• Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • С течением времени магия постепенно изменялась. Расход маны и методы подготовки тоже совершенствовались.

     

     

    На протяжении долгой истории лишь одно оставалось неизменно: чтобы использовать магию, маг должен был пропустить через себя и обработать ману из окружающей среды. Это был единственный неизменный факт того, что в остальном являлось постоянно изменяемой системой.

     

     

    В прошлом, когда шли бесконечные войны, каждая страна нуждалась в силе, а лучшим способом получения этой силы была разработка новых способов её более эффективного использования.

     

     

    Математическая подготовка включала вычисление определённого массива маны для приведения в действие особых заклинаний.

     

     

    В этой связи естественно поднимался вопрос о том, является ли магическая система, основанная на математических расчётах, наиболее мощной, если учесть, что это новейшая система в длинной череде существовавших магических систем.

     

     

    Ответ – скорее всего, нет.

     

     

    В далёком прошлом существовала магическая система, которой пользовались расы, известные как магические лорды. Их существование затерялось в анналах времени, выпав из коллективной памяти человечества.

     

     

    [Олицетворение]

     

     

    Дезир начал освобождать своё сознание от всех отвлекающих мыслей. От боли, вызываемой жаром, от беспокойства о благополучии своей группы.

     

     

    Всё это временно отходило на задний план.

     

     

    Он укрепил свою решимость выполнить ту гигантскую задачу, которую взял на себя сам.

     

     

    Перед его чувствами разворачивались тысячи гектаров пустого открытого пространства. Дезир сосредоточил их все на одном единственном существе.

     

     

    А потом начал выстраивать заклинание, используя магическую систему драконов. Он научился этому, когда обратил магию дракона.

     

     

    Снова загрохотало.

     

     

    В воздухе вокруг него выстраивался массив магических данных. Изначально магия появлялась по одному или два символа за раз, но через минуту скорость её формирования быстро увеличилась, так что за ней невозможно было уследить человеческим глазом.

     

     

    Знаки и символы до такой степени заполнили воздух, что начали перекрывать друг с друга, превращаясь в чёрную путаницу, как будто магия не собиралась делить пространство ни с чем иным. Как те гордые драконы, которым она принадлежала, эта магическая система просто источала гордыню и высокомерие.

     

     

    Лучший антимаг человечества отдал бы жизнь за эту магию.

     

     

    Изо рта Дезира послышался неузнаваемый голос. Как будто одновременно зашептали тысячи людей.

     

     

    И одновременно заклинание из его головы развернулось в реальности.

     

     

    Когда магическая техника была подготовлена, тело Дезира напряглось. Его захлёстывала избыточная мана, а собственный поток маны был перегружен и постепенно уничтожался, пока клетки его тела обращались в пепел. Когда уже начинало казаться, что он вот-вот развалится на части, Присцилла восстанавливала его до нормального состояния, позволяя нескончаемому циклу боли продолжаться и продолжаться до тошноты.

     

     

    Дезир изо всех сил старался не потерять сознание и рассудок. Неважно, насколько стоек его дух, он мог лишиться разума, если постоянно будет испытывать боль от разрушения всего тела.

     

     

    Без Присциллы он бы уже упал, и его жизнь угасла. Святая вкладывала все свои силы в восстановление тела Дезира.

     

     

    Оно раз за разом проходило через циклы уничтожения и восстановления, каждый цикл занимал считанные секунды. Но он продолжал выстраивать магию, даже когда с трудом выдерживал эту боль.

     

     

    Пока продолжалась подготовка заклинания, бесчисленные формации продолжали появляться в воздухе, густо теснясь вокруг трости, которую сжимал в руках Дезир.

     

     

    Наблюдая за этим, Зод смотрел на Дезира с открытым ртом.

     

     

    Магия Дезира полностью противоречила всем учениям, заложенным в основу современной магической системы. То, что он делал, было такого уровня, что большинство магов могли лишь стоять и ошарашено наблюдать.

     

     

    Но находящийся на вершине магического искусства Зод Экзарион был исключением. Ему казалось, он стал свидетелем рождения шедевра такого уровня, что выходил за рамки всего, чего только мог достичь человек.

     

     

    Зод, с его несравненным интеллектом и мудростью, следил за магией Дезира, постоянно испытывая озарения от того, что сейчас происходило перед ним, и его восхищение только росло.

     

     

    — Прекрасно.

     

     

    Крайнее выражение красоты заключалось в бесконечной погоне человека за магической эффективностью.

     

     

    — Гррррр.

     

     

    Рык пробудил Зода от его грёз. Он посмотрел на источник шума, Дэйдньюта.

     

     

    Демон наконец освободился от ледяного плена.

     

     

    Дэйдньют расправил плечи и развернул крылья, чтобы взмыть в небо. Он совсем забыл о трёх человечках на стене, отвлекшись на толпы людей, которые пытались спастись на кораблях.

     

     

    — Кйаааааааа! — раздался пронзительный крик.

     

     

    БУМ

     

     

    Когда Дэйдньют захлопал крыльями, тысячи пылающих камней посыпались на город, на гавань и уплывающие корабли.

     

     

    Предупреждение Дезира не было преувеличением.

     

     

    По сравнению с предыдущими, атаки Дэйдньюта стали масштабнее и, конечно же, разрушительнее. Корабли, не готовые к каменному дождю, разбивались и тонули. От них начал подниматься дым, несколько судов загорелись.

     

     

    Ветер уносил прочь затихающие крики.

     

     

    Но ещё не уничтоженных кораблей, по крайней мере, пока было намного больше, чем затонувших. Их единственное спасение заключалось в том, что атаки Дэйдньюта, хотя и очень разрушительные, были не очень точны.

     

     

    Но для Дэйдньюта то, что служило людям утешением, на самом деле было источником забавы. В конце концов, демон находил радость в разрушении и страдании.

     

     

    Гигантское тело начало поворачиваться.

     

     

    — Грр?

     

     

    Дэйдньют, собиравшийся уже полететь за кораблями, резко остановился.

     

     

    Он вращал глазами, оглядываясь на стены Дельтахейма.

     

     

    Захлопали крылья.

     

     

    Магия Дезира всё ещё была в процессе. Множество магических массивов у любого могло вызвать инстинктивное ощущение угрозы с первого взгляда.

     

     

    Подготовка заклинания вербальной техники продолжалась.

     

     

    Дьявол вздрогнул, увидев это.

     

     

    Страх.

     

     

    Это была угроза, с какой даже великий демон никогда не сталкивался ранее. Его дьявольский инстинкт бил тревогу, предупреждая, что угроза неминуема.

     

     

    Дэйдньют зарычал на Дезира.

     

     

    — Кивааааааааааааааааааа!

     

     

    В его пасти начала собираться огромная энергия – могущественное заклинание, наделённое силой, способной растопить горы и уничтожить весь город.

     

     

    Бабах

     

     

    Вокруг Дэйдньюта всё завибрировало.

     

     

    Мощный поток маны сам проявлялся как физическое явление. То же самое было с Дезиром.

     

     

    Пространство дрожало.

     

     

    — Я... Я на пределе... Дезир, — выдавила Присцилла тоненьким голоском.

     

     

    Её лицо посинело. Хотя энергия в её глазах приугасла, в них ещё можно было разглядеть свирепую волю к жизни.

     

     

    Тело Дезира начало разрушаться быстрее из-за снижения скорости восстановления и жизнестойкости.

     

     

    Что-то хрустнуло.

     

     

    Но...

     

     

    Тем не менее...

     

     

    «Я должен уничтожить тебя здесь».

     

     

    Дезир не разжимал хватку на трости Зода.

     

     

    Когда Дэйдньют закричал и провёл свою огненную атаку, из потрескавшихся губ Дезира послышался еле слышный голос.

     

     

    [Земля питает солнце]

     

     

     

     

     

    ***

     

     

     

     

     

    Далеко-далеко в Академии Хаврион.

     

     

    Профессор Бриджит поливала растения в своей классной комнате и вдруг почувствовала, как что-то приближается к окну.

     

     

    Подул тёплый ветер и растрепал её аккуратную причёску.

     

     

    Шшшух

     

     

    Ветер сорвал и унёс листья со всевозможных растений в саду.

     

     

    Взгляд Бриджит остановился на чём-то, что нельзя было рассмотреть на таком расстоянии.

     

     

     

     

     

    ***

     

     

     

     

     

    На горе, что была гораздо ближе, чем Академия Хаврион, но всё равно довольно далеко от Дельтахейма, на улице стоял человек. Из Дельтахейма он казался лишь крошечной точкой вдалеке.

     

     

    Человек в рубахе с капюшоном вглядывался в горизонт над океаном, забыв прикрыть шрамы на лице.

     

     

     

     

     

    ***

     

     

     

     

     

    Всё началось с точки.

     

     

    Точка ультравысокотемпературной плазмы продолжала сжиматься под высоким давлением.

     

     

    Температура свыше десяти миллионов градусов и колоссальное давление сходились в одной точке, ускорявшей захваченные частицы.

     

     

    Частицы, получившие экстремальное ускорение, сталкивались друг с другом с такой скоростью, что начинали плавиться.

     

     

    Масса, теряемая в процессе, высвобождалась в виде тепловой и световой энергии.

     

     

    Раздался гул.

     

     

    Тело Дэйдньюта раздулось, как будто собиралось взорваться. Точка увеличилась, став размером с кулак.

     

     

    Света стало вдвое больше. Его яркость была настолько интенсивной, что на него невозможно было смотреть невооружённым глазом.

     

     

    Бесчисленные частицы продолжали ускоряться, сталкиваться и выделять бесконечную энергию.

     

     

    Океан разделился, оттеснённый силой заклинания.

     

     

    Тело Дэйдньюта, которое было сильнее любого другого, тоже разделялось, начиная раскалываться. Из прорезавших его трещин изливалось огромное количество света.

     

     

    -Кххх!

     

     

    В окаменевшем океане начали проявляться ответные реакции, когда яркий свет вырвался из трещин, покрывавших тело Дэйдньюта, и ударил в него.

     

     

    Глубокая тьма океана сменилась золотом, хотя солнечного света не было. Вода, похожая на расплавленное золото, волновалась от огромного количества энергии, пролившейся в неё как побочный продукт магии.

     

     

    — Кхаа-аа-аа-ах!

     

     

    Дэйдньюта скрутило в чём-то, похожем на ослепительно-золотое горнило. Камни и магма, образовывавшие его тело, оползали вниз.

     

     

    Наконец океан поглотил демона.

     

     

    Осталось лишь чувство умиротворения, такого огромного и всепоглощающего, что казалось, будто мир обрёл, наконец, покой.

     

     

    Золотое море мерцало звёздным светом.

     

     

    Мир снова погрузился в смоляно-чёрную тьму.

     

     

    Дэйдньюта нигде не было видно. Лишь магма, окружившая весь город, обломки разрушенных зданий и изуродованная местность, которую будто бы перевернули вверх дном. Это всё, что осталось после воскрешения демона, которого называли бедствием.

     

     

    Оглушительный грохот моря, пытавшегося заполнить оставшуюся пустоту, словно рану на собственном теле, разнёсся по всему миру.

     

     

    Дезир закрыл глаза. Ему казалось, что он падает в бездонную пропасть. Последнее, что он увидел, это подходящие к нему Зод и Присцилла. 

  • Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии