• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переводчик: No Fun

    «Что на счет этого, молодой Мастер И? Если Bам удобно, пожалуйста, выезжайте сейчас. Я уже нашел помощь для Молодого Мастера И. Этот мужчина поможет Вам переехать. Мне вправду жаль, что Вам приходится проходить через все это, Молодой Мастер И». Kогда мужчина с усами увидел, что И Юнь не двигается, он угодливо попросил его.

    И Юнь сузил глаза. «И куда мне переехать?»

    «По поводу этого...» Мужчина средних лет выглядел немного взволнованно: «Лорд Цан У не сказал мне, перевести Вас в определенное место. В этот момент в зоне резеденций для личных учеников сейчас нехватка мест, понимаете. Молодой Мастер И, почему бы Вам сначала не переехать в Восточное Здание, а позже мы решим с Вашей будущей резиденцией».

    Услышав слова мужчины средних лет, И Юнь рассмеялся. Он знал о Восточном Здании. Это не было резиденцией для личных учеников, это было местом, где оставались слуги и дьяконы, которые служили им.

    Tак же было смешным заявление, что не было свободных резиденций в районе личных учеников. Смерти Чжан Учэня и Сун Бовэня должны были освободить места.

    Вероятно, это было подстроено Цан У. Он, видимо, получил пользу от семей Сун и Чжан.

    «Восточное Здание – неплохо. Если хотите, чтобы я переехал туда, то хорошо. Хотя у меня есть немного багажа. Пусть Цан У придет и поможет мне!»

    Сказав это, И Юнь развернулся, чтобы уйти. Хотя он не был особо привязан к Башне Затонувшей Луны, была разница между тем, что его выгоняли от сюда и тем, что он просто не мог больше там оставаться.

    Услышав слова И Юня, мужчина средних лет опешил. Он никак не ожидал, что И Юнь скажет такое. Привести Цан У сюда?

    Каким человеком был Цан У? Как самый взрослый ученик мастера секты Хребта Бога Мириад, его уровень культивации уже был на уровне Верховенствующего. Он занимал экстраординарную позицию. Любой личный ученик, который видел его, уважительно поклонялся и приветствовал его как Боевого Дядю.

    «Молодой Мастнр И, зачем усложнять мне жизнь? Я просто слуга. Если Вы такой способный, то пойдите к Лорду Цан У и Молодому Мастеру Секты Фэн и скажите это!» - сл злостью сказал мужчина средних лет.

    Как мог ученик, который утратил благосклонность мастера секты, действовать так высокомерно? Он был ничем по сравнению с единственным учеником патриарха, следующим мастером секты.

    И Юнь больше не мог быть обеспокоен слугой. Он закрыл дверь в Башню Затонувшей Луны, оставив группу снаружи.

    Мужчина средних лет безумствовал, но в этот момент ничего не мог поделать. Что еще он мог сделать, если И Юнь отказывался уезжать?

    Он долго стоял в оцепенении перед Башней Затонувшей Луны, когда неожиданно увидел группу людей, которая вдалеке шла к нему.

    Там было больше 10-ти человек. Судя по их одежде, это в основном были Старейшины или личные ученики Хребта Бога Мириад. Среди них шел юноша. Он походил на луну, которую окружали звезды. Этот человек был Фэн Иньюаном.

    И рядом с ним шел старший ученик мастера секты, Цан У.

    Даже Цан У шел на пол шага позади Фэн Иньюана. В этот момент Хребте Бога Мириад Фэн Иньюан был словно наследник престола в смертных династиях. Его статус был вторым после патриарха и действующего мастера секты. Многие люди раболепствовали перед ним.

    После объявления многие семейные кланы подготовили подарки и написали письма о визите. Они все планировали выделить время, чтобы посетить Фэн Иньюана.

    Для этих древних семейных кланов Фэн Иньюан, как будущий мастер секты, был тем, с кем нужно иметь хорошие отношения. Любой умный человек мог сказать, что нынешний мастер секты приближался к концу жизни. Кроме того, патриарх сказал, что его дни сочтены. Это означало, что Фэн Иньюан в будущем станет единственной главой Хребта Бога Мириад. Кто осмелится обидеть такого человека?

    Тем не менее, не все могли понять эти обстоятельства. Было несколько недовольных людей, которые не были убеждены в Фэн Иньюане.

    Pанее, Фэн Иньюан упомянул, что у него были достижения в боевом пути и построениях массивов. Он с радостью ждал «совета» от каждого старшего брата или сестры.

    Таким способом Фэн Иньюан устанавливал власть, но было два молодых и воодушевленных личных ученика, которые думали, что это правдой. Они думали, что они обладали экстраординарными талантами. Они думали, что если они победят Фэн Иньюана, то они получат внимание патриарха и смогут занять позицию Фэн Иньюана. Таким образом, они насладятся неимоверным взлетом, становясь преемниками мастера секты.

    Однако мечты - прекрасны, но реальность – жестока. Когда они пошли «дать совет» Фэн Иньюану, они были побеждены им в три удара!

    Фэн Иньюан был чрезвычайно жесток в своих атаках. Один из них был избит до такой степени, что был на последнем издыхании. А второй был почти покалечен. Они будут прикованы к постели на год, и не смогут восстановиться, не потратив огромное количество драгоценных трав.

    Такое действие встревожило людей. Фэн Иньюан точно не был таким добрым, каким казался.

    Он явно знал, что двое, которые вызвали его, не были ему противниками, но заставил их подписать контракт. Они пошли на Платформу Бога Мириад, и таким образом его не стали бы винить, даже если бы он убил их. В конце концов, лезвия не делают различий!

    Люди знали, что Фэн Иньюан мог с легкостью заполучит победу, не травмируя тех двоих. Однако он намеренно серьезно ранил их в их Даньтяни. Только у очень злых людей могли быть такие мысли.

    На самом деле, это было нарушением правил секты, но никто не стал поднимать этот вопрос. С статусом Фэн Иньюана люди хотели раболепствовать перед ним, поэтому, кто будет настолько глуп, чтобы обидеть его? Винить можно было только тех двоих, которые не придумали ничего лучше. Они были слишком наивны в своих мечтах о величии.

    «Молодой Мастер Секты действительно гений, который не появляется даже за тысячу лет. Было потрясающе - увидеть доблестное поведение Молодого Мастера Секты на Платформе Бога Мириад!»

    Старик сиял от уха до уха, восхваляя Фэн Иньюана. Того, как его морщины прижались друг к другу, было достаточно, чтобы раздавить между ними муху.

    «Старейшина Сунь, Вы упомянули, что Спокойное Море слишком мало по своим масштабам. Я думаю, что Молодой Мастер Секты точно лучший даже во всем Карсте!»

    Польстил другой человек. Они увеличили масштаб со Спокойного Моря до Карста. Их синхронные действия были выполнены так, что они даже не моргали.

    Фэн Иньюан наслаждался тем, как люди называли его Молодым Мастером Секты. В Семи Пустынях, когда бы он получил такое отношение?

    Изначально Фэн Иньюан был родом из маленькой секты. Дальновидность и мудрость Патриарха Бога Мириад помогли обнаружить, насколько талантлив он был. Он, очевидно, ухватился за возможность уйти вместе с Патриархом Бога Мириад. Позже, Патриарх Бога Мириад за большую цену получил божественное лекарство, которое помогло ему очистить его костный мозг и закалить его кости. Он так же был обучен божественным техникам, что дало ему прочное основание и достижения, которые он имел на данный момент.

    ОН принимал лесть, поддерживая свое самообладание, прежде чем беспечно сказал: «Масштаб Спокойного Моря действительно недостаточно велик. Учитель возложил на меня большие надежды. Я не подведу его. В будущем я поведу Хребет Бога Мириад, чтобы выйти за пределы Спокойного Моря и править в Карсте!»

    Когда Фэн Иньюан произнес эти слова, толпа отозвалась эхом. Ни один юноша не может быть также воодушевлен.

    В этот момент Цан У сказал: «Младший Брат Фэн, Башня Затонувшей Луны впереди. Это лучшая резиденция в районе личных учеников...»

    «О, она на самом деле построена из Дерева Затонувшей Луны? Какая работа! Неплохо!»

    Фэн Иньюан был очень доволен.

    Цан У с улыбкой повернулся, чтобы представить Башню Затонувшей Луны, но заметил, что мужчина с усами бежал к нему с забитым взглядом.

    Цан У нахмурился и спросил: «В чем дело?»

    «Лорд Цан У...И Юнь отказывается уходить. Он все еще внутри Башни Затонувшей Луны!»

     

    Глава 1263

    Глaва 1263. Нeожиданные новоcти.

    Пеpеводчик: No Fun

    «Oн отказывается уходить?» Bыражение лица Цан У поникло.

    «Верно. Он даже сказал, что у него много багажа, и...и...»

    «И что!?»

    «По поводу этого...Не злитесь, когда я скажу это». Мужчина с усами побледнел на глазах, произнеся тихим голосом: «Он сказал, что он переедет только тогда, когда Лорд Цан У поможет ему перенести багаж».

    Мужчина средних лет кипел от злости из-за того, что И Юнь свысока посмотрел на него. Поэтому с открывшейся возможностью, как он мог пнуть И Юня, пока тот лежал? Он с нетерпением ждал шоу, которое вот-вот начнется.

    «Хах!» Цан У сделал глубокий вдох. «Хорошо! Очень хорошо! Tак как он хочет, чтобы я помог ему с переездом, посмотрим, сможет ли он с этим справиться!» - со злостью произнес Цан У.

    Он не только был самым старшим учеником мастера секты, он и был одним из Cтарейшин, который смотрел за районом личных учеников. Прошло много времени с тех пор, как кто-то бросал вызов его власти.

    И теперь человек, который бросил ему вызов, был И Юнем, который уже утратил благосклонность.

    «Этот И Юнь просто нарывается на смерть! Он убил моего сына, Сун Бовэня, и Чжан Учэня из семьи Чжан. Они оба были личными учениками Хребта Бога Мириад. Я планировал найти доказательства, чтобы привлечь его, но он все равно осмеливается быть настолько высокомерным!» - сердито сказал Сун Чжаньчэнь.

    Утратив Сун Бовэня, семье Сун нужно было иметь хорошие отношения с Фэн Иньюаном. Поэтому, естественно, Сун Чжаньчэнь был среди людей, которые сейчас собрались вокруг Фэн Иньюана.

    «О? Этот человек не только не выказал должного уважения Старшему Брату Цан У, но и публично убил других личных учеников? Но он не наказан?»

    Заговорил Фэн Иньюан. Он очевидно никогда не слышал об И Юне, не говоря уже о том, что он сделал. На самом деле, убийство Чжан Учэня и Сун Бовэня не было с ним связано. Тем не менее, как у простого ученика, Фэн Иньюан не мог вытерпеть высокомерия И Юня.

    Каким человеком был этот И Юнь? Фэн Иньюан должен был сдержать свое желание убить двух учеников, которые вызвали его. В итоге он просто покалечил их, но И Юнь даже убил личных учеников. Это было нелепо.

    С точки зрения Фэн Иньюана, среди всех учеников Хребта Бога Мириад, он был единственным, кто обладал правом игнорировать правила секты.

    «Верно. Молодой Мастер Секты, пожалуйста, рассудите!»

    Услышав вопрос Фэн Иньюана, у Сун Чжаньчэня появилась идея. И патриарх, и мастер секты, были высокого мнения о Фэн Иньюане. Eсли Фэн Иньюан даст добро, то прикончить И Юня не будет проблемой.

    Старейшина семья Чжан, стоящий рядом с Сун Чжаньчэнем, и которого звали Чжан Тяньсин, добавил: «Молодой Мастер Секты, этот И Юнь явно знал, что Башня Затонувшей Луны предназначается для Вас, но он отказался уходить. Это явно действие, которое должно унизить Вас!»

    Чжан Тяньсин и Сун Чжаньчэнь оба хотели увидеть конфликт между Фэн Иньюаном и И Юнем. Сражение между ними будет походить на яйцо, брошенное в камень. Если это произойдет, то они смогут получить убитого И Юня, даже не замарав руки.

    Когда Фэн Иньюан услышал слова дуэта, он улыбнулся. «Вы оба пытаетесь использовать меня в качестве пушечного мяса?»

    «Ой..конечно нет! Ни в коем случае!» Сун Чжаньчэнь и Чжан Тяньсин лихорадочно замотали головами.

    «Я знаю, что у вас на уме. Тем не менее, в ваших словах есть правда. Этот И Юнь явно знал, что Башня Затонувшей Луны была отдана мне, но он продолжает оставаться там. Ему, должно быть, надоело жить».

    Когда Фэн Иньюан говорил, холодная и зловещая улыбка появилась на его губах. Эта улыбка ранее уже появлялась, когда он тяжело ранил двух личных учеников на Платформе Бога Мириад.

    «Так как этот И Юнь не хочет выезжать, я установлю Убийственный Иллюзорный Массив. Это обеспечит то, что он никогда не покинет Башню Затонувшей Луны».

    Обычные техники массива можно разделить на массивы ловушки, массивы для убийства и защитные массивы.

    Фэн Иньюан больше всего был обучен в массивах для убийств. Его массивы проецировало иллюзию, которая убивала его врагов. Если люди в массиве позволяли себе потеряться в иллюзии, то они страдали от того, что казалось бесчисленными врагами, прежде чем погибнуть в массиве. Смерть в массиве означала смерть в реальности.

    Фэн ИНьюан наслаждался своими массивами, которые заставляли врагов умирать в иллюзии. Тем не менее, он еще не мог убить И Юня. В конце концов, он все еще был учеником мастера секты, даже если он утратил благосклонность мастера секты. Фэн Иньюану все равно придется отвечать за свои действия.

    «Этот И Юнь убил двух человек, а это грех. Тем не менее, я не буду убивать его. Намного интереснее будет заставить его страдать от психического расстройства в иллюзорном массиве».

    С этими мыслями в голове Фэн Иньюан потянулся к межпространственному кольцу. Вылетели 12 стягов массива!

    «Шу! Шу! Шу!»

    12 стягов массива окружили Башню Затонувшей Дуны, как 12 точек на часах. Они полностью окружили башню.

    Фэн Иньюан начал делать ручные печати, а 12 стягов массива тут же загорелись. Они взбудоражили Юань Ци Неба и Земли, окружив всю Башню Затонувшей Луны в плотной Юань Ци Неба и Земли. Все стало размытым.

    «Какая чистая Юань Ци» - воскликнул личный ученик.

    «Это построение массива сливается с Законами Воды и Законами Света. 12 стягов массива неимоверно сложные. Достижения Старшего Брата Фэн в техниках массивов поистине экстраординарны» - эхом отозвался другой человек. Это не было просто преувеличенной лестью, так как построение массива было действительно удивительным.

    Фэн Иньюан улыбнулся. 12 стягов массива были получены Патриархом Бога Мириад в древних руинах. Он совершенствовал массив на протяжении многих лет, прежде чем передать его Фэн Иньюану. Как он мог быть несложным?

    Конечно, Фэн Иньюан не упомянул этого. Он сказал: «Название этого построения массива – 12 Ворот Дао Иллюзий! Юань Ци Неба и Земли сформировывает серии иллюзий в построении массива. Теперь, когда построение массива активировано, И Юнь окажется в бесконечном сражении. Он будет постоянно убивать врагов в своем иллюзорном мире, пока не пострадает от психического расстройства. Я активировал только четыре из двенадцати ворот, но этого должно быть достаточно. Вам лучше сообщить мастеру секты. И Юнь, в конце концов, его ученик. Я не имею права убивать его».

    «Понятно. Молодой Мастер Секты поистине экстраординарный гений. С таким мощным массивом, вероятно, ни один сверстник в Карсте вам не противник» - тут же польстил кто-то, услышав комментарий Фэн Иньюана. Что касается отчета мастеру секты, никто не стал этого делать. Чжан Тяньсин и Сун Чжаньчэнь наблюдали. То хотел бы обидеть этих двоих?

    Фэн Иньюан покачал головой и сказал: «Я не осмелюсь заявить, что я непобедим среди сверстников в Карсте. Не будем говорить о Карсте. Даже в том месте, откуда я родом, на древнем континенте Семи Пустынь, есть люди, с которыми у меня не хватает уверенности сразиться. Один – усыновленный ребенок Божественной Императрицы Белой Луны, Бай Шаньхэ, а второй – последняя ученица Божественной Императрицы Белой Луны, Линь Синьтун. Даже я немного слабее их с точки зрения силы!»

    Когда Фэн Иньюан неожиданно упомянул Божественную Императрицу Белой Луны, все присутствующие почувствовали, как дрогнули их тела.

    Они сравнивали его со всевозможными гениями, но когда была упомянута настоящая легенда, Божественная Императрица Белой Луны, никто больше не осмеливался шутить.

    Нужно знать, что древний континент Семи Пустынь был составлен из семи континентов. Каждая часть земли покрывала область, намного превосходящую Спокойное Море. Континент был заполнен экспертами!

    И Божественная Императрица Белой Луны, Бай Юэинь, проложила кровавый путь на Семи Континентах. Она объединила семь могущественных сект Семи Пустынь и завершила войну, что длилась тысячелетие. В итоге она основала Божественную Империю Белой Луны и с тех пор правит ей. Простого упоминания о Божественной Императрице Белой Луны в Спокойном Море было достаточно, чтобы заставить людей проявить почтение.

    Старейшина сухо рассмеялся и сказал: «Ресурсы, которые получают ученики Божественной Императрицы Белой Луны, не могут сравниться с ресурсами обычных сект. Даже Хребет Бога Мириад намного хуже Божественной Империи Белой Луны. Молодой Мастер Секты то, чего Вы достигли в нашем Хребте Бога Мириад, и что делает Вас соперником Бай Шаньхэ и Линь Синьтун, уже является поводом для гордости!»

    «Верно. Молодой Мастер Секты гений. Но он остается скромным. Это довольно редкое явление».

    Пока люди льстили Фэн Иньюану, неожиданно дрогнул массив, который окружил Башню Затонувшей Луны!

    «Бум!»

    Юань Ци начала колыхаться, в Башне Затонувшей Луны открылась дверь. И Юнь, одетый в пурпурное, вышел на улицу. Его брови походили на мечи, а его взгляд походил на лезвия. Сердца людей съежились.

    И Юнь ничего не думал о Фэн Иньюане, но Фэн Иньюан произнес имя, которое взволновало его. Он упомянул последнюю ученицу Божественной Императрицы Белой Луны, Линь Синьтун!

    «Что ты только что сказал? Кто те люди, которых ты хуже по силе?»

    Голос И Юня был громким и четким, он прорвался сквозь 12 Ворот Дао Иллюзии, достигая слуха всех присутствующих.

    Присутствующие люди тут же были ошеломлены. Разве 12 Ворот Дао Иллюзий не были уже активированы? И Юнь уже должен был потеряться в иллюзорном мире, а его душа должна была вот-вот разрушиться.

    Но он не только энергично вышел, но и слышал их разговор. Он даже открыл дверь, чтобы поговорить с людьми снаружи массива!

    «Может ли быть, что массив не активирован?» - спросил опешивший личный ученик.

    Они все посмотрели на Фэн Иньюана, чье лицо побелело. Оно выглядело неимоверно страшным.

    Как это может быть возможным? Он всегда гордился 12-ю Воротами Дао Иллюзии, но они не возымели эффекта на И Юня. Это был крупный массив, который ему передал Патриарх Бога Мириад. Хотя он мог использовать только часть силы 12-ти Ворот Дао Иллюзий, это точно не было тем, чему мог противостоять воин на уровне Дао Дворца.

    «Я задал тебе вопрос! Ты глухой?!»

    И Юнь резко закричал. Он естественно был взволнован из-за новостей о Линь Синьтун.

    Фэн Иньюан немного опешил после того, как на него наорали. Тем не менее, он быстро отреагировал злостью.

    «Похоже, я недооценил тебя. Ты, вероятно, встретил какую-то случайную возможность, поэтому твоя душа намного сильнее, чем у большинства воинов твоего уровня. Именно так ты смог противостоять моему иллюзорному массиву. Это нормально, я активировал только четыре из 12-ти ворот. Теперь я активирую все 12 ворот, чтобы извлечь твою душу».

    Когда Фэн Иньюан говорил, его руки начали шевелиться, создавая ручные печати. 12 стягов массива начинали загораться один за другим!

    У И Юня было мрачное выражение лица. «Я спрашиваю тебя еще раз. Кого ты хуже по силе? Скажи мне, что за человек – ученица Божественной Императрицы Белой Луны!»

    Голос И Юня уже был наполнен убийственным намерением. Но в этот момент, как Фэн Иньюан мог быть обеспокоен тем, что тот говорил? Он уже собрал всю Юань Ци.

    «12 Ворот Дао Иллюзии – Уничтожение Всей Жизни!»

    Фэн Иньюан подпрыгнул и посмотрел вниз свысока. Он использовал сильнейший ход 12-ти Ворот Дао Иллюзий. 12 стягов массива сформировали волну уничтожения в попытке уничтожить душу И Юня.

    В этот момент у И Юня лопнуло терпение. Он вытянул руку, и в ней появился меч, Снег Миража.

    Хуань Чэньсюэ ранее упомянула, что Снег Миража претерпел большие изменения. Никто не мог узнать его происхождение, поэтому И Юнь мог спокойно его использовать.

    После появления Снега Миража окружающая атмосфера резко изменилась. Стало невыносимо холодно!

    В то же время ослепительное Семя Огня Бога Еретика дополнило Снег Миража. После слияния чрезвычайного холода и жара, вместе с пониманиями И Юня в законах Инь и Ян, две силы слились воедино, создав экстраординарную мощь!

    «Вью!»

    Кончик меча вспыхнул холодным лучом, который разорвал пустоту, ударяя по 12-ти Воротам Дао Иллюзии.

    Острый луч меча был неудержим. В тот момент, когда он соприкоснулся с массивом, он мгновенно прорвался сквозь него. Импульс луча меча не уменьшился, один за другим начали разрушаться рунические узоры!

    И Юнь подлетел, а меч в его руке превратился в лазурный луч, который мгновенно появился перед Фэн Иньюаном!

    «Что!?»

    Фэн Иньюан, который был высоко в небе, встревожился. Он быстро отступил, дотронувшись до межпространственного кольца, надеясь достать ятаган. Но меч И Юня был слишком быстрым. Он намного превзошел скорость реакции Фэн Иньюана.

    На конце луча меча находилось Семя Огня Бога Еретика, соединенное с морозным льдом Крайней Инь!

    Из-за чередующихся жара и холода, защитная Юань Ци Фэн Иньюана тут же разрушилась, а Снег Миража пронзил его тело.

    «Пуа!»

    Брызнула кровь, а Фэн Иньюан почувствовал, что правая часть его тела погрузилась в хаотичную энергию. Ее жар вот-вот прожжет висцеральные органы, а холод заморозит его костный мозг!

    Фэн Иньюан не мог противостоять такой силе. В этот момент Снег Миража был вытащен, и после второй атаки была отрезана одна из рук Фэн Иньюана!

    Что касается этой руки, она только что схватилась за ятаган в мепространственном кольце, но была мгновенно заморожена, а после этого сожжена огнем, превращаясь в обугленный черный кусок плоти!

    «A-а!»

    Фэн Иньюан трагично закричал, свалившись в большой высоты.

    «Бам!»

    Фэн Иньюан упал головой вниз. На правой стороне его тела от самого плеча была отрезана рука. Его рана была запечатана во льду, но подо льдом находились обугленные раны. Это выглядело крайне жалким!

    На самом деле удар И Юня содержал Морозную Ци Крайней Инь и Семя Огня Бога Еретика. Они сильно повредили меридианы Фэн Иньюана. Без большого количества небесных сокровищ и нескольких месяцев восстановления, он не сможет вернуться к предыдущему состоянию.

    И это И Юнь проявил милосердие! Иначе бы его удар убил бы Фэн Иньюана!

    Он оставил Фэн Иньюана в живых, чтобы допросить его. Во-вторых, И Юнь не был готов расторгнуть все отношения с Хребтом Бога Мириад. Он знал, что Патриарх Бога Мириад приложил большие усилия, чтобы взрастит Фэн Иньюана. Кроме того, он провел встречу, чтобы лично подтвердить статус Фэн Иньюана, как преемника мастера секты Хребта Бога Мириад. Таким образом, Фэн Иньюан, вероятно, был очень важен для Патриарха Бога Мириад. Его убийство будет самым быстрым способом стать врагами с Патриархом Бога Мириад.

    Даже с поддержкой Старого Змея И Юню все равно не хватало уверенности для этого сражения.

    «Что ты только что сказал. Кем был гений из Божественной Империи Белой Луна в Семи Пустынях?»

    Холодный Снег Миража находился около щеки Фэн Иньюана. Разрушающий холод кусал его кожу, а волосы на его коже вставали дыбом. Его кожа была отрезана морозной Ци, и кровь текла по лезвию Снега Миража. Тем не менее, она во время падения быстро превращалась в красные ледяные кристаллы. Они даже не окрасили меч.

    «Ты...ты...»

    Голос Фэн Иньюана дрожал. Он только пришел. Почему его так легко победили? Почему юноша перед ним был так силен?

    Фэн Иньюан думал, что тут едва ли был кто-то его возраста, кто мог сравниться с ним. Хотя он знал, что он был ничем особенным в Божественной Империи Белой Луны, он был уверен, что он сможет властвовать в Хребте Бога Мириад. Почему его победили в простой схватке? Более того, это было такое ужасное поражение!

     

    Глава 1264

    Глaва 1264. Линь Cиньтун.

    Пeревoдчик: No Fun

    Увидев происxодящее, все Старейшины и личные ученики были совершенно сбиты с толку. Oни изначально думали, что как последний ученик патриарха, Фэн Иньюан обладал талантом, который был на вершине Спокойного Mоря, непобедимым среди людей того же уровня.

    В сражении с двумя амбициозными личными учениками, Фэн Иньюан с легкостью одержал победу. Многие наблюдавшие даже думали, что он еще не использовал полную силу. Но сейчас, когда он столкнулся с И Юнем, он был побежден за один удар?

    Несколько дней назад И Юнь сразился с Сун Бовэнем и победил его одним ударом. Tеперь он так же за один удар победил Фэн Иньюана! Почти не было разницы!

    Какой силой обладал И Юнь? Патриарх может взять И Юня в качестве личного ученика.

    «Ты слышал вопрос, который я задал?»

    Пока И Юнь повторял вопрос, лезвие Снега Миража постоянно врезалось в щеку Фэн Иньюана. Правая половина лица Фэн Иньюана замерзла, и это ощущалось так, словно в него постоянно тыкали иголками.

    В этот момент его сердце было сковано ужасом. В этом кусающем холоде он смог выдавить только «Я...я слышал...»

    «С точки зрения силы я хуже...Бай Шаньхэ и...Линь Синьтун...»

    «Кто такая Линь Синьтун? Какое у нее происхождение?» - снова спросил И Юнь.

    Тем не менее, откуда Фэн Иньюан мог знать ответ? На континенте Семи Пустынь он был просто учеником из крошечной секты, а не горожанином Божественной Империи Белой Луны. Он покачал головой, все еще находясь в оцепенении: «Я...я вправду не знаю. Я только знаю, что она последний ученик Божественной Императрицы Белой Луны».

    Услышав ответ Фэн Иньюана, И Юнь нахмурился. Он не был доволен этим ответом.

    Он не мог быть уверен, что эта Линь Синьтун была его женой. Тем не менее, подумав, И Юнь вспомнил, что Принцесса Белой Лисицы сказала, что Линь Синьтун встретила удачную возможность, которая значительно увеличила ее силу. Он знал, что Линь Синьтун тоже прибыла в Карст.

    В Карсте было много воинов, они были песчинками в реке Ганг. Не было редкостью, что у людей были одинаковые имена. Однако она была лучшим гением. Количество гениев было значительно меньше, поэтому шанс того, что два человека разделяли одно имя, был бесконечно малым.

    «И Юнь! Что ты делаешь? Ты не собираешься отпустить Младшего Брата Фэн!?»

    Увидев, что голова Фэн Иньюана вот-вот полностью покроется льдом, Цан У закричал.

    И Юнь обернулся и посмотрел на Цан У. Это был взгляд, который почти заставил подогнуться колени Цан У.

    И Юнь был слишком странным. Почему его сила была такой великой? Фэн Иньюан уже был воином на уровне четырехэтажного Дао Дворца и обладал превосходным талантом. Eсли И Юнь мог с такой легкостью победить его, разве это не означало, что у него уже была сила, которая приблизилась к силе Верховенствующих?

    Эта мысль встревожила Цан У. Если это было так, тогда мастер секты захочет видеть И Юня в качестве последнего ученика? Может ли даже быть возможным, что в один день он станет мастером секты Хребта Бога Мириад?

    Цан У был не единственным, кто так подумал. Многие наблюдавшие за сражение думали так же. Жестокая победа И Юня над Фэн Иньюаном показалась бы незначительной для патриарха, но согласно традициям Патриарха Бога Мириад, И Юнь получит высокую оценку за способность одолеть Фэн Иньюана.

    Если И Юнь сразу взлетит до такого высоко положения, то каких фруктов заслуживают те, кто обижали его?

    Чжан Тяньсин и Сун Чжаньчэнь имели сейчас особенно бледные лица. Если И Юнь получи власть, вопрос уже не будет стоять о фруктах. Было возможно, что их семейные кланы будут стерты из Хребта Бога Мириад! В этот момент Чжан Тяньсин и Сун Чжаньчэнь больше не имели права беспокоить И Юня тем, что он убил каких-то младших.

    «Младший Брат И, лучше передать мне Фэн Иньюана. В конце концов, он ученик патриарха».

    Цан У знал, что он не мог подавить И Юня, поэтому он упомянул патриарха, чтобы надавить на него.

    Брови И Юня слегка дрогнули. Он не получит удовлетворительного ответа на свой вопрос, поэтому не было смысла держать Фэн Иньюана в качестве заложника. Кроме того, у него не было догадок о том, что замышлял Патриарх Бога Мириад. Фэн Иньюан, вероятно, был для него полезен. У И Юня не было причин убивать Фэн Иньюана.

    И Юнь пнул Фэн Иньюана, снова заставив его тело затрястись. После нескольких перекатов, он приземлился в руки Цан У.

    Дотронувшись до тела Фэн Иньюана, Цан У почувствовал это так, словно дотронулся до глыбы льда. Цан У сделал глубокий вдох и достал пилюлю из своего межпространственного кольца, чтобы дать ее Фэн Иньюану.

    Присутствующие люди переглянулись. Никто не мог представить, что Фэн Иньюан будет мгновенно побежден И Юнем.

    «Молодой Мастер И, пожалуйста, не принимайте то, что я делал, близко к сердцу».

    «Молодой Мастер И сегодня открыл мне глаза. Я думал, что Фэн Иньюан – редкий гений, но кто знал, что Молодой Мастер И на самом деле гениален от природы, который берет верх в Карсте».

    Многие люди говорили такие вещи с большим смущением. Они изо всех пытались искупить впечатления, которые были у И Юня о них.

    В этот момент казалось, что они только что проглотили муху. Что за черт только что произошел? Группа воодушевленных мужчин пришла к Башне Затонувшей Луны, чтобы посмотреть, как она будет отдана Фэн Иньюану, но в мгновение ока Фэн Иньюан был побит как пес. И теперь они были затронуты невезением Фэн Иньюана.

    «Пойдем. К мастеру секты».

    Цан Ц был мрачным. Он был гордым человеком, и он уверенно выступал против И Юня. Теперь он не мог сказать ничего хорошего И Юню. Он только мог уйти, как можно быстрее.

    Группа людей ушла, поджав хвосты. И Юнь естественно продолжил жить в Башне Затонувшей Луны, и никто не осмелился снова попросить его переехать.

    ...

    15 минут спустя в центре темного зала, словно черное пламя, стоял Наследственный Драконий Котел, вокруг которого вращалась Юань Ци.

    Парень в красном стоял перед Наследственным Драконьим Котлом. К двери он стоял спиной, а позади него стоял старик в серой кофте, который был никем иным, как мастером секты Хребта Бога Мириад.

    «Ваша Светлость, Фэн Иньюан был побежден И Юнем. Кроме того, ему отрезали одну рку. Отрезанная рука была запечатана в морозной Ци и сожжена серным пламенем. Восстановить руку – возможно, но для этого потребуется огромное количество времени и природных трав».

    «Я знаю об этом». Низким голосом сказал парень в красном. Его голос был таким же хриплым, как и всегда. «Какой некомпетентный дурак. У него был только удовлетворительный талант, и его нынешняя сила – результат огромного количества ресурсов, которые я потратил на него. Но он гордился этим и был слишком высокого мнения о себе. Его глупость действительно неповторима!»

    Упомянув Фэн Иньюана, на лице парня в красном появилось отвращение. Если бы не та цель, для которой предназначался этот ученик, даже он бы избил его до смерти.

    «Что нам делать с этим И Юнем? Он действительно высокомерен. Pанее он убил Сун Бовэня и Чжан Учэня, двух личных учеников. Теперь он тяжело ранил Фэн Иньюаня, полностью пренебрегая правилами нашего Хребта Бога Мириад. Если мы не разберемся с ним, он перейдет от плохого к худшему. Но в то же время его талант самый высокий из тех, которые я видел за всю свою жизнь. Я не знаю, что с ним делать».

    Когда был упомянут И Юнь, парень в красном нахмурился, что было редкостью. По его мнению, И Юнь походил на непостижимый водоем. Он совсем не напоминал молодого мужчину.

    «Так как этот И Юнь смог расшевелить душу дракона внутри Наследственного Драконьего Котла, его линия крови может быть относительно чистой. Оставь его пока что. Внимательно следи за каждым его действием. Я не хочу, чтобы в последний момент произошли какие-либо ошибки».

    «Я уже слежу за ним». Мастер секты получил приказ. «Я точно постараюсь изо всех сил, чтобы все прошло гладко».

     

    Глава 1265

    Глaвa 1265. Hаcтупающая Буpя.

    Пeревoдчик: No Fun

    Пoсле того как И Юнь отрезал руку Фэн Иньюану, его ситуация в Xребте Бога Mириад мгновенно стала деликатной.. Mногие люди начали бояться даже проходить мимо Башни Затонувшей Луны. Это было местом, которое они не смели тревожить. Против И Юня многие люди плохо кончат.

    Tем не менее, по прошествии времени не произошло то, чего люди ждали. И Юнь не был взят в качестве личного ученика Патриарха. Вместо этого И Юню было запрещено выходить из своей башни. За ним следила команда правоохранителей, ограничивая его свободу.

    Это решение сбило людей с толку. Что делал Патриарх? Oн не наказал И Юня и не взял его к себе личным учеником. Oн запер И Юня.

    Tем временем Фэн Иньюан, о котором люди думали, что он был побежден И Юнем настолько, что утратит уверенность, восстановил руку после того, как Мастер Секты Xребта Бога Мириад потратил огромнее количество природных сокровищ. ОН восстанавливался в кровати.

    В итоге спустя два месяца Фэн Иньюан в основном восстановился. Он все еще был учеником патриарха без изменений в его статусе.

    Что касается И Юня, он оставался обычным личным учеником, но он никогда не виделся с мастером секты. Отношение Мастер Секты Хребта Бога Мириад к И Юню было очевидным. Он ни разу не встретился с И Юнем. Kазалось, что И Юнь вообще не был его учеником.

    «Похоже, И Юню не доверяют...»

    Старейшины обсуждали этот вопрос. С точки зрения таланта, И Юнь естественно затмил всех в Хребте Бога Мириад. Тем не менее, он не считался важным учеником. За ним следили. Eдинственным объяснением было то, что И Юню не доверяли мастер секты и Патриарх Бога Мириад.

    «Интересно, почему Мастер Секты не доверяет И Юню. Возможно, это связано с его убийственной яростью. Не рассматривая то, что он убил Сун Бовэня и Чжан Учэня, он даже жестоко избил Фэн Иньюана. Это был образный удар по лицу Патриарха. Патриарх естественно был недоволен».

    «В этом есть что-то странное. Eсли ему не доверяют, тогда почему они просто не выгонят его из секты? Зачем держать И Юня в Башне Затонувшей Луны? Что происходит?»

    Некоторые люди думали об этом, но чем больше они думали, тем более опасной становилась ситуация И Юня. Может ли быть, что если мастер секты и патриарх не доверяли ему, они думали, что они обидят И Юня, если выгонять его? Если обидеть фрика, то это приведет к негативным последствиям, поэтому они просто решили навсегда заточить И Юня в башне?

    Никто не мог понять мысли патриарха и мастера секты, поэтому они решили сдаться. Тем не менее, кое-что без сомнения было правдой. И Юнь в будущем точно не получит власть в Хребте Бога Мириад. Те, кто обижали И Юня, вздохнули с облегчением. По крайней мере, они не будут целью мести И Юня.

    Время шло, а ситуация в секте оставалась спокойной.

    И Юнь совсем не возражал против заточения. Он целыми днями культивировал и укреплял основание своего пятиэтажного Дао Дворца.

    Уровень Дао Дворца больше всего требовал времени. Многие несравненные гении тратили века на уровне Дао Дворца, а кто-то даже намеренно подавлял уровень культивации, чтобы получить время на работу над основанием.

    Тем не менее, с точки зрения И Юня, те, кто подавляли уровни культивации, делали это из-за недостатка уверенности в своих номологических пониманиях. Им требовалось больше времени на это. Еще на уровне Проявления Дао И Юнь сконденсировал четыре плода Дао с девятью лепестками. С точки зрения законов, он усовершенствовал их. Kогда его накопления подходили к определенной черте, он автоматически совершал прорыв.

    «И Юнь, я не знаю, чем сейчас занимается Патриарх Бога Мириад. Даже я не могу узнать это».

    В один день неожиданно появился Старый Змей. Казалось, он появился из воздуха в комнате для культивации И Юня.

    «В чем дело?»

    «Этот неумирающий старик установил построение массива в своей резиденции. Мое восприятие не может пронзить его. Если я насильно вторгнусь в него, он точно почувствует это».

    У Старого Змея было редкое угрюмое выражение лица. И Юнь не ответил. Старый Змей не знал решения, и естественного у него тоже не было решения.

    Старый Змей стел на каменную кровать И Юня и достал флягу с алкоголем. Попив, он сказал: «У меня чувство, что он что-то планирует, но я не могу понять что. Заточив тебя, они, вероятно, нацелятся на тебя в ближайшем будущем. Если ты продолжишь оставаться в Хребте Бога Мириад, ты будешь в опасности».

    Старый Змей говорил честно. Он не был уверен, что сможет защитить И Юня.

    И Юнь слегка дрогнул: «Старший, Вы думаете, что сможете сразиться с Патриархом Бога Мириад один на один?»

    Услышав вопрос И Юня, Старый Змей встряхнул флягу. Спустя долгое время он сказал со вздохом: «Моя сила не такая, как ты думаешь. Ты, вероятно, думаешь, что моя сила непостижима, и я намеренно скрываю ее. Но на самом деле ты неправ. Есть ограничения в том, что я могу сделать».

    «Однажды я был тяжело ранен. Сила в моем теле была запечатана. Если я захочу действовать, то я распечатаю свою силу. Чем больше я распечатаю, тем сильнее я стану, но я так же буду все больше калечить свое тело. Если я распечатаю 60-70% моей силы, то в Хребте Бога Мириад, или даже во всем Спокойном Море, нет никого, кто бы мог сразиться со мной на равных. Тем не менее, повреждение для моего тела будут чрезвычайно серьезными. Они даже могут заставить меня погрузиться в глубокий сон. Я пытаюсь не использовать столько силы, иначе у меня останется не так много продолжительности жизни».

    После того как Старый Змей сделал глоток алкоголя, он вытер рот. Он прожил долгую жизнь и прошел через то, о чем никто не знал. Он спокойно описывал прошлое словами «однажды был тяжело ранен». Это ошеломило И Юня. Кто мог тяжело ранить Старого Змея?

    Это был первый раз, когда Старый Змей так серьезно рассказывал о своем прошлом.

    Он никак не ожидал, что Старый Змей жил так из-за тяжелого ранения. Но несмотря на это, распечатав часть своей силы, он мог с легкостью доминировать в Спокойном Море. Кем он был на своем пике?

    Когда И Юнь тщательно подумал, он вспомнил, что ему был интересен уровень культивации старика, когда он впервые встретил его. Он предполагал, что он притворялся, и поэтому использовал энергетическое видение Пурпурного Кристалла, чтобы посмотреть на тело Старого Змея.

    Он обнаружил, что уровень культивации Старого Змея был настолько плох, насколько мог быть. Единственным различием была серая энергетическая точка в его теле. Тем не менее, И Юнь не смог определить, чем была серая энергетическая точка.

    Судя по всему, серая энергетическая точка относилась к тому, что ранее пережил Старый Змей.

    Кажется, его раны были главной причиной, по которой Старый Змей вел жизнь отшельника.

    Так как ему пришлось запечатать собственную силу, он всегда казался обычным старым обманщиком. Никто не воспринимал его всерьез. Так как Старый Змей пережил так много поворотов судьбы, его больше не волновали тривиальные вопросы. Это привело к тому, что он расценивал жизнь, как игру. Он даже не заботился о маленькой секте, которую потерял в прошлом, когда ее территорию украли другие люди.

    И Юнь спросил: «Старший, если Вы можете победить Патриарха Бога Мириад за короткий период времени, и цена будет в доступных пределах, то почему Вы не начнете действовать прямо сейчас, почему Вы просто не убьете Патриарха Бога Мириад и не заберете у него Наследственный Драконий Котел?»

    Старый Змей покачал головой и сказал: «Не забывай, Наследственный Драконий Котел на самом деле не принадлежит Патриарху Бога Мириад. Даже если я убью Патриарха, я не смогу унести Наследственный Драконий Котел. Кроме того, этот неумирающий старик миллионы лет изучал Наследственный Драконий Котел. Он знает о нем намного больше, чем я. Вдобавок, весь Хребет Бога Мириад ищет для него необходимые ресурсы. Я думаю, что для того, чтобы действительно пробудить Наследственный Драконий Котел, нам, вероятно, нужен этот старик».

    «Я пришел предупредить тебя. Если ты не хочешь, чтобы тебя затянуло в эту трясину, то я могу перенести тебя в другое место прямо сейчас. В конце концов, я не знаю, что сейчас замышляет этот старый дурак».

    Старый Змей искренне дал совет И Юню.

    И Юнь некоторое время помолчал, прежде чем покачать головой.

    Было бы просто уйти, но он не хотел этого. У него было смутное чувство, что вопрос божественных артефактов 12-ти Предков Дао был связан с секретами Неба и Земли. Если он уйдет сегодня, он многое упустит.

    «Хе-хе! Парень, я знал, что ты откажешься уходить еще до того, как задал вопрос». Старый Змей неожиданно рассмеялся, отпив алкоголь.

    «Старший, если Вы знали об этом, то зачем спросили?»

    «Я просто морально подготавливал тебя. Если все пойдет не по плану, то не вини меня за любой вред, что обрушится на тебя. Не волнуйся. Ты тот, кого мне поручила Чэньсюэ. Даже если мне придется рискнуть, распечатав 50% совей силы, я защищу тебя. И если ничего не получится, то будь уверен, твое тело будет хорошо выглядеть на похоронах».

    Когда Старый Змей продолжил, он был легкомысленным.

    И Юнь покачал головой. Тем не менее, так как Старый Змей сказал, что он сможет победить Патриарха Бога Мириад, то маловероятно, что случатся какие-то серьезные проблемы.

    «Парень, эта отметка для тебя».

    Когда Старый Змей сказал это, он поднял руку и создал отметку. Он отправил луч света в тело И Юня.

    «Если ты столкнешься с опасностью, отметка тут же разрушится, и я почувствую это. И чтобы ты знал, я постоянно смотрю на эту Башни Затонувшей Луны своим восприятием. Отметка в твоем теле – это просто экстренные меры».

    Когда Старый Змей договорил, его фигура замерцала и исчезла из комнаты.

    И Юнь посмотрел на каменную кровать, с которой исчез Старый Змей. Он сделал глубокий вдох. Поднимающийся ветер предвещает грядущую бурю!

    Он ждал, что Патриарх Бога Мириад предпримет дальше.

     

    Глава 1266

    Глaвa 1266. Сeмя Души.

    Пepевoдчик: o Fun

    Tри меcяца cпустя в кoмнате «Бог» на верxнем этаже Ресторана Xребта Мириад был накрыт стол роскошныx деликатесов. Цена стола блюд превышала ту, которую ранее заплатил И Юнь.

    8 служанок в минимальное количество одежды окружили стол, ожидая возле клиента. Kто-то наливал алкоголь, а другие подносили чай. Hекоторые подавали еду, а некоторые делали массаж клиенту.

    Фэн Иньюан сидел среди восьми служанок, обнимая их, наслаждаясь их сервисом.

    И напротив него сидел другой личный ученик. Хотя Фэн Иньюан был жестоко избит И Юнем и даже потерял руку, он оставался личным учеником патриарха. Таким образом, он все равно был тем, кому поклонялись люди и вели себя с ним подобострастно.

    Фэн Иньюан так проводил свои дни. Oн прошел путь от ученика маленькой секты до преемника величественной силы. Это был невообразимый скачек в статусе. Это придало ему неимоверное чувство удовлетворения.

    «Молодой Мастер Секты, этот И Юнь уже в заточении почти полгода. Судя по всему, так и будет продолжаться. Это явно означает наказание патриарха для него, но это слишком легкое наказание» - сказал кто-то.

    Bсе знали, что И Юнь был соринкой в глазу Фэн Иньюана. Eсли кто-то хотел быть дружелюбным с Фэн Иньюаном, было необходимо говорить об И Юне.

    Когда Фэн Иньюан услышал имя И Юня, он нахмурил брови. Он стиснул зубы от злости. Eсли бы его учитель не заплатил огромную цену, чтобы восстановить его руку, он бы навсегда остался калекой.

    «Хмм! Учитель уже ищет для меня огромное количество природных сокровищ. Через несколько месяцев эти природные сокровища будут переработаны в лекарственную жидкость, которая очистит мое тело. Когда это случится, я переживу неимоверное увеличение силы. Этот И Юнь отрезал мою руку пол года назад, но когда я заполучу непостижимую силу, я отрежу ему все конечности, отрежу его нос и уши, и превращу его в столб из человека!»

    Фэн Иньюан прикончил примерно половину кувшина Бессмертного Опьянения и уже был немного пьян. У него была непоколебимая личность, поэтому выпив Бессмертное Опьянение, он уже не следил за словами.

    «О? Молодой Мастер Секты, Bы говорите, что тот список, который патриарх показал полгода назад, уже собран?»

    Услышав слова Фэн Иньюана, присутствующий человек не мог не вспомнить предметы из списка. Перечисленные ингредиенты стоили астрономическую сумму, поэтому чтобы найти их, нужно обладать огромным богатством, а так же удачей.

    Даже сам Патриарх Бога Мириад находил сложным собрать эти ингредиенты. Именно поэтому он предложил заманчивые награды, чтобы мотивировать сотни семей Хребта Бога Мириад использовать их семейные связи.

    С таким количеством семейных кланов, и с тем, что многие из них имели в Спокойном Море глубокие корни, поиск предметов становился эффективнее.

    «Собрано больше половины. Есть некоторые, которые еще не найдены. Я думаю, что есть шанс найти их в ближайшее время, поэтому патриарх уже запланировал начало процесса создания лекарственной жидкости» - самодовольно сказал Фэн Иньюан.

    Ну и что, что И Юнь был величественным? Разве он не все равно не получил холодное отношение, несмотря на его силу? Разве он не был под стражей? Как он мог сравниться с Фэн Иньюаном? Когда его тело будет успешно очищено, дни И Юня будут сочтены.

    Фэ Иньюан собирался убить И Юня. Он мог сказать, что патриарх и мастер секты тоже не любили И Юня, на самом деле, они, кажется, ненавидели его.

    Он выяснил, что изначальные намерения за задержанием И Юня были таковыми, что они боялись, что И Юнь однажды разовьет силу и начнет мстить Хребту Бога Мириад. Таким образом, даже если он убьет И Юня, патриарх и мастер секты не будут винить его. Он наоборот разрешит беспокойство в их сердцах.

    Думая об этом, Фэн Иньюан воодушевился еще больше.

    Убийство И Юня может избавить его от психических демонов, которые поселились в нем, и искупить его публичный позор. В будущем его ожидал безграничные перспективы. Мир будет находиться под его командованием, что позволит ему наслаждаться бесчисленными красавицами и продолжительностью жизни в десятки миллионов лет. Разве это не было вершиной жизни!?

    «Молодой Мастер Секты, Вам действительно повезло, раз патриарх такого высокого мнения о Вас. Вы заставляете нас завидовать».

    Присутствующие люди говорили такие вещи, испытывая муки зависти. Они знали, что талант Фэн Иньюана не был удивительным, но его было достаточно, чтобы превзойти их. В сравнении с таким фриком, как И Юнь, он был хуже. Он, казалось, не заслуживает тех ресурсов, что патриарх тратил на его развитие. Такой вид отношения заставлял других взрываться от зависти!

    На самом деле, несколько месяцев назад ходили слухи, что Фэн Иньюан был незаконным сыном патриарха!

    Даже рассматривая то, что патриарх так много лет правил Хребтом Бога Мириад, не было вестей о том, что у него был сын. На самом деле, рядом с ним не было даже никакой женщины.

    Люди предполагали, что это было из-за странных техник культивации, которые практиковал патриарх. Он превратил свое тело в тело ребенка и не мог заниматься сексом, из-за чего было сложно иметь детей. И было возможно, что приближаясь к концу жизни, он использовал особые методы, чтобы произвести на свет незаконного сына, Фэн Иньюана. И это вылилось в его отношение. Иначе не было других адекватных объяснений.

    Если это было так, то никто не мог протестовать против того, чтобы Фэн Иньюан получал такое отношение.

    Как Фэн Иньюан мог не знать об этих слухах? Их завистливые взгляды заставляли его лишь быть довольным собой.

    И в этот момент неожиданно загорелся талон ученика Фэн Иньюана. Это была передача голоса от патриарха!

    Изучив содержание голосовой передачи, выражение лица Фэн Иньюана изменилось «Есть кое-что, что требует моего внимания. Я ухожу. Продолжайте есть!»

    Когда он сказал это, он замерцал и исчез из Ресторана Бога Мириад.

    Хотя Фэн Иньюан наслаждался жизнью в удовольствие, он все равно знал о том, что было важнее всего. Патриарх дал ему все, поэтому, чтобы патриарх не сказал ему делать, он должен выполнить это немедленно.

    15 минут спустя Фэн Иньюан прибыл в затворнические земли Патриарха Бога Мириаюд.

    «Учитель!»

    Фэн Иньюан поклонился. Фэн Иньюан неимоверно уважал старика. Ну глубоко в сердце ему было не очень комфортно, что этот человек мог в любое время решить его судьбу.

    «Я позвал тебя сюда, чтобы посадить Семя Души» - своим хриплым голосом сказал парень в красном.

    «Еще раз посадить? Прошло всего 18 дней».

    Семя Души было методом культивации души, который обнаружил Патриарх Бога Мириад. В прошлом каждую посадку совершали каждые 80 дней, затем 45 дней, затем 30 дней. Теперь прошло всего 18 дней с момента последней посадки Семени Души.

    На данный момент в теле Фэн Иньюана уже было посажено более 30-ти Семян Души.

    Пережив посадку каждого Семени Души, сила Фэн Иньюана значительно увеличивалась. Это так же постепенно уменьшало изначальные сомнения в его сердце.

    Посадка Семени Души требовала, чтобы Фэн Иньюан не оказывал сопротивления. Это должно быть полностью по согласию. Вначале Фэн Иньюан сомневался. Но подумав о своем статусе младшего, и что у патриарха не было причин замышлять что-то против него, он расслабился. После этого патриарх потратил огромное количество ресурсов на него и объявил его наследником мастера секты. Это заставило его окончательно поверить в патриарха.

    Когда парень в красном сформировал ручные печати, из кончика его пальца вырвалась серая аура и вошла в надпереносье Фэн Иньюана.

    Тело Фэн Иньюана дрогнуло, а его лицо слегка побледнело. После этого в его море души почувствовалась боль, которая продлилась 15 минут, прежде чем постепенно отпустить.

    Каждая посадка Семени Души приносила боль в его душу, и каждая попытка была сильнее предыдущей. Согласно словам патриарха, это было естественная реакция, когда кто-то культивировал в более сложных техниках.

    Хотя у Фэн Иньюана сохранялась нерешительность, он уже культивировал в ней очень долго. Не было возможности повернуться назад, поэтому он продолжал идти по этому пути.

    «Почти закончено» - медленно сказал мальчик в красном. Его голос звучал, как голос старика, который всё приближался к гробу.

    «Завтра, вероятно, настанет день, когда я очищу твое тело».

    Услышав слова патриарха, Фэн ИНьюан был удивлен и рад. «Так быстро!?»

    «Да, у меня есть все ингредиенты, что необходимы для очищения твоего тела. Больше не нужно ждать».

     

    Глава 1267

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии