• Итак, что если они переродились?
  • Дворцы древних состоятельных кланов сгруппировались на одной территории и, по обыкновению, в их относительно отдаленном районе нельзя было встретить бедняков. Огромные комплексы построек разделялись высокими кирпичными стенами и маленькими, вымощенными камнем, улицами. За порядком на тех следили многочисленные слуги поместий. Ежедневно подметая и поливая камни, они дарили району необходимую для летней жары прохладу. 

    Ворота под резной табличкой с фамилией Чэнь медленно распахнулись, и на маленькую площадку перед ними вышел молодой, окруженный слугами, мастер со свернутым кнутом в руке. 

    С прищуром посмотрев сначала в один конец переулка, а после в другой, молодой, богато одетый мужчина, не обнаружил страшащих его странностей.

    — В последнее время в доме неспокойно, — обратился господин к мальчишкам, что вывели на улочку вычищенную да оседланную лошадь. — Чтобы стояли здесь и охраняли дом от посторонних. 

    Едва достигшие двенадцати, а то и десяти лет дети послушно закивали. Только вот полные сомнений и страха взгляды не выражали ту же уверенность в успехе мероприятия. 

    Оно и не удивительно, ведь в последнее время в доме семьи Чэнь произошло множество странных и пугающих вещей. На кухне начали пропадать продукты, а несколько служанок утверждали, что ночами в пруду на заднем дворе принимают ванны белые аморфные фигуры. Даже бабушка клана слегла с тяжелой лихорадкой и теперь не могла подняться с постели. 

    Слухами земля полнится и теперь каждое происшествие, приписываясь проделкам злых духов, приводило слуг в откровенный ужас. 

    Умело забравшись в седло, молодой господин, в сопровождении помощника, направился к шумному рынку. 

    — Как думаете, — стоило мастеру отойти от ворот, заговорил один из мальчишек. — Господин хочет съездить в храм Осенних листьев и попросить буддийских монахов о помощи или же сразу поедет во дворец Хуансюань, чтобы привезти священника для обряда изгнания? 

    — И тот и другой вариант приемлем, — с важным видом кивнул тот, что постарше. — Главное, чтобы они быстрее приехали в резиденцию и навели здесь порядок. 

    Откуда-то раздался приглушенный смешок и ребята начали в панике оглядываться по сторонам. Краска сошла с их лиц, а руки начали дрожать. 

    — Вы тоже это слышали? 

    — О Будда, злые духи смеются над нами даже днем! — упав на колени, суеверный паж начал возносить молитвы о собственном спасении. 

    Чем немного насмешил сидящих на каменном ограждении странных людей. Те, что выглядели угрожающе и подозрительно заняли одну сторону от ворот, а остальные, что напоминали сошедших с небес бессмертных – другую. 

    Но мальчишки, сколько бы ни старались, не могли их увидеть, а значит, и отыскать причину странного шепота. 

    — Прошло семь дней, — вызывающе взглянув на пугающих людей, с укоризной сказал святой. — Вы, демонические совершенствующиеся еще не успели выяснить имя владельца Каменного пламени? 

    — Могу спросить у вас то же самое, — усмехнулась старуха в темном балахоне. Лицо ее было испещрено глубокими морщинами и в сочетании с возрастной пигментацией напоминало кору дерева. Но особенно пугало даже не это, а лазающий меж этими бороздами маленький, абсолютно черный скорпион. — Школа Хэло неплохо разбирается в методах гадания и удачно поясняет пророчества книги Перемен. Разве они уже не выяснили имя владельца? Или просто не захотели делиться им с вами? 

    Сидящие на стене старики с длинными бородами, покраснев от возмущения, старались не смотреть на дьявольскую женщину. И все-таки та была права. 

    Те, кто едва успел сформировать золотое ядро могли считаться новичками мира совершенствующихся. Могли только плестись в хвосте у именитых школ и даже не помышлять об их милости. 

    Дабы немного увеличить собственную репутацию ортодоксы собрались у дверей клана Чэнь и надеялись на чудо. 

    В мире духовных поисков сложилась определенная тенденция: по-настоящему способные, просветленные мастера практически не заботились о собственном внешнем виде. И наоборот те, кто едва ступил на дорогу истинных знаний, носили вычурные длинные ханьфу с кучей амулетов и прочей, испускающей магическую энергию, шелухой. 

    Старушка со скорпионом оглядела трясущих бородами ортодоксов и вновь усмехнулась. Если бы не морок невидимости, их команда привлекала к себе немало внимания всеми этим призванными увеличить ощущение властности присутствия побрякушками. 

    Но и дьяволов нельзя было ставить под одну черту. По-настоящему уважаемые мастера не стали бы сидеть здесь, словно птицы в ожидании корма. Для подобных дел у каждого клана имеются разной масти слуги да посыльные. 

    — Если Каменное пламя вырвется наружу до появления хозяина, то всему Юньчжоу придет конец. Мы-то еще можем оставить свой пост и уйти вовремя, но вы, жадные до наживы негодяи, останетесь здесь до победного, а значит сгорите в адском пламени! — решил не оставаться в долгу один из праведных совершенствующихся. 

    — Плебей и лицемер! — выругалась старушка. — Думаешь, никто не понимает, почему вы праведники собрались здесь, несмотря на то, что не в состоянии заполучить дьявольский артефакт? Вся ваша святость лишь блажь. Все вы хотите выйти героями и попытаться спасти как можно больше людей, когда катастрофа войдет в силу. Но если бы вы по-настоящему желали людям добра, то уже давно бы объявили тревогу, уговорили бы высшие школы провести эвакуацию мирного населения и спасли жителей от грядущего апокалипсиса.

    — Да как ты смеешь?! — пуще прежнего покраснел один из длиннобородых. — Не мы заставили Каменное пламя признать хозяина. Не мы взволновали его сущность. Это дело не имеет к нам никакого отношения! 

    — Действительно? — все хитрее улыбалась обладательница скорпиона. — Тогда почему же вы здесь сидите? Почему не снимете морок и не объясните семье Чэнь масштабы опасности? Быть может, их авторитета и хватило бы для предупреждения простого люда. 

    — Все это лишь слова! Юньчжоу крупный торговый город! Нельзя заставить всех и вся быстро покинуть насиженное место. Тем более что перенос торговой точки требует не только вложений, но и масштабного контроля. Кто будет подавлять волнения и беззаконие? 

    Вдруг потеряв интерес к спору, старушка, подпирая голову рукой, оглядела многочисленные крыши богатых построек: 

    — Кажется, представители всех знатных школ уже прибыли в город. И раз еще никто не объявил хозяина пламени, мы также не узнаем ничего путного. Лучше уйти до того, как пламя взбесится и спалит целую область. 

    Не обращая внимания даже на собственных подчиненных, дама в летах соскользнула с забора. 

    В то же самое время на одном из концов переулка показалась целая делегация торжественно ряженных людей. Шествующие за молодым господином слуги несли коробки с приветственными дарами и с толикой непонимания поглядывали на своего непосредственного господина. Того, что шел сразу за молодым мастером. 

    Само собой, направлялись они к воротам семьи Чэнь. 

    Выделяющийся на фоне остальных, одетый в дорогую парчовую мантию, мастер, вдруг приказал людям остановиться. Его пристальный взгляд был прикован к необходимым воротам, а язык успел прилипнуть к небу. 

    — Что случилось на этот раз? — поинтересовался главный, уставший от всего этого безобразия, слуга. С месяц назад наследник клана и его извечно рассудительный господин упал с лошади и, провалявшись с пару недель в постели, вдруг потерял рассудок. 

    Поступки его лишились логики, а поведение граничило с помешательством. Сперва младший мастер начал скупать все доступные в округе восстанавливающие здоровье грибы Линчжи, затем начал докучать матери просьбами о скорой поездке в Юньчжоу. Но так и не получив благословения, собрал слуг и приехал сюда сам. 

    Он даже позабыл о своей драгоценной невесте. За весь месяц несчастная красавица не получила от господина даже весточку или кроху внимания. 

    Однако и это не конец истории. Едва добравшись до города и разместившись на постоялом дворе, младший мастер не дал слугам времени на отдых и сказал, что хочет отправиться в гости к семье Чэнь. А на улице еще и пристал к явно незнакомому юноше, утверждая, что он потомок древнего рода. 

    Все знали, что у клана Чэнь здравствует только один прямой потомок — Чэнь Шу. Да и тому уже давно исполнилось двадцать лет, а значит, у него была семья и ребенок на подходе. 

    С чего вообще их младший мастер решил, что в доме Чэнь проживает еще один юный господин? 

    Хотя… 

    Среди слуг ходили слухи о том, что когда-то давно в семье Чэнь был младший господин. Будучи совсем юным, он упал в пруд и серьезно повредил голову. Ни священники, ни лекари не смогли помочь несчастному. Прожив до шести лет, мальчик, на горе и беду родителей, скончался. 

    Главный слуга почувствовал пробегающий по спине холодок. Откуда его хозяин знает об этой истории? Неужели он как-то в той замешан?.. 

    С медленно съезжающимися к переносице бровями престарелый лакей взглянул на уставившегося на вершину забора господина. Очевидно, что та была пуста и даже не имела украшений. 

    Все это было до пугающего странно: 

    — Молодой мастер, — аккуратно начал мужчина. — Все немного притомились с дороги. Быть может, мы отложим визит на несколько дней? 

    — Замолчи! — губы парня побледнели от гнева. 

    В своей прошлой жизни ему посчастливилось войти в мир совершенствующихся. Однако до самой своей смерти он служил управляющим небольшой общины, что имела несколько руководств да в основном помогала деревням с посевами и уборкой урожая. 

    То есть, совершенствующийся был настолько беден, что не мог позволить себе приобретение таблетки для отказа от смертной пищи, а значит и сформировать золотое ядро. 

    Вернув воспоминания лишь месяц назад, молодой господин едва ли мог вспомнить учения маленькой школы. Да и его сто с лишним лет совершенствования остались в другой реальности. Лишь привыкший к чувственности духовного мира разум помогал переродившемуся отделиться от основной массы людей. 

    И не то чтобы его талант был плох, скорее он был просто стандартным. Таким же, как и у большинства ступивших на путь Дао людей. 

    Сейчас молодой господин все еще считался обычным смертным человеком и не мог видеть рассевшихся на заборе людей. Но даже если мальчишки могли почувствовать присутствие чего-то сверхъестественного, то его и подавно посетило дурное предчувствие. 

    Будто потрескивающее в своей злобе марево окружило резиденцию древнего рода. 

    —Черт! Да как же это… — злобно процедил парень. — Два года… До катастрофы еще два года! 

    «Каменное пламя должно быть обнаружено дьявольскими совершенствующимися только через несколько лет, когда паршивцу Чэнь Хэ стукнет девятнадцать!» 

    И для того оно стало великой удачей. После того как сущность признала в мальчишке своего хозяина и слилось с чужой душой, Чэнь Хэ перестал притворяться слабоумным и взошел на демонический престол как один из шести гроссмейстеров. Стал бедствием этого мира и самой большой угрозой духовного сословия. 

    Кто бы мог подумать, что этот безвольный, позволяющий над собой издеваться парнишка запросто приручит Каменное пламя и станет по-настоящему жестоким, лишенным милосердия, мужчиной. 

    Молодой мастер в парчовой мантии становился все злее. Даже стоя́щие в самом конце колонны слуги могли различить скрежет его зубов. 

    «Неужели я опоздал?» — он хотел сам заполучить артефакт. В конце концов, если уж у Чэнь Хэ получилось стать великим мастером, то почему не сможет он?

    Будто почувствовав чужие мысли, намеревавшаяся уйти, старушка со скорпионом обернулась, а по спине хитрого гостя прошел холодный воздух. 

    Он понял, что попал в поле зрения демонического совершенствующегося высокой ступени и решил, что обхитрить того будет непросто. Возможно, ему не удастся завладеть пламенем. Однако, быть может, он сможет отыскать для себя куда более значимого, нежели в прошлой жизни, учителя? 

    И все же шансы имеются. И раз уж он здесь, то попытает счастье. Вдруг удача окажется на его стороне. 

    Пару раз глубоко вздохнув, молодой мужчина немного успокоился и позволил себе меланхоличную улыбку: 

    — Я и правда устал, но раз уж мы здесь, то было бы неплохо подойти к воротам, передать приветственные подарки да отравить запрос на официальную встречу. 

    Призадумавшись, престарелый слуга кивнул. В словах господина имелся смысл. 

    Подавив сомнения, он дал остальным знак, и делегация направилась к воротам.

  • Итак, что если они переродились?
  • Отсутствуют комментарии