• Бecсмеpтным былo кудa проще записывать и xранить информацию. Они могли просто поместить свои действия и мысли в определенные шары или кусочки драгоценного камня. Смертным же приходилось пользоваться обычными рукописными книгами.

    Все что нужно было сделать Чэнь Xэ, чтобы узнать хранящуюся запись, это приложить шарик ко лбу. По сути, чтобы прочесть их все ему потребуется не более пятнадцати минут. И все-таки совершенствование юноши еще не перешло в стадию основания. Накопленной в меридианах энергии едва хватит на одну седьмую часть информации.

    Выбирая шарики наугад, юноша просматривал их один за другим. Во время сего сомнительного развлечения выражение его лица резко менялось. То он казался удивленным, то раздраженным, то смущался, то издавал смешок.

    Однако чем больше он просматривал, тем сильнее его душу охватывало некое оцепенение.

    Оказывается, он жил под Скалистым пиком вот уже девять лет. И каждое утро не мог вспомнить ничего из того, что происходило прошлым днем. Только неуклонно развивающееся совершенствование и накопленная в даньтяне энергия не исчезала подобно воспоминаниям.

    Mножество мастеров смогли войти в Дао посредством совершенствования тела, а не разума. Ши Фэн, зная о недуге мальчика, само собой, акцентировал его развитие именно в этом ключе. Могучий совершенствующийся ушу останется сильным, даже если потеряет память.

    Конечно, Чэнь Хэ не верил, что ему всего три года. В конце концов, как бы иначе он смог с легкостью поднимать глыбы весом более ста кило. Также Черные глубины не походили на его дом в Юньчжоу. Но как объяснить пропажу воспоминаний о своем переезде и силе?

    Просыпаясь, Чэнь Хэ все еще осознавал себя трехлетним ребенком. Воспоминания об игре у пруда были свежими, фактически вчерашними. Казалось, он достиг пятнадцатилетнего возраста в один миг. И только благодаря технике Вливания мудрости знал, как одеваться, умываться, вести себя с людьми. Ши Фэн поместил в его память знания о мире, предметах, времени и временах года.

    И все же это не могло помочь ему справиться с недоумением.

    Каждое утро, кто-то из стариков рассказывал ему о Ши Фэне. Однако мальчик достаточно подрос для того, чтобы больше не верить в их небылицы. И все же из каждой сказки юноша вычленял главное – Ши Фэн его старший брат.

    Eдинственный брат…

    Тот, кто готовит ему еду, несмотря на то, что сам уже давно отказался от пищи смертных. Тот, кто по утрам занимается совершенствованием на камне в озере.

    Юноша чувствовал свою зависимость от этого красивого мужчины, но не помнил о том, насколько скрупулёзно и терпеливо тот занимался его обучением и воспитанием.

    И по сей день он не может запомнить своего брата. Каждое утро они знакомятся заново. Каждое утро Чэнь Хэ с восхищением наблюдает за бессмертным.

    Однако с этими шарами юноша мог узнать все. В этой коробке хранятся все его воспоминания. Он мог просмотреть их в любой момент.

    Запись нефритового шара не упускала деталей. Один из них показал ему падение и плач. Другой – смех вместе со старыми бессмертными. Чэнь Хэ мог видеть, как Ши Фэн уносит его обратно в пещеру и дает для игры сахарных человечков. Еще одна запись показала, как старший учил его писать и помогал регулировать дыхание.

    Картины его жизни под Скалистым пиком ясно предстали перед глазами.

    Теперь понятно, почему просыпаясь, мальчик никогда не испытывал голода. Не чувствовал боли после дневных тренировок. Его совершенствование прерывалось лишь во сне. Ши Фэн бережно следил за его развитием. Мужчина знал, что мальчик не вспомнит о своем благодетеле и все равно продолжал стараться.

    Просмотрев еще один шарик, Чэнь Хэ начал сердиться на старых бессмертных. Тем, кажется, нравилось над ним подшучивать.

    Положив ценные воспоминания обратно в сундук, юноша не мог налюбоваться сим сокровищем. В них было все, о чем он мечтал. Здесь записаны его детство и ранняя юность.

    Чэнь Хэ был очарован. Шарики записали его жизнь. Записали знакомые и незнакомые лица. Записали солнечный свет и брызги холодной воды. Но самое главное, каждый из них был одарен записью о нежной улыбке Ши Фэна.

    Юноша присел на пол. Pуки его, дрожа, сжимали сундук из сандалового дерева. Неужели, завтра он вновь обо всем забудет?

    - Старший брат, я бы хотел запомнить тебя навсегда…

    В тот же момент теплая рука коснулась его плеча. Чэнь Хэ вздрогнул и резко поднял голову.

    Ши Фэн уже давно вернулся и некоторое время наблюдал за погруженным в собственные воспоминания воспитанником.

    - Я случайно его нашел. Сундук не был заперт, - поспешил объясниться парень.

    Всего несколько дней назад Ши Фэн сменил ему прическу. Все-таки Чэнь Хэ взрослеет и более не может носить два пучка. Однако сейчас, видя эту панику на лице юного совершенствующегося, мужчина подумал, что немного с этим поспешил.

    В его воспоминаниях вновь всплыли картины маленьких, неуклюже топающих ножек и надутые щеки.

    Уголки губ молчаливого мастера поползли вверх.

    Бедный юноша в светлых одеяниях, часто моргая, наблюдал за старшим.

    «Брат надо мной смеется?»

    Ши Фэн аккуратно забрал сундук и убрал обратно в угол. Наблюдая за тем, как воспитанник не сводит с короба взгляда, мужчина потянулся к висящему на шее парнишки шарику. Стоило Ши Фэну снять магическое украшение с чужой шеи, как Чэнь Хэ схватился за его руку.

    Сердцебиение мужчины ускорилось. Видеть воспитанника в панике и ожидании оказалось интересным зрелищем.

    Его младший брат являл собой образец послушания. Никогда не жаловался на занятия. Всегда четко исполнял указания. Не привередничал в еде. Никогда ни о чем не просил. А ведь Черные глубины изолированы от мира. В скалах нет ничего примечательного. Какому ребенку не стало бы здесь скучно?

    «Неужели просмотрев свои воспоминания, Чэнь Хэ разозлился и теперь хочет побороться за собственное достоинство со стариками?»

    Брови мужчины поползли к переносице. С текущим уровнем совершенствования мальчик не успеет и раскрыть рта. Любой житель долины сможет развеять его тело и душу одним щелчком пальцев.

    - Старший брат, пожалуйста, оставь мне этот… - взгляд мальчика был прикован к подвеске.

    Заработав легкий щелбан, Чэнь Хэ поднял голову и увидел облегченную улыбку старшего.

    Все-таки его воспитанник знает, как добиваться желаемого. С этим нефритовым шариком он получит неплохую долю воспоминаний о своем прошлом. И будет знать, что ожидает его в сундуке.

    Немного подумав, Ши Фэн отдал мальчишке шарик, а сам пошел и наложил на замки короба несколько охранных заклинаний.

    Получив награду, юноша почувствовал себя невероятно счастливым. Он знал, что старший не передумает и не заберет украшение назад. Воспоминания о сегодняшнем дне драгоценное сокровище.

    Что касается сундука. То он никуда не денется. Рано или поздно Ши Фэн отдаст ему все шары. Потому что они и так принадлежат лишь ему.

    Выскользнув из пещеры, парень решил уделить время тренировке. Удары его были точны и резки. Практически каждый из взмахов рукой заставлял воздух свистеть. Отстраненный от мирских забот и царства людей в целом, молодой человек мог сконцентрироваться только на собственном развитии. Он мог контролировать свое дыхание и движения. Ничто не смущало юношеский разум.

    Понятно, почему его совершенствование росло как на дрожжах.

    Вдруг кое о чем подумав, Чэнь Хэ крикнул Ши Фэну:

    - Старший брат, я собираюсь к озеру!

    Боясь запрета, юноша сразу рванул в необходимом направлении. Плотнее сжав нефритовый шарик, подросток внимательно осмотрелся и забрался на одно из густых грушевых деревьев. Устроившись на толстой ветке, он пристально посмотрел на своеобразное записывающее устройство.

    - Интересно, чтобы такого мне сказать себе завтрашнему?..

    Немного подумав, мальчик начал тихо разговаривать с нефритом:

    - Не доверяй никому, кроме старшего брата. Особенно с виду добрым старикам, чаще всего они тебя обманывают. Старшего очень легко опознать. Он носит красную мантию и серебряные четки на запястье. А еще он самый красивый мужчина во всех Черных глубинах.

    Старшего брата зовут Ши Фэн. Начертания его имени похожи на иероглифы, означающие учитель. К счастью, он мне брат, а не хозяин. Иначе я бы не осмелился звать его по имени.

    Еще он каждый день медитирует у озера. Поэтому старайся его не беспокоить.

    Владыка долины как-то рассказывал, что ледяные воды ручья несут энергию Инь и впадают в реку Забвения в Подземном мире. На этой реке расположился город Невинно убиенных и Мост беспомощности. Старший брат не буддист, но каждый день возносит безмолвные молитвы в память о своих убитых учениках. Владыка рассказывал, что кто-то очень нехороший убил их еще до моего рождения. Посылая им светлую энергию, Ши Фэн надеется облегчить чужой круговорот перерождения.

    Немного расстроившись, Чэнь Хэ облокотился на ствол дерева и на некоторое время смолк.

    - Мир совершенствующихся довольно жесток. У мастера существует множество обязанностей. К примеру, забота о своих учениках. Он будет не только воспитывать, но и подготавливать для них оружие. А после смерти…

    Учитель Ши Фэна давно погиб. О нем некому заботиться, - юноша немного нахмурился. – Старейшина Длинная бровь, думая, что я ничего не запомню, как-то рассказал о печальной судьбе старшего брата. Его секту предали. Учителей и учеников убили на его глазах. Причиной тому стало предательство одного из шиди. Поэтому мне нельзя упоминать о семье при брате.

    Ах, точно! Еще старший брат всегда молчит. Не удивляйся. Такова его епитимья. Уже девятнадцать лет он практикует буддистскую медитацию Безмолвия. Говорят, только так можно спастись от извечного круга сансары. Также буддисты верят, что все зло в человеке от тела и языка.

    В памяти Чэнь Хэ промелькнул до боли знакомый и одновременно чужой образ. Длинные распущенные волосы погрузились в ледяную воду. Молитвенные бусы сверкают меж изящных пальцев. Кажущаяся густой из-за низкой температуры вода медленно поглощает бусину за бусиной. Духовная энергия отделяется от четок и медленно уходит в подземный мир.

    Ши Фэн никогда не читал сутр и не превозносил стандартных молитв. И все-таки мужчина каждый день воздавал дань погибшим детям.

    - Прошлые ученики старшего брата наверняка были умнее меня. Наверное, поэтому он к ним так добр, - едва произнеся нечто неподобающее, Чэнь Хэ удар себя по лбу. – Мне нельзя так говорить. Я все еще жив и сам могу помогать Ши Фэну!

    Грушевые деревья в самом цвету были покрыты множеством светлых соцветий. Юноша в белых одеждах думал, что хорошо спрятался, но маленький нефритовый шарик, отражая солнечные лучи, сразу выдавал его месторасположение. Поэтому Ши Фэн без труда отыскал воспитанника.

    Прислушиваясь к чужому монологу, мужчина не стремился раскрывать своего присутствия.

    - Знаешь, говорят, что месть — это блюдо, которое подают холодным. Так вот, все эти старики в долине, так или иначе, меня обманывали. Однако сейчас я им неровня… Поправка, даже через сто лет я не смогу сравниться ни с одним из них. Но у них есть ученики! Как говорят, если не можешь побить учителя – побей его ученика. Так что, рано или поздно, а моя месть свершится. Когда-нибудь мне все равно придется покинуть долину.

    Ши Фэн не мог сдержать улыбки.

    Под порывами легкого ветерка юноша вальяжнее растянулся на ветке. Потирая подбородок, он серьезно подумал: «Интересно, скольким людям мне нужно будет отомстить за старшего брата?».

  • Итак, что если они переродились?
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии