• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переводчик: Shin

     

    “Конечно, Матриарх, взгляните!”

    Шэнь Ту Наньтянь улыбался, в то время как передавал реликт Великой Императрицы служанке, которая была рядом с Матриархом.

    Матриарх держала реликт своими большим и указательным пальцами. На свету, реликт с формой кольца, стал кристально чистым. Как будто кольцо было сделано из бессмертного нефрита. Змея на поверхности реликта давала глубокое чувство духовности.

    “Хороший реликт!”

    Старейшина семьи Линь не мог ничего сделать, кроме как расхваливать его. Матриарх открыла своё Небесное Око и погрузила свою ментальную энергию внутрь, перед тем как слегка кивнуть. Она была очень довольна им.

    С её восприятием, она могла ощутить горячую энергию, текшую внутри реликта. Это была невероятно чистая Ян энергия.

    Увидев выражение лица Матриарха, сердце И Юня поникло.

    Он надеялся, что Матриарх обнаружит, что-нибудь странное в реликте но, в конце концов, он разочаровался.

    Не нужно говорить насколько хорошей была техника Пустынных Небес Матриарха. Хотя она и была ограничена пониманием наследия техник Пустынных Небес мира Тянь Юань. Что касается древних техник Пустынных Небес, Матриарх не знала много.

    Причина, по которой с реликтом была проблема, скорее всего не потому, что семейный клан Шэнь Ту отравил его, а потому, что древние техники Пустынных Небес сами по себе чрезвычайно опасны!

    Если бы семейный клан Шэнь Ту отравил его, Матриарх разумеется заметила бы это. Но учитывая древнюю технику Пустынных Небес, это была область, которая никогда не открывалась Матриарху. Следовательно, она не могла увидеть дефект в реликте.

    Из-за этого лицо И Юня стало угрюмым. Если бы Матриарх углядела суть вещей, всё бы было гораздо проще, но сейчас, она признала, что реликт был в порядке.

    “Великолепно!” Добрая улыбка появилась на лице Матриарха, “Семейный Клан Шэнь Ту действительно тяжело потрудился над ним!”

    Увидев реликт, отношение Матриарха к Шэнь Ту Наньтяню стало добрее. Это было похоже на отношение старца к члену младшего поколения.

    Такое отношение радостно взволновало Шэнь Ту Наньтяня.

    “Это обязанность для нас. Когда две семьи формируют альянс, мы должны доверять друг другу и смотреть в будущее вместе.”

    Сказал Шэнь Ту Наньтянь, его взгляд перешел на Линь Синьтун, “Что ты скажешь, Синьтун?”

    Чувствуя, что его брак с Линь Синьтун на 90% в кармане, Шэнь Ту Наньтянь обратился к Линь Синьтун в более радушной манере.

    И это обращение заставило Линь Синьтун слегка нахмуриться.

    Она не ответила, в результате Матриарх была не довольна её отношением, не говоря также и о Старейшинах, которые поддерживали семейный клан Шэнь Ту, как двоюродная бабка Линь Синьтун.

    В конце концов, реликт Великой Императрицы, который может исцелить врожденно разорванные меридианы Линь Синьтун, был прямо перед ними. Эту возможно нельзя было упускать!

    Ранее Матриарх учитывала личные желания Линь Синьтун и желала затянуть дело, надеясь, что будет другая возможность.

    Теперь же, когда Шэнь Ту Наньтянь представил двенадцать реликтов, он отрезал им путь назад.

    Если они не опробуют реликт сегодня, тогда не будет другого шанса в будущем. Это равноценно отказу семейному клану Шэнь Ту.

    Матриарх не осмеливалась принять этот риск. Всё же, если они упустят такую возможность, вылечить врожденно разорванные меридианы Линь Синьтун будет так же сложно как взойти на Небеса.

    Реликт пустынной кости такого типа, к тому же созданный из древнего рецепта, это то, что семья Линь не сможет создать.

    “Синьтун!”

    Голос Матриарха стал немного грубым.

    В этот момент, Шэнь Ту Наньтянь добавил, “Мисс Синьтун, не то, чтобы я давлю на вас. В прошлом, я сказал, что когда мой семейный клан Шэнь Ту создавал реликт Великой Императрицы, мы специально использовали Вечное Пурпурное Золото, что бы построить коробку, содержащую в себе реликт, дабы предотвратить потерю медицинских свойств. Вот зачем было всего семь печатей на реликтовой коробке!”

    “Эти семь печатей не незначительный элемент. Даже так, реликт Великой Императрицы может храниться внутри Вечно Пурпурно Золотой реликтовой коробки на протяжении года. А теперь, я открыл реликтовую коробку. В таком виде реликт можно хранить всего час. Его медицинские свойства будут постепенно истощаться. Чем больше времени пройдет, тем меньше будет эффект!”

    Сказав это, слова Шэнь Ту Наньтяня были как последняя соломинка, сломавшая верблюду спину. Старейшины верхнего эшелона семьи Линь, кто всё еще колебался, тотчас склонились на сторону семейного клана Шэнь Ту.

    Даже Су Цзе мог лишь глубоко вздохнуть и беспомощно покачивать своей головой. Он использовал свою Юань Ци, чтобы поговорить с Линь Синьтун, “Синьтун, твой учитель бесполезен. Я не смог найти божественное лекарство, чтобы соединить твои разорванные меридианы. Даже если ты дашь своему учителю еще 500 лет, у меня нет никакой уверенности. Теперь, когда семейный клан Шэнь Ту нашли его, это вероятно судьба. Иногда, приходится платить цену за такие вещи…”

    “Учитель…” Линь Синьтун слегка повернула голову, чтобы посмотреть на Су Цзе. Казалось, будто тысячи слов застряли в её мокрых глазах, ”Вы тоже так думаете?”

    Су Цзе вздохнул, “Воины практикуют боевые искусства, чтобы состязаться с небесами, но… смотря на предыдущие сотни миллионов лет мира Тянь Юань, как много из них могут сказать, что они победили Небеса?”

    “Состязаться с небесами не так просто, как выкрикивать храбрые слова, ты сперва должен испытать долгие годы унижений и стресса, чтобы медленно заточить себя, медленно доводить себя до предела, и со временем, забраться на вершину боевых искусств. Только тогда человек сможет сказать, что “Человек может Победить Небеса”. Острый меч становится таким от бесконечной заточки. Никто не может победить Небеса в момент своего рождения…”

    Голос Су Цзе был искренним, и содержал в себе проницательность, которую он приобрел за свои 30,000 лет опыта.

    Ныне запятнанный и ненадежный талант Су Цзе в боевых искусствах и технике Пустынных Небес, намного превосходил талант сверстников, когда он был молод. Он однажды тоже был пылким и заносчивым гордым сыном Небес.

    Медленно, через опыт в жизни и боевых искусствах, Су Цзе превратился в персонажа игры под названием жизнь.

    Линь Синьтун глубоко вдохнула воздух и криво улыбнулась.

    Два года назад, когда она впервые вернулась к своей семье, она услышала, что семейный клан Шэнь Ту пытается создать брачный союз с семьей Линь, посредством её замужества на Шэнь Ту Наньтяне. Её первая реакция была считать это абсурдом. Линь Синьтун верила, учитывая отношения между семьей Линь и семейным кланом Шэнь Ту, и её собственные знания о Шэнь Ту Наньтяне, что это было чем-то невозможным.

    В то время, было несколько Старейшин семьи Линь, кто встал на сторону Линь Синьтун.

    Теперь два года спустя, никто больше не стоял на её стороне.

    Даже Матриарх, которая так сильно её любила, и Су Цзе, который относился к ней, как к собственной дочери, начали поддерживать брак.

    Хоть Матриарх и Су Цзе не склонились перед семейным кланом Шэнь Ту, но они покорились судьбе. Они уступили силам Природы!

    Когда воины покоряются их врагу – это позор.

    Когда воины покоряются Небесам – это было обычным делом.

    Как и говорил Су Цзе, оглядываясь на сто миллионную историю мира Тянь Юань, как много бы осмелились сказать, что они победили Небеса?

    Линь Синьтун перед тем как встать, опустила голову глубоко вниз. Она знала, что не было никого, кто поддержал бы её в этот момент.

    Когда она уже собралась открыть рот и сказать что-то, слабый голос донесся из угла места сбора.

    Этот голос звучал знакомо, но в её памяти он был другим.

    “Подождите! У меня есть что сказать.”

    Линь Синьтун повернула свою голову и была шокирована. Она увидела в тридцати метрах от себя, как юноша одетый в зелёное встал со своего места.

    Он носил холодно-выглядящую серебряную маску. На месте, где должны быть глаза, были две зловещие линии цвета крови. Однако, в это мгновение, Линь Синьтун почувствовала бесконечную теплоту от мрачной и холодной маски.

    Осознав, что Линь Синьтун смотрит на него, И Юнь торжественно кивнул.

    Этого крошечного действия было достаточно для Линь Синьтун, чтобы понять, что И Юнь хочет что-то сказать для её поддержки.

    Это слегка потрясло Линь Синьтун. В последний момент, когда она больше всего была беспомощна, никто не поддерживал её, включая Су Цзе и Матриарха, этот юноша встал и заговорил другим голосом.

    Даже если Линь Синьтун знала, что этот юноша ничего не сможет сделать, ничего не сможет поменять, но встать и заговорить – этого было достаточно для Линь Синьтун.

    Голос был словно крошечная свеча холодной и тёмной зимой.

    Она не приносила много тепла или света, не могла принести весну или рассвет, но… она приносила надежду.

    Линь Синьтун смотрела на И Юня сквозь его маску, она видела глаза И Юня. Она мола видеть собственное отражение в его чёрных зрачках.

    Она помнила, что И Юнь сказал ей в ночь вечеринки по поводу победы.

    Она не знала, что И Юнь той ночью в Безлюдной Долине, поклялся найти способ соединить её разорванные меридианы.

    Хоть его шансы преуспеть были чрезвычайно скудны, всё же для этого он упорно работал. В этот момент, под давлением семейного клана Шэнь Ту и семьи Линь, он заговорил другим голосом с крошечной мощью.

    Это тронуло Линь Синьтун.

    “Спасибо тебе, но… в этом нет нужды.”

    Линь Синьтун покачала головой и отправила свой голос И Юню.

    Она знала, что при таких обстоятельствах, И Юнь не сможет ничего изменить.

    К тому же, если он скажет, что-нибудь неуместное, он вызовет ярость других.

    В конце концов, дело что решили два больших семейных клана, под давлением всех присутствующих Старейшин, всё что мог сказать И Юнь, вызвало бы ярость некоторых людей.

    Без лишних слов, с его положением, он даже не имел права издавать звук.

    Это даже имело большее значение с присутствующим здесь Шэнь Ту Наньтянем, который намеривался убить И Юня. Если семья Линь решит сотрудничать с семейным кланом Шэнь Ту, тогда Шэнь Ту Наньтянь будет иметь значительное влияние в семье Линь, и когда это случиться И Юнь будет в чрезвычайной опасности.

    “O?”

    Выражение лица Шэнь Ту Наньтяня поникло, поскольку его кто-то прервал, он повернулся и посмотрел на источник голоса.

    Увидев И Юня, кровь Шэнь Ту Наньтяня тотчас забурлила. Это был… этот парень!

    Он всё еще чётко помнил маску И Юня. Хоть его неудача на чайной церемонии техники Пустынных Небес не имела ничего общего с И Юнем, Шэнь Ту Наньтянь уже связал свой провал с этой маской.

    Как только он увидел И Юня, он вспомнил о своей неудаче. Слова, которые он сказал перед провалом, в итоге ударили его обратно в лицо. Это был величайший позор его жизни!

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии