• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Источником огоньков был деревянный ящик, в котором лежали пустынные кости!

    И Юня прошиб холодный пот от такого неожиданного поворота событий.

    Пустынные кости излучали частички света, что летели в его сторону. И как мог И Юнь не исследовать сей феномен?

    Огоньков появлялось всё больше и больше, их просто не могли не заметить! И Юнь был уверен, что его вскоре обнаружат!

    Но он обязан был это исследовать, даже рискуя своей жизнью!

    – Юнь-эр, да что с тобой? Почему твой лоб так вспотел?

    – Сестрёнка Сяожоу, ты… – И Юнь уже видел множество парящих огоньков, но Цзян Сяожоу, казалось, их вовсе не замечает, – Сестрёнка Сяожоу, ты ничего не видишь?

    И Юнь спросил с нечистой совестью. Он подумал, что кроме него и Цзян Сяожоу никто не видит этих точек.

    – Вижу что? Юнь-эр, ты не заболел? – спросила она с беспокойством. И Юнь был ещё очень слаб, и он только недавно воскрес. Было бы ужасно, если с ним ещё что-нибудь случится.

    – Фух… – И Юнь помолчал немного, прежде чем выдохнуть с облегчением. Похоже, что он один видит эти светящиеся точки, но так ли это на самом деле?

    Неужели только владелец фиолетового кристалла может видеть все странности, связанные с фиолетовым кристаллом?

    Он украдкой взглянул на Лянь Чэнюя, но тот по-прежнему спокойно улыбался и изредка поглядывал на ящик с пустынными костями, у него был ужасно одержимый взгляд!

    «Так он тоже не видит светящиеся огоньки…»

    Узнав это, И Юнь расслабился. Если даже Лянь Чэнюй не мог их видеть, то остальные и подавно.

    И Юнь в очередной раз убедился, что фиолетовый кристалл был бесценным сокровищем!

    В этот момент, Лянь Чэнюй обратил свой взгляд на брата и сестру, и на его лице появилась многозначительная улыбка.

    Он прдошёл и встал перед Цзян Сяожоу.

    – Еда – это твоя награда. Бери и не мори себя голодом. Если этого будет недостаточно, найди меня, – мягко сказал Лянь Чэнюй. Его голос был приятным, но его выражение лица и тон выражали явное превосходство. Что бы он ни дал, он мог всё также и забрать.

    Цзян Сяожоу молчала. Лянь Чэнюй не возражал, так как восхищался её упрямством, когда вся еда уже была распределена, они больше нигде не смогут её достать. Но это не значит, что ему нравилось такое упрямое отношение к нему, потому он твёрдо решил понемногу приручать её, пока она не станет послушной, словно котёнок.

    Ему нужна была послушная слуга, а не девушка, которую нужно по десять раз уговаривать.

    Рядом с братом ей было за что цепляться, чтобы оставаться такой же решительной. А Лянь Чэнюй не хотел этого. Кроме того, её приютила мать И Юня, а значит они были не кровными родственниками. Лянь Чэнюю не нравилось, что некровные брат и сестра живут под одной крышей.

    К тому же, И Юнь спровоцировал толпу и почти вызвал большой переполох. И Чэнюй принял слишком близко к сердцу то, что какой-то двенадцатилетний пацан был таким коварным. Он станет опасен, когда повзрослеет.

    Лянь Чэнюй хотел только послушных людей, чтобы использовать их как ему захочется, а не такие коварные и хитрые люди, вроде И Юня, которыми было трудно управлять.

    Переработка пустынных костей очень важна для Лянь Чэнюя, и он был готов заплатить любую цену, чтобы добиться успеха.

    Ему не нужны была и толика сомнений в его плане, потому что он собирался временно изолировать себя ото всех и уединиться, занимаясь тренировками. Кроме того, у пустынных костей была одна проблема, их переработка вызовет множество смертей!

    В условиях нехватки продовольствия и умирающих людей, было очень просто спровоцировать людскую ярость. Он боялся мятежа, пока он будет в изоляции. Бунтующие люди могли перевернуть котёл, где будут очищаться пустынные кости. Если его план провалится, то смерть всех этих людей будет бессмысленна.

    С точки зрения Лянь Чэнюя, И Юнь ненавидел его и не испытывал ни страха, ни почтения к нему.

    И Юнь уже один раз был инициатором хаоса. Если И Юнь захочет отомстить, когда люди будут раздражены от голода и смертей близких, пока Чэнюя не будет рядом, И Юнь легко может стать искрой, что превратится в огромный пожар.

    Размышляя так, Лянь Чэнюй снова улыбнулся и ещё раз мягко похлопал И Юня по плечу.

    Сердце И Юня ёкнуло, но прежде чем он успел отреагировать, рука Лянь Чэнюя уже была на его плече.

    Чёрт!

    И Юнь сильно желал отрубить его поганую руку. Он чувствовал, насколько зловещим был Лянь Чэнюй, словно ядовитая змея.

    Лянь Чэнюй холодно произнёс:

    – Чего так нервничаешь, парнишка? Неужели ты боишься меня? Вы с сестрой многое пережили. Так что позаботься о своей сестре.

    Сказав это, Лянь Чэнюй поднял ладонь над плечом, а И Юнь снова почувствовал онемение.

    Лянь Чэнюй уже дважды похлопал его по плечу, но И Юнь ничего не мог с этим поделать.

    – Если возникнут какие-то проблемы, разыщи меня, – сказал Лянь Чэнюй, посмотрев на Цзян Сяожоу. И Юнь нахмурился, ощутив, что Лянь Чэнюй положил глаз на его сестру.

    Так вот в чём дело. Тогда неудивительно, что он дал им столько еды, раз ему нужна была Цзян Сяожоу. Потому что других причин дарить им столько драгоценной еды попросту не было.

    Возможно, ей будет трудно решиться обраться к нему, но он знал, что Цзян Сяожоу точно придёт, ведь кто знает, что может случиться…

    Лянь Чэнюй махнул рукой, и люди из лагеря подготовки воинов плотно закрыли ящик с пустынными костями.

    Стоило ящику закрыться, как И Юнь почувствовал, что связь между фиолетовым кристаллом и пустынными костями прервалась. Вскоре исчезли последние огоньки.

    – Это… – что-то пришло на ум И Юня, пока он наблюдал, как люди из лагеря подготовки воинов уносили пустынные кости.

    – Юнь-эр, о чём задумался?

    По дороге домой, Цзян Сяожоу почувствовала, что И Юнь не обращает ни на что внимания, и хмурясь, о чём-то сосредоточено думал.

    И Юнь не мог быть беззаботным, когда такая ядовитая змея, вроде Лянь Чэнюя, зачем-то дважды похлопал его по плечу. Он не знал, что тот ему сделал. И Юнь пока не сказал ничего сестре, чтобы она не волновалась. Кроме того, она была ещё молода и не могла видеть, что Лянь Чэнюй был волком в овечьей шкуре.

    Но вдруг Цзян Сяожоу сказала:

    – Юнь-эр, будь осторожней с этим Лянь Чэнюем, а лучше постарайся избегать его.

    Слова Цзян Сяожоу ошеломили И Юня. Он никак не ожидал, что у неё окажется такая острая интуиция.

    В самом деле, Лянь Чэнюя так просто не вычислить. Он был Юным господином, который делал вид, что забоится о людях, и был будущим уважаемым главой их племени.

    И Юнь мог почувствовать главные мотивы Лянь Чэнюя, поскольку он достаточно насмотрелся на прогнивших политиков с Земли. Таких людей, как Лянь Чэнюй, можно было найти в книгах по истории и международных новостях. И Юнь сразу почувствовал фальшь, стоило ему услышать слова Лянь Чэнюя. Таким умением не могли обладать страдающие бедняки, которые и мира не видели.

    Для И Юня, от этих двух похлопываний чётко веяло враждебностью.

    И Юнь был озадачен тем, что Цзян Сяожоу тоже смогла это ощутить.

    – В любом случае, просто держись подальше от него, – услышав решительные слова Цзян Сяожоу, И Юнь понял, что он не так хорошо знает его сестру.

    Будь то знания о пустынных костях или пустынных монстрах, а также её интуиция и крайняя степень красоты – всё это очень сильно выделяло её из других бедняков…

    Как И Юнь и думал, сегодня на ужин были дикие овощи и каша.

    В этом мире ели только два раза в день. Обычный день начинался в 5 утра, затем в 9 утра завтрак. Конечно же, это И Юнь называл этот утренний приём пищи «завтраком», но здесь это называлось иначе. А потом был ужин в 4 часа дня.

    И Юнь вспомнил, что в Древнем Китае люди тоже ели два раза в день, как и в этом странном мире. Похоже, при ограниченности ресурсов, двухразовое питание было самым оптимальным для выживания.

    Во время еды, Цзян Сяожоу чувствовала себя несколько виноватой, что не сумела добыть мясо для своего брата.

    И Юнь вообще об этом не переживал, все его мысли сейчас крутились вокруг этих похлопываний по плечу. Он лишь придумывал различные варианты и строил теории, ведь он понятия не имел, насколько серьёзно это отразится на нём.

    Съев миску каши, И Юнь только собирался пару раз откусить дикий овощ, как вдруг почувствовал, что его руки немеют, выронив палочки.

    – Юнь-эр, ты…

    И Юнь крякнул, ведь его левая рука больше не двигалась. А также обе руки сильно болели, словно были сломаны.

    – Юнь-эр! – лицо Цзян Сяожоу побледнело, она не знала, что происходило с И Юнем, и быстро помогла ему лечь в кровать.

    Чёрт!

    Вся рука И Юня ужасно болела, ему оставалось лишь терпеть, стиснув зубы. Без сомнения, это работа Лянь Чэнюя! И Юнь просто не мог ошибиться!

    Он не знал, что за метод использовал Лянь Чэнюй, но с такой разницей в силе, даже если И Юнь почувствовал вражду Чэнюя, он никак не мог этого избежать.

    В этом мире царил закон джунглей, где сильный определял судьбу слабого.

    – Юнь-эр, ты как? Это последствия от твоего прошлого падения с горы?

    – Я… – стоило И Юню открыть рот, как он понял, что его язык уже онемел. Он ощутил, как всё его тело постепенно парализует.

    И Юнь вдруг осознал, что как только его тело полностью парализует, он умрёт!

    Лянь Чэнюй хотел его убить?

    И Юнь был одновременно шокирован и зол. Если он прав, то Лянь Чэнюй передал в его тело внутреннюю энергию, вроде «Чжэнь Юань»(подлинная жизненная сила) или «Чжэнь Ци»(Истинное Ци), что уничтожила его меридианы!

    Обычный двенадцатилетний ребёнок был бы не в состоянии всё это понять. Даже сам И Юнь подумал бы, что это эффект от его старых ран.

    После его смерти, кроме Цзян Сяожоу, никто не будет горевать по нему. Наверняка, многие бы подумали, что ему суждено было умереть, ведь как такое возможно, чтобы кто-то просто так воскрес?

    Тайно убив И Юня, Лянь Чэнюй бы не только отплатил ему за подстрекательство толпы, но и получил бы расположение людей.

    После такого, Цзян Сяожоу бы долго горевала, и страдала всю оставшуюся жизнь. Скорее всего, она бы даже отправилась к Лянь Чэнюю. И тогда Чэнюй бы легко подчинил её, используя примитивные ходы!

    Убить И Юня и получить Цзян Сяожоу, какой коварный план!

    И Юнь стал лучше понимать этот мир. Здесь не было законов Земли. Это было жестокое и примитивное место, где сила определяла всё. Словно в постапокалиптических книгах, где жизнь человека ничего не стоила.

     

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии