• Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Улицы были наполнены бродягами, превращая их в зону боевых действий. Рыцарей заставили следить за распределением еды, и с Прама тек пот градом, пока он носился и раздавал приказы своим солдатам. Ситуация становилась все плачевнее.

     

     

    — Мы же все равно их вышвырнем через два дня, зачем мы тратим еду? — сказал солдат, выражая раздражение многих своих коллег.

     

     

    Остальные тоже заворчали.

     

     

    — Я им сочувствую, но как мы можем о них заботиться, когда нам самим не хватает еды?

     

     

    — Знаете, я бы не жаловался, если бы была еда. О чем только лорд думает?

     

     

    Они были в чем-то правы. Люди обычно готовы делиться тогда, когда им есть чем.

     

     

    — Дезир… — Аджест продвигалась к Дезиру.

     

     

    Она хотела что-то сказать, но остановилась, сильно сжав зубы. Она не могла ничего сказать.

     

     

    — Какое мерзкое чувство, — проворчал Дезир.

     

     

    Чувство, которое он уже давно забыл. Чувство безнадежности, когда не можешь спасти кого-то, что бы ты ни делал. Чувство бессилия, когда ничего не можешь сделать в безвыходной ситуации.

     

     

    Дезир сжал кулаки.

     

     

    «Все получится. Нужна только одна подсказка… любая помощь».

     

     

    — Ты придумал решение? — спросила Эулан.

     

     

    Она наблюдала за раздачей еды и, заметив Дезира, направилась к нему…

     

     

    — Рыцарь Эулан, — ответил Дезир. — Ты говоришь так, будто не хочешь, чтобы я нашел решение.

     

     

    — Да ты смеешься что ли. У меня могут быть какие угодно мнения по поводу бродяг, но я не позволю личным чувствам встать на пути, когда территория лорда в опасности. Я очень жду, когда наш тактик придумает что-нибудь.

     

     

    — Не беспокойся. Я займусь этим и без твоего давления.

     

     

    — Конечно, займешься. Ты же и сам всего лишь бродяга.

     

     

    То, что Дезир бродяга, на самом деле было ложью. Чтобы переманить на свою сторону лорда, Дезир создал идеальный имидж для себя. Однако не было смысла объяснять это Эулан, потому что ее мнение все равно ничего не решало. К тому же, если ложь раскроется, лорд перестанет ему доверять.

     

     

    — Как стратег, — продолжала Эулан, — ты должен был уже понять к этому времени, что единственный выход – выслать всех бродяг. Когда придет время исполнить приказ, я лично прослежу, чтобы их всех выгнали, без исключений.

     

     

    Эулан просто повторила то, что сказал лорд, но сделала упор на том, что исключений не будет.

     

     

    — Ты говоришь, что упал на колени, чтобы спасти других, — сказала Эулан, — но не смеши меня. В конечном итоге, разве ты не встаешь на колени, чтобы спасти самого себя? Это ни что иное, как жалкая просьба сохранить тебе жизнь.

     

     

    В этот момент Дезир схватил Аджест за руку. Он еле успел остановить ее от удара по Эулан. Аджест попыталась вырваться, но Дезир прошептал:

     

     

    — Это на тебя не похоже. Не горячись.

     

     

    — Я вот думаю, — продолжала Эулан, не догадываясь, что была на волоске от того, чтобы получить пощечину, — почему абсолютно каждый бродяга такой эгоистичный и эгоцентричный?

     

     

    В этот момент голоса бродяг начали нарастать, набирая мощность. Несколько солдат тут же бросились устранять беспорядок.

     

     

    — Ты знал, что такое происходит каждый час? Бродяги пытаются украсть друг у друга пайки. Как дико.

     

     

    Однако гомон не стихал. Больше солдат пытались пробиться через толпу к месту происшествия.

     

     

    «Там драка?»

     

     

    Дезир тут же отмел мысль. Это не выглядело как потасовка, казалось, что солдаты пытаются что-то остановить. Кто-то пытался прорваться к Дезиру и Аджест, а солдаты пытались преградить путь. Было тяжело что-нибудь разглядеть из-за количества солдат вокруг, но Дезир слышал раздраженный голос.

     

     

    — Эй, а ну убери свои руки! Я же сказала, мне надо с ним поговорить!

     

     

    — Ты не подойдешь к нашему стратегу!

     

     

    — Но я его знаю!

     

     

    Аджест и Дезир обменялись пустыми взглядами. Голос звучал очень знакомо.

     

     

    — Это Романтика?

     

     

    Аджест кивнула, и парочка направилась в центр волнения. Из любопытства Эулан последовала за ними.

     

     

    — Я клянусь, я их знаю!

     

     

    — Как ты смеешь такое заявлять, когда ты всего лишь бродяга!

     

     

    — Сколько раз тебе повторять, урод, что я не бродяга!

     

     

    Чем ближе они подходили, тем больше Дезир убеждался, что голос принадлежал Романтике.

     

     

    — Оставьте ее. Я ее знаю.

     

     

    — О, сэр.

     

     

    Солдат замешкался, прежде чем отойти. Перед ними предстала молодая особа.

     

     

    — Я же вам говорила! — расстроенная Романтика потрясла кулаком перед носом солдата, прежде чем повернуться к Дезиру. — Давно не виделись, Дезир!

     

     

    — Я рад, что ты в порядке, Романтика.

     

     

    — Конечно! Кто я, по-твоему? Я Романтика, маг 3-го круга! — Романтика уперла кулачки в бока и гордо выпятила грудь вперед.

     

     

    Увидев ее бьющую через край энергию, Дезир мягко улыбнулся.

     

     

    — Куда тебя занесло?

     

     

    — Территория Керван, один день в повозке отсюда. Я закрыла свой квест там, а потом увидела основной квест, который привел меня сюда. Но они говорят, что мне нужен какой-то документ, чтобы войти в замок. В любом случае, я теперь в этом безумии с вами.

     

     

    Дезир почувствовал гордость за Романтику. Ей удалось многого добиться самостоятельно.

     

     

    — Ситуация тут выглядит патовой, — продолжала Романтика, — почему прогресс по квесту снизился?

     

     

    Из-за того, что Романтика была на другой территории, она не была в курсе последних событий. Дезир кратко объяснил ей, чтобы она была в курсе дел. Он рассказал ей о большом потоке бродяг, который и привел к резкому снижению прогресса.

     

     

    — Кажется, все плохо, Романтика.

     

     

    Главной проблемой была еда. Ее просто не хватало.

     

     

    — Общественное мнение о бродягах тоже оставляет желать лучшего. Если я не придумаю решение за два дня, их выгонят отсюда.

     

     

    Дезир знал, что, если это произойдет, его группа провалит квест. Это будет концом.

     

     

    — Хмм… вот как? — Романтика потерла подбородок.

     

     

    — Сейчас тебе надо отдохнуть. Это была долгая дорога. Я скажу им, чтобы ожидали тебя в замке, — сказал Дезир.

     

     

    Он хотел дать Романтике отдохнуть после долгого путешествия. Но с другой стороны, он так и не придумал план, как улучшить прогресс квеста.

     

     

    — Я с удовольствием приму твое предложение, — ответила Романтика, кивая. — Как видишь, я очень устала. Но разве это наша единственная проблема?

     

     

    — Мм?

     

     

    — Проблема бродяг решится, если мы решим проблему с едой?

     

     

    Дезир не мог понять, куда клонит Романтика.

     

     

    — Не полностью, но в большинстве да. Основная причина, по которой мы высылаем бродяг – недостаток пищи.

     

     

    — Это правда. Неважно, какое решение мы найдем, оно будет бесполезным без еды.

     

     

    Определив главную проблему, Романтика скрестила руки на груди, изо всех сил пытаясь не смеяться. Однако она не могла перестать улыбаться от осознания, что на этот раз она превзошла Дезира.

     

     

    — Ты что-то придумала? — спросил Дезир.

     

     

    — А? Придумала? Почему ты спрашиваешь? — дразнила Романтика, смакуя момент. — Разве мне нужно думать о решении, если у меня уже есть ответ?

     

     

    — Что?

     

     

    — Я решу проблему за вас. Я достану е-д-у.

     

     

    Глаза Дезира расширились. Он ушам своим не мог поверить.

     

     

    — Как ничтожество вроде тебя может решить проблему недостатка еды? — прервала их разговор Эулан.

     

     

    Было легко подслушать разговор, потому что Романтика говорила громко. Но все же было очень грубо врываться в чужой личный разговор. Но Эулан было плевать на приличия, она смотрела на Дезира и Романтику. Романтика повернулась к Эулан и холодно посмотрела на нее.

     

     

    — Ничтожество? Кто ты такая, чтобы так говорить?

     

     

    — Я благородный рыцарь, служащий Эвернеттен. Вице капитан Эулан Лилистик.

     

     

    — Оу, правда? Знать, да? Какой яркий титул. Не удивительно, что ты болтаешь чушь.

     

     

    Романтика глядела на рыцаря. Они обе не произвели друг на друга хорошее впечатление.

     

     

    — Нахалка! — прорычала Эулан. — Что ты только что сказала?

     

     

    — Эй, слушай меня. Разве ты не первая это начала, старая карга? Ты назвала меня ничтожеством. Да ты хоть знаешь, кто я?

     

     

    Рыцарь угрожающе вынула меч из ножен, но Романтика едва ли пошевелила бровью. Ее гордость не позволит отступить. Увидев это, Эулан стушевалась и отступила. Затем она заговорила снова, уже тише.

     

     

    — Ты не бродяга?

     

     

    — Сколько раз повторять вам всем, что я не бродяга?! Меня это уже начинает бесить! С меня хватит!

     

     

    В этот момент Дезир обратил внимание на необычный наряд Романтики. 

  • Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии