• Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Гавань Дельтахейма наводнили люди. Сквозь толпу собравшихся почти невозможно было протолкнуться. Аутсайдеры уничтожили железную дорогу, чтобы отрезать пути снабжения и не дать подойти подкреплениям из-за пределов города. Единственным способом попасть туда или оттуда оставался морской транспорт.

     

     

    Из-за Турнира Золотого Океана в городе было больше гостей, чем обычно.

     

     

    В доках пришвартовалось множество торговых кораблей, и очередь из беженцев, направляющихся к ним, была особенно длинной. За право пройти на борт устраивали небольшие драки, но в королевстве царил непреложный закон, согласно которому представители высшего класса всходили на борт первыми. Таким образом, простолюдины могли попасть на корабль только после всех представителей королевских семей и прочей аристократии.

     

     

    Когда какое-нибудь судёнышко тайком отчаливало под шумок, ему вслед поднимался такой гул, что по морю проходила ударная волна. Некоторые люди, теряя равновесие, падали.

     

     

    Люди одновременно посмотрели во внезапно посветлевшее, словно ночь сменилась днём, небо. Его заполняли пылающие камни.

     

     

    — Что, что это... — пробормотал кто-то в толпе.

     

     

    В Дельтахейм, город торговцев и богачей, пришло бедствие.

     

     

    Баааам

     

     

    Гавань подверглась нападению.

     

     

    — Помогите!

     

     

    Что-то пронеслось над беженцами. Торговые корабли получили сильные повреждения, некоторые были частично уничтожены и мгновенно пошли ко дну, потопленные пылающими камнями, которые градом сыпались с неба.

     

     

    — О, боже, боже.

     

     

    Некоторые пассажиры успели прыгнуть в море. Другие умерли на месте. Оставшиеся лишь отчаянно метались в пламени, сгорая заживо.

     

     

    Гавань стремительно поглощал хаос преисподней.

     

     

    Пылающий камень летел в мать с сыном. От него нельзя было увернуться. Женщина знала это и ничего не могла поделать, лишь в последний момент прижала ребёнка к груди.

     

     

    Бабах

     

     

    Однако прежде, чем попасть в них, камень был отведён прочь вылетевшими словно из ниоткуда ветряными пулями. В море посыпались тёмные обломки.

     

     

    [Ледяная корона]

     

     

    Из моря поднялась волна и образовала ледяную корону. Она уберегла людей от обломков расколотых камней.

     

     

    Это подоспела группа Дезира.

     

     

    Как только Воронья Маска ретировался, они, чтобы сократить возможные потери, пришли в гавань, где собралась б о льшая часть беженцев.

     

     

    Аджест вызвала защитную магию, чтобы прикрыть беженцев, пока Романтика, сидя на огневой точке, откуда просматривалась вся гавань, сбивала летящие камни. Они пытались минимизировать ущерб.

     

     

    — Все на борт!

     

     

    Прам помогал солдатам с эвакуацией. В результате совместных усилий группы ситуация быстро стабилизировалась.

     

     

    Ощущение неизбежной опасности постепенно меркло, кажется, беженцы понемногу оправлялись от паники.

     

     

    Мать, прижимавшая к груди ребёнка, теперь взяла его за руку и уговаривала быстрее идти к кораблю.

     

     

    — Такими темпами мы не успеем закончить эвакуацию, — высказал своё мнение Дезир, увидев это ужасное зрелище.

     

     

    Он работал над заклинанием, чтобы блокировать камни, которые не могла заблокировать Аджест.

     

     

    Выпустив очередное снайперское заклинание, Романтика ответила:

     

     

    — Я тоже так думаю.

     

     

    Не только гавань, но весь город был разрушен и разорён. Обзорная башня, возведённая, чтобы наблюдать за морем, была рассечена надвое, её обломки попали в торговый центр. Верхнюю часть стадиона, где проходил Турнир Золотого Океана, сдуло и сравняло с землёй.

     

     

    Не осталось ни одного здания, которое бы не затронуло дождём пылающих камней, обладающих силой, равной силе небольших бомб.

     

     

    Они бесконечно сыпались на город. Все здания в округе были разрушены.

     

     

    Крики и взрывы не прекращались. К этой какофонии примешивался успокаивающий шум прибоя, слабый и далёкий на посеревших пляжах.

     

     

    Главной катастрофой был Дэйдньют.

     

     

    Как и сказал Воронья Маска, даже Зод не мог быстро покончить с этим бедствием без подготовки.

     

     

    В прошлом Теневые Лабиринты штурмовали опытные экспедиции, однако подобным демонам они могли лишь нанести тяжёлый урон, но не уничтожить. Невозможно остановить демона одним их присутствием.

     

     

    Фаза извержения оказалась только началом. Она лишь предвосхищала начало серьёзных действий Дэйдньюта.

     

     

    Даже тень его истинной силы ужасала, если Дэйдньют проявит свою истинную форму, Дельтахейм будет сожжён дотла и бесследно стёрт с карты.

     

     

    Многие уже погибли.

     

     

    Когда Дезир, наконец, придумал план действий, он повернулся к Романтике.

     

     

    — Романтика, давайте выбираться.

     

     

    Эвакуация почти закончилась. Она отвела взгляд от своего ружья.

     

     

    — Согласна. Я сгорю и погибну, если останусь тут надолго. Моя сила уже на пределе.

     

     

    После долгой стрельбы у Романтики остались силы только на один-два выстрела 2-го Круга.

     

     

    То же касалось и Аджест, которая защищала беженцев своей магией.

     

     

    После сражения с Аутсайдерами и относительно успешной схватки с Вороньей Маской они практически исчерпали себя. Не удивительно, что ребята были измотаны.

     

     

    Дезир связался с Аджест и Прамом.

     

     

    — Хорошо поработали. Теперь мы тоже эвакуируемся. Присоединяйтесь к беженцам и садитесь на корабли.

     

     

    Аджест прекратила поддерживать заклинание. Ледяная конструкция рассыпалась.

     

     

    До сих пор они отлично держались. Множество людей смогло сесть на корабли, пока члены группы блокировали каменный дождь.

     

     

    В гавани оставалось ещё около 2000 человек. Хоть это и немало, но гораздо меньше, чем раньше.

     

     

    Аджест и Прам, помогавшие эвакуировать беженцев возле судов, заняли очередь намного раньше Дезира и Романтики, помогавших в задних рядах.

     

     

    Они собирали оставшиеся силы и уничтожали на лету камни, которые могли причинить вред беженцам и уцелевшим судам.

     

     

    Это лучшее, что они могли сделать.

     

     

    Примерно за пять минут до окончания эвакуации Дезир вдруг поднял голову, ища глазами Прама и Аджест. Это было непросто, потому что те стояли в очереди далеко впереди.

     

     

    — Тут столько людей. Чтобы не потеряться, я приведу Аджест и Прама. Если меня долго не будет, просто садись на корабль, — сказал Романтике Дезир.

     

     

    Романтика ответила довольно холодно:

     

     

    — О, да, моя единственная забота защищать свою шкуру. Конечно, я должна бежать. Ведь я всего лишь трусливая сучка, которая убегает, даже когда её родной город разрушен.

     

     

    — Сожалею, но...

     

     

    Дезир попытался извиниться, но Романтика оборвала его.

     

     

    — Что ж, отлично. Вообще, ты прав. Я знаю, что это безрассудно. Я просто разозлилась. Иди и найди их скорее.

     

     

    Она скривила губы в подобии улыбки, но потом вдруг рассмеялась.

     

     

    Парень и девушка, покрытые сажей и пеплом, смотрели друг на друга так, словно искали что-то.

     

     

    — Разве ты не уходишь?

     

     

    — Ухожу.

     

     

    Дезир пошёл прочь.

     

     

    — Я ненадолго.

     

     

    Когда Дезир растворился в толпе, Романтика осталась одна.

     

     

    Она не просто ждала. Когда её силы хоть немного восстанавливались, она помогала уничтожать летящие к гавани камни.

     

     

    К счастью, число беженцев, остававшихся в гавани, заметно уменьшилось, и область, которую нужно было защищать, тоже сократилась. Теперь здесь было относительно безопасно.

     

     

    Внезапно очередь остановилась. Услышав перешёптывания, Романтика поняла, что впереди, по-видимому, началась драка. Естественно, что во время кризиса люди на взводе. То тут, то там беженцы легко затевали драки даже по пустяковым поводам.

     

     

    В этот момент Романтику посетило зловещие предчувствие.

     

     

    «Он что, напоролся?»

     

     

    Вполне вероятно, что Дезир во что-то ввязался, похоже, он постоянно оказывался в центре любого беспорядка.

     

     

    Когда Дезир, сказав, что просто приведёт Прама и Аджест, побежал, Романтика спохватилась слишком поздно. Её охватило беспокойство.

     

     

    Она нервно поглаживала ружьё, которое ей дал Дезир.

     

     

    «Может, он просто задерживается?»

     

     

    Когда она уже собралась идти искать Дезира, кто-то тронул её за плечо.

     

     

    «Наверное, он наконец вернулся».

     

     

    Романтика глубоко вдохнула носом, пытаясь выбросить из головы свои тревоги. Потом повернулась и увидела лицо мужчины, тронувшего её за плечо.

     

     

    — Вот вы где, леди Романтика.

     

     

    — Дворецкий?

     

     

    Это был дворецкий семьи Эру. В аккуратном костюме.

     

     

    — Я вас искал. А вы в итоге оказались здесь. Пойдёмте. Скорее.

     

     

    С этими словами он вышел из очереди и направился к кораблю.

     

     

    — Подождите! Куда мы идём?

     

     

    Дворецкий понял, что с реакцией Романтики что-то не так, и попытался объяснить.

     

     

    — Этот корабль для беженцев на самом деле принадлежит дому Эру. Вы определённо заслуживаете того, чтобы взойти на борт первой, в конце концов, вы леди из дома Эру.

     

     

    — Понимаю. Но я жду своих друзей.

     

     

    — Если взойдёте на борт, скоро их увидите. Пожалуйста, поторопитесь, мы должны скорее уйти отсюда. Барон обеспокоен.

     

     

    Услышав, что её родители обеспокоены, она была вынуждена согласиться.

     

     

    «Ладно, Дезир же сказал мне садиться на корабль, если он задержится».

     

     

    Романтика шла за дворецким мимо очереди. Они быстро достигли того места, где беженцы создавали проблемы.

     

     

    — Ты ударил первым!

     

     

    — Смотри с кем говоришь!

     

     

    Ссорящиеся без остановки осыпали друг друга проклятиями, хотя окружающие пытались их разнять.

     

     

    Романтика прошла мимо и взошла на корабль. Но не уходила с палубы.

     

     

    — О! Ты уже здесь.

     

     

    Примерно через пять минут к ней подошли Прам и Аджест. Они удивились, что она оказалась на корабле раньше их, хотя изначально была в самом конце очереди.

     

     

    Дезира с ними не было.

     

     

    — Где Дезир?

     

     

    — Разве он не с тобой, Романтика?

     

     

    — Нет, он сказал, что пойдёт искать вас.

     

     

    — Но мы его не видели.

     

     

    Дезир бесследно исчез.

     

     

    Романтика огляделась вокруг. Почти все беженцы уже были на борту, но Дезир так и не появился.

     

     

    Его здесь не было.

     

     

    Его не было нигде. 

  • Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии