• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • – Сколько тебе лет? – Чжан Юйсянь посмотрел на первого человека – низкого, но крепкого парня. Все члены лагеря подготовки воинов были крепкими и смуглыми.

    Этот парень имел достаточно высокий статус в племени Лянь. Даже среди лагеря подготовки воинов он был одним из сильнейших. Он посчитал за честь быть осмотренным первым, и весь горел в нетерпении.

    – Мне двадцать шесть будет в этом году, господин. Я могу поднять каменный каток весом 400 Цзинь! Я не вру, я могу легко поднять его несколько раз, словно игрушку. Если господин хочет убедиться в этом, то я могу продемонстрировать! – этот парень уверенно представился. Чжан Юйсянь не стал обращать внимание на его бахвальство, и молча положил руку на плечо парня. Он начал передавать в него Юань Ци.

    Тот, кто имел «Открытые Глаза Небес», мог видеть мышцы, меридианы, и кости, и с помощью этого определить, пригоден ли человек для занятий боевыми искусствами.

    Но Чжан Юйсянь не достиг этого уровня. Поэтому его методом отбора было передать человеку немного Юань Ци, и посмотреть, как тело будет поглощать его.

    Те, кто способны хорошо принять его, обладали необходимым телом. А те, кто плохо усваивал его, обладали неподходящим телом.

    Спустя немного времени, Чжан Юйсянь продолжал молчать. Менее 10% от всего Юань Ци было поглощено этим парнем. Примерно 7-8%.

    Такой низкий талант было просто невыносимо видеть.

    – Ты думаешь, что сможешь победить врагов лишь потому, что способен поднимать камни? – сказал Чжан Юйсянь, смотря ему в глаза, – Твоё телосложение чрезвычайно распространённое, оно не подходит для боевых искусств.

    От его слов, парня словно ледяной водой окатили. Этот хвастун был в сильном замешательстве.

    Не подхожу для боевых искусств? Как я могу не подходить для них?

    Этот парень чувствовал себя очень недовольным, но встретившись с холодным взглядом Чжан Юйсяня, он отступил, словно проигравший в петушином бою.

    Я всегда, с самого детства, был сильнее своих сверстников. Я смог поднять каменный каток весом 400 Цзинь, когда вырос. Если бы я не годился для боевых искусств, то как бы я смог поднять такой тяжёлый каменный каток? Такие мысли крутились в голове парня. Он годами практиковал боевые искусства, но слова Чжан Юйсяня свели на нет все эти годы упорных тренировок.

    Кончено же, он лишь думал об этом, так как ему не хватало смелости оспорить слова Чжан Юйсяня.

    – Стой здесь, – Чжан Юйсянь не собирался сразу же забраковывать его, и потому оставил.

    Всё потому, что Чжан Юйсянь был морально готов ещё тогда, когда только узнал о том, что обор будет проводиться в этих диких пустошах. Ведь здешним людям было чрезвычайно трудно стать настоящим мастером в таких неблагоприятных условиях.

    Племя без всяких мастеров продолжало жить от одного поколения к другому, и было очень маловероятно, что здесь произойдёт чудо и родится кто-то очень способный.

    Но вскоре Чжан Юйсянь понял, что он сильно недооценил степень качества людей из бескрайних пустынных земель. Он начал понимать, что тут нет такого понятия как худший, а есть лишь хуже, хуже и ещё хуже.

    Когда он шёл перед мужчинами, все себя неплохо хвалили. Но когда он почти дошёл до конца, большинство из них могло поглотить лишь 6-7%, были даже такие, кто мог поглотить лишь 4-5%.

    Просто ужасное зрелище.

    Чжан Юйсянь мог лишь понизить свои, и без того низкие, стандарты. И он решил, что все, кто может поглотить больше 6%, могут остаться.

    – Ты… Еле-еле, но сгодишься, – Чжан Юйсянь беспомощно посмотрел на мускулистого парня, которого он мог описать лишь словами «Еле-еле».

    Когда он обошёл почти всех членов лагеря подготовки воинов, он уже отсеял половину из них.

    Из сорока человек, осталось лишь около двадцати, которые подходили по его стандартам, их явно недоставало до цели в тридцать человек.

    – Господин Чжан, без сомнений, строг. Эти парни из лагеря подготовки воинов так сильны, но половине уже отказали.

    – Хорошо, что мы не вышли, а то это было бы слишком унизительно.

    Несколько парней, которые ранее хотели выйти вслед за И Юнем, теперь чувствовали себя счастливыми.

    При таком жёстком отборе, лишь самые одарённые могли остаться.

    И они могли ясно видеть, что Чжан Юйсянь был явно недоволен людьми, мимо которых прошёл. А всё потому, что не было больше никого, кого бы он мог выбрать не задумываясь, как Лянь Чэнюя, и потому приходилось выбирать среди слабаков.

    Осознав это, толпа начала ещё больше восхищаться Лянь Чэнюем.

    Ведь только он заслужил похвалу «Очень неплохо».

    – Юнь-эр… – сложив маленькие ручки на груди, прошептала Цзян Сяожоу. Она смотрела на И Юня с нескрываемой тревогой. Хоть она и знала, что И Юнь тайно занимался боевыми искусствами последние дни, но она не думала, что его способности могут быть лучше членов лагеря подготовки воинов.

    Если Чжан Юйсянь не стал брать даже членов лагеря подготовки воинов, то как он мог выбрать И Юня?

    Цзян Сяожоу всё ещё стояла посреди площади, где её оставил И Юнь. Её положение было крайне неудобным. Глаза всей толпы сходились на ней. Но среди кандидатов был её брат, потому она не могла уйти, но и стоять там ей тоже было тяжело.

    И Юнь заметил обеспокоенные глаза Цзян Сяожоу, и слегка шевельнул губами:

    – Сестрёнка Сяожоу, не волнуйся. Всё будет в порядке.

    Услышав слова И Юня, Чжао Течжу расхохотался:

    – Вот же бесстыжее трепло! Да даже любая бездомная собака сильнее тебя! Господин Чжан скорее возьмёт в ученики собаку, чем тебя!

    Перед такими циничными издевательствами, И Юнь мог лишь холодно посмотреть в глаза Чжао Течжу и сказать:

    – Вам следует прежде всего позаботиться о себе, а за меня можете не переживать.

    – Ого! А этот пацан чрезмерно самоуверен, говоря такое мне! Если тебя выберут, то я вырву с корнем большую акацию, растущую у входа в деревню, и съем её, листья, кору, корни, – всё, – Чжао Течжу рассмеялся после своих слов. В то же время, другой парень из лагеря подготовки воинов, стоявший рядом, сказал с издёвкой:

    – А я тогда съем этот большой каменный каток у входа в деревню!

    – Ах-ха-ха! А вы юморные парни. Тогда я тоже присоединюсь к вам, и выпью всю воду в Восточной Реке, если его выберут!

    Парни из лагеря подготовки воинов шумно расхохотались.

    И Юнь лишь беспомощно посмотрел на них, пожав плечами:

    – Как знаете…

    В это время Чжан Юйсянь подошёл к Чжао Течжу. Тот, в свою очередь, стёр ухмылку со своего лица и встал ровно.

    Чжан Юйсянь положил руку на Чжао Течжу и спросил:

    – Двадцать восемь?

    Чжао Течжу поспешно ответил:

    – У вас глаз-алмаз, господин, презренному мне действительно двадцать восемь лет.

    Чжан Юйсянь нахмурился, этот Чжао Течжу также не подходил ему. Но учитывая, что людей и без того осталось мало, он нехотя сказал:

    – Думаю, ты подходишь под минимальные требования. Я возьму тебя раз есть свободные места.

    Чжан Юйсянь начал уже думать, что проводить Королевский отбор в Пустынном Облаке было бессмысленно, и они лишь зря потратят свои силы.

    Чжао Течжу выдохнул с облегчением, и потреся кулаками, сказал:

    – Отлично! Я прошёл!

    Он был очень взволнован, и тут же начал хвастаться перед И Юнем. Хотя он едва прошёл по минимальным требованиям, но его всё же прошёл!

    Он собирался учиться боевым искусствам у достопочтенного господина посла. И когда его карьера стремительно взлетит, он сможет жениться на нескольких жёнах и идти к вершине человечества! Как его можно сравнивать с каким-то слабаком, вроде И Юня?

    В этот раз Чжан Юйсянь встал перед И Юнем.

    Глаза всех присутствующих сосредоточились на теле И Юня.

    Лянь Чэнюй ухмыльнулся. Я хочу посмотреть, как ты собираешься выкрутиться из этой ситуации!

    Этот мысленный пузырь появился в его сознании, но был сразу же проколот. Ведь И Юнь был умственно отсталым ребёнком, так что этот пацан просто не стоит его внимания, даже если И Юнь будет сильно унижен.

    Лянь Чэнюй продолжал молчать, когда его мысли пришли к такому выводу. Это было похоже на фразу «Никогда не спорь с дураком. Сначала он опустит тебя до своего уровня, а потом задавит опытом».

    – Ты И Юнь, верно? – спросил Чжан Юйсянь, встав перед И Юнем.

    – Вы правы, господин!

    – Ты когда-нибудь занимался боевыми искусствами?

    Чжан Юйсянь задумчиво посмотрел на И Юня. Он был только в сфере Пурпурной Крови, и не мог определить уровень И Юня, но он чувствовал, что в теле И Юня скрывается сила.

    Ты талантлив, пока скромен! Нельзя раскрывать всю правду.

    – Я тренировался немного, – И Юнь выбирал слова с умом. Тренироваться, подсматривая уроки, тоже считается занятием боевыми искусствами.

    – Господин, этот пацан врёт! – Чжао Течжу принялся доносить на него, – Я могу лично подтвердить тот факт, что этот ребёнок никогда не занимался боевыми искусствами!

    И Юнь посмотрел на Чжао Течжу, как на дебила и сказал:

    – Откуда тебе знать, занимался ли я боевыми искусствами? Я обошёл земли нашего племени вдоль и поперёк. Я также занимался по урокам инструктора Яо.

    И Юнь открыто признался, что занимался боевыми искусствами. Это было подготовкой ко дню, когда ему придётся раскрыть свою реальную силу. Если заставить людей думать, что он был одарённым ребёнком, то снижался риск, что кто-то обнаружит существование фиолетового кристалла.

    Если так не сделать, то он не сможет объяснить, откуда у него такие навыки и сила.

    – Ты тайно изучал боевые искусства? – услышав слова И Юня, не только Чжао Течжу, но даже другие члены лагеря подготовки воинов с трудом подавляли смех. Они не смели вести себя неподобающе перед Чжан Юйсянем.

    Стоит заметить, в данный момент никто не собирался преследовать его за преступление, ведь он тайно изучал боевые искусства, воруя уроки.

    Один член лагеря подготовки воинов сказал:

    – «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» инструктора Яо сложен. Даже мы не смогли понять его как следует, хотя повторяли каждое его движение. И такой слабый ребёнок тайно изучал эту технику? Да чему ты мог научиться!

    И Юнь даже не собирался возражать. Он просто хотел оставить впечатление, что занимался боевыми искусствами. Это поможет в будущем смягчить удар, когда он покажет свою истинную силу.

    Чжан Юйсянь всё взвесил и положил руку на плечо И Юня, медленно вводя в него свою Юань Ци.

    Чжан Юйсянь не ожидал от него многого. Хотя он и высоко оценил И Юня за его храбрость, ведь было редкостью встретить такого бесстрашного ребёнка в подобном месте. Конечно же, личная высокая оценка – это одно, но для практики боевых искусств одной храбрости мало.

    Юань Ци Чжан Юйсяня вошла в тело И Юня, начав циркуляцию, и он начал ждать её возвращения, чтобы увидеть, сколько её смог поглотить И Юнь…

    Вдруг он понял, что вся Юань Ци, что он передал, полностью исчезла!

    – Это… – Чжан Юйсянь уставился на И Юня, как такое может быть?

    Его брови начали прыгать туда-сюда, пока он отказывался верить в происходящее. Он снова ввёл Юань Ци в тело И Юня.

    Этот поток Юань Ци вошёл в меридианы И Юня, словно в чёрную дыру. Как только Юань Ци проходила через сердце И Юня, её сразу же поглощал фиолетовый кристалл, не пропустив и капли.

    – Ты… – Чжан Юйсянь был в шоке. Юань Ци, которое он посылал, полностью поглощалась И Юнем?!

    Видя, как скачут брови Чжан Юйсяня, Лянь Чэнюй не знал, что творилось с Чжан Юйсянем, боясь, что он разгневан. Он пошёл в сторону Чжан Юйсяня с невозмутимым выражением на лице.

    Мысли Лянь Чэнюя вращались вокруг предварительного отбора племени Лянь, но увы, этот полоумный ребёнок взял и всё испортил.

    Хотя он и относился к людям племени Лянь, как к грязи, но он не хотел опозорить свой племенной клан перед посторонними. Из-за этого, другие важные персоны будут о нём низкого мнения.

    Лянь Чэнюй нехотя улыбнулся:

    – Господин посол, торжественный обед был подготовлен. Желаете ли сначала поесть?

    Лянь Чэнюй хотел отвлечь внимание Чжан Юйсяня, желая сгладить этот инцидент с И Юнем. Но внезапно, Чжан Юйсянь схватил И Юня за оба плеча.

    Он внимательно осмотрел И Юня.

    Как в бедном племени на территории бескрайней пустоши мог родиться такой талант?

    Кроме того, этому юноше хватало и мужества, и таланта к боевым искусствам. Он доказал это сам, выйдя при всех к нему.

    К тому же, в этом юноше скрывалось огромное количество энергии. Это разожгло сильный интерес в Чжан Юйсяне.

     

    – Ты очень хорош! Просто неимоверно хорош! Никогда бы не подумал, что найду в подобном месте такой неотшлифованный самородок! – Чжан Юйсянь не скупился на комплименты. Его голос был настолько громким, что его было слышно издалека.

    А?

    Рядом с И Юнем стоял Чжао Течжу, который был готов в любой момент обсмеять И Юня, когда тот завалит проверку. Но после слов элитного воина, он резко выпучил глаза, словно петух, которого схватили за шею.

    Я не ослышался? Господин Чжан правда это сказал!

    Лянь Чэнюй, который собирался отвести Чжана Юйсяня на пир в его честь, ошарашенно застыл. Он не знал, как ему реагировать на это.

    Внешнее кольцо людей, которые не могли увидеть, что творилось на площади, были взбудоражены похвалой Чжан Юйсяня.

    – Кого? Кого так высоко оценили?! – Люди начали подпрыгивать, чтобы хоть мельком увидеть.

    – У тебя «Бесшовное Тело»! Бесшовное Тело даже уровня Пурпурной Крови чрезвычайно ценно! Даже большие кланы обратят на тебя своё внимание!

    Бесшовное тело?

    Все люди, включая Лянь Чэнюя, не знали значение термина «Бесшовное тело».

    Но это не помешало им понять отношение Чжан Юйсяня к нему.

    «Очень хорош», «Неотшлифованный самородок», «Даже большие кланы обратят на тебя своё внимание»!

    Даже Чжао Течжу, со своими ограниченными умственными способностями, знал, что комплименты Чжан Юйсяня для И Юня были лучше, чем у Лянь Чэнюя!

    Как такое могло произойти. Чжао Течжу почувствовал, будто съел Цзинь дерьма, и обрёл соответствующее выражение лица.

    Остальные члены лагеря подготовки воинов были полностью ошарашены. Так и застыв с раскрытыми ртами.

    – Брат, он… – глаза Цзян Сяожоу заслезились. Она была единственным человеком, который желал И Юню достичь хоть чего-то. Однако это счастье было слишком внезапно, что даже она с трудом верила в произошедшее.

    Она наблюдала, как рос И Юнь ещё с тех пор, как тот носил пелёнки. Она никогда не чувствовала, что И Юнь был талантливым. Были ли слова Чжан Юйсяня правдой?

    Цзян Сяожоу почувствовала некоторые сомнения. Даже оценка Лянь Чэнюя была хуже её брата?

    – Этот пацан – гений боевых искусств?! Как такое возможно! – Лянь Чэнюй сжал кулаки. Он просто не мог этого принять.

    Чжан Юйсянь оценил И Юня лучше него!

    Лянь Чэнюй всегда был гением номер один в племенном клане Лянь! Как он мог стерпеть того, кто был выше его?

    Более того, этим другим человеком был мелкий раб!

    – Это… Господин посол, вы говорите, что он гений боевых искусств? Возможно, вы ошиблись… – абсолютно все сомневались в словах Чжан Юйсяня, но лишь Чжао Течжу не смог выдержать и тупо спросил.

    Чжан Юйсянь посерьёзнел лицом и холодно спросил:

    – Ты сомневаешься во мне?

    – Э… – Чжао Течжу был в шоке. Он быстро помотал головой: – Нет, как я могу, презренный я никогда бы не посмел…

    Чжан Юйсянь холодным взглядом посмотрел в сторону Чжао Течжу и произнёс:

    – У меня мало времени. Через час, все те, кого я выбрал, пусть соберутся на тренировочной площадке. Я буду делиться с вами своими знаниями о боевых искусствах в течении трёх дней! – сказав это, Чжан Юйсянь ушёл. Ему были неинтересны всякие пиршества.

    Чжао Течжу, Лянь Чэнюй и остальные из лагеря подготовки воинов были крайне растерянны…

    И смотрели на И Юня, как на какого-то монстра. Они не могли просто так смириться с этим фактом!

    И Юнь прошёл отборочный этап. Он даже получил крайне высокую похвалу. Как такое может быть?

    – Юнь-эр! – Цзян Сяожоу видела взгляды Лянь Чэнюя и компании, которые буравили И Юня. Она, переживая за него, бросилась вперёд, чтобы обнять И Юня.

    – Я не верю в это! НЕ ВЕРЮ! Этот господин сказал, что я не пригоден для боевых искусств! Он даже сказал, что этот пацан какой-то там самородок, и у него какое-то тело! Я могу поднять каменный каток весом 400 Цзинь! Этот сопляк даже курицу в руках удержать не сможет! Как я могу быть хуже него?!

    Тот самый низкий здоровяк начал вопить.

    Вдруг, его словам начали вторить многие другие.

    – Я хуже этого ребёнка? Я не верю в это!

    – Да этому ублюдку просто повезло!

    Члены лагеря подготовки воинов изначально были очень уверены в себе, но вся уверенность испарилась после оценки Чжао Юйсянем их способностей. И Юнь был единственным, кого он высоко оценил.

    Они определённо были этим недовольны.

    В этот момент Чжао Течжу подошёл к И Юню и сказал:

    – Пацан, не зарывайся. Я не знаю, что случилось с господином Чжаном. Но думаешь, мы ничего не знаем? Ты был болезным с младенчества, как маленький птенец. Ты даже не в состоянии поднять гирю в 50 Цзинь. Также ты чуть не погиб при сборе трав. И такой человек гений боевых искусств? Не смеши меня!

    Чжао Течжу не ошибся, дети, того же возраста, что и И Юнь, поднимали гири весом 50 Цзинь, а И Юнь едва смог поднять 30 цзинь несколько месяцев назад.

    Даже сам И Юнь не ожидал, что его тело так высоко оценят и назовут «Бесшовным».

    И Юнь, как обладатель фиолетового кристалла, и тот, чьи чувства обострились после прорыва на уровень Меридианов, уже догадался, что делал Чжан Юйсянь. Он вводил свою энергию в человека, чтобы узнать его талант.

    Эта энергия была полностью поглощена фиолетовым кристаллом, что и привело к такому недопониманию.

    Честно говоря, врождённый талант его тела не был необычным. И конечно же у него не было никакого Бесшовного Тела.

    Настоящий одарённый мастер боевых искусств не обладал бы таким тщедушным телосложением, как у И Юня. Если у человека высокое родство с энергией, то он будет поглощать энергию из окружающей среды в невидимой форме, позволяя телу окрепнуть.

    Как можно было ожидать от голодающего ребёнка, который рос в диких пустошах, что он одарённый гений?

    Хоть И Юнь и понимал это, но всё же он решил принять свой титул гения.

    Это был отличный способ объяснить всем, почему он настолько силён!

    Кое-что вспомнив, И Юнь посмотрел на Чжао Течжу со слабой улыбкой.

    Заметив взгляд И Юня, Чжао Течжу посмотрел на него с презрением и бросил:

    – Чего зыришь? Что-то не нравится? Если чем-то недоволен, то можешь сразиться со мной. Я раздавлю тебя одним пальцем! Если коснёшься моих волос, то ты победил!

    Чжао Течжу был в не себя от злости, он очень хотел преподать И Юню урок.

    Но И Юнь спокойно ответил:

    – Дядя Течжу, а когда вы съедите большую акацию?

    Смертельный удар одним предложением!

    Различные насмешки, которые выдумал Чжао Течжу, застряли у него в горле. Он молча стоял, а его глаза выглядели как у дохлой рыбы на суше.

    – И ещё какой-то воин… Ты уже съел каменный каток?

    – Ах… Был ещё один, который хотел выпить всю Восточную Реку.

    Всё это И Юнь произнёс с ухмылкой. Его тело было маленьким и тонким, а лицо всё также выглядело по-детски. И хотя он не мог никому навредить, но каждое его слово было пропитано чрезвычайным количеством разрушительной энергии.

    Члены лагеря подготовки воинов быстро отреклись от своих заявлений. Никто не взял на себя ответственность за свои слова. Слова, которые они произнесли перед всем племенем, теперь вернулись к ним ударили их лицом в грязь.

    – Мои товарищи-воины! Мне, как слабому мальчишке, нужно отдохнуть. Также мне нужно подготовиться к практике боевых искусств с господином Чжанем. Кстати, Юный господин Лянь, так как этому мальцу нужно заниматься боевыми искусствами, могу я взять отпуск на работе по очищению пустынных костей? – искренне спросил И Юнь.

    Лицо Лянь Чэнюя было абсолютно чёрным. Как он мог запретить?

    – Само собой. Занятия боевыми искусствами более важны, – говоря это, Лянь Чэнюй почувствовал, как всё его нутро скрутилось.

     

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии