• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переводчик Shin

    Когда И Юнь перед всеми убил Гунсунь Хуна, это считалось ударом по лицу всех Реинкарнаторов.

    Как Реинкарнаторы, они были неуязвимы среди людей их возраста, но сегодня, они не смогли защитить Гунсунь Хуна от И Юня, под бдительными взглядами столь многих людей.

    “Кто этот человек?”

    Вся элита Пустынной расы была ошарашена. Они не знали, что это был за человек. Он внезапно появился и вызвал безудержные разрушения, спасая их от неминуемой гибели.

    Члены Пустынной расы выглядели похожими на людей, но когда кто-то культивировал до определённого уровня, это было возможным для людей, сказать к какой расе принадлежал человек. К примеру, в Префектурном Городе Чу, Шэнь Ту Наньтянь сумел идентифицировать Цзян Сяожоу как члена Пустынной расы.

    Элита Пустынной расы была уверена, что Цзян Сяожоу не была человеком, но почему человек помогает им?

    А что до людских воинов, они всё ещё обсуждали силу И Юня. Они не могли поверить, что он мог быть так силён, не смотря на то, что не был Реинкарнатором.

    Некоторые люди даже тайком сравнивали И Юня с Фэнмином, Цюнци и остальными. Они даже полагали, что И Юнь выглядит слегка сильнее.

    Реакция членов Союза Небесной Крови не избежала глаз Цюнци, Фэнмина и остальных. От этого они нахмурились.

    “Этот парень слишком заносчив.” Цюнци прищурил глаза пока говорил.

    Он исцелил большую часть своих ран. Стоявшие рядом с ним Фэнмин и Шэцзи также не были очень довольны. Две последовательные атаки И Юня, может и казались поразительными, но он провёл их из-за ловкости рук.

    Первая стрела И Юня действительно была сильна. Он сумел отбросить двадцать воинов Союза Небесной Крови и серьезно ранить многих из них, но это необязательно было сложно достижимым.

    Эти двадцать членов Союза Небесной крови не обладали единым уровнем культивации из-за разницы в их возрасте. К тому же, их первоначальной целью была Цзян Сяожоу, и они вынуждены были защищаться из-за стрелы И Юня. Это не было сложным для Шэцзи или Фэнмина победить объединенные усилия этих двадцати людей.

    А что до второй атаки, И Юнь убил Гунсунь Хуна под защитой Чжулуна, используя уловку. Он скрыл луч сабли за лучом стрелы. Из-за чего у Чжулуна не было времени, чтобы остановить его, когда он заметил его.

    Видя как присутствующие людские воины были ошеломлены И Юнем, словно он был неуязвим, как могли Фэнмин, Шэцзи и остальные чувствовать себя хорошо?

    Истинной силе нужен настоящий бой, чтобы определить, кто был сильнее. Это не было чем-то впечатляющим сражаться против слабаков или использовать ловкость рук, чтобы воспользоваться ситуацией.

    “Позвольте мне испытать его! Я уменьшу внушительность этого парня.” Фэнмин был первым, кто не смог стоять смирно. Его состояние было лучшим среди трёх Реинкарнаторов.

    “Молодой мастер Фэнмин, будь осторожен. Не бейся на близком расстоянии, это может быть опасным.”

    Реинкарнатор, что не был в рядах четырёх великих молодых мастеров, напомнил ему без особых раздумий. У него были добрые намерения, поскольку сила И Юня всё ещё оставалось неизвестной. По сравнению с Фэнмином, И Юнь всё ещё казался сильнее.

    Однако, когда эти слова достигли ушей Фэнмина, его сердце сжалось.

    “Я прекрасно знаю. Не нужно мне напоминать!”

    Фэнмин никогда не планировал схлестнуться с И Юнем в лобовую. Он хотел испытать силу И Юня с расстояния, но это не то, что нужно излагать кем-то низшего положения, чем он.

    Как мог он, Реинкарнатор, быть слабее, чем младший как Цзян Идао? Он не был уверен.

    “Па!”

    С отчётливым треском, Фэнмин раскрыл свой складной веер, и лепестки цветов закружили вокруг него, когда его Юань Ци расширилась.

    Но в этот момент, глухой голос прозвучал позади Фэнмина, “Отойди. Ты ему не ровня.”

    Этот голос не содержал никакого намёка на вежливость, но Фэнмин не возразил, но замолчал, а его губы дрожали. Всё потому, что человеком, что говорил, был Чжулун.

    Фэнмин посмотрел на Чжулуна, чувствуя унижение. Он мог отругать другого обычного Реинкарнатора, если он сделает ему замечание, но он не мог ничего сказать Чжулуну.

    “Я… лишь пытался испытать его силу.”Фэнмин пытался объясниться, но когда он увидел холодную выдержку Чжулуна, он не посмел говорить далее.

    “Ты бы не смог ничего испытать.” Чжулун не давал Фэнмину никакой поблажки. “Я лично разберусь с Цзян Идао. Позиция этого парня слишком внушительна и он не большого мнения о других. Он думает он неуязвим и что никто в нашем Союзе Небесной Крови не сможет остановить его.”

    Фэнмин потерял желание сердиться, когда Чжулун сказал, что он сразиться лично. Даже хоть он не был доволен, он должен довериться суждению Чжулуна.

    “Ты, Шэцзи и Цюнци поведёте остальных Реинкарнаторов, чтобы убить Цзян Сяожоу и демонов Пустынной расы, чтобы обескуражить Цзян Идао.” Интуиция Чжулуна говорила ему, что Цзян Сяожоу была чрезвычайно важна для Цзян Идао.

    Ранее, факт, что Цзян Идао убил Гунсунь Хуна одной атакой сабли, мог быть не только из-за вражды между ними двоими, это было вероятнее всего, из-за того, что он воспользовался ситуацией, напав на неё, когда она была ранена. К тому же, он оскорбил Цзян Сяожоу, в результате чего смертельная неприятность постигла его.

    Цзян Идао и Цзян Сяожоу оба разделяли ту же фамилию, из-за чего это было сложно для Чжулуна не подумать об отношениях между ними.

    “Убить членов Пустынной расы? Меня устраивает!” Глаза Фэнмина загорелись.

    Убивать членов Пустынной расы было также легко, как забивать домашнюю птицу.

    Он ненавидел Пустынную расу уже долгое время.

    Чжулун и И Юнь обменялись взглядами, став центром внимания среди всех присутствующих.

    Чжулун собирался драться?

    Никто не ожидал, что Чжулун будет лично разбираться с И Юнем.

    Чжулун носил странную чёрную перчатку, которую он только что извлёк. Люди чувствовали, как их взгляд засасывала перчатка, из-за чего они боялись смотреть на неё дальше.

    Чжулун начал идти к И Юню по пути пустого воздуха.

    Чёрное пламя начало выделяться от Чжулуна, и нити чёрных линий исходили из чёрного пламени. Эти линии увеличивались в числе и они наконец уплотнились в паутину света в небе, огораживая И Юня и Чжулуна в участке радиусом в несколько километров.

    Магия запечатывания?

    Люди были шокированы, потому, что они ощущали, что этот участок, запечатанный сферой чёрных линий, казалось, изолировал внутренности от всего остального. Словно это было другое измерение пространства и времени, а И Юнь и Чжулун выглядели как иллюзии.

    В тот же самый момент, убийственное намерение Чжулуна закрепилось на И Юне.

    “Роар!”

    Рядом с Чжулунем, появился чёрно-красный трёхглавый Цербер. Его мех светился, он уставился на И Юня с свирепыми красными глазами.

    И Юнь ощутил словно он встретился с древним зверем, когда убийственное намерение Чжулуна закрепилось на нём. С тех пор как его сила значительно увеличилась, это был первый раз, когда он встречает такого оппонента.

    После мистической области Великой Императрицы, И Юнь никогда не испытывал напряжённой битвы.

    Его выражение стало серьезным, но его сердце горело боевым духом. Он тоже хотел воспользоваться возможность, чтобы испытать себя, чтобы узнать, насколько силён он был сейчас.

    И в это мгновение, его глаза холодно вспыхнули. Он увидел как Шэцзи, Фэнмин и Цюнци медленно подкрадывались к Цзян Сяожоу с трёх различных направлений.

    В это время, Цзян Сяожоу уже была бледной и ослабшей от двойного использования силы Священного Духа и сжигания её эссенции крови. Она была обречена, если три эксперта нападут на неё.

    “Защищайте Преемницу!”

    “Эта кучка подлых людей!”

    Элита Пустынной расы была взбешена. Эта группа людей пользовались моментом, когда И Юнь был отвлечён Чжулуном, чтобы напасть на Цзян Сяожоу.

    “Без построения Да Янь вы лишь кучка бесполезных существ. Вы хотя бы достойны, чтобы мешать нам?” Шэцзи не могла злобно не покоситься на элиту Пустынной расы, когда насмешливо говорила.

    “Лишь кучка муравьёв. Я раздавлю их с лёгкостью!”

    Цюнци размахивал кругами своим крюком на цепи. Крюк был покрыт кровью, из-за чего оружие выглядело как средство для пыток, одновременно жестокое и кровавое.

    В этот момент, людская элита активизировалась. Тотчас же они стали игнорировать битву И Юня и Чжулуна. По их мнению И Юнь был силён, но Чжулун был даже сильнее. Человека, что был перерождён несколько раз и несколько раз становился Великим Императором, нельзя было понять логически.

    Что их больше всего заботило – это Цзян Сяожоу.

    Если они убьют Цзян Сяожоу, их будет ждать огромная награда.

    “Братья, давайте тоже нападём. Мы не можем проиграть в убийстве демонов Пустынной расы!”

    “Верно, все эти демоны Пустынной расы эквивалентны награде. Когда этот предатель Цзян Идао будет убит Лордом Чжулуном, мы также может постараться хорошенько, чтобы вымести оставшихся демонов Пустынной расы!”

    Многие людские воины зловеще засмеялись над Цзян Сяожоу. Такая привлекательная красота, без какой-либо силы противостоять им, была практически уничтожена ими.

    Увидев приближение врага, элита Пустынной расы окружила Цзян Сяожоу, все решили драться до смерти.

    Они не могли защищаться против почти сотни людских воинов, не говоря уж о множестве присутствующих Реинкарнаторов. Вероятность победы в этой битве приближалась к нулю.

    Это было в порядке, если они умрут, сражаясь, но Пустынная Королева была признана Священным Духом. Если она умрёт здесь, это лишь наполнит воинов Пустынной расы ненавистью и возмущением.

    Девушка Пустынной расы, что выглядела примерно на семнадцать лет, заменила центральную позицию построения Да Янь.

    Потеряв двух людей, что могли управлять центром построения Да Янь, боевая мощь Пустынно расы значительно ослабла.

    А что до девушки, что управляла центром, ей совершенно не доставало способности усиливать построение Да Янь. Она могла лишь сжигать её эссенцию крови, чтобы вести отчаянную борьбу.

    Как только молодые члены Пустынной расы готовы были принести себя в жертву, когда члены Союза Небесной Крови наступали, внезапно подул слабый ветер. Женщина одетая в белое, чьё лицо было покрыто вуалью, с трепещущим платьем, приземлилась между Пустынной расой и Людской расой.

    Она держала меч в руке, с кончиком направленным вниз. Её носки приземлились на землю, но она не была запятнана никакой пылью.

    Женщина в белом была никто иной как Линь Синьтун, что пришла в Гробницу Души.

    После напряженной культивации в Божественной Башне Пришествия и получив понимание в Божественной Пустоши, у Линь Синьтун все эти годы никогда не было возможности использовать свою полную силу.

    “Ваш оппонент я.”

    Линь Синьтун встретила сотню людской элиты и шесть Реинкарнаторов с одним мечом в руке. Однако, её голос был отчётлив и безразличен, словно её не волновало всё, что происходило перед ней.

    “Кто она?”

    Людская элита был сосредоточена лишь на И Юне, и они не обращали особого внимания на Линь Синьтун, что была позади И Юня.

    “Девка, ты играешь со смертью!” Сказал Цюнци в насмешливой манере.

    Они планировали сразиться с И Юнем, но были бесцеремонно поставлены на место Чжулуном. Из-за чего они сильно негодовали.

    Они могли забыть о запрете драться с И Юнем, но теперь против нескольких слабаков, они были остановлены какой-то одетой в белое девкой.

    А из интонации и выражения девки, стало ясно, что она ни во что не ставила их. Это было невыносимо!

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии