• Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Дезир зевнул, потягиваясь и разминая свое затекшее тело. Он бросил взгляд на лорда Вильгельма. В отличие от Дезира лорд ничем не выдавал своей усталости за день.

     

     

    Дезир молчаливо наблюдал за лордом. Его старание не удивляло: Дезир с самой первой встречи знал, что он трудолюбивый. Но теперь он увидел Вильгельма с новой стороны.

     

     

    «Только подумать, что он был таким человеком…»

     

     

    Дезир был уверен, что, если бы записи о Святой Империи не были утеряны, имя Вильгельма было бы увековечено в книгах по истории.

     

     

    Он проглотил горечь, которая появилась от последней мысли. Из-за недостатка знаний о Теневом Мире человечество сильно пострадало в последнее время. Дезир был еще больше впечатлен Вильгельмом: учитывая, что пол континента уже было поглощено, зачищать Теневой Мир так долго должно быть очень утомительно.

     

     

    «Подумать только, он совершил такой подвиг без точных знаний и современных технологий. Невероятно».

     

     

    И все равно, имея такого талантливого человека, Святая Империя оказалась в руинах. Дезир покачал головой.

     

     

    «Какие же они глупые… исчезнуть из-за глупой религиозной идеологии».

     

     

    В современном мире то, что когда-то было Святой Империей Артемис, теперь было землей, покрытой темным туманом: землей, поглощенной одним Теневым Миром, за исключением провинции Орран, где сейчас находился Дезир и его группа.

     

     

    Современная история знала, что это место 3 класса и ниже (на самом деле человечество вело в счете против Теневых Миров только из-за того, что в последнее время не было Теневых Миров класса 1 и 2), но существовали записи о больших, более опасных Теневых Мирах. Святая Империя, очевидно, была разрушена одним из таких: Теневым Миром класса 1.

     

     

    Дезир вернулся в своих размышлениях к настоящему моменту.

     

     

    «Церковь Артемис, хмм?»

     

     

    Хотя Святая Империя погибла, их религия продолжала жить вплоть до современных Западных Королевств. Фактически, Присцилла, одна их финальной шестерки выживших, была членом этой религии.

     

     

    «Но их вера совсем отличается от сегодняшней…»

     

     

    Мысли Дезира снова вернулись к Вильгельму. Пусть разговор с Джефраном и пролил свет на некоторые моменты, он так и не нашел никаких подсказок для имеющегося квеста, проблемы бродяг, а потому это все было скорее всего бесполезно.

     

     

    «Итак, Вильгельм всецело предан своему народу. Хотя он принадлежал к Церкви Артемис, он ставит жизни людей выше религии. Он имеет в Эвернеттен большую армию и управляет ей, используя новую систему».

     

     

    Дезир быстренько пробежался по хорошим качествам Вильгельма.

     

     

    «Но что-то пошло не так с бродягами. Тогда какие решения он принимал?»

     

     

    Стук в дверь прервал его мысли. Он услышал, как остановилось перо Вильгельма.

     

     

    — Войдите.

     

     

    Женщина-рыцарь с острым взглядом и длинными волосами, собранными в хвост, открыла дверь и вошла внутрь. Это была Эулан. Губы Дезира дрогнули. Он все еще ярко помнил презрительный взгляд и грубые оскорбления, которыми она наградила его, когда они впервые встретились во время визита к Аджест.

     

     

    Она остановилась перед лордом и преклонила колени в знак уважения. Прозвенел холодный грубый голос.

     

     

    — За честь Эвернеттен!

     

     

    — Поднимись.

     

     

    Она посмотрела на лорда Вильгельма.

     

     

    — Рыцарь Эулан Лилистик приветствует вас, мой лорд.

     

     

    — Говори.

     

     

    Дезир поймал ее короткий взгляд, прежде чем она вновь посмотрела на Вильгельма. Он притворился, что не заметил, будучи слишком занятым работой.

     

     

    — Я здесь для того, чтобы произвести месячный отчет о преступности. Капитан Аджест приносит извинения, что не смогла присутствовать лично. Она просила передать, что сейчас занята другими делами и просит прощения.

     

     

    — Я понимаю, она очень тяжело работала в последнее время. Скажи ей, что в этом нет ничего страшного.

     

     

    — Спасибо за понимание, милорд, — она вытащила небольшую бумажку из кармана. — Мой лорд, все ключевые моменты выписаны в этом докладе. В прошлом месяце произошло 7 убийств, изнасилований, поджогов и других серьезных преступлений. И еще 50 мелких правонарушений.

     

     

    Дезир внутренне содрогнулся. Это был серьезный уровень преступности.

     

     

    — Исключая 1 серьезное и 12 мелких происшествий, остальные были совершены бродягами, — подтекст был ясен.

     

     

    По ее мнению, во всем были виноваты бродяги. Вильгельм кивнул, и Эулан продолжила:

     

     

    — И вот еще, — она вытащила еще один документ. — Это общественное прошение, просьба изгнать всех нарушителей.

     

     

    Дезир не мог больше смотреть в стол. Он увидел, как уголки губ Вильгельма дрогнули до того, как он начал говорить.

     

     

    — Зачем ты мне это даешь? — его голос был тихим.

     

     

    — Мой лорд, я должна передать вам волю народа.

     

     

    Вильгельм взял документы и положил их на стол. Даже не посмотрев на них, он ответил:

     

     

    — Как всегда, преступления будут рассмотрены соответствующими инстанциями, а преступники будут наказаны по закону.

     

     

    — Я прошу прощения, мой лорд, но я не могу молчать. Я считаю, что наши нынешние меры слишком мягкие, а потому неэффективны. Нам нужны более жесткие законы, — Эулан говорила уверенно. — Пока капитану Аджест удалось сильно снизить количество преступлений в Эвернеттен, она не сможет изменить натуру бродяг. Они неблагодарные и причиняют вред людям. Очень много преступлений произошло в трущобах, где они обитают.

     

     

    — Так ты предлагаешь мне выгнать всех бродяг?

     

     

    — Нет, мой лорд. Но я верю, что ваше благородство и щедрость не должно распространяться на преступников.

     

     

    — Я об этом подумаю. Ты можешь идти.

     

     

    Эулан вновь склонила голову перед тем как развернуться и молча выйти. Когда она ушла, Вильгельм взял бумажку, которую она принесла, и начал читать.

     

     

    Дезир обреченно вздохнул. Выгнать, особенно в такую зиму, когда им больше некуда идти, это все равно, что послать их умирать.

     

     

    — Дезир, ходят слухи, что ты работаешь над проблемой бродяг.

     

     

    — Да, мой лорд.

     

     

    — Тогда ты должен многое о них знать. Что ты думаешь о предложении Эулан?

     

     

    — Я думаю, ее слова имеют смысл, — как бы сильно Дезир не хотел признавать это, восстановление общественной безопасности было лишь решением половины проблемы.

     

     

    Несмотря на все, что они сделали, прогресс на основном квесте застрял на 30%. Дезир помедлил, перед тем как ответить:

     

     

    — Я думаю, однако, что это слишком серьезное наказание.

     

     

    — Слишком?

     

     

    Лорд тихонько постучал по листку бумаги.

     

     

    — Даже мне приходится признать, что уровень преступности среди бродяг превышает преступления кого-либо еще. Хотя наши рыцари в поте лица трудятся, чтобы решить проблему, всему есть предел. Боюсь, мне придется принять более жесткие меры. Я быстро им покажу, что и у моего благородства и щедрости есть предел. Я принял этих бродяг в Эвернеттен и считаю, что в ответ они должны проявить хоть немного уважения. Я не могу позволить своим людям страдать из-за собственного эгоизма.

     

     

    Дезиру было больно это признавать, но лорд был прав.

     

     

    — Если вы решили так поступить, то выгоняйте тех, кто приговорен к смертной казни. Думаю, это послужит эффективным примером.

     

     

    — Я так и думал поступить, — уверенно проговорил Лорд.

     

     

    «Что?!»

     

     

    Когда он закончил фразу, появилось предупреждение. Дезир сделал все возможное, чтобы скрыть свою панику. Он думал, что если бродяги ответственны за проблемы Эвернеттен, то одним из решений будет просто их устранить. Хотя он лично был против такого подхода, он был вынужден признать, что это могло сработать. Но как только он предложил изгнание, прогресс по квесту снизился, что означало только одно.

     

     

    Устранение бродяг не было решением. Он пошел по пути, противоположному зачистке Теневого Мира. Значит, в прошлой жизни Вильгельм тоже принял решение об изгнании бродяг.

     

     

    [Настало время хаоса. В такие трудные времена люди молили о герое, и им был дан герой: Вильгельм Эвернеттен. Он совершил много невероятных подвигов, получив прозвище «Саладин»]

     

     

    [Но это стало историей. Его титул Кардинала был забыт, а верные рыцари распущены.]

     

     

    [Павший герой, Вильгельм Эвернеттен. Все, что ему осталось, был его родной город и уверенность в своей правоте. Когда он вернулся в Эвернеттен, он надеялся защитить территорию от варваров и принял всех бродяг из сострадания к людям.]

     

     

    [К сожалению, реальность не совпадала с его планами защитить всех. Иногда приходится жертвовать малым, чтобы получить большее. И как правитель Эвернеттен, он принял решение.]

     

     

    [Но его решение не было направлено на корень проблемы.]

     

     

    Идеалы. Уверенность. Варвары и бродяги. Все в голове Дезира начало складываться в один пазл.

     

     

    Вильгельм Эвернеттен: лорд, живший ради людей. Он принял всех бродяг подряд, но проблемы общественного порядка и пропитания возникли из-за его решения.

     

     

    «Согласно истории, он не знал и о вторжении варваров…»

     

     

    Дезир узнал о планах варваров и принял соответствующие меры, потому что он был знаком с их привычками и ходом мыслей. Но в настоящей истории Вильгельма застали врасплох этой атакой. Кровавый Коготь украл бы то, что хотел, а остальное сжег, прямо, как и планировал, и это бы означало, что варвары снова начали борьбу с Эвернеттен, и это бы заставило все войска Эвернеттен сражаться с варварами.

     

     

    «Без еды и рыцарей было бы невозможно разобраться с проблемой бродяг».

     

     

    Теперь все имело смысл. Лорд Эвернеттен не сможет принять жестокую реальность: его идеалы были просто иллюзиями. Он отказался от остатков своей гордости, решив отказаться от бродяг. 

  • Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии