• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • – Ты… Ты… – услышав высокомерные слова И Юня, мальчик возмутился, – Эту еду нам дала Гвардия Изысканного Дракона! Как… Как ты смеешь…

    Прежде чем мальчик успел договорить, И Юнь расхохотался.

    К нему присоединился и Сунь Цзинжуй.

    Также засмеялись и несколько других воинов Гвардии. Они беспощадно высмеивали мальчика.

    – Этот мелкий дурак просто нечто, – похохатывая, сказал Сунь Цзинжуй.

    Мальчик ошеломлённо замер. Вскоре, он понял, что сморозил глупость.

    И Юнь, подавив смех, холодно сказал:

    – Если хочешь есть, то возьми коровье дерьмо, брошенное в дом моей сестры, и съешь его, тогда я дам тебе что-нибудь.

    Дети, которые вместе с мальчиком кидали дерьмо, переменились в лице.

    – Ваш дом уже сгорел. И коровьи какашки… Они все сгорели! – сказал один ребёнок.

    И Юнь нетерпеливо посмотрел на ребёнка и сказал:

    – В деревне куча дерьма, так что вы без проблем найдёте его.

    – Ты… Ты… – мальчик стиснул зубы, он уже понял, что И Юнь не собирался его щадить!

    И Юнь даже и не думал давать ему еду, лишь высмеял на глазах у всех!

    Его переполняло негодование, и с горечью в глазах, он зло уставился на И Юня.

    Он прекрасно понимал, что не ровня И Юню. И потому мог лишь мысленно проклинать И Юня и всю его семью.

    И Юнь нахмурился, но продолжал молчать, а вот Лю Те одним прыжком бросился вперёд.

    – Ах ты ж сукин сын, чего уставился?! Я твои глаза вырву нахрен!

    Лю Те шлёпал по лицу мальчишки, пока оно не распухло. Затем, Лю Те схватил его за волосы и зарядил ему прямым ударом в лицо, сразу же, из носа хлынула кровь.

    Лю Те был беспощаден. Этот ребёнок был лишь немного старше Тао Юньсяо, но Лю Те не собирался проявлять милосердия. Жители деревни женились рано, поэтому, пятнадцатилетний юноша, через год-два уже бы поженился.

    Лю Те безжалостно бил мальчика, отчего тот ревел от боли и звал родителей. Дедушка мальчика, почтенный старец племени, с яростью смотрел на это действо, но не смел остановить Лю Те.

    Те, кто любят хулиганить, когда-нибудь сами отхватят. Раньше, этот юноша был маленьким бандитом. Он стоял во главе своей банды и наслаждался своим превосходством над другими. Все те, кто сопротивлялся, были побиты его бандой. Он обижал многих девочек, доходя до страшного, но эти девочки нигде не могли найти убежища.

    И Юнь проигнорировал действия Лю Те. В этот момент он понял, что завести нескольких слуг совсем неплохая идея.

    Увидев, что большая часть вопросов урегулирована, И Юнь вскочил на спину своего зверя, после чего сказал Лю Те:

    – Смотри за едой. Я вернусь через час, чтобы раздать её!

    Услышав это, Лю Те сильно обрадовался. Это был первый приказ И Юня!

    Иногда люди были такими жалкими. Они сражались за то, чтобы стать рабом. Лю Те был как раз таким человеком, и потому тут же хлопнул себя по груди, тем самым показывая, что любой ценой выполнит поставленную задачу.

    И Юнь попрощался с Сунь Цзинжуем и покинул деревню верхом на огромном звере.

    Он направлялся на задний склон горы, чтобы найти Цзян Сяожоу!

    По неизвестной причине, И Юнь почувствовал тревогу в своём сердце, из-за чего сильно нахмурился…

    Он сильнее сжал вожжи, скомандовав зверю бежать быстрее!

    Однорогий носорог поднял тучу пыли и понёсся со всей силы к обратной стороне горы племени Лянь!

    После ухода И Юня, людей переполняли различные эмоции. Те, кто ранее насмехался над И Юнем, и те, кто издевался над Цзян Сяожоу сильно нервничали, и это ясно читалось на их лицах.

    Они надеялись, что И Юнь уже не помнит всего этого, но было очевидно, что И Юнь помнил каждый их проступок!

    Еду, предоставленную Гвардией Изысканного Дракона, И Юнь использовал не только, чтобы спасти племя Лянь, но также, чтобы раздать свои долги. Отблагодарить людей за доброту и отомстить за зло.

    На обратном склоне горы племени Лянь.

    На горе было значительно холоднее, чем в деревне. Тут было очень холодно и влажно, и кроме бурной Восточной Реки, все остальные горные источники уже замёрзли.

    Даже среди голых деревьев, там ещё стояли высокие и пышные вечнозелёные деревья, закрывающие собой голубое небо.

    На одном из таких деревьев был небольшой и скромный домик. Хотя снаружи дул холодный ветер, в домике на дереве было очень тепло. И всё благодаря голове Чилиня, которая постоянно выпускала теплую энергию.

    Внутри домика на дереве находилась босоногая пятнадцатилетняя девушка, сидящая напротив окошка. Две её маленьких ручки подпирали её острый подбородок, а сама девушка смотрела на лес…

    Уже шестнадцатый день…

    Прошло шестнадцать дней с ухода И Юня. Цзян Сяожоу считала каждый день с его ухода. Она не знала, чем сейчас занимался её брат.

    В эти дни Цзян Сяожоу было просто нечем заняться. И Юнь просил её не уходить от домика, потому она проводила внутри большую часть времени.

    Ведь, будь то звери или члены лагеря подготовки воинов племени Лянь, если Цзян Сяожоу встретится с ними, то всё может плачевно закончиться.

    Именно потому Цзян Сяожоу целыми днями сидела у окна, наблюдая за природой.

    Сидя у окна, она видела лишь малый кусочек неба. Она наблюдала за вековыми деревьями и большими камнями, которые совсем не менялись.

    День за днём, её распорядок дня почти не менялся.

    Утром Цзян Сяожоу наблюдала, как на большом камне появлялся толстый слой изморози, в полдень эта изморось испарялась на солнце, а ночью этот камень поблёскивал при свете луны…

    Цзян Сяожоу могла лишь ждать брата, что она и делала.

    Она каждый день сидела одна, с нетерпением ожидая возвращения И Юня. Иногда, Цзян Сяожоу снились кошмары, из-за которых она посреди ночи вскакивала в испуге.

    Полдень…

    Редкое зимнее солнце светило сквозь просветы леса прямо в лицо Цзян Сяожоу.

    Под лучами солнца, шелковистые волосы Цзян Сяожоу сияли золотым светом.

    Внезапно, послышался тихий стук. Белочка пришла к дому на дереве и перелезла через окно.

    С прибытием пушистой белочки, на лице Цзян Сяожоу появилась редкая улыбка.

    Это был её маленький дружок, на которого она наткнулась совершенно случайно. Из-за частой охоты, на обратной стороне горы было очень мало животных.

    Этот маленький дружок помогал Цзян Сяожоу справится с одиночеством. Она кормила дружка рисом и зернами кукурузы. Поэтому он частенько забегал к ней в гости ради еды.

    Цзян Сяожоу высыпала немного кукурузы, и обняв стройные ноги руками, цвета корня лотоса, она смотрела, как кушал её маленький дружок.

    Этот маленький дружок был очень быстр. Он быстро набивал свои щёчки, но при этом оставался настороже. Он иногда подымал голову, чтобы осмотреть окружение.

    Наблюдая за таким милым зверьком, Цзян Сяожоу забывала о всех тревогах.

    – Отбор Юнь-эра уже должен был закончиться, – вздохнула Цзян Сяожоу, выглянув в окно, – Интересно, чего добился брат… Юнь-эр должен был стать ещё сильнее за это время, но, без сомнений, в Королевском отборе участвовали многие местные мастера. Ведь несколько десятков племён находятся недалеко от племени Тао. И ни одно из них не меньше племени Лянь… К тому же, есть ещё само племя Тао, а оно такое огромное…

    Цзян Сяожоу волновалась за И Юня. Она даже не надеялась, что И Юнь пройдёт отбор, и что вскоре она разбогатеет.

    Но она знала, что у Лянь Чэнюя 80-90% стать членом Гвардии Изысканного Дракона. Если И Юнь не станет членом Гвардии, то без её защиты, у него нет шансов выстоять против Лянь Чэнюя!

    Когда это произойдёт, И Юнь будет в опасности.

    Всякий раз, думая об этом, Цзян Сяожоу сильно переживала.

    Хотя Цзян Сяожоу росла в бескрайней пустоши, она совершенно не верила в бога, но в последние дни, даже такой атеист, как она, молила о чуде. Цзян Сяожоу молила бога, чтобы И Юнь прошёл отбор.

    Ей было очень тяжело все эти дни.

    Пока Цзян Сяожоу углублялась в свои грустные мысли, маленький дружок, жевавший зёрна кукурузы, взял в свои маленькие лапки ещё зёрен, но вдруг, перестав жевать, он замер, его щёчки всё ещё были полны зёрен, однако его маленькие чёрные глазки стали настороженными.

    Цзян Сяожоу встрепенулась. Что-то стряслось?

    Она прислушалась и смогла услышать далёкий грохот, словно огромный зверь нёсся через гору.

    Бельчонок испугался и со звуком *Пиньк*, спрятался за спиной Цзян Сяожоу. За эти несколько дней, бельчонок начал ей доверять.

    Цзян Сяожоу поднялась с пола. Звук становился всё громче и громче, словно огромный зверь был совсем рядом.

    – Неужели… – Цзян Сяожоу бросилась к окну. Она увидела, как яростно тряслись стволы деревьев. Было ясно, что огромный зверь был уже совсем рядом.

    Цзян Сяожоу затаила дыхание.

    Спустя десять секунд, она наконец увидела двухэтажное огромное животное, которое вышло из леса прямо перед окном.

    Она смогла увидеть юношу, сидящего на огромном теле зверя. На фоне горного пейзажа, этот юноша был чист, и сверкал, как звезда, сразу видно, что он талантливая личность. Его свежие и незаурядные черты лица были знакомы Цзян Сяожоу.

    – Юнь… Юнь-эр? – Цзян Сяожоу не могла поверить, что юноша перед ней был И Юнем!

    – Сестрёнка Сяожоу!

    После стольких дней разлуки, вновь увидев Цзян Сяожоу, И Юнь ощутил прилив чувств. И Юнь был вне себя от радости, увидев, что с его сестрой всё хорошо. Он очень переживал, что с ней могло что-то случиться.

    Вы испытаете огромную боль, когда, достигнув чего-то большего, вы не сможете поделиться этим с единственным близким человеком, потому что того больше нет в этом мире.

    Это было высшее проявление одиночества.

    В этом мире, у И Юня была лишь Цзян Сяожоу, его единственный родственник. Лишь Цзян Сяожоу могла разделить его успех и счастье.

    И Юнь желал, чтобы после того, как Цзян Сяожоу увидит, что он достиг титула Рыцаря Королевства, она наблюдала, как он станет высшей знатью, а после и мудрецом!

    По неизвестной причине, когда И Юнь направлялся сюда, у него на сердце было тревожно. Он боялся, что с Цзян Сяожоу что-то случилось. Но лишь увидев её, ему стало немного легче.

    Но это чувство всё ещё не ушло.

    Он легко запрыгнул в дом на дереве, отчего дерево немного пошатнулось. Не говоря и слова, он крепко обнял Цзян Сяожоу.

    Словно если он сейчас отпустит её, то она исчезнет навсегда.

    – Сестрёнка Сяожоу, я вернулся!

    У И Юня защипало в носу, он не знал, откуда возникло это чувство.

    Да неважно, откуда возникло это чувство, И Юнь поклялся, что будет защищать Цзян Сяожоу всю оставшуюся жизнь.

    Находясь в объятиях И Юня, Цзян Сяожоу уже вовсю плакала, из её красивых глаз стекали струйки слёз:

    – Юнь-эр, хорошо, что ты вернулся, я так рада…

    Обнимая И Юня, на сердце Цзян Сяожоу стало намного легче.

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии