу и сделал шаг. И влажный и упругий мох, ранее придавленный ногой, после того как он ушел, снова собрался вместе, словно воскресший дождевой червь. На этот раз он наступил на что-то другое – руку человеческого скелета.

     

    В темноте Ань Чжэ посмотрел на скелет. Грибы и виноградные лозы глубоко укоренились в костях. Тёмные зелёные лозы обернулись вокруг бёдер и костей ног, в то время как ярко окрашенные маленькие грибы выросли в рёбрах, словно цветущие цветы. Флуоресцентные грибы родились из его полых глазниц и редких зубов. Зелёное свечение напоминало зыбучий песок, размытый в тумане пещеры.

     

    Ань Чжэ долго смотрел на него. Наконец, он наклонился и поднял рюкзак из кожи животного, лежавший рядом со скелетом. Содержимое рюкзака не пострадало от влаги. Внутри находилось несколько предметов одежды, человеческая еда и вода, а также чёрная карточка размером с ладонь с номером «3261170514».

     

    Три дня назад этот скелет был живым человеком.

     

    – 3261170514, – голос молодого человека был хриплым и прерывающимся, зелёный отблеск пещеры подсвечивал его лицо. – Мой идентификационный номер. Это моё удостоверение личности. С ним я могу вернуться на человеческую базу.

     

    Ань Чжэ спросил:

    – Могу ли я помочь тебе вернуться?

     

    Человек улыбнулся, пальцы его правой руки мягко опустились на бок. Карточка выпала из его руки и зарылась в высокий мох. Он лежал, прислонившись спиной к каменной стене, поднял голову и прижал левую руку к груди. Там зияла огромная рана. Серые костяные шипы пронзили его спину, а кожа вокруг покрылась гноем. Часть её была серой, и хлопьевидная плоть покрывала поверхность костяных шипов. Другая часть была тёмно-зелёной и двигалась вверх и вниз с ритмом дыхания человека.

     

    Он вздохнул, прежде чем прошептать:

    – Я не могу вернуться, маленький гриб.

     

    Его рубашка вся в пятнах, кожа бледная, губы потрескались, а тело беспорядочно сотрясала дрожь.

     

    Ань Чжэ смотрел на него и не знал, что сказать. В конце концов он смог только пробормотать имя этого молодого человека.

    – Ань Цзэ?

     

    – Ты почти полностью овладел человеческим языком, – молодой человек посмотрел вниз на свое тело.

     

    Помимо гноя и крови, на его теле также был белый мицелий. Он стал его частью. Мицелий извилисто рос и цеплялся за тело и конечности Ань Цзэ. Изначально цель гриба состояла в том, чтобы остановить кровотечение умирающего человека. Однако, инстинктивно мицелий также поглощал и переваривал вытекающую свежую кровь.

     

    – Ты можешь многому научиться, лишь поглощая мои гены? Индекс загрязнения этого места действительно очень высок, – сказал человек.

     

    В сознании Ань Чжэ развернулись фрагменты знаний. Через пять секунд он знал, что индекс загрязнения означает скорость, с которой преобразуются гены. Теперь гены текли в Ань Чжэ вместе с кровью человека.

     

    – Может быть… когда я умру, ты поглотишь всё моё тело… и усвоишь ещё больше вещей, – Ань Цзэ посмотрел на потолок пещеры, и его губы сжались. – Я, кажется, совершил что-то значимое. Хотя не знаю, хорошо или плохо это для тебя.

     

    Ань Чжэ не говорил. Всё его тело двинулось к Ань Цзэ. Он сжал плечо Ань Цзэ своей недавно обретённой человеческой рукой, и большая масса мицелия пришла и собралась рядом с Ань Цзэ, поддерживая его разрушающееся тело.

     

    В тихой пещере раздавались только стоны умирающего человека.

     

    Спустя долгое время Ань Цзэ, наконец, снова заговорил.

    – Я человек, чья жизнь не имеет смысла.

     

    – … Во мне нет ничего выдающегося, поэтому они могут оставить меня позади. Честно говоря, я очень рад не возвращаться на человеческую базу. Она такая же, как и дикая природа, где выживают только ценные люди… Я давно хотел умереть, но не ожидал перед смертью встретить такое нежное создание как ты, маленький гриб.

     

    У Чжэ не было чёткого понимания некоторых из этих терминов, такое как «ценные», такое как «смерть». Он сосредоточился только на двух словах – «человеческая база».

     

    Он наклонился к плечу Ань Цзэ и сказал:

    – Я хочу пойти на человеческую базу.

     

    – Зачем? – задал вопрос Ань Цзэ.

     

    Ань Чжэ поднял левую руку, и его пальцы двигались, как будто он пытался поймать пустой воздух, но ему нечего было схватить. Так же пусто, как и его тело.

     

    Его тело пустое.

     

    Огромная дыра, рождённая в самой глубине его тела, не могла быть заполнена, не могла исцелиться. За ней следовали только бескрайняя пустота и панический страх, которые изо дня в день опутывали его.

     

    Подбирая слова на человеческом языке, он медленно проговорил:

    – Я потерял… свою спору.

     

    – Спору?

     

    – Моё… семя.

     

    Он не знал, как это объяснить.

     

    Каждый гриб в течение жизни имеет споры. У некоторых они многочисленны, в то время как у других только одна. Споры были семенами гриба. Они рождались в пластинках грибов и рассеивались по ветру, пускали корни и становились новыми грибами. Тогда эти грибы постепенно вырастали, имея свои споры. Единственная цель гриба в жизни состояла в том, чтобы зародить и взрастить спору. Тем не менее, он потерял свою спору, когда она ещё не созрела.

     

    Ань Цзэ медленно повернул голову. Ань Чжэ услышал щелчки костей, похожие на скрип старой человеческой машины.

     

    – Не ходи туда, – голос человека был хриплым и медленным. – Ты умрёшь.

     

    – … «Умрёшь»? – повторил Ань Чжэ.

     

    – Только люди могут войти на человеческую базу, ты не сможешь избежать глаз судьи, – Ань Цзэ закашлялся, прежде чем тяжёло вздохнуть. – Не ходи… маленький гриб.

     

    Ань Чжэ растерялся.

    – Я…

     

    Человеческая рука внезапно схватила мицелий Ань Чжэ. Молодой человек использовал последние силы, и его удушье стало более серьезным.

     

    – Послушай, – после сильной дрожи и слабого вздоха Ань Цзэ медленно закрыл глаза и произнёс тихим голосом. – У тебя нет способностей к нападению или защите. Ты всего лишь… маленький гриб.

     

    Иногда Ань Чжэ сожалел, что сказал Ань Цзэ о намерении отправиться на человеческую базу. Если бы он не сказал этого, Ань Цзэ не потратил бы свои последние минуты на то, чтобы предупредить Ань Чжэ. Он мог бы послушать, как Ань Цзэ рассказывает историю. Возможно, Ань Чжэ смог бы вынести его из тёмной пещеры, чтобы в последний раз взглянуть на меняющееся сияние в небе. Тем не менее, глаза Ань Цзэ больше не открылись.

     

    Короткое воспоминание рассеялось в воздухе, точно так же, как жизнь Ань Цзэ внезапно исчезла из этого мира. Теперь Ань Цзэ только белоснежный скелет.

     

    Однако, он всё ещё хотел пойти против желания Ань Цзэ.

     

    Он медленно раскрыл свои пять пальцев. На нежной коже и линиях ладони лежала очень тяжёлая медная оболочка от пули. На ней выбиты какие-то непонятные и необычные символы. Это то, что он нашел в месте, где потерял свою спору. Он не отпускал её с того момента, как нашёл.

     

    Если есть шанс, даже один на миллион, что он вернёт свою спору, тогда вероятность этого заключалась в оболочке пули, являющейся человеческим творением.

     

    Он вздохнул и положил оболочку от пули в рюкзак из шкуры животного, оставленный Ань Цзэ. Он наклонился и забрал одежду, которую носил на своем теле молодой человек: окровавленную серую рубашку с длинными рукавами, чёрные брюки и чёрные кожаные сапоги.

     

    Сделав все это, он вышел за пределы угла. Немного мешковатая одежда тёрлась о его кожу, и слабые электрические токи передавались из тонких нервных окончаний к центру восприятия. Это первый раз, когда он находился в человеческой форме, и он ещё не приспособился. Он нахмурился и закатал рукава свободной рубашки.

     

    Пещера была длинной и извилистой. Виноградные лозы скопились на стенах пещеры и толкали друг друга. Когда Ань Чжэ прошел мимо, они отступили и заняли верхнюю часть пещеры.

     

    После трёх поворотов появилось дуновение ветра. Было очень влажно. Гриб раздвинул мертвые лозы, которые закрывали отверстие. Грибы его вида бесконечно тянулись в пределах зрения юноши. Казалось, они поднимаются в небо. Вокруг всё спокойно и тихо. Сквозь навес из лоз пробился тусклый свет. Небо было серым с зелёными всполохами. Ань Чжэ чувствовал запах дождя, тумана, змей и гниющих растений.

     

    Сейчас вечер. Он сел у входа в пещеру под навесом из серых грибов и достал из рюкзака пожелтевшую карту с разноцветными областями, обозначающие степень опасности в разных районах. Цзэ указал приблизительное местоположение пещеры, в которой они были. Это самая темная область на карте, что означает уровень опасности в шесть звёзд, уровень загрязнения – также шесть звёзд. Её называли «Бездной». На карте область, где находилась Бездна, также отмечена множеством странных символов. Ань Чжэ проверил их один за другим в соответствии с расшифровкой в правом нижнем углу карты. Эти символы означали, что тут есть грибы, плотоядные лозы, плотоядные кусты, обычные монстры-млекопитающие, монстры-млекопитающие смешанного типа, обычные монстры-рептилии, очень ядовитые монстры-рептилии, крылатые монстры, земноводные монстры, смешанные полиморфные монстры и человекоподобные монстры. В то же время здесь есть долины, холмы, горы, разрушенные человеческие города, дорожные участки и другая топография.

     

    Направляясь с севера на юг, его глаза устремились вверх. В верхнем правом углу этой пёстрой карты была чистая область, отмеченная красной пятиконечной звездой. На правой стороне от пятиконечной звезды написано название: Северная база.

     

    Зелёный свет неба становился всё ярче, а окружение темнее. В полночь Ань Чжэ едва мог различить на небе звёзды. Он знал, что самую яркую называют Полярная звезда, и она могла указать направление.

     

    Поэтому он направил стрелку в левом верхнем углу карты на Полярную звезду. Он шёл по сгнившим деревьям, листья, мицелию и почве, ступая шаг за шагом.

     

    Ночь не была тёмной. Изменяющиеся зелёные огни, которые люди называли полярным сиянием, освещали всё впереди. Только грибы заполняли его зрение. Жёлтые, красные и коричневые грибы с крупными шляпками. Густо расположенные маленькие грибы собирались на скалах. Кипы круглых грибов были разбросаны по земле. Как только они созреют, споры взметнутся вокруг, как туман и дождь. Эти споры приземлятся и прорастут во влажной почве, превращаясь в сферические мешочки, как и их мать.

    Были также грибы без шляпок. Попадались просто белые или жёлтые гифы, сгруппированные и разделённые радиально или плавающие в воздухе, как морские водоросли.

     

    Но это не только мир грибов. Здесь росли лозы, мхи, кусты, цветы, поедающие людей, и деревья странной формы, тихо скрывающиеся в ночи. В зарослях растений двигались тёмные тени странных форм. Звери или смешение зверей и людей бегали в зарослях, воя и сражаясь. Звери боролись со зверями, звери боролись с растениями или растения боролись с растениями. Высокий и низкий вой заполнял барабанные перепонки, а камни и грязь смешивались со свежепролитой кровью. Ань Чжэ видел, как сосна изогнула ствол, чтобы проглотить змею с двумя хвостами. Он также видел гигантскую жабу, вытянувшую длинный ярко-красный язык, чтобы выхватить из воздуха летучую мышь. Через пять минут после проглатывания летучей мыши пара чёрных крыльев выросла из спины амфибии. Это только одна из тысяч сцен, которые видел гриб, и он привык к этому.

     

    В этот момент приблизился серый зверь. У него четыре глаза, и он покрыт чешуей, перьями и мехом. Голова сродни крокодилу и гигантскому волку, его семь рядов зубов выставлены наружу. Он наклонился к Ань Чжэ, обнюхивая его окровавленным носом.

     

    Ань Чжэ не двигался. Он тихо прислонился к грибу и ровно дышал, когда все его тело обнюхивали. Огромный монстр, казалось, ничего не почувствовал и убрал свои тяжёлые лапы.

     

    Ань Чжэ понял, что ничто его не замечает, даже если он использует человеческое тело в качестве оболочки. Возможно, это произошло из-за того, что грибы росли повсюду. Они не обладали питательными веществами, не агрессивны, а иногда даже ядовиты. Таким образом, он и существа этого мира жили в гармонии.

     

    Возможно, это именно то, о чём говорил Ань Цзэ. Он всего лишь маленький гриб.

  • Маленький гриб
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии