• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • В это же время, во внутреннем дворе Старейшины.

    – Что блять?! Эта сучка Цзян Сяожоу сбежала?!

    Услышав эту новость, Лянь Чэнюй раскрошил чашку чай в своей руке!

    *Плесь*

    Горячий чай разбрызгался, отчего Чжао Течжу впал в шок.

    Он не знал, почему Лянь Чэнюй был так зол.

    Пускай у Лянь Чэнюя и был комплекс неполноценности, но он также был гордым человеком. Перед элитой их племени, он должен был казаться ниже них, но в глазах бедняков он не допустит такого, что было бы губительно для его гордости.

    К примеру, Цзян Сяожоу, хотя Лянь Чэнюю и хотел заполучить Цзян Сяожоу, но он никогда не показывал этого желания на глазах подчинённых. Словно императору приглянулась молоденькая придворная служанка. Он мог лишь осчастливить её своим высочайшим посещением, но никогда сам не погонится за ней.

    Как могла какая-то простолюдинка быть достойной его ухаживаний?

    Именно поэтому Чжао Течжу не знал о планах Лянь Чэнюя по поводу Цзян Сяожоу. Даже сейчас, он всё ещё не понимал, почему Лянь Чэнюю злится из-за убежавшей девки?

    – Исчезни! – Лянь Чэнюй махнул рукой. Выражение его лица было мрачнее тучи. Я не ожидал, что эта сука настолько упряма, что предпочтёт смерть, нежели меня!

    Первой причиной злости Лянь Чэнюя было то, что он неистово жаждал этот исключительный темперамент Цзян Сяожоу.

    Вторая причина была основной причиной. У Лянь Чэнюя, живущего в племени со скудными запасами ресурсов, всегда была возможность заполучить всё, что он хотел. Но ему пришлось стараться изо всех сил, чтобы получить немного ресурсов у большого племени. Из-за этого в его сердце образовалось крайнее желание.

    Он желал получить то, что ему не принадлежало, и если что-то принадлежало ему, никто не мог к этому притронуться.

    С точки зрения Лянь Чэнюя, Цзян Сяожоу принадлежала племени Лянь, потому она была лишь его собственностью.

    Всё было бы в порядке, если бы он не смог получить что-то, принадлежащее другим, но всё в племени Лянь принадлежало ему и его семье. Потому ничто не могло так разозлить его, как её побег!

    «Эта сучка могла уже сдохнуть.»

    У пятнадцатилетней девушки должно быть огромное мужество, чтобы в одиночку бежать в бескрайнюю пустошь, поскольку это было равнозначно самоубийству.

    И послать людей на её поиски не представлялось возможным. Пустошь слишком огромная, и тем более никто не знал, в каком направлении Цзян Сяожоу сбежала.

    И отправление десятков людей из лагеря подготовки воинов, вероятно, привело бы к их гибели. Оно того не стоило.

    Очень скоро, Лянь Чэнюй получил ещё одну новость.

    Мужчины, кто принимал Кровоостанавливающие Пилюли, окончательно заболели! На самом деле они уже запаздывали с этим по прикидкам Лянь Чэнюя.

    Все они были чрезвычайно слабы и каждый кашлял кровью.

    Эти больные мужчины были опорами своих семей. Изначально они надеялись, что смогут быстро раздобыть дополнительной еды для своей семьи, нанявшись на переработку костей.

    Но теперь опоры их семей исчезли!

    За последние несколько дней, из-за недостатка еды, от голода и холода погибло несколько человек.

    Первым погиб больной старик.

    Семьи не могли выжить без своих трудоспособных мужчин, и потому впереди их ждало ужасное будущее!

    И в таких обстоятельствах, руководство племени Лянь больше не вышло вперёд, чтобы оказать помощь. Они не выдали даже еды, потому что Лянь Чэнюй решил, что эти люди долго не продержатся, и потому утратили своё значение.

    Со скудными запасами еды в племени, им нужно было ещё привлечь других трудоспособных мужчин для переработки пустынных костей.

    Конечно же, после того, как группа сильных мужчин заболела, следующая нанятая группа состояла из посредственных мужчин. Но это уже неважно, так как переработка почти завершена.

    Несмотря на то, что руководство племени Лянь было столь холодно и бессердечно, люди находились в блаженном неведенье. Они не знали правды, и потому винили во всём И Юня.

    Самые отчаянные члены семей заболевших мужчин пришли во внутренний двор Старейшины, в надежде, что им дадут немного еды, а также Кровоостанавливающие Пилюли, которые были «спасением» для жизней мужчин.

    Конечно же в глазах членов семей, эта пилюля была «Чудодейственным средством», спасающим жизни.

    Но руководство племени Лянь отказало всем просьбам. У них было ограниченное количество Кровоостанавливающих Пилюль, и поскольку они снижали жизненную силу человека, зачем им зря тратить пилюли на тех, у кого не было шансов выжить?

    В качестве представителя, Чжао Течжу высокомерно стоял на возвышенности и с презрением смотрел на членов семей заболевших мужчин.

    Когда-то он сам был членом бедной семьи, но теперь Чжао Течжу больше не чувствовал себя бедняком. Он сбежал из царства нищих, потому что сильно отличался от этих низких существ, которые были не лучше муравьёв.

    Теперь он был подчинённым Лянь Чэнюя. Когда Лянь Чэнюй станет воином Божественного Королевства Тайэ, или даже «Pыцарем Королевства», то сам Чжао Течжу будет одним и слуг Pыцаря Королевства!

    Вам известно, насколько величественен Рыцарь Королевства? Быть сторожевым псом дома Рыцаря было равносильно чиновнику третьего ранга! И когда это произойдёт, Чжао Течжу сможет завести несколько жён, и станет успешным человеком! Как он мог относить себя к этим отбросам?

    – Чего разгалделись? А?! Вы, кучка деревенщин, желающих получить чудо пилюлю, чтобы спасти родных. Как вы думаете, сколько этих пилюль есть у племени? А знаете ли вы, сколько стоит изготовление этих пилюль?

    Чжао Течжу надменно посмотрел на кучку потрёпанных женщин и детей.

    Но увидев, как они были ошеломлены его словами, он по-настоящему ощутил себя одним из руководства племени Лянь.

    – Сказать по правде, даже если сложить все ваши жизни, то этого не хватит, чтобы обменять даже на одну такую пилюлю!

    – Вы хотите еды? Вы хотите пилюль? Можете забыть об этом!

    – Ранее, племя уже спасло ваших мужчин, а вы хотите ещё? Это ваши мужчины заразились чумой. Племя к этому отношения не имеет. Что поделать, вам не повезло. Если хотите кого-то обвинить в этом, вините паршивца И Юня. Это он первый заболел и заразил всех остальных. Этот ублюдок даже после смерти вредит людям!

    У Чжао Течжу были скрытые мотивы настраивать так народ.

    И в это время кто-то из толпы сказал:

    – Воин Чжао прав, это всё из-за проклятого И Юня!

    Это был голос Лянь Цуйхуа. Она специально смешалась с толпой и ждала подходящего момента, чтобы манипулировать общественным настроением.

    – А также эта шалава Цзян Сяожоу! Наше племя любезно приняло её проблемную семью к себе, предоставив им еду и кров, а они не только не отплатили за нашу доброту, но ещё и наслали беду на наши головы!

    – Соплеменники! Если вы хотите кого-то винить, вините этих двух проклятых детей! – во весь голос кричала Лянь Цуйхуа, и семьи, завороженные её словами, находясь в отчаянье, не могли распознать, где правда, а где ложь.

    Кроме того, правда была слишком запутана, потому им было бы сложно понять её.

    – И теперь, раз эта сучка Цзян Сяожоу скрылась, избежав наказания, давайте сожжём их дом! И если она вернётся обратно, то пускай замёрзнет насмерть! Или же пусть умрёт с голоду!

    – К тому же сожжение дома – это обряд изгнания злых духов! Так что пойдём туда сейчас же! – Лянь Цуйхуа сняла свой драный плащ, и вскочив на возвышенность, начала им размахивать, словно это был маленький флажок.

    Люди начали соглашаться, а кто ещё сомневался, те были подвержены стадному чувству, потому ими было легко манипулировать.

    Кроме того, действительно, в их сердцах И Юнь был виновником болезни их трудоспособных мужчин, отчего теперь их ждёт далеко не лучшее будущее. Они, скорее всего, умрут с голоду или замёрзнут насмерть в поисках еды.

    И благодаря словам Лянь Цуйхуа, люди вновь осадили дом Цзян Сяожоу.

    Одни люди были очень злы, другие просто следовали за толпой, но, возможно, были даже те, кто искренне проникся состраданием к детям.

    Однако результат всё равно не изменился, десять факелов были брошены в полуразрушенный дом Цзян Сяожоу, который был покрыт коровьим дерьмом.

    Пламя взметнулось в небо.

    Трескающиеся звуки были похожи на вопли демонов. Когда языки пламени просочились в небеса, повалил чёрный густой дым, заслоняя собой прекрасное красное небо…

    Лянь Чэнюй издалека наблюдал за этой сценой без всякого выражения на лице. Лишь горящего дома было недостаточно, чтобы успокоить его сердце, для него сейчас было важным возвращение Цзян Сяожоу.

    Обратившись к Чжао Течжу, стоящему у него за спиной, он спокойно сказал:

    – Передай приказ, чтобы не вздумали прекращать очищение пустынных костей. Кроме того, если на охоте встретите Цзян Сяожоу, немедленно привести её ко мне. Если сделаете, то получите награду!

    – Слушаюсь, Юный господин Лянь. Обещаю, что всё будет сделано! – Чжао Течжу принял приказ и покинул резиденцию Старейшины.

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии