• Кто сказал, что это была Отоме-игра?
  • - Дорогой, ты не мог бы быть потише?

    - Мастер, слишком много шума будет вредно для здоровья Шерил-сама.

     

    Николь, конечно, не проявил никакой жалости к громкому голосу отца. Он действительно был шумным.

    После того как он вошел в комнату и его отчитали, отец будто бы сделался меньше.

     

    - О, ох… что…Как ты себя чувствуешь?

    - Он только что проснулся и закончил пить фруктовый сок.

    - Понятно. Шерил, это твой отец. Ты можешь говорить?

     

    Большая рука легла мне на лоб.

    Уже только от этого я почувствовал, что сейчас расплачусь.

    Безусловно, эти пронзительные глаза и ярко-рыжие волосы могут принадлежать только одному человеку – моему отцу.

    Должно быть, он прибежал только что с  работы, поскольку все еще был одет в форму Рыцаря Магии.

    - Услышав, что ты пришел в себя, Жюль, вероятнее всего уже завтра приедет из общежития. Пожалуйста, дождись его в здравии.

     

    Судя по тому, как быстро они вернулись, я находился в довольно тяжелом состоянии.

    Надеюсь, боль утихнет к тому моменту, как приедет Нии-сама.

    Я не хочу опять чувствовать, как мое тело разрывается на части. Даже если  это уже случалось много раз. Я попытался наклонить голову, чтобы утвердительно кивнуть, но не был уверен, получилось ли у меня.

    Когда я пытаюсь слишком много двигаться, у меня начинает голова кружиться.

     

    - Тебе не следует так сильно напрягаться, хорошо? Шерил, отдохни немного. Мамочка будет рядом, хорошо? Отец тоже здесь.

    - Дорогой, тебе прежде всего следует переодеться.

    -Оо, конечно.

    Мне хорошо известно, что отец во всем слушает маму.

    Помня, что и Николь отчитал его, создается впечатление, что он слаб.

     

    - Шерил, я вернусь сазу же как только приведу себя в порядок, а ты отдохни пока.

    - Мастер, будьте потише, пожалуйста.

     

    И все же эта семья наполнена любовью, это не изменится.

    Зная, что такая любящая семья и слуги поддерживают меня, на сердце стало тепло. Попав в знакомую атмосферу, к которой так привык, я медленно закрыл глаза.

     

    - Доброй ночи, Шерил. Пусть тебе приснится что-нибудь хорошее.

     

    ◆◆◆◆◆◆

     

    В следующий раз, когда я открыл глаза, Нии-сама, на фоне которого отец выглядел таким маленьким, был здесь. Он спал рядом со мной, закутавшись в простыню.

     

    - Ох, Шерил, ты проснулся?

     

    Он адресовал мне такую ослепительную улыбку, что я решил сделать вид, что не заметил слез, уже высохших на его щеках.

    Даже если мы одной крови, наше телосложение очень отличается.

    Несмотря на то, что он был еще подростком, мышцы на его руках были как взрослого мужчины. 

    Должно быть, потому что он постоянно тренировался в фехтовании, на его щеке виднелся небольшой порез.

    Пока я рассматривал своего брата, которого так давно не видел, Николь принес одежду и воду.

     

    - Шерил-сама, пожалуйста, умойтесь.

    - Ах! Я! Я сделаю это.

    - Пожалуйста, будьте аккуратнее, это не игра.

    -Конечно!

     

    Нии-сама, взяв у Николь одежду, помог мне подняться.

    Несмотря на то, как он выглядит, его руки были такими нежными и такими знакомыми. Кажется, будто время, что он провел со мной, не было напрасным.

    Этот старший брат не имеет никакого сходства с тем, кого я видел в игре.

    И хотя его взгляд был все таким же пронзительным, выражением его лица, когда он смотрел на меня, было таким теплым, что я не смог найти связи между ним и персонажем из игры.

     

    - Если будет больно, ты должен сказать об этом, понял?

    -  Хорошо…

     

    Хотя боль была достаточно сильной, я старался не расплакаться из-за этого.

    «Все в порядке», - сказал я одними глазами, посасывая пропитанную соком ткань

    Он понял это, когда мои губы намокли.

    Я пытался пошевелить языком, чтобы ничего не пролить, но предотвратить это полностью я е мог, и часть капала с подбородка.

    Прежде чем Николь успел вытереть меня, Нии-сама наклонился и слизнул сок.

     

    - Извини, здесь, наверное, слишком много воды, будь осторожен.

     

    Умм.

    Мы братья, так что это не имеет особого значения. Да.

    Было время когда он кормил меня изо рта в рот. Похоже, он просто пытался подражать тому, как если бы это была мама.

    Почему-то глаза Николь не выглядят улыбающимися, хотя скорее всего это лишь мое воображение.

    Неправильно осуждать других. Потому что я раньше не сомневался бы и в нем.

     

    Кстати, куда ушла мама? Отец тоже говорил, что будет здесь, не так ли?

    Поскольку мое внимание обращено на брата, я превращаю свое сознание в ману. 

    Мана, которую я постоянно высвобождаю, кажется, наконец достигла края комнаты, и показало мне стену, где мои родители стояли.

    И перед ними лицом к холсту стоял другой человек.

     

    - Мне очень жаль, молодой мастер Жюль, не могли бы вы подвинуться, что я мог лучше видеть молодого мастера Шерил… Спасибо большое.

     

    Почему здесь художник?

     

    Кроме того, кажется, мы будем позировать ему.

    Что же случилось на земле, пока я спал?

    Может быть он прочел мои мысли, потому что брат, смеясь, сказал мне.

     

    - Хотя мы слышали, что ты в критическом состоянии, но когда мы вернулись, ты выглядел гораздо лучше. Так что отец и мать решили запечатлеть этот момент на холсте.

     

    Я не знаю, сколько времени прошло, наверное, полдня, либо же целый день, но это должно быть было действительно плохо.

    Знаю, из-за своей болезни я все больше похожу на скелет.

    Можно ли с этим что-то сделать в его воображении?

     

    - Я так счастлив запечатлеть момент вашего пробуждения, Шерил-сама, я ждал с нетерпением!

    - Ээ…

    Я ослаб после того, как сказал это.

    Ну, ярешил не возражать против того, чтобы меня нарисовали, потому что я просто забуду об этом скоро.

    Родители, вероятно следят за тем, как нас рисуют, поэтому им есть что сказать. Впрочем, хорошо, если это не мешает художнику.

     

    -Шерил, как насчет сока? Знаешь, цвет фруктового сока на твоих губах выглядел прелестно.

    - О, о, это так, Николь?

    - Да, вот, пожалуйста.

     

    Красота или еще что-то, я все равно похож на скелет… Ох, ладно, фруктовый сок хотя бы вкусный.

    На этот раз Николь подал Нии-сама ткань, окрашенную в красный цвет.

     

    - Ты еще можешь пить?  Тебе не нужно заставлять себя, хорошо?

     

    Когда мой брат услышал, как я тихо говорю, он приложил ткань к своим губам, прежде чем положить ее на мои.

    У меня нет сомнений, что он безумно меня любит, но не слишком ли это?

    Может быть изменение моего брата как-то связано с этим?

     

    Из-за того, что он глубоко любил его, потеря своего младшего брата стала слишком большим потрясением для него.

    После того, как я извлек уроки из своих воспоминаний из прошлой жизни, моя решимость лишь возросла.

     

    Я отдалюсь от своего брата насколько это возможно.

     

    А также буду противостоять смерти.

    Даже если моя судьба уже определена, по крайней мере я не хочу вовлекать еще и брата. 

    Я приложу все свои силы, чтобы выжить.

     

    - Извините, я снова пролил сок… чу.

     

    Мой старший брат слизнул сок, который капал на мою кожу.

    Независимо от того, сколько раз губы Нии-сама касаются моей кожи, я все равно смущаюсь.

     

    Да, лучше держаться от него подальше!

     

    Возможно, у меня может быть мой первый постыдный опыт.

     

  • Кто сказал, что это была Отоме-игра?
  • Отсутствуют комментарии