• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переводчик: Shin

     

    Когда И Юнь встал, всё собрание стало странно тихим. Все смотрели на И Юня пораженным взглядом.

    Они были ошеломлены. В такой ситуации, если кто и должен встать, чтобы сказать что либо, это должны были быть Су Цзе или Матриарх семьи Линь, или кто-нибудь из высших эшелонов семейного клана Шэнь Ту.

    Что значил это жест И Юня? С его положением, какого сорта замечание он хотел высказать?

    “Ты?” Шэнь Ту Наньтянь взглянул на И Юня и усмехнулся, “Как твоё имя? Кто ты в семье Линь? Сколько тебе лет? Каков твой уровень развития? Ты понимаешь, какая сейчас ситуация? Ты знаешь положение всех этих Старейшин и старших? Учитывая, что так много старших молчит, это хотя бы твоя очередь говорить!?”

    Хоть Шэнь Ту Наньтянь и желал убить И Юня, он должен был поддерживать образ джентльмена перед лицом высших эшелонов семьи Линь и других больших семейных кланов. Он не мог некультурно браниться.

    Однако, даже так, его слова были полны едкости и презрения. Три его вопроса были нацелены на слабости И Юня. Во-первых, он мыл младший. Во-вторых, ему недоставало силы. В-третьих, он был чужаком и не имел связи с семьей Линь. Так внезапно заговорить в такой момент, это показывало на недостаток этикета.

    “Я Юнь Яньтянь, гость старца семьи Линь, ученик Су Цзе. Мне 15 лет, развитие на ранних стадиях уровня основания Юань…”

    Никто не ожидал, что несмотря на очевидную едкость Шэнь Ту Наньтяня, И Юнь сможет ответить на его вопросы спокойно, словно он не мог различить едкость в его словах.

    Такое поведение вне сомнений разозлило Шэнь Ту Наньтяня. Вероятно все из семейного клана Шэнь Ту были взбешены, даже семья Линь была озадачена поведением И Юня.

    “Старейшина Су, это…” Матриарх семьи Линь взглянула на Су Цзе, она была в замешательстве. У неё сложилось хорошее впечатление о И Юне. Её впечатление об это юноше говорило, что он знает, когда продвигаться и когда отступать, и имеет чувство этикета. Она не понимала, почему И Юнь так внезапно встал.

    Су Цзе был в замешательстве в той же степени. Этот доставшийся ему легко ученик никогда не заставлял его волноваться.

    “Достаточно!” В это мгновение, старый голос вырвался со стороны семейного клана Шэнь Ту. Внутри этого голоса содержалась сильная энергия ударной волны, заставив уши многих людей дребезжать!

    “Па!”

    Сердито выглядящая Старушка Тысячи Рук ударила по тому месту на котором сидела, и от этого ручка сиденья была разрушена на мелкие щепки!

    Старушка Тысячи Рук нагнула своё тело и медленно встала. Своими туманными глазами она злобно уставилась на И Юня, словно старый стервятник высматривает жертву.

    Во время переговоров семейного клана Шэнь Ту с семьей Линь, она уже была сильно раздраженна и уже была сыта по горло.

    Особенно полмесяца назад, когда душа её самого любимого внука Шэнь Ту Наньтяня пострадала от ответного удара. Даже после использования лекарств питающих душу, что стоили целое состояние, они не смогли полностью исцелить его душу. Он всё еще следил за своим здоровьем и скорость его развития значительно пострадала.

    Она обвиняла в этом семью Линь. Если бы семья Линь не ставила под сомнение наследие техники Пустынных Небес семейного клана Шэнь Ту, и не сомневалась в Шэнь Ту Наньтяне, разве тогда бы была нужда в чайной церемонии техники Пустынных Небес? Была бы у них нужда позволять Шэнь Ту Наньтяню демонстрировать столь опасные техники на чайной церемонии? И этот парень, что не знал о необъятности небес и земли, не только испортил чайную церемонию, он теперь испортил столь важный момент.

    “Откуда этот маленький ублюдок взялся? Он вообще знает манеры!? Если бы в семейном клане Шэнь Ту был такой недостойный младший, такой маленький ублюдок, что не знает какой вес он имеет, чтобы так просто выскочить и навести суматоху, я бы убила тебя одним шлепком!”

    Сказала Старушка Тысячи Рук с сердитым лицом. Её слова не только ругали И Юня, она также незаметно выделила, что семейные правила семьи Линь были слишком попустительские. Только поэтому маленький ублюдок, что не показывает уважения своим старшим, может выпрыгнуть при таких обстоятельствах. Она не могла ругать высшие эшелоны семьи Линь напрямую, она могла лишь использовать такой хитрый способ, чтобы выпустить свой гнев.

    Услышав слова Старушки Тысячи Рук, лицо Матриарха семьи Линь слегка поникло.

    “Старушка Тысячи Рук, что это значит?” При таких обстоятельствах, Матриарх должна была что-то сказать.

    “Матриарх Линь.” Интонация Старушки Тысячи Рук больше не звучала вежливой, “Не вини старушку за то, что её слова звучали неприятно, этот брачный союз был действительно предложен моим семейным кланом Шэнь Ту; однако, не будет ли выгода для семьи Линь больше? Даже когда Линь Синьтун выйдет замуж в нашем семейном клане Шэнь Ту, она также будет частью семьи Линь. В будущем она станет вашей несравненной Великой Императрицей семьи Линь. Выгода Наньтяня от этого мала. И за это, мой семейный клан Шэнь Ту должен платить великую цену в создании этого реликта Великой Императрицы!”

    “Несмотря на то что мой семейный клан Шэнь Ту пострадал в звериной орде десятилетие назад, мы не уверены в защите вашей семьи Линь. Даже если мой семейный клан Шэнь Ту не сможет развиться в следующие несколько десятилетий, мы всё же способны обезопасить наше семейное наследие!”

    Матриарх Линь оставалась молчаливой против пылкого и холодного давления Старушки Тысячи Рук.

    Старушка Тысячи Рук не могла полностью нападать на Матриарха Линь, поэтому она снова повернулась к И Юню, “Мелкий ублюдок, если бы не Матриарх Линь, я бы тебя уже убила!”

    В то время как Старушка Тысячи Рук говорила, тяжелая аура всё больше давила на И Юня. Это было давление не из-за её уровня развития, это просто была аура превосходства, которое она, разумеется, получила после удерживания высокой позиции на протяжении столь долгого периода.

    И Юнь ущипнул свой нос. Ему, разумеется, не нравилось, когда люди указывали на него и оскорбляли, поскольку он был незначительной личностью. Он беззаботно выпрямил свои манжеты и прошептал, “Я думал, что… когда люди становятся старше, они более крепки в своей выдержке…”

    Как только И Юнь сказал эти слова, все были ошарашены!

    Включая Су Цзе и Матриарха Линь. Они даже не знали, как реагировать.

    Что он говорил? Хоть он и не ругался, его интонация и намёки были без сомнений более отягощающими, чем ругань!

    К тому же, то что сказал И Юнь не было неверным. Хоть И Юнь действительно выказал неуважение к старшим, заговорив в подобной ситуации, это было действительно недостойным для Старушки Тысячи Рук с её положением, нападать и ругать И Юня за его слова!

    Глаза Старушки Тысячи Рук мгновенно покраснели. Как будто вся её кровь прилила к её лицу. Кровавый цвет медленно поглощал морщину за морщиной. Она посмотрела на И Юня с тревогой и яростью. Её выражение напоминало старого кота, которому внезапно кто-то оторвал хвост.

    “Маленький ублюдок, ты играешь со смертью!”

    Старушка Тысячи Рук хотела сделать свой ход и убить И Юня, как внезапно, Су Цзе и Линь Синьтун встали в одно время. В мгновение, Су Цзе оказался перед И Юнем.

    Что касаемо Матриарха семьи Линь, она закрыла И Юня. Старушка Тысячи Рук собиралась сделать ход, Матриарх Линь имела намерение оттянуть И Юня назад.

    “Яньтянь, что ты делаешь!?”

    Защищая И Юня, Су Цзе говорил словно был на грани потери сознания. Он чувствовал себя безмолвным. Чем И Юнь думал, перед тем как начать отчитывать Старушку Тысячи Рук перед лицом стольких людей?

    “Ничего не делаю, я просто… я думаю, что реликт Великой Императрицы, который достал семейный клан Шэнь Ту, проблематичен!”

    Слова июня звучали твёрдо и очень самоуверенно.

    Моментально всё место действия затихло. Будь то старцы семьи Линь или высшие эшелоны семейного клана Шэнь Ту, все они был ошеломлены.

    Однако, старцы семейного клана Шэнь Ту застыли лишь на одно мгновение, после этого, все они начали гневно смотреть на И Юня.

    “Что за чепуху этот младший несет!?”

    “Как посмел он оклеветать великую цену и усилия, которые наш семейный клан Шэнь Ту вложил для создания реликта Великой Императрицы. Если семья Линь не объясниться, я определенно не спущу это с рук!”

    Старейшины семейного клана Шэнь Ту уже сочли И Юня невыносимым. И в этот момент, лицо Старушки Тысячи Рук выглядело зловеще. Её свирепые и мутные глаза были полны убийственного намерения, казалось что она прострелит ими И Юня насквозь!

    Она чётко произнесла слова, “Я хочу, чтобы семья Линь передала этого маленького ублюдка для ликвидации мне! В случае отказа, вы можете забыть, о том, чтобы съесть этот реликт Великой Императрицы!’

    Ярость Старушки Тысячи Рук достигла предела. Она начала использовать реликт Великой Императрицы, чтобы угрожать семье Линь. Если они не передадут И Юня, тогда реликт Великой Императрицы больше не будет передан Линь Синьтун!

    Услышав это, выражение лиц многих Старейшин семьи Линь поменялось.

    Судьбы врождённо разорванных меридиан Линь Синьтун и возможность семьи Линь произвести на свет новую несравненную Великую Императрицу, что сможет править миром Тянь Юань, зависят от реликта Великой Императрицы.

    Хоть ценность И Юня для семьи Линь не была маленькой, но по сравнению с Линь Синьтун, он был практически незначителен.

    Они не знали почему И Юнь вдруг сошёл с ума. В это время, несмотря на то что многие Старейшины семьи Линь хотели защитить И Юня, они не поддерживали его манеру играть со смертью. Почему из всех людей, именно тебе нужно настроить против себя эту старую каргу?

    Старушка Тысячи Рук всегда была жестокой. Особенно когда она стала старше, она стала даже еще более беспощадной. Тот, кто обидит её будет жить жизнью худшей чем смерть, пока однажды не попадёт ей в руки!

    “Здесь проблема? Какая здесь проблема?”

    Слова И Юня терзали чувствительные нервы Матриарха. Она неохотно дала согласие на брак только из-за продолжительности жизни Линь Синьтун. Если реликт Великой Императрицы имел изъян, это бы привело Матриарха в ярость!

    “Какая проблема здесь может быть, Матриарх? Не слушайте чепуху этого парня!” В этот момент двоюродная бабка Линь Синьтун встала. И Юнь раздражал её уже очень давно.

    “Семейный клан Шэнь Ту заплатил огромную цену для создания реликта Великой Императрицы. Стали бы они отравлять его и впустую тратить ценные медикаменты, и в завершении оскорблять семью Линь, просто, чтобы убить Синьтун? Что за шутка! Что хорошего в этом для них?”

    “К тому же, Матриарх, вы лично осмотрели реликт Великой Императрицы. Ваши глаза разве могут быть хуже, чем у этого парня? Единственный выход который я вижу, это отдать парня семейному клану Шэнь Ту, раз уж он не один из нашей семьи Линь!”

    Двоюродная бабка Линь Синьтун смотрела на И Юня и усмехалась. Не вини других, когда ты лично играешь со смертью!

    Слова, сказанные двоюродной бабкой Линь Синьтун, высказывали позицию всех Старейшин семьи Линь. Основываясь на том, что И Юнь осмелился сказать, что реликт Великой Императрицы был проблематичный?

    Тем не менее, Матриарх не прогнала И Юня сразу же. Учитывая исполнение И Юня на чайной церемонии техники Пустынных Небес, она думала, что И Юнь не был человеком, которому не хватает чувства приличия. Глаза Матриарха загорелись, “Маленький друг Юнь, скажи мне. Почему ты считаешь, что реликт Великой Императрицы проблематичен?”

    После своего вопроса, она использована своё Юань Ци, чтобы втайне передать И Юню следующее, “Маленький друг Юнь, ты должен хорошо взвесить свои слова. Если ты не сможешь дать надлежащий ответ, я возможно и защищу твою жизнь, но я потерплю слишком много давления и критики.”

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии