• Мачеха выручает
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Приняв решение, я поднялся наверх. Спальня родителей была совмещена с жилой комнатой откуда открывался вид на задний двор, где я и нашел Энни. Она читала книгу, а когда я постучал по открытой двери, она подняла взгляд и отложила её на стол возле себя.

    "Да, Майк?" - она спросила.

    Я глубоко вдохнул и решил использовать каждую имеющуюся каплю уверенности, которую имел. "Энни, - я сказал. - Я хочу, чтобы ты рассказала мне, что сделала, чтоб отец держался дольше. Пожалуйста".

    Она застыла на месте с искренним удивлением на лице, тогда спокойно сказала: "Майк, это не то, что можна точно объяснить словами. Мне отчасти пришлось ему показывать, как и что делать. Если бы я могла подсказать тебе, то сделала бы это. Но, не думаю, что могу помочь".

    Она заметила, как осунулось моё лицо, и тотчас же добавила: "То есть, это не то, что я могу тебе показать". Она встала и прошлась по комнате, около минуты посмотрела в окно, а затем повернулась ко мне лицом. "Жаль, я хотела бы помочь".

    "Ну, - я сказал, пытаясь разрядить обстановку шуткой, - ты могла бы показать мне, если это будет эффективнее".

    "Нет", - она решительно произнесла, явно не поняв моё желание пошутить. Она вышла из комнаты, не сказав ни слова. Прежде чем мне удалось догнать Энни, я услышал, как захлопнулась входная дверь. Она ушла, оставив меня с ещё худшим настроением, чем было этим утром.

    Я попытался поймать Энни позже, когда она вернулась, но она непоколебимо избегала меня. К тому времени Лиз и отец уже приехали домой, и я начал беспокоиться, что навсегда испортил отношения со своей приемной матерью. Ужин и остальная часть вечера были невыносимо некомфортными, и, не теряя времени, с неубедительным поводом я отправился спать пораньше. Я сидел и читал книгу в своей комнате, пытаясь отвлечься от проблем с девушками, а теперь ещё и от напряженного дня с мачехой. Я был настолько погружен в свои мысли, что почти не заметил хорошо знакомый скрип кровати моих родителей за стеной.

    "Отлично", - я вздохнул про себя, приготовившись к очередному раунду того, как отец будет долбить мою мачеху. Я глянул на часы. Была половина одиннадцатого, несколько рановато для них. Пока я читал, через вентиляционную систему непрерывно доносились приглушенные звуки траха, и все мои мысли были об Энни. Насколько я мог сказать, она была зла. Я размышлял, как бы с ней помириться, если это вообще возможно. Определенно, я перешел значимую черту с ней. Возможно, какая-то серьезная помощь по дому вернет мне её благосклонность. Она хотела, чтобы мой отец покрасил забор. Может быть, я смогу её удивить.

    Мои мысли крутились, и я перестал думать о том, как мне загладить перед ней свою вину, а просто думал о ней. Она всегда была веселой и милой. Но также была стройной и соблазнительной, и я могу понять, почему она привлекла моего отца. Сама мысль, что Энни трахают каждую ночь, постоянно была в моей голове, и, пока приглушенные звуки их сношения не прекращались, мой член оказался невероятно тверд просто от того, что я думал о ней. Как раз, когда я собирался засунуть руку в боксерки, звуки доносящиеся из вентиляционного отверстия прекратились. Я замер, пальцы опустились всего чуть ниже пояса моего нижнего белья, и внимательно прислушался. Посмотрев на часы, я уныло заметил, что уже было одиннадцать двадцать. Отец только что трахал Энни пятьдесят минут, а я не могу продержаться даже пятьдесят секунд. Я в любом случае собирался продолжить и подрочить, чтобы немного облегчить свой стресс, когда раздался стук в дверь.

    Я вытянул руку из трусов и сел. Прежде чем прошептать "войдите", я приложил все усилия, чтобы скрыть свою эрекцию. Через секунду дверь открылась, и Энни заглянула в комнату.

    "Не занят?" - она спросила шепотом. Её волосы были взъерошены, и на ней, вместо ночной рубашки, была футболка моего отца. Я покачал головой, и она вошла. Я не выключал свет в комнате, и когда Энни закрыла дверь, мне удалось разглядеть очертания её нижнего белья и заметить, что она была без бюстгальтера, когда обернулась ко мне. Член, который немного смягчился, теперь снова напрягся. Я подвинулся, слегка прикрывшись простыней, чтобы скрыть свою реакцию.

    Энни села рядом со мной на кровать. Её длинные, загорелые ноги вытянулись с края кровати, и она откинулась назад на руки. Я старался не смотреть на её сиськи, но соски были твердыми, и я мельком поглядывал на них так часто, когда думал, что это сойдет мне с рук.

    "Утром, - она начала через некоторое время, - когда мы говорили о... твоей проблеме. И ты спросил, смогла бы я показать тебе". Я хотел кое-что сказать, но она остановила меня. Посмотрев на неё, я понял, что у неё было ещё что-то на уме. От секса её волосы были в хаосе, и только теперь до меня дошло, что её только что хорошенько оттрахали, а сейчас она спокойно говорит со мной. Я подумал, кончил ли отец в неё, и если это так, то вытекает ли это сейчас из неё. Мои мысли внезапно вернулись ко вниманию, когда Энни снова заговорила.

    "Я не оценила твою шутку", - она спокойно сказала. Было заметно, что она не злилась. Но Энни не из тех, кто отложил бы проблему в глубокий ящик, чтобы позже она снова подобралась. "Я знаю, что тебе нужна помощь, но ради бога, Майк, я твоя мачеха".

    "Знаю", - я тихо сказал. Мой голос надломился от напряжения. "Вот почему я спросил. Я всегда приходил к тебе со своими проблемами. А когда ты сказала, что знаешь, как помочь, ну и как я мог не спросить? Ты не могла выложить это передо мной, а затем надеяться, что я тихо приму это".

    Она сделала паузу, обдумывая то, что я сказал. "Ладно, в этом я с тобой согласна, - она произнесла, - не могу винить тебя за то, что ты спросил. Но ты знаешь, что я не могу помочь тебе так, как помогла твоему отцу. Я имею в виду... - она остановилась, краснея. - Это была не просто теория... но, и практика".

    Она снова залилась румянцем и отвернулась, а затем начала тихо смеяться. Я тоже засмеялся, хотя принял её отведенный взгляд, как шанс, чтобы посмотреть на её сиськи без возможности быть пойманным. Когда она повернулась ко мне лицом, я слишком медленно оторвал глаза от её груди. Она оглядела меня, но ничего об этом не сказала, и продолжила говорить: "Поэтому, извини, что избегала тебя весь день".

    "Всё нормально, - я сказал. - Извини, что расстроил".

    "Сперва, я расстроилась, но потом подумала об этом, и поняла, что отчасти это было забавно. Не твоя проблема, милый, а то, что ты спросил. И потом, признаюсь, это заставило меня задуматься на этот счет".

    "Так вот почему вы с отцом приступили к 'этому' раньше, чем обычно?" - я спросил. Энни покраснела от стыда и засмеялась. Мы много раз шутили о их сексуальной жизни. И игриво стукнула меня по плечу.

    "Ну, - она сказала, - полагаю, этого следовало ожидать". Энни отклонилась назад, потягиваясь, а когда посмотрела вниз, то, к моему ужасу, увидела мой сражающуюся с простыней стояк. Она быстро отвернулась, но я уверен, что она увидела его. Я собирался сказать что-то, чтобы извиниться, когда она выпрямилась и повернулась ко мне лицом.

    "Ладно, - Энни сказала, - возможно я в хорошем настроении поскольку только что перепихнулась, а может делаю огромную ошибку, но я помогу тебе. Немножко. - она быстро додала. - Могу дать несколько советов, задать некоторые вопросы, хорошо?"

    "Хорошо", - я выдавил, не в состоянии сказать что-либо другое. Я не был уверен, пошутила она, или подразумевала то, что я надеялся, она и в самом деле подразумевала. Она встала, медленно потянулась и зевнула. Из-за этого футболка поднялась, всё больше и больше её бедер явилось моему взору, пока наконец, я не увидел её розовое нижнее белье. Ноги Энни были слегка расставлены, а её трусики промокшие насквозь. Думаю, отец кончил в неё. Она наклонилась и положила руки мне на плечи, пристально глядя в мои глаза.

    "Мы начнем завтра, - она сказала. - И тебе придется делать то, что я говорю, и как я говорю. Понял?" Я кивнул, и она продолжила: "Тебе нельзя никому об этом рассказывать. И ты должен честно отвечать на все мои вопросы".

    Я снова кивнул и она выпрямилась. Энни положила руки на свои бедра и сказала: "Завтра твоего отца и Лиз не будет дома почти весь день, поэтому мы сможем приступить к первому пункту".

    Она удивила меня, когда наклонилась и поцеловала в лоб, прежде чем пойти к двери. На полпути Энни остановилась, повернулась ко мне и сказала: "Увидимся утром". Она вышла в коридор и закрыла дверь. Я сразу запустил руку в трусы и начал мастурбировать. Я кончил раньше, чем Энни дошла до своей комнаты.

  • Мачеха выручает
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии