• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • И Юнь поглощал энергию пустынных костей всю ночь, восполнив свои запасы. Днём он подсматривал за тренировкой лагеря подготовки воинов, тайно слушая рассказ Яо Юаня о технике «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости».

    Вообще, лагерь подготовки воинов не был запретной зоной. Там довольно часто можно было увидеть других жителей деревни, и пока И Юнь будет осторожен, его не обнаружат.

    Узнав новые приёмы, И Юнь пошёл на обратную сторону горы для практики. Там он усваивал энергию пустынных костей, объединяя её со своим телом. Такой ритм развития был идеален.

    В течение нескольких дней, его основы уровня Грома становилась всё прочнее и прочнее. Теперь он мог оставаться под водой в течение 25 минут, почти как дельфин.

    Примерно за месяц до отбора воинов в Божественное Королевство Тайэ, человек, занимающийся очищением пустынных костей вместе с И Юнем, заболел.

    Хотя И Юнь впитал множество ядовитых голубых сгустков света, всё же часть просачивалась и поглощалась обычными людьми, вызывая у них Тиф.

    После того, как заболел первый человек, И Юнь тоже «заболел», и его «болезнь» была очень серьёзна.

    И Юнь больше не мог продолжать очищать пустынные кости. Согласно словам Цзян Сяожоу, у него был понос, бледное лицо и ужасная слабость. Цзян Сяожоу пришлось брать отпуск от его имени, поскольку он был прикован к постели.

    Чжао Течжу напряг слух, чтобы хорошо расслышать слова Цзян Сяожоу. Восхитительное чувство, под названием злорадство, мгновенно охватило его, и расплывшись в улыбке, он сказал:

    – Ах, понос? Бледное Лицо? Ужасная слабость? Ай-яй-яй, разве он такой невыносливый? Как же его так угораздило?

    Голос Чжао Течжу прозвучал довольно цинично. Выражение лица Цзян Сяожоу стало холодным, будто она была в ярости, но на самом деле она лишь притворялась. Конечно же она знала, что И Юнь в полном порядке, и лишь прикидывается больным.

    – Твой брат изначально был слабаком. Даже если он умрёт, меня это не удивит. Но у Юного господина доброе сердце, и он вручил мне эти пилюли! – сказал Чжао Течжу, доставая красную пилюлю.

    Чжао Течжу не хотел давать пилюлю И Юню. Он мог лишь проклинать его, но он не знал, почему Лянь Чэнюй так высоко ценит И Юня, и даже сказал, чтобы он лично передал ему пилюлю. Потому Чжао Течжу должен лично убедиться, что И Юнь примет пилюлю.

    Неужели Юный господин так сильно переживает об этом мелком ублюдке?

    Чжао расстроился от таких мыслей.

    «Юный господин Лянь такой хороший человек!»

    «Юный господин Лянь слишком добрый!»

    В это время, когда мужчины заболевали один за другим, собралось много народу, чтобы получить заветную пилюлю. И увидев, что Чжао Течжу достал эту легендарную пилюлю, которая способна возвращать людей из мёртвых, чтобы дать её И Юню, народ начал восхвалять Лянь Чэнюя.

    Эти люди уже думали, что Лянь Чэнюй проигнорирует их. Но увидев, что даже такой бесполезный мальчишка, как И Юнь, получил пилюлю, они подумали, что и остальные получат по одной.

    Особенно привлекал внимание довольно большой мешок в руке Чжао Течжу, по всей видимости, в нём лежало маринованное мясо! Эти люди стали ещё больше взбудоражены. И ситуация вот-вот готова перерасти в массовое помешательство!

    – Господин Чжао, мой муж тоже заболел!

    – Господин Чжао, отец моего ребёнка серьёзно болен. Его рвёт уже три дня подряд!

    Толпа окружила Чжао Течжу, надеясь получить заветные пилюли и немного мяса. Их глаза были полны надежд. Они даже были готовы низко кланяться перед Чжао Течжу, и всячески ему угодить.

    Чжао Течжу нравилось, что его хвалила толпа людей. Он подумал, что Юный господин Лянь был слишком добр. Раздавать такие драгоценные пилюли и мясо каким-то беднякам было такой растратой!

    Чжао Течжу изначально собирался в тайне съесть одну пилюлю, но Лянь Чэнюй уже предупредил его об этом, потому ему пришлось отказаться от этой идеи. Тот факт, что ему лично придётся доставить эту пилюлю какой-то обезьяне И Юню, очень удручал Чжао Течжу.

    – Чего загалдели?! Если вы на самом деле больны, то вы всё получите!

    Чжао Течжу открыл мешок, и после записи и учёта количества людей, раздал всем пилюли и мясо.

    Все, кто получили пилюли и мясо, были бесконечно благодарны.

    – Огромное спасибо вам, господин Чжао! Спасибо от всего сердца!

    – Чего ты меня благодаришь? Ты должен благодарить Юного господина! Юный господин Лянь помнит о ваших жертвах во имя племени. И пока вы упорно трудитесь для переработки костей, Юный господин Лянь будет заботиться о вас, – сказал Чжао Течжу с чувством выполненного долга. У него были иллюзии насчёт того, что он представлял высшее руководство племенного клана.

    – Да-да! Спасибо, Юный господин Лянь! – некоторые люди встали на колени и повернулись в сторону двора Старейшины.

    Чжао Течжу был доволен результатом. Он раздал почти все пилюли и мясо. У него осталось два куска мяса, один был довольно большим, а второй совсем маленьким.

    Конечно же, большой кусок он оставил для себя. Когда Лянь Чэнюй только-только позволил ему заняться распределением мяса, он сразу же оставил для себя самый лучший кусок.

    На самом деле, до этого у него оставался лишь один большой кусок, а поскольку за каждый кусок мяса ему придётся отчитываться, и если кому-то не достанется, это станет проблемой. И он выбрал простое решение, просто-напросто отрезать от большого куска немного.

    И этот второй маленький кусочек был этим самым отрезком. Он дал этот отрезок мяса Цзян Сяожоу.

    – Это тебе, – прямо сказал Чжао Течжу.

    – Ах ты… – увидев этот крошечный кусочек мяса, Цзян Сяожоу знала, что тот сделал это нарочно. Однако она понимала, что спорить было бесполезно, потому приняла этот кусочек.

    Юнь-эр уже давно не ел мяса.

    – И как там твой брат? – лениво спросил Чжао Течжу, демонстративно держа большой кусок в своей руке.

    – Разве я уже не говорила?! – резко ответила Цзян Сяожоу.

    – Хе-хе, позволь мне пойти с тобой. Что поделать, у меня доброе сердце, и я беспокоюсь за своих бедных людей, – сказал Чжао Течжу, чётко выделив своё положение и бедняков. Под словами «своих бедных людей» он подразумевал И Юня, и это сильно раздражало Цзян Сяожоу.

    А насчёт того, зачем он хотел повидать И Юня, всё из-за распоряжения Лянь Чэнюя. Чжао Течжу не понимал, почему Лянь Чэнюй так сильно переживал за эту тощую обезьяну.

    На самом деле, Лянь Чэнюй сказал это лишь из любопытства и не относился к этому серьёзно. Его амбиции были выше небес: стать единственным повелителем всего, и наслаждаться бесконечным богатством. Зачем ему переживать о каком-то мелком человечишке, как И Юнь?

    Ему лишь было немного интересно, почему же И Юнь до сих пор не сдох.

    Сначала И Юнь упал с обрыва, когда собирал травы. Он даже смог выкопать себя из могилы после погребения.

    Потом, когда Чэнюй тайно направил смертельную Юань Ци в тело И Юня, но тот всё равно не умер.

    Теперь же Лянь Чэнюю хотелось знать, что случится с И Юнем на очистке пустынных костей. Сможет ли И Юнь выжить после поглощения морозного яда и отравления Кровоостанавливающей пилюлей?

    В глазах Лянь Чэнюя, И Юнь был лишь жалким тараканом. И хоть этот таракан был таким маленьким и слабым, но он был чрезвычайно живучим. Даже если таракана раздавить в лепёшку, тот мог ещё прожить день или два без еды и воды.

    И Юнь был похож именно на такого таракана. Хотя он слаб, он выжил, избежав смерти уже несколько раз.

    *Бух!*

    Входная дверь была открыта пинком. Цзян Сяожоу хриплым и сердитым голосом закричала:

    – Ты что творишь?!

    – Ха-ха! Пришёл проведать твоего брата, – сказал Чжао Течжу самодовольно, увидев лежащего на кровати И Юня.

    Лицо И Юня было в поту. Его волосы были влажными и прилипли ко лбу. Рядом с ним стоял горшок, в котором, похоже, была рвота, которая ужасно смердела.

    – Фу! Какая вонь! – Чжао Течжу зажал нос и бросил Кровоостанавливающую пилюлю И Юню, – Я не знаю, в какое собачье дерьмо ты наступил, чтобы добиться хорошего расположения Юного господина Лянь, но ты выглядишь хуже любого нищего! От одного взгляда на тебя, меня вот-вот стошнит. Быстро съешь эту пилюлю!(П/П: Фраза про дерьмо – это китайская фраза, относящаяся к старым временам, когда собачьи экскременты были в дефиците, и потому наступить в него считалось большой удачей.)

    И Юнь подобрал Кровоостанавливающую пилюлю с одеяла с невозмутимым видом. Цзян Сяожоу бросилась к нему с миской воды.

    Когда И Юнь только взял пилюлю в руку, он сразу же почувствовал её свойства.

    В этой пилюле было ничтожно малое количество энергии. Когда человек принимает пилюлю отличного качества, её целебная эссенция расходится по всему телу и лечит травмы, возвращая того к жизни.

    Но плохие пилюли, вроде этой Кровоостанавливающей пилюли, практически не содержали в себе энергии. В них содержалось дешёвое ядовитое вещество, которое временного раскрывало потенциал человека, но за этот эффект придётся дорого заплатить.

    Так что, пусть человек и мог быстро восстановиться, приняв такую пилюлю, но она значительно сократит жизнь человека.

    Такие пилюли приносят больше вреда, чем пользы, конечно же И Юнь не собирался есть её.

    Хотя Чжао Течжу наблюдал за ним, И Юню не составит труда обмануть его. Он положил пилюлю в рот и отпил воды из миски. Со стороны показалось, что он взял в рот слишком много воды, и потому, поперхнувшись, выплюнул всю воду обратно в миску.

    После этого, И Юнь сделал вид, что ему было трудно проглотить пилюлю, но во рту у него уже не было воды, так что он смог легко удержать пилюлю.

    Сразу после этого, И Юнь притворился, что его состояние настолько слабо, что ему даже простой воды выпить сложно, и он яростно закашлял.

    Цзян Сяожоу подошла с тряпкой, чтобы вытереть рот И Юня. Пока Цзян Сяожоу вытирала рот, И Юнь незаметно выплюнул пилюлю в эту тряпку.

    Тряпка тут же была свёрнута, и ничего не было видно.

    Чжао Течжу смотрел на всё это с явным пренебрежением и нетерпением, и потому не заметил действий И Юня. Даже если бы на его месте был сам Лянь Чэнюй, то, скорее всего, даже он бы ничего не заметил.

    Ведь И Юню было всего 12 лет. Кто бы мог подумать, что он станет делать подобное?

    – Как же тебе повезло! Тебе удостоена честь съесть эту замечательную пилюлю, которая не только спасёт твою жалкую жизнь, но также сделает тебя более энергичным. И ты больше не будешь выглядеть таким немощным слабаком! – сказав это, Чжао Течжу ушёл.

    После его ухода, И Юнь прищурился и внимательно осмотрел Кровоостанавливающую пилюлю с блеском в глазах. Этот Лянь Чэнюй был настолько жесток, что ради переработки пустынных костей он даже был готов убить множество людей!

    Этот мир не был похож на современную Землю.

    На земле, конечно же, бывали случаи, когда ребёнок приносил в школу нож, чтобы заколоть другого ребёнка насмерть из-за какой-то ссоры. Но подобные ситуации были редки, И Юнь видел такое только на новостных сайтах, вроде Тэнсюнь.

    Но в этом чуждом мире, ориентированным лишь на силу, где кто-то мог умереть лишь из-за пары слов… Могло ли подобное событие стать чем-то особенным?

    На Земле мир граждан охранял закон, и убийство было слишком серьёзным преступлением, но в этом мире, убийство было привычным делом, сродни убийству курицы или собаки.

    На самом деле, чтобы убить кого-то, даже наличие какого-то повода необязательно. Лишь непонравившаяся внешность была достаточным основанием для убийства…

     

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии