• Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • 11 июля. 10 дней дo втоpжения Tеневого Мирa.

     

    — Я до смерти устала!

     

    Возмущения Pомантики были слышны далеко за пределами столовой Aкадемии Xаврион, где они только что поужинали. Еда, которой они наслаждались, ни в какое сравнение не шла с той, что обычно дают ученикам бета-класса. Hо Романтика по-прежнему была недовольна.

     

    — Тренировки, тренировки, опять тренировки! Ты что, пытаешься нас убить?

     

    — А ты не перебарщиваешь? Я даю вам кучу времени на отдых, — ответил Дезир. — 10 минут бег, минута отдыха, 15 минут бег и 5 минут отдыха. Все идеально сбалансировано.

     

    — Я говорю не об отдыхе во время тренировок, — простонала Романтика. — Я говорю о настоящем отдыхе! Я хочу пройтись по магазинам, поесть вкусненького, сходить в какое-нибудь интересное место.

     

    В словах Романтики был смысл. C тех пор, как они начали тренироваться 3 дня назад, у них не было и секундной передышки. Каждый день, сразу после занятий, они приступали к тренировкам, либо выполняли очередные задания Дезира, которые пришли ему в голову. Для шестнадцатилетней девушки это было невыносимо.

     

    Дезир чувствовал вину за это, но менять ничего не собирался.

     

    «Oсталось совсем немного времени до того, как мы войдем в Теневой Мир».

     

    Конечно, Дезир не мог им этого рассказать, поэтому предложил компромисс.

     

    — Потерпите еще немного. Как только мы разберемся с вашими слабостями, я обязательно позабочусь о хорошем отдыхе.

     

    — Обещаешь?

     

    — Конечно.

     

    На протяжении следующих минут Романтика продолжала давить, заставляя Дезира поклясться в своих словах лишних пару тройку раз.

     

    — Мисс Аджест!

     

    — Почему вы хотите сесть рядом с этими людьми?

     

    По всей столовой раздавались возгласы в след кому-то, кто направлялся в их сторону. Это была Аджест Кингскроун. Она поставила свой поднос рядом с Дезиром, взмахнув своими платиновыми волосами, красиво контрастирующими с черной школьной формой.

     

    — Странно, почему никто не сидит с вашей группой?

     

    — Мы простолюдины, — ответил Дезир. — Этот ярлык не исчез, даже когда мы стали Одноранговыми.

     

    — А, вот как?

     

    — Но мы все еще пытаемся с этим бороться, как видишь.

     

    Тот факт, что простолюдин Дезир смог стать Одноранговым, принес ему уважение со стороны учеников бета-класса. Но поведение альфа-класса совершенно не поменялось. Аджест кивнула, подтверждая свою осведомленность этим фактом.

     

    — В любом случае, что ты тут делаешь? — спросила Романтика взволнованным тихим голосом.

     

    — Какие-то проблемы?

     

    — Я не против, чтобы ты сидела рядом с Дезиром, но ты привлекаешь лишнее внимание! Все пялятся на нас.

     

    — Мне жаль, но что мне с этим поделать?

     

    — Все просто. Пересядь за другой столик.

     

    — Романтика! – несмотря на выговор Дезира, Романтика не стала брать свои слова назад.

     

    — Дезир! Ты что забыл, что она сделала с нашей группой?

     

    Романтика никак не могла простить то, что профессор Найфлек намеренно скрыл изменения графика подачи заявлений на спонсорство от Башни Магии.

     

    — Хорошо. Я пересяду, — уступила Аджест. — Однако я хочу кое-что сказать тебе, Дезир…

     

    Аджест помешкала, следя за реакцией Романтики. Романтика же прямо смотрела на нее, готовая воспринять в штыки любые ее слова. Следующие ее слова были сравнимы с зажиганием целого коробка спичек рядом с пороховой бочкой.

     

    — Дезир, ты не против, если я загляну к тебе в комнату после ужина? Тогда мы сможем поговорить наедине, не привлекая внимания людей, которым я не нравлюсь.

     

     

     

    ***

     

     

     

    — Тут все немного потрепано, но ты заходи.

     

    Комната Дезира была хорошо обустроена, что отличало его от мальчиков его возраста. Аджест вошла и присела на деревянный стул в гостиной. Деревянная спинка была жестковата, но не вызывала неудобства.

     

    Дезир открыл окна, чтобы впустить в комнату свежий воздух, перед тем как направиться на кухню. Через минуту он вернулся с кухни, держа в руках две чашки чая. От красноватой жидкости поднимался полупрозрачный дымок.

     

    — Этот чай из листьев сливового дерева.

     

    — Приятный аромат.

     

    Это был рецепт Прама. Пока они вдвоем наслаждались ароматным чаем, свет заходящего солнца проникал в комнату через окно. Комната окрасилась в тот же цвет, что и их чай. Легкий летний ветерок задувал в комнату, создавая приятную прохладу.

     

    — Зачем ты высказала свою просьбу в такой форме, которую легко понять превратно?

     

    — О чем ты? Я же не лгала.

     

    — Ну, если ты так считаешь, то мне больше нечего сказать по этому поводу… — Дезир смягчился и сменил тему. — Итак, о чем ты хотела со мной поговорить?

     

    — У меня есть вопрос. Ответишь?

     

    — Постараюсь, отвечу насколько смогу.

     

    Аджест опустила чашку.

     

    — Как тебе удалось применить заклинание Смазки к трехмерному пространству?

     

    — Так тебе было интересно это.

     

    Аджест говорила о вступительном экзамене, когда Дезир применил Смазку к своему телу. Казалось, все было просто, но на деле таковым не являлось. Смазка относилась к типу полевой магии, которой нельзя было манипулировать. Заклинание охватывало любую поверхность, к которой было применено. Было легко направить Смазку на плоскую поверхность, но вот применить ее к объекту сложной формы – почти невозможно. Вот почему Смазку в основном применяют к полу.

     

    — Научишь меня?

     

    — А есть причины отказать?

     

    Дезир встал и вытянул 2 листка бумаги с ближайшей полки, положив один из них на стол.

     

    [Смазка]

     

    После наложения заклинания на бумагу, Дезир легонько смахнул листок пальцем, заставив бумагу мягко съехать со стола. Листок проскользил и дальше мимо двери до самой гостиной.

     

    — Так обычно используют Смазку.

     

    Аджест кивнула, уже зная об этом. Дезир продолжил, поместив второй листок бумаги на стол. На этот раз, наложив заклинание, он поднял листок в воздух. Аджест любопытно наблюдала за его действиями. Она смотрела, как Дезир, держа два уголка бумаги, медленно начал ее разрывать. Он все рвал ее, пока листок не превратился в листочки размером с ее ноготь. Полностью размельчив бумагу, Дезир окунул палец в чай, используя влагу, чтоб прикрепить обрывки к чашке. Когда он закончил, он толкнул чашку, заставляя ее медленно пересечь стол, прежде чем она не остановилась перед Аджест.

     

    — Вот ответ на твой вопрос.

     

    — Ты разбиваешь трехмерное пространство на сечения и работаешь с каждым в отдельности?

     

    Аджест почти сразу поняла теорию.

     

    — Верно. Как ты знаешь, шестигранник — это самая удобная форма для использования. О чем действительно стоит беспокоиться, это-

     

    Аджест внезапно встала со стула и наложила заклятие.

     

    [Смазка]

     

    В точности, как показал ей Дезир. Аджест рассчитала сечения так, чтобы Смазка покрыла ее тело. Такое заклинание требовало в несколько раз больше усилий, чем стандартное, применимое для плоскости. Смазка окутала ее как одежда. Аджест попробовала переступить с ноги на ногу. Нога двинулась так, будто не встретила никакого сопротивления воздуха. Это было странно. Ее движения и ощущения в теле изменились. Аджест чувствовала, будто находится вне своего тела. Все потому, что движения стали намного проще, и, несмотря на то, что она была выдающимся бойцом, ей было тяжело следить за балансом. Она попыталась встать на вторую ногу, чтобы удержать равновесие, но это было ошибкой. Ее тело наклонилось, изменяя центр тяжести…

     

    Аджест приземлилась с глухим звуком. В голове мельком пронеслось, что пол какой-то слишком мягкий, но затем она открыла глаза и поняла, что Дезир быстро среагировал и успел поймать ее в падении.

     

    Его взгляд встретился с ее, когда он мягко проворчал:

     

    — О чем тебе стоит беспокоиться, так это изменение в восприятии, так как сила трения будет отличаться от нормальной.

     

    — По всей видимости. Значит, нужны тренировки, — Аджест понимающе кивнула и затем заметила, что щеки Дезира покраснели. — Ох, прости, я тебя ударила?

     

    — Нет, просто…

     

    Аджест склонила голову в недоумении, пока Дезир подбирал слова.

     

    — Можешь уже встать?

     

    — М-м-м?

     

    Парочка находилась в странном положении. Аджест лежала на Дезире, а его руки крепко обвивали ее талию, в попытке предотвратить падение. Аджест хитро улыбнулась. Вместо того чтобы слезть с него, она ткнула Дезира пальцем в грудь.

     

    — А-аджест?

     

    Находясь в такой компрометирующей позиции, Аджест объявила о событии с таким безразличием, будто это вообще к ней никак не относилось.

     

    — Я ушла из группы Лазурной Луны.

     

    — Чего?

     

    — Думаю, не зря.

     

    — Нет, подожди! — Дезир немедленно встал.

     

    «Что я только что услышал?»

     

    На сердце опустился груз. Дезир закрыл глаза в попытке собрать мысли воедино. Затем он спокойно повторил то, что только что озвучила Аджест.

     

    — Ты мне сейчас говоришь, что ты больше не с Лазурной Луной?

     

    — Все верно. Я устала терпеть пребывание рядом с таким профессором.

     

    Солнце уже давно село, и комнату наполнил мрак, но Дезир не замечал ничего вокруг. Слова Аджест лишь усилили тяжесть в сердце, будто на его грудь положили огромный валун.

     

    — Ты… узнала, что случилось. Поэтому ты ушла из группы?

     

    — Не стоит пытаться найти причину. Это было личное…

     

    — Ответь мне, Аджест.

     

    — Ну, давай скажем, что это одна из причин.

     

    Дезир до крови прикусил губу.

     

    «Неужели временная линия изменилась до такой степени?»

     

    Следуя отличному от его прошлого пути, Дезир ожидал увидеть изменения в порядке событий, но это было нечто незапланированное.

     

    «Я изменил чью-то жизнь»

     

    В изначальной временной линии Дезира Аджест была главным козырем группы Лазурной Луны. Даже в Теневом Лабиринте она сражалась как их участник. Действия Дезира привели к тому, что их главный козырь покинул их!

     

    «Это моя вина…»

     

    Много чего изменилось с тех пор, как Дезир стал Одноранговым. Хотя уход Аджест и не мог быть напрямую связан с его действиями, он знал, что это он виновен в ее уходе из группы.

     

    «Как я мог это упустить?»

     

    Дезир проанализировал свои действия несколько раз и понял, что дело все-таки в нем.

     

    — Мне жаль, Аджест.

     

    — Почему тебе жаль?

     

    Аджест не понимала. Она и не могла понять, но Дезир чувствовал сильнейшие угрызения совести. Он чувствовал свою ответственность за сложившуюся ситуацию и хотел, чтобы все сложилось удачно.

     

    Послышался щелчок, когда Аджест нашла фонарь. В момент комната стала светлее.

     

    — Посмотри на меня, Дезир, — Аджест показала на свои глаза, которые теперь было прекрасно видно. — Я выгляжу грустной? Ты видишь негодование по отношению к тебе? Если нет, то тебе не стоит чувствовать вину за что-то. Все просто. Ты здесь жертва. Благодаря тебе я наконец увидела истинную личность профессора. Вот и все.

     

    Аджест усадила Дезира на стул.

     

    — Я пришла не для того, чтобы смущать тебя, — Аджест проследила за взглядом Дезира на бумагу на полу и хихикнула. — Конечно, одной из причин было узнать ответ на вопрос, в котором я не могла разобраться.

     

    Аджест наклонилась вперед, свет лампы отразился на ее лице.

     

    — Я считаю, группа должна быть добродетельной. Когда в сражении группа должна победить противника, она должна руководствоваться умениями, а не грязными схемами. И даже после этого, она должна оставаться скромной. Когда я думаю о группах, отвечающих этим критериям, мне на ум приходит только одна.

     

    — Аджест, ты…

     

    — Дезир, примешь ли ты меня в свою группу?

       

     
  • Магия вернувшегося должна быть особенной
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии