• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • В такой ситуации, когда И Юнь позвал её перед столькими людьми, Чжоу Сяокэ сильно занервничала.

    И Юнь улыбнулся:

    – Сяокэ, подойди. У меня для тебя кое-что есть.

    Чжоу Сяокэ непонимающе взглянула в лицо И Юню, и тут же увидела ту самую, знакомую ей, невинную улыбку, которую она уже давно не видела.

    По этой улыбке, Чжоу Сяокэ поняла, что Братец И Юнь совсем не изменился. Даже став Рыцарем Королевства, он был всё тем же любимым Братцем И Юнем.

    – Угу! – улыбнулась Чжоу Сяокэ. В уголках её рта появились прелестные ямочки. Она кивнула и бодро подбежала к И Юню, бросившись в его объятия

    – Братец И Юнь!

    Находясь рядом с И Юнем, Чжоу Сяокэ совсем не нервничала. Руки И Юня были нежными, но сильными. Чжоу Сяокэ ощутила себя в полной безопасности, словно рядом с И Юнем не существовало ни голода, ни холода.

    – Сяокэ, это для тебя, – сказав это, И Юнь отстранился и вытащил мешок. Это был тканевый мешок, от которого исходил горячий пар.

    Сяокэ замерла и медленно приняла мешок. Не открывая его, он могла почувствовать запах вкусной еды.

    – Это… – замерла Чжоу Сяокэ.

    – Открой, – улыбнулся И Юнь. И Юнь специально, недалеко от деревни, приготовил еды для Чжоу Сяокэ. Хотя он привёз в деревню много продуктов, но он догадывался, что семья Тётушки Ван уже давно голодала. Потому, он решил, что привезёт им что-нибудь готовое.

    И в бескрайней пустоши, где был острый дефицит продуктов, кулинарные способности Тётушки Ван были не так хорошо развиты, как у него.

    Чжоу Сяокэ проглотила подступившую слюну и осторожно открыла мешок. Внутри мешка лежала еда, обёрнутая в большой лист лотоса. Развернув лист, перед Чжоу Сяокэ предстало жареное мясо. Этот кусок весил около трёх или четырёх Цзиней.

    Это была ножка Семицветного Оленя, И Юнь специально выбрал именно этого зверя, потому что его мясо было очень вкусным, а фактура этого мяса была наивысшего качества. Хотя это было постное мясо, но оно было богато жирами. И в запечённом виде, у него был просто божественный аромат.

    И Юнь подготовил и замариновал мясо заранее. А когда запекал, то добавил к нему мёда, отчего вкус и аромат у мяса сильно улучшился.

    Рядом с мясом, там ещё были онигири с начинкой из овощей. И от них тоже исходил приятный аромат, возбуждающий аппетит.

    Увидя всё это, Чжоу Сяокэ чуть ли язык не проглотила. И окружающие люди тоже уставились на эту еду!

    Даже старцы племени оцепенели. Они не могли сдержаться и просто, не мигая, смотрели на мясо в руках Чжоу Сяокэ. Их слюна чуть ли не капала из открытых ртов.

    Люди племени Лянь никогда не видели такой изысканной еды. 90% мяса, которое они ели, было копчёным. Оно было жёстким и солёным, что уж говорить о вкусе?

    Иногда у них появлялось свежее мясо. Но они готовили его простыми способами, а после съедали, и это уже было самым величайшим удовольствием в их жизни. Когда бы они могли увидеть такой изысканный способ готовки мяса?

    Более того, в их племени всегда недоставало ингредиентов. Даже у старцев племени были проблемы с едой. Увидев жареное мясо в руках Чжоу Сяокэ, они сильно ей завидовали!

    – Братец И Юнь, я… – Чжоу Сяокэ глотала подступившую слюну одну за другой. Она уже не могла ждать, чтобы откусить кусочек, и после поделиться с родителями, устроив семейный пир.

    Но Чжоу Сяокэ было неловко кушать перед Братцем И Юнем и на глазах такого количества людей.

    И Юнь мог понять, о чём думала Чжоу Сяокэ и улыбнулся:

    – Если голодна, то не стесняйся и ешь. Тётушка Ван, Дядюшка Чжоу!

    И Юнь позвал родителей Чжоу Сяокэ и поманил их рукой.

    Тётушка Ван остолбенела. Ей казалось, что всё происходящее было сном. Это всё по-настоящему?

    Она продолжала щипать свои руки, но отчётливая боль указывала на то, что это был не сон.

    – Малыш Юнь действительно сделал это… Он действительно смог… – бормотала под нос Тётушка Ван. Честный Дядюшка Чжоу, стоящий рядом, был ещё сильнее шокирован. Он вообще никак не реагировал, пока Тётушка Ван не похлопала по нему.

    – Идём, малыш Юнь позвал нас, – сказала Тётушка Ван.

    Дядюшка Чжоу тупо смотрел в одну точку, прежде чем невнятно ответить. Он не привык к подобным ситуациям. Под взглядами стольких людей, Дядюшка Чжоу непроизвольно сжался.

    – Тётушка Ван, Дядюшка Чжоу, это вам, – сказал И Юнь, отрезав два кусочка мяса, после чего дал им мяса вместе с онигири.

    – Можете спокойно есть. Не нужно церемониться.

    – Но… Как я могу… – Дядюшка Чжоу почесал затылок, и облизнул слюну, выступившую в уголках рта.

    Чжоу Сяокэ засмеялась. Она была ещё совсем ребёнком и потому была совсем невинной. И раз Братец сказал, чтобы она ела, она начала есть.

    Когда Чжоу Сяокэ откусила немного мяса, то обнаружила, что мясо было хрустящим снаружи, но нежным внутри. Кость была гладкой, а мясо сочным. Великолепный вкус мяса превзошёл все её ожидания.

    Тётушка Ван и Дядюшка Чжоу не могли больше терпеть. Они начали есть прямо там. Ведь они, как никак, уже несколько дней голодали, тут уж не до смущения.

    Однако, от такой картины, окружающие люди начали страдать. В их животах бурлило, а слюноотделение стало почти безостановочным. Их глаза позеленели от зависти!

    Это была самая настоящая пытка!

    Но пока И Юнь стоял там, никто из них не смел забрать у них еду.

    Многие смотрели семейство Тётушки Ван с завистью и жаждой. Какой же вкус у такого ароматного мяса?

    Некоторые из них даже сопротивлялись, кусая свой язык. Они смотрели на мясо, которое постепенно исчезало, представляя, как оно входит в их желудки.

    Они знали, что завидовать было бессмысленно. Ведь семья Тётушки Ван всегда заботилась об И Юне и Цзян Сяожоу.

    И Юнь оглядел толпу ещё раз и выбрал большинство детей:

    – Так… Ты… Ты… И ты… подойдите.

    Сказав это, И Юнь вскочил на своего зверя, и достав оттуда несколько больших коробок с едой, спустился вниз.

    Внутри коробок были готовые блюда. Конечно же, они были не столь изысканно приготовлены, как для семьи Чжоу Сяокэ, но даже так, эта еда была в десять раз лучше, чем что-либо, приготовленное в племени Лянь.

    И Юнь положил коробки в сторону и сказал детям:

    – Это ваше. Вам не нужно бороться за еду.

    Услышав это, дети были в восторге, и бросившись вперёд, начали радостно открывать коробки.

    Нищие и отдалённые деревни создавали злых людей, но большинство детей были невинными.

    Однако, лишь большинство. Дети, выбранные И Юнем, состояли на 70% из девочек. Эти дети выглядели добрыми в глазах И Юня.

    Дети, с улыбками на лицах, хватали еду и оживлённо ели.

    Таким образом, появилось несколько мальчишек, которые сильно завидовали. Они поняли, что у детей была привилегия поесть первыми.

    – И Юнь, а почему мы не можем есть? – спросил пятнадцатилетний мальчик. Он был главарём деревенской шпаны. Его дедушка – почтенный старец племени. И если прибавить к этому его собственную физическую силу, он мог безнаказанно избить любого, кто чем-либо не угодил ему. Так он и стал главарём местной шпаны, которого боялись.

    В прошлом, этот главарь не раз запугивал И Юня. На самом деле, этот хулиган издевался над всеми честными и хорошими детьми.

    Сейчас этот главарь немного боялся выступать против И Юня, но искушение едой было слишком большим, поэтому он не мог не спросить.

    И Юнь посмотрел на него и усмехнулся. Как он мог его забыть? Тогда, именно этот мальчик привёл кучку детей, которые осадили Цзян Сяожоу, и бросались дерьмом в его дом.

    У И Юня была отличная память. Он помнил каждого ребёнка, кто посмел бросаться дерьмом. И Юнь не стал оправдывать их злые действия лишь малым возрастом. Он помнил всех, кто делал что-то плохое ему, и все эти люди должны быть наказаны.

    В этом распределении еды, И Юнь исключил всех детей, кто бросал дерьмо в его дом. Таким образом, получилось, что из выбранных детей, 70% оказались девочками.

    Мальчик занервничал, увидев молчаливую ухмылку И Юня. Этот хулиган всегда был наглым, и творил что хотел. Дети должны были уважать и бояться его. Прошлый И Юнь не был достоин даже одевать ему обувь, но теперь, И Юнь стал господином, отчего мальчик был сильно не в духе.

    Но мальчик знал, что он не соперник нынешнему И Юню, потому ему оставалось лишь терпеть.

    Мальчик вдруг осознал, что И Юнь не дал еды лишь его подчинённым. Из-за этого он ощутил, что был специально отмечен И Юнем.

    Он не вытерпел и спросил:

    – И Юнь, почему ты выделил меня? Почему все дети едят, но не я и не мои младшие братья?

    И Юнь усмехнулся, услышав слова мальчика. Издеваться над мальчиком было бессмысленно, но… И Юнь ведь тоже был ещё ребёнком, так почему бы не поразвлечься? К тому же, кто сказал, что дети имеют право нарушать законы? Кто сказал, что дети, нарушившие закон, могут избежать последствий?

    Многие из злых людей в этом мире, в молодости были такими же гнилыми людьми.

    Такие люди издевались над другими в детстве, сбивались в банды в юности, становились преступниками во взрослые годы и мошенниками в старости.

    Они были гнилыми до мозга костей. Было правильным любить детей и уважать взрослых, но не было никаких причин относиться также к таким злым людям.

    И Юнь выглядел так, словно смотрел на дебила, а после сказал:

    – Эту еду принёс я. И лишь мне решать, кому она достанется. Раньше, когда распределяли еду, всё решал Старейшина. Но теперь, всем заправляю я, и я буду давать еду тем, кто мне нравится. А те, кто мне не понравятся, не получат и зёрнышка!

    Слова И Юня ясно дали понять, что теперь он был главным в племени Лянь!

    И Юнь не был святым. В этом мире были люди, к которым если отнестись хорошо, то они подумают, что могут издеваться над тобой. Такие люди, как подвернётся возможность, без колебаний всадят тебе нож в спину.

    Отплачивать таким людям добром за их зло будет лишь идиот. У И Юня были свои принципы. Тех, кто был добр к нему, он запомнит и вернёт их доброту десятикратно. А тех, кто вредил ему, он ни за что не забудет и взыщет долги с каждого, не пропустив никого.

    Что же касается этих детей… Ну и что, что они дети. Им было около четырнадцати лет, то есть они старше И Юня на два года. Человек должен нести ответственность за свои поступки, и возраст не может служить оправданием!

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии