• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переводчик: Shin

    Шэнь Ту Наньтянь практически заставил себя посмотреть на Юнь Яньтяня. Он задержал дыхание, его разум опустел. Его глаза даже немного выпучились.

    В этот момент, он увидел собственными глазами, что часть Пятиэлементного Костяного Массива Сун Цзыюэ, которая находилась перед Юнь Яньтянем, была разорвана на части. Еще одно костяное ядро после взрыва превратилось в серо-белую пыль пустынной кости.

    Это означало, что Сила Пустыни внутри пустынной кости, была подчистую извлечена Юнь Яньтянем!

    Шэнь Ту Наньтянь смотрел, как Юнь Яньтянь невозмутимо хватает маленькую желтую черепаху из груды, оставшейся от кости.

    У этой черепахи были короткие конечности, и она отбивалась изо всех сил. Тем не менее, всё её тело было покрыто рунными печатями, поэтому она не могла двинуться, несмотря на сопротивление.

    Хоть маленькая черепаха и выглядела мило, это был злобный пустынный зверь, именуемый Черепахой Земного Духа. Обычно половина её тела зарыто под землей, а верхняя часть тела, покрыта почвой. На этой почве даже растет трава. Она могла оставаться неподвижной, в состоянии полу-спячки, на протяжении месяцев, до полугода. Если она чувствовала жертву, которую сочла бы достаточно аппетитной, она внезапно поднималась и проглатывала жертву!

    Черепаха Земного Духа была одной из эссенций Ци, что Сун Цзыюэ запечатал внутри Пятиэлементного Костяного Массива. Благодаря невозмутимой хватке, и рунным печатям подавляющим её, И Юнь с лёгкостью бросил её в нефритовую коробку. Весь процесс выглядел очень простым и обыденным, словно он только что поймал черепашку в пруду.

    Еще одна малая группа массива была разрушена на части И Юнем!

    Как… Как это возможно!?

    Шэнь Ту Наньтянь почувствовал как кровь прилила к лицу, и всё его лицо покраснело. Он больше не выглядел изысканным джентльменом.

    Только что, он говорил, перед лицом старших семьи Линь, что он уверен, что Юнь Яньтяну просто повезло, но, даже не успев договорить, он получил смачный шлепок по лицу!

    “Расколот… он снова был расколот. Не было сомнений. Этот юноша по имени Юнь, действительно может расколоть массив. Это было не совпадение.”

    Сказал старший семьи Линь в удивленной и восхищенной манере.

    Когда, после первого раза, было сказано, что это всего лишь совпадение, они могли поверить этому, так как это было самое разумное объяснение. Теперь же, если объяснить второй раз таким же совпадением, становилось ясно, что это невозможно!

    Это действительно было невероятно. Они так же были уверены, что невозможно Мистической Кристальной Руке младшего, расколоть Пятиэлементный Костяной Массив, но правда предстала перед их глазами.

    Область изучения техники Пустынных Небес была невероятно глубокой и запутанной. Даже старшие не осмелятся сказать, что они полностью понимают технику Пустынных Небес. Были явления, которые они не могли понять, а также другие области, с которыми они ранее никогда не сталкивались.

    Чем больше они изучали, тем больше они осознавали, как мало они знают!

    “Этот парень, хахаха. Хорошая работа!”

    В этот время, Су Цзе ликовал, так как был невероятно счастлив!

    “Старейшина Су, вы приняли хорошего ученика.” У старших семьи Линь, помимо двоюродной бабки Линь Синьтун и её шестого двоюродного дедушки, а также еще некоторого меньшинства, не было хорошего впечатления о семейном клане Шэнь Ту, даже если они вынуждены были согласиться на брачное предложение семейного клана Шэнь Ту. Всё таки, семейный клан Шэнь Ту и семья Линь имела некоторые разногласия, на протяжении нескольких лет.

    При таких обстоятельствах, они были рады видеть, как младший из семьи Линь бьет по престижу семейного клана Шэнь Ту.

    На самом деле, видя как Шэнь Ту Наньтянь сидит среди высших эшелонов семьи Линь, словно он владел половиной семьи Линь, они чувствовали себя крайне неуютно. Их волновало только то, что Шэнь Ту Наньтянь однажды станет родственником семьи Линь, поэтому они не могли оскорблять его, вместо этого они вынуждены были терпеливо показывать любезность, хотя бы внешне.

    “Это, *Кха*…” Су Цзе покраснев, потрепал свою бороду. Он открыл свой рот и несмотря на то, что он хотел присвоить эти заслугу себе, всегда будучи толстокожим, сейчас не было никакой возможности присвоить себе заслугу за достижения И Юня.

    “На самом деле… Я принял этого ученика лишь несколько месяцев назад. Что касаемо его обучения, я всего лишь научил его Мистической Кристальной Руке, два месяца назад. И учил я его всего лишь день. Добиться таких результатов… по правде, я тут практически ни причем.”

    Все знали, что Су Цзе взял И Юня номинальным учеником. Быть номинальным учеником означало, что ты не получишь основных учений мастера.

    Ясно, что Су Цзе не наделил Юнь Яньтяня настоящими способностями. Можно даже сказать, что Су Цзе с самого начала никогда не намеривался брать Юнь Яньтяня учеником.

    При таких условиях, Су Цзе естественно не мог врать с широко открытыми глазами.

    Он пожалел, что взял И Юня лишь номинальным учеником. Не будут ли люди теперь говорить за его спиной, что он был слеп, хотя у него и есть глаза!?

    “Хаха, Старейшина Су действительно скромен. Несмотря на это, именно Су Цзе обнаружил талант нашего молодого друга Юня. Даже если он не из семьи Линь, если он сможет развиться в нашей семье Линь, это будут радостные известия!”

    В этот момент, прозвучал старый, но дружелюбный голос. Человеком кто говорил, была Матриарх семьи Линь!

    Матриарх имела решающий голос во всех внутренних делах семьи Линь. Помимо великих старцев, которые посвятили себя развитию и которых не волновали житейские дела, в семье Линь, чтобы не сказала Матриарх, это не ставилось под сомнение.

    Су Цзе знал, что в словах сказанных Матриархом, было скрыто намерение завербовать И Юня.

    В семье Линь было множество учеников, у которых была другая фамилия. Они были приняты в семью Линь благодаря их таланту, и к ним относились также как к прямым наследникам.

    Через несколько лет, они даже могли связать себя браком с ребёнком семьи Линь, в конечном счёте, став настоящим членом семьи Линь.

    В мире воинов, брак был тем типом отношений, который ободрял людей. Особенно брак, в котором обе стороны могли работать вместе и развивались через взаимодействие, тогда их союз становится даже еще сильнее.

    “Это… Я спрошу своего ученика о его намерениях. Хотя, я верю, что у него нет причин для отказа.”

    Су Цзе переполняла радость. Матриарх, оценившая по достоинству И Юня, была бы просто великолепным поворотом событий.

    Однако, если Матриарх не попробует завербовать И Юня, с его экстраординарными способностями в технике Пустынных Небес, это будет ненормально.

    Когда И Юнь впервые прибыл в мир Тянь Юань, и заимел Шэнь Ту Наньтяня во враги, ему естественно понадобилась защита семьи Линь. Предоставив ему необходимое окружение и ресурсы для его развития, это дело, что принесет пользу обоим сторонам.

    “Синьтун, ты знаешь маленького друга Юня?”

    Матриарх внезапно повернулась и заговорила с Линь Синьтун. Естественно она помнила как И Юнь “возразил” двоюродной бабке Линь Синьтун на вершине Нефритового Бамбука, и Линь Синьтун сказала тогда “Простой знакомый не должен сеять раздор между двумя близкими людьми”, не давая её двоюродной бабке спасти своё положение.

    Очевидно, что Линь Синьтун не только знала маленького друга Юня, но также их отношения не были поверхностными!

    На самом деле это была хорошая вещь. Всё же Матриарх намеривалась взрастить Линь Синьтун, так чтобы та стала столпом поддержки для семьи Линь. Чем больше элиты будет в хороших отношениях с ней, тем будет лучше для её будущего. Было бы даже гораздо лучше, знать превосходных гениев техники Пустынных Небес.

    Всё же, врожденные разорванные меридианы Линь Синьтун всё еще не были излечены, и если они будут излечены, кто может гарантировать, что не будет последствий?

    Необходимо было знать Пустынного Мастера Небес, у которого впереди светлое будущее!

    “Да, Юнь Яньтянь мой старый друг.”

    Ответила прямо Линь Синьтун. А позади Линь Синьтун, от услышанного, выражение лица Шэнь Ту Наньтяня стало даже еще страшнее.

    В то время как они были поглощены диалогом, следы кроваво-красного цвета покрыли его лицо.

    Старый друг?

    На самом деле эта фраза не имела большого значения, но для ушей Шэнь Ту Наньтяня она звучала чрезвычайно неприятно.

    Он не знал, почему два слова “старый друг” были для него такой проблемой!

    Особенно сейчас, когда он чётко видел радость в глазах Линь Синьтун, после того как Юнь Яньтянь расколол массив второй раз.

    Если бы это была обыкновенная девушка, радующаяся успеху друга, тогда Шэнь Ту Наньтянь едва бы принял это так близко к сердцу.

    Однако Линь Синьтун была девушкой подобной бризу и была мало эмоциональной.

    Почему бы она стала радоваться успеху этого паренька? Это не нормально!

    Человек станет радоваться успеху другого человека, только если их связывают близкие или особые отношения. Если же нет, поскольку люди по природе эгоистичны, внешне, они могут и радоваться, узнав об успехе друга, но глубоко внутри они могут подумать, какое мне до этого дело?

    Бывают даже ситуации, когда человек чувствует зависть, увидев чей-то успех, когда он сам оплошал, думая о вещах наподобие, почему мой друг может иметь это, а я нет?

    Таким образом мыслят обычные люди.

    Возрадуется ли Линь Синьтун, увидев, как другой ученик семьи Линь, кто даже будет связан с ней по крови, выступит блестяще на арене?

    Отходя немного назад, если это будет сам Шэнь Ту Наньтянь, отреагирует ли вообще Линь Синьтунь, если ему удастся показать свои выдающиеся умения?

    На данный момент сомнительно, возможно с трудом бы стоило ждать даже неискреннюю похвалу!

    Думая об этом, как Шэнь Ту Наньтянь может чувствовать радость?

    Изначально он не был благородной персоной. Тем более при таких обстоятельствах, кто может быть благороден!?

    Шэнь Ту Наньтянь был на грани ярости. Если бы не обстоятельства, он бы уже был готов сделать свой ход, чтобы убить Юнь Яньтяня!

    “Младшая сестра Синьтун…” Голос Шэнь Ту Наньтяня стал более глубоким. Как только он обратил на себя внимание Линь Синьтун и собирался сказать что-то…

    “Пэн!”

    Третий взрыв!

    После того как он рывком повернул голову к центру площади, сердце Шэнь Ту Наньтяня поникло.

    Его глаза выглядели яростно, словно красные глаза дикого зверя.

    Он отчетливо видел, что третья группа массива перед Юнь Яньтянем рухнула. Пустынная кость, что удерживала массив на месте, превратилась в серовато-белые остатки кости.

    Словно часовой механизм, И Юнь вытянул свою руку и схватил из остатков кости эссенцию Ци третьего пустынного зверя.

    В это время, Сун Цзыюэ стоявший перед И Юнем, был полностью ошеломлен. После того как И Юнь разрушил его массив второй раз, он уже почувствовал тяжелый удар.

    Теперь, когда массив был разрушен третий раз, его уверенность была уничтожена. Увидев как Юнь Яньтянь засовывает в нефритовую коробку эссенцию Ци третьего пустынного зверя, было похоже, что Сун Цзыюэ потерял душу. Он выглядел как дурак, где он мог найти нрав гордого молодого сына небес?

    Он был напуган. Теперь, всё что происходило на арене, давало ему ощущение, что он находится в ночном кошмаре.

    “Третий!’

    Шэнь Тут Наньтянь сжал кулаки, а его виски пульсировали. Вены на его руках вздулись. Прошло всего где-то 30 секунд между расколами второго и третьего массива.

    У И Юня, который находился на арене, занимало в среднем 30 секунд для раскола малой группы массива. Это было больше похоже на разрушение песчаных замков, построенных детьми, чем на раскол массива!

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии