• Изнанка: 17 дней до перерождения
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Всё «эпичное» интервью, о котором днём Денис прожужжал Максу все уши, продлилось не более получаса. Да и из того срока две трети заняли упорные попытки Дениса вытянуть из Серёги ещё какие-нибудь подробности, и задолбавшиеся возгласы «Да не помню я!» со стороны жертвы.

    Так что, когда оба парня вышли из общежития, на улице было ещё светло. Окружающая природа напоминала, что, хотя повсюду ещё лежит снег и погода совсем не радует теплом, всё-таки это уже весна, а не зима.

    - Ну? – Денис быстро потёр руки, то ли чтобы согреть их, то ли предвкушая отличный материал. – Куда теперь? В нашу редакцию?

    - А давай в редакцию, - пожал плечами Макс. Просто... чтобы дольше не появляться дома, годилось любое занятие – и чем именно это хуже всех прочих?

    На самом деле, конечно, редакцией был всего лишь кабинет, в котором собирались институтские журналисты, фотографы и редактора, когда им нужно было что-то обсудить и поработать. В дневное время обычный кабинет русской и иностранной литературы, после пар он превращался в довольно шумное место.

    Денис по дороге продолжал, не умолкая, обсуждать с Максом новый материал... Ну, как обсуждать. Говорил в основном он, а Макс лишь вставлял свои «да» и «угу», когда слышал вопросительные интонации. Наконец, они добрались до нужного кабинета и вошли внутрь.

    - Ага, - к ним повернулось сразу три головы. – Вы очень вовремя.

    В кабинете уже собрался весь основной (кроме самих вошедших) состав редакции. главный редактор, Зинаида Прокофьевна, ректор института и его главный активист по части любых интересных идей; редактор и ведущий журналист – Алла, серьёзная брюнетка-третьекурсница; и пятикурсник Марат, застенчивый ботаник, зато влюблённый в своё дело и неутомимый фотограф.

    Обращалась к Денису и Максу, разумеется, Зинаида Прокофьевна.

    - Я уже собиралась уходить, - заметила она. – Думала, вы не придёте, но это хорошо, что вы успели. Нам есть что обсудить.

    Она поманила обоих парней к себе. Те недоумённо переглянулись, но подошли ближе к преподавательскому столу.

    - Взгляните вот на это, - сообщила ректор, указывая рукой на то, что лежало перед ней. Макс опустил глаза и увидел газету. Обычную газету, местное еженедельное издание с банальным названием «Сегодня».

    - И? – Денис поднял голову от газеты на главного редактора.

    - Вот, смотрите, - наманикюреный ярко-розовым (почти кислотного оттенка) лаком палец Зинаиды Прокофьевны ткнулся в заголовок. – Читаю вслух для непонятливых. «Студент Котельского Педагогического Вуза в эту пятницу попал в больницу с сердечным приступом, сразившим его прямо на улице. В настоящее время жизнь пациента вне опасности»... И всё такое, суть статьи вы поняли, мальчики, верно?

    - Верно, - подтвердили студенты.

    - В пятницу вечером, - глаза ректора и главного редактора глядели на них строго и непреклонно. – В пятницу вечером это произошло – но я узнаю об этом только сегодня во второй половине дня и только из этой газеты.

    - Ну... – пробормотал Макс, снова потупив глаза. – Это всё же серьёзное издание...

    - Да, но это новости нашего института! – возмутилась (и довольно справедливо) Зинаида Прокофьевна. – Нашего института! Если бы речь шла о любых других новостях – я бы поняла и согласилась с тобой, Максим! Но это – то, о чём мы должны узнавать первыми!

    - Короче, - заговорила Алла, всё это время молчавшая. – Предлагаю сходить, купить мандаринок или чего-то в этом роде, и навестить его в больнице. Это в любом случае будет красиво. А заодно узнать, что произошло.

    - А что произошло? – удивился Макс. – Ну, попал человек в больницу, сердце прихватило, бывает... Может, у него было больное сердце.

    - Я знаю его, это Женька Огузкин, - отозвался из угла Марат, до того возившийся с настройками своего довольно дорогого фотоаппарата. – Нету у него никакого больного сердца.

    - Ладно, - махнула рукой Зинаида Прокофьевна. – Разводить трагедию на этом месте тоже не надо. Нам нужна короткая, но жизнеутверждающая заметка. Мол, быстро идёт на поправку, передаёт привет всем однокашникам... Вы меня поняли?

    - Поняли, - дружно отозвались все присутствующие, но Денис тут же не выдержал:

    - Зато мы с Максом достали такой материал для моей странички! Тут...

    - Денис, - устало покачала головой ректор. – Твоя страничка – это твоя страничка, но у нас всё-таки не газета про НЛО и явления духов, а институтское новостное издание.

    - Но у меня...

    - Вот когда будут готовы все новостные материалы – включая этот, про заболевшего Огузкина – тогда я рассмотрю то, что ты припас для своей странички, - отрезала Зинаида Прокофьевна. – Действуйте! Чек за мандарины я вам потом оплачу.

    И она, громко цокая каблуками, вышла из кабинета.

    - Ну и ладно, - Денис плюхнулся на свободное место и принялся ещё раз увлечённо разглядывать фотку «непонятного существа». Он знал, что материалы для его странички главным редактором не рассматриваются, а в лучшем случае проглядываются. Его карт-бланш ограничивался лишь совсем жёсткой расчленёнкой –но такое он и сам не любил.

    - Итак... – Алла подняла на присутствующих глаза. – Парни, кто возьмёт на себя заботу скататься в больничку и навестить этого сердечника?

    - Да не сердечник же он, говорю... – проворчал Марат.

    - А ты что, сама не пойдёшь? – оторвался от фоток Денис. – Твоя же, вроде бы, идея.

    - Я не могу, - отмахнулась она. – Завтра бы смогла, наверное, послезавтра точно смогла бы. А сегодня не могу. У меня запись в парикмахерской, да и потом дел много.

    Это не было чем-то удивительным. У Аллы довольно часто находились подобные отмазки. Нет, нельзя сказать, чтобы она ничего не делала – свою должность редактора институтской газеты она получила не просто так. Но всё же, по мнению некоторых знавших её людей, она могла бы делать и больше.

    Но ни один из парней в комнате никогда не спорил с ней, когда она перекладывала свои обязанности на них. Попробуй тут поспорить, когда тебя просит о чём-то девушка с поистине модельной внешностью!

    - Марату смысла идти нет, - деловито накручивая чёрный локон на палец, рассудила Алла. – Он фотограф, а фотографировать там нечего. Денис... пускай Денис лучше занимается своей страничкой, все согласны? Макс, остаёшься ты...

    - Ну... – Макс пожал плечами. – Ладно. В принципе, я не против, только я не очень хорошо помню, где находится больница... И денег на гостинцы у меня нет.

    Если честно, парень давно подумывал о какой-то подработке. Николай обеспечивал его всем необходимым (простая и сытная еда, дешёвая одежда), но при этом не давал ни копейки сверх этого. Но увы - учёба и журналистская активность забирали почти всё свободное время.

    - Я поясню, - махнула рукой Алла. – И выдам на мандаринки. Всё равно Зиночка потом компенсирует.

  • Изнанка: 17 дней до перерождения
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии