• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переводчик: No Fun

    «И Юнь? Он ищет И Юня!?»

    Юноши были шокированы, услышав, что мужчина в черном ищет И Юня. Почему такой важный человек ищет И Юня?

    Хотя И Юнь и был выдающимся юношей, он был всего лишь новобранцем, который не мог привлечь внимание таких важных людей.

    «Я». И Юнь сделал шаг вперед. Он отдал честь сотрудникам правоохранительных органов.

    Мужчина, облаченный в черное, измерил взглядом И Юня, как будто пытался найти, что же такого особенного в этом молодом человеке.

    Малец был действительно удивителен для 13-ти летнего парня на средних стадиях уровня Пурпурной Крови.

    Мужчина в черном улыбнулся и мягко сказал: «Следуй за нами, Старейшина хочет тебя видеть».

    Сказав это, мужчина развернулся, собираясь уходить.

    Чжоу Куй и другие были поражены, услышав слова мужчины в черном.

    Что только что сказал этот мужчина?

    Старейшина!?

    Какой Старейшина?

    Многие из них не могли отойти от шока. Они смотрели друг на друга. Кажется… в Божественном Городе Тай была лишь горстка людей, которые могли называться Старейшинами. Они были опорой для Божественного Королевства Тайэ. Они были могущественными существами, которые могли справиться даже с древними видами.

    Они были мудрецами!

    Мудрец хотел видеть И Юня!?

    Они были шокированы. И не только юноши, но и Лысый Цинь был сбит с толку.

    Старейшина Божественного Города хочет видеть И Юня? Это было действительно…невероятно…

    В истории Божественного Города Тайэ каждые 500 лет мог даже и не появиться хотя бы один единственный мудрец!

    Лысый Цинь понимал, что Старейшина хочет видеть И Юня явно не потому что тот смог вонзить несколько Древних Стрел в пурпурную вольфрамовую стену.

    Три Древние Стрелы И Юня были действительно хороши, но не заслуживали внимания Старейшины.

    Не беря во внимание людей, типа Цинь Хаотяня, даже новичок Цюню может соответствовать стандарту И Юня.

    Это достижение в глазах Мудрецов выглядело как мимолетное облако, оно было совершенно незначительным.

    Тогда… Почему Старейшина кочет видеть И Юня?

    «Инструктор Цинь, я ненадолго отойду. Извините за беспокойство». И Юнь попрощался с Лысым Цинем и последовал за мужчиной в черном.

    Лысый Цинь все еще был поражен и не прореагировал, он не издал ни звука.

    Чжоу Куй и остальные тоже были ошарашены. Их разинутые рты не закрылись, даже когда И Юнь скрылся из виду.

    Чжоу Куй вдруг вспомнил, что перед тем как И Юнь поднял Древнюю Стрелу, он сказал, что он спешит, потому что кто-то захочет его вскоре видеть.

    В тот момент Чжоу Куй подумал, что речь идет о каком-нибудь другом собирателе. Но теперь он знал, что человек, который хочет его увидеть – никто иной как Старейшина Божественного Города Тайэ!

    И Юнь спокойно упомянул, что он должен встретиться со Старейшиной Божественного Города Тайэ!

    Чжоу Куй забеспокоился не было ли у него проблем с головой.

    «Инструктор Цинь, какого.… Какого черта здесь происходит?» - спросил кто-то Лысого Циня, но тот покачал головой. У него тоже не было идей.

    «Исключен!» - махнул рукой Лысый Цинь.

    Если И Юня вызывал Старейшина, значит И Юнь натворил что-то серьезное в рекрутском лагере. Лысый Цинь не знал, что такого мог сделать И Юнь.

    Он хотел спросить об этом у Ван.

    А в этом время И Юнь шел за сотрудниками правоохранительных органов в центральную божественную башню.

    Несмотря на то, что И Юнь уже несколько раз видел огромную и величественную центральную башню, он все равно был потрясен ее великолепием.

    Она была похожа на величественную гору. Огромные дирижабли, которые влетали и вылетали из нее, были похожи на маленьких жучков.

    Мужчина, облаченный в черное, сказал: «В Божественном Городе Тайэ есть 5 Старейшин. Тот, кого ты увидишь сейчас – это Старейшина Цзянь Гэ. Старейшина Цзянь Гэ сейчас находится в Алхимической Лаборатории Огня Земли в божественной центральной башне».

    Мужчина провел И Юня в центральную божественную башню. Пассаж зала был высотой в пять этажей, люди, проходящие через него, чувствовали себя крошечными.

    Огромные фрески и скульптуры располагались по обе стороны пассажа, пол был вымощен плоской плиткой.

    Плитка была черного цвета и была настолько отполирована, что можно было смотреться в нее как в зеркало. Когда И Юнь наступал на нее, он чувствовал как увеличилась скорость циркуляции его крови. Казалось, кровь И Юня была связана с плиткой.

    Это плитка…

    И Юнь вдруг вспомнил описание центральной божественной башни в книге «Божественная Пустошь». Плитка, используемая в центральной божественной башне, была сделана специальным образом.

    Эта плитка была 3 фута и 3 дюйма длиной и 3 фута и 3/16 дюйма шириной. Плитка была гладкой и твердой, как сталь. У нее было специальное название: Полуночная Плитка Звериной Крови.

    Слово «Полуночная» использовалось для описания черноты плитки, тогда как слова «Звериная Кровь» использовались, потому что каждую плитку, перед тем как поместить в печь, покрывали кровью пустынных зверей.

    Было сложно представить, сколько пустынных зверей было убито для создания этой центральной божественной башни.

    Закаленная в печи плитка поглощала силу крови. С расставленными массивами башня стала настоящим сокровищем, поглощающим всю Юань Ци Неба и Земли в радиусе 160 километров.

    Можно сказать, что в то время, когда Божественное Королевство Тайэ было чрезвычайно сильным, была построена центральная божественная башня с использованием колоссального количества богатств и материалов. Она была символом Божественного Королевства Тайэ.

    Мужчина, облаченный в черное, толкнул тяжелую каменную дверь, которая вела к лестнице, идущей вниз по спирали.

    «Следуй за мной» – сказал мужчина и начал спускаться по спиральной лестнице. Лестница не была широкой, по ней одновременно могло спускаться или подниматься 4-5 человек. И Юнь догадывался, что это был маленький путь, идущий под землю.

    Тем не менее, И Юнь был разочарован из-за того, что Старейшина Цзянь Гэ жил ниже уровня земли, а не на вершине центральной башни.

    И Юнь хотел посмотреть на уровни выше 19-го этажа. Он хотел увидеть легендарные первоклассные комнаты.

    Первоклассные комнаты были загадочными и высоко ценились среди культиваторов Божественного Города Тайэ.

    Не беря в расчет обычных культиваторов, даже такой человек как Цинь Хаотянь, который культивировал в Божественном Городе Тайэ на протяжении 6-ти лет, не имел права остаться в одном из этих первоклассных номеров!

    Спиральная лестница, которая, казалось, была бесконечной, была освещена с двух сторон. По подсчетам И Юня он прошел несколько сотен метров, прежде чем они оказались перед металлической дверью.

    Металлическая дверь была испещрена множеством сложных узоров. Мужчина в черном остановился напротив двери и поклонился.

    «Старейшина Цзянь Гэ, я привел И Юня».

    «Хорошо» - раздался приглушенный голос из за двери. В нем не было силы, но звук не исчез, а разнесся эхом.

    И Юнь затаил дыхание. Он волновался перед встречей со Старейшиной.

    Дверь отворилась сама.

    Из-за двери повалил поток горячего газа.

    Горячо!

    Это было первым ощущением И Юня. Перед ним была Алхимическая Лаборатория Огня Земли. Посреди помещения стояла печь, изготовленная из латуни.

    Печь была высотой с человеческий рост и на поверхности были изображены цветы, птицы, насекомые и рыбы.

    Под печью разгоралось зеленое пламя. Огонь был тихим и равномерным. Это был так называемый Огонь Земли.

    В фундаменте центральной божественной башни был заложен массив Огня Земли, который собирал весь огонь Божественной Пустоши, чтобы Старейшины могли создавать на нем эликсиры.

    Перед печью стоял старец в зеленой рубашке. Он выглядел абсолютно обычно и был немного худоват. Поэтому его зеленое одеяние алхимика казалось мешковатым.

    За спиной старца был меч, завернутый в ткань, была видна только рукоять. Было сложно представить, как именно выглядел меч.

    Старик выглядел так, будто он много времени провел в Алхимической Лаборатории Огня Земли. Его глаза были уставшими и придавали ему вялый вид.

    Было сложно представить, что этот ничем не выделяющийся старик был одним из самых сильных экспертов Божественного Королевства Тайэ.

    «Старейшина Цзянь Гэ, я привел И Юня». Мужчина в черном поклонился и ушел, закрыв за собой дверь.

    В лаборатории остались только И Юнь и старик в зеленой рубашке.

    И Юнь затаил дыхание.

    Он сказал себе оставаться спокойным, но его сердце стучало все быстрее.

    В прошлом И Юнь видел много пустынных зверей, но перед ними он не чувствовал страха. Однако перед этим старцем он чувствовал огромное давление. Он был подобен смертному, оказавшемуся в клетке с разъяренным тигром.

    «Ты И Юнь?» - непринужденно спросил старик в зеленом. Его глаза, который все время были полузакрытыми, внезапно распахнулись, отражая И Юня в черных зрачках.

    И Юнь тут же сжался.

    Он почувствовал, что глаза видят его насквозь.

    Каждый дюйм плоти и крови, его Даньтянь, его органы, его 360 акупунктурных точек, 12 обычных меридиан и 8 специальных, всё было изучено Старейшиной!

    Небесное Око…

    И Юнь почувствовал дрожь в сердце. Он мечтал остановить сердцебиение.

    Но реальность расходилась с его мечтами, сердце И Юня начало биться еще быстрее.

    Вместе с сердцем бился и пульсировал Пурпурный Кристалл. Ладони И Юня начали потеть.

    Пурпурный Кристалл не отреагировал на сканирующий взгляд Старейшины.

    Старик в зеленой рубашке несколько раз внимательно смерил взглядом И Юня, но так и не обнаружил Пурпурный Кристалл.

    Наконец, старец прекратил свой осмотр.

    Эти несколько секунды заставили И Юня чувствовать себя пережившим великую битву. Это был чрезвычайно выматывающим, более выматывающим, чем захват Пурпурного Небесного Женьшеня Ян.

    Старик удивленно посмотрел на И Юня. «Ты сформировал Небесное глазное яблоко?»

    Так как Старейшина обладал острым чутьем, то от него нельзя было скрыть этот факт.

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии