• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Тело всё больше цепенело, конечности И Юня с каждым мгновением становились менее подвижны, он чувствовал, что онемение дошло до живота и головы. Он уже был не в состоянии нормально говорить, слышать или видеть.

    Он только ощущал, что его лицо мокрое от слёз Цзян Сяожоу.

    Она кричала изо всех сил, но И Юнь мог лишь смутно видеть, как двигаются её губы. Голос был искажён, и он не мог разобрать слов в этом шуме.

    И Юнь не мог больше просто так лежать. Собрав все силы, он сумел двинуть языком и сказать:

    – Лянь… Лянь Чэнюй…

    Хотя голос И Юня был слишком тихим и нечётким, Цзян Сяожоу всё же смогла распознать:

    – Лянь Чэнюй? Это Лянь Чэнюй сделал?

    Но И Юнь был уже был не в состоянии что-либо сказать. Он чувствовал, как смертельный холод тянется к его сердцу.

    Если его сердце застынет и перестанет биться, то его жизнь на этом закончится!

    И Юнь чувствовал себя рыбой, выкинутой на сушу, он не мог двигаться и не мог дышать. Ему лишь оставалось ждать смерти. Но вдруг, когда паралич дошёл до сердца, он ощутил, как по его телу начал распространяться холод.

    Этот холод был довольно сильным и знакомым. Словно родниковая вода очищала его тело!

    Фиолетовый кристалл! И Юнь обрадовался, это было то самое ощущение. Последнее время, в самых худших ситуациях, он всегда ощущал холодок фиолетового кристалла!

    Паралич уже завладел его телом, но неожиданно встретил отпор, дойдя до сердца. И Юнь всегда держал кристалл в кармане около своего сердца.

    В тот момент, когда фиолетовый кристалл активировался, И Юнь почувствовал небольшой водоворот в его сердце.

    Крошечные вихри, может быть, не оказывали никакого эффекта, но… *Вшух!*

    Прозвучал лёгкий звук. Без борьбы или напряжения, И Юнь почувствовал, как его тело наполнил свет. Фиолетовый кристалл поглотил всю энергию, проникшую в его меридианы, и его тело освободилось от паралича.

    И Юнь знал, что уже полностью восстановился. Он аккуратно пошевелил четырьмя конечностями и понял, что с его телом всё в порядке. Только он был весь покрыт холодным потом из-за нервов и страха.

    Уже всё прошло? И Юнь не мог поверить, что после активации кристалла, он был в порядке менее чем через секунду!

    Это…

    Фиолетовый кристалл, лежащий около его сердца, заставил И Юня потерять дар речи. Что вообще такое этот фиолетовый кристалл?

    – Юнь-эр, как ты?! Не пугай так сестрёнку! – Цзян Сяожоу увидела, что неподвижное тело И Юня шевельнулось, и теперь у неё было глупое выражение лица.

    – Я в порядке, сестрёнка Сяожоу. Я… В полном порядке… – сказал И Юнь и почувствовал что-то неладное. Как только он сказал последнее слово, он почувствовал, что в его животе что-то забурлило.

    – Буэээ! – без предупреждения, острое чувство тошноты захлестнуло И Юня, а потом его вырвало.

    Ранее, когда он копал яму, И Юня рвало только желудочным соком, так как желудок был пуст, но на этот раз всё было по-другому. Сейчас он извергал из себя сгустки чёрной крови, от которой сильно воняло!

    Это привело Цзян Сяожоу в ужас. В этом мире рвота была равносильна смертному приговору.

    И Юня рвало без остановки. Помимо рвоты, он обильно потел особо вонючим и липким потом, напоминающим чёрную грязь.

    Видя, как И Юня рвёт, и как у него обильно сочится пот, Цзян Сяожоу никак не отреагировала на вонь, заполнившую дом, она лишь быстро вскочила, чтобы вытереть этот пот и похлопать И Юня по спине.

    – Юнь-эр, Юнь-эр, не пугай сестрёнку. Что с тобой случилось? Что случилось? – голос Цзян Сяожоу сильно дрожал.

    У И Юня не было и шанса ответить, он лишь продолжал извергать из себя чёрную кровь. Но было странным, что он не чувствовал слабости, даже наоборот, ему стало намного лучше, чем когда-либо прежде. И кроме пустого желудка и адского голода, он ощутил, как его тело словно переродилось, избавившись от всего лишнего.

    И Юнь чувствовал, что мог сейчас съесть целого ягнёнка и поросёнка, если бы они были перед ним.

    – Сестрёнка, я в порядке, просто очень голоден, и мне… Мне нужно помыться.

    Липкий пот покрывал его тело, словно оболочка из грязи, и это было очень неприятно.

    – И Юнь, ты хочешь есть? – услышав слова И Юня, Цзян Сяожоу была счастлива. С древних времён, одним из признаков здоровья было чувство голода.

    К примеру, «Лянь По настолько стар, насколько голоден» или Чжугэ Лян, который сдерживал врагов, притворяясь, что много ел. В обоих случаях аппетит показывает хорошее состояние здоровья. (П/П: Чжугэ Лян – китайский полководец эпохи Троецарствия. Лянь По – известный военачальник периода Сражающихся царств.)

    И этот критерий был достоин быть в качестве эталона хорошего здоровья.

    Цзян Сяожоу вытерла слёзы и бросилась готовить. Пока варилась каша, она подготовила воду для купания и помыла пол от рвоты.

    И Юнь с комфортном принял ванну. Он никогда не чувствовал себя лучше.

    Странным было то, что после ванны И Юнь ощутил, что его зрение стало лучше. Он мог чётко видеть капельки воды на деревьях с расстояния в 8 метров.

    Ого!

    И Юнь был слегка ошеломлён, но прежде, чем он успел об этом поразмышлять, его окрикнул знакомый голос:

    – Юнь-эр, каша готова! Иди кушать!

    – Хорошо! – И Юнь уже ощущал приятный аромат готовой каши.

    Странно, раньше у него были проблемы с глотанием этой противной каши, но сейчас она казалась сладкой и вкусной.

    И Юнь быстро умял две полные тарелки каши и чувствовал, что стоит каше попасть в желудок, как она тут же переваривается. Даже после двух тарелок он всё ещё был голоден, однако чувствовал себя обновлённым, и что его переполняет сила.

    – Юнь-эр, тебе уже лучше? – рядом с И Юнем сидела Цзян Сяожоу и наблюдала за ним, при этом сама ничего не ела. Она надеялась, что, возможно, И Юню теперь стало действительно лучше!

    Пускай Цзян Сяожоу и не была врачом, но она знала, что это было как-то связано с очищением кровеносных сосудов.

    Если подумать, кровяная рвота И Юня выглядела довольно ужасно, но это была не обычная кровь, а чёрная.

    Возможно, это была старая кровь в желудке И Юня. Скорее всего, это хорошо, что она вышла наружу.

    Также пот И Юня был очень грязным. Рвота чёрной кровью и чёрный пот, хорошо ли это для И Юня?

    – Сестрёнка, я в порядке. Я никогда не чувствовал себя лучше, чем сей… – не успев закончить фразу, И Юнь почувствовал, что кто-то очень мягкий крепко обнял его.

    – Это замечательно, что ты здоров. Ты так напугал свою сестрёнку… – нежно сказала Цзян Сяожоу. В этих диких землях так много убийств, унижений и смертей, а эти брат с сестрой были друг другу словно родные.

    Она крепко обнимала И Юня, боясь, что если сейчас отпустит, то потеряет его навсегда.

    После долгих объятий, Цзян Сяожоу утёрла слёзы и внимательно осмотрела И Юня. А после, убедившись, что он в порядке, сказала:

    – Ты ранее упомянул имя Лянь Чэнюя, это он тебе навредил?

    И Юнь немного помедлил, а потом кивнул головой:

    – Сестрёнка Сяожоу, я думаю, что Лянь Чэнюй запал на тебя!

    От слов И Юня, Цзян Сяожоу покраснела:

    – Ты ещё маленький, не говори ерунды.

    Это действительно странно в 12 лет говорить подобное.

    – Лянь Чэнюй ужасный человек! – сказала Цзян Сяожоу, слегка скрежетнув зубами. Она была зла на Лянь Чэнюя, который посмел навредить её брату, но она была бессильно против него, ибо он был слишком силён. У него в подчинении были все люди из лагеря подготовки воинов.

    *Бух!*

    Вдруг раздался громкий звук. Цзян Сяожоу развернулась в прыжке, и увидела, как дверь открыли пинком. И в этот момент в дом ворвался огромный детина…

     

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии