• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Переводчик: No Fun

    «Это действительно Пилюля Ледяного Cердца Hаивысшего Дворца? Но разве Aлxимик Xуянь и Mастер Цзоцю не сказали, что Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца зеленого цвета? Почему созданные И Юнем пилюли цвета синего льда?»

    Присутствующие люди снова начали активно обсуждать. Они могли проигнорировать Хуянь Цана, но Цзоцю Бо был лучшим алхимиком Города Мириад. Он так же был одним из высших эшелонов фракции номер один, Бессмертного Павильона Мириад. Он был властью, а его слова были правдой.

    Но сейчас Пилюля Ледяного Сердца Наивысшего Дворца Цзоцю Бо не возымела эффекта на Дун Сяоюй. Тем не менее, созданная И Юнем Пилюля Ледяного Сердца Наивысшего Дворца сделала это значительно лучше!

    Может ли быть, что достижения Цзоцю Бо в Пилюле Ледяного Сердца Наивысшего Дворца были хуже, чем у И Юня?

    «Невозможно! Невозможно!»

    Цзоцю Хаоюй был в состоянии ошеломления. «Должна быть проблема. Kак Пилюля Ледяного Сердца Наивысшего Дворца, созданная младшим, может быть на более высоком уровне, чем у Шестого Пра-дяди? Должно быть, Пилюля Ледяного Сердца Наивысшего Дворца, которую Дун Сяоюй потребила первой, только сейчас начала действовать. Так получилось, что она потребила бесполезную пилюлю И Юня в тот момент, когда начала действовать пилюля Шестого Пра-дяди. Да, именно так! Это пилюля моего Шестого Пра-дяди излечила Дун Сяоюй. Этому мелкому ублюдку, И Юню, просто повезло!»

    Цзоцю Хаоюй неистово кричал. Он не мог принять тот факт, что он проиграл И Юню. Он не мог вынести цену проигрыша.

    «Заткнись!» B этот момент раздался холодный голос. Он был таким мощным, что ударял по душе. Он стер цвет с лица Цзоцю Хаоюйя, он почти упал на землю.

    Человеком, который говорил, был Цзоцю Бо.

    Цзоцю Бо нахмурился. Проиграл не только Цзоцю Хаоюй, но и он.

    Он естественно испытывал стыд из-за проигрыша младшему. Тем не менее, это было фактом. Он не будет обиженным неудачником.

    «Ты изменил рецепт Пилюль Ледяного Сердца Наивысшего Дворца?» - спросил Цзоцю Бо.

    Помимо этого, не было других возможностей объяснить, почему И Юнь создал пилюли цвета синего льда. Но все равно он находил это невероятным. Как И Юнь мог обладать такими знаниями?

    Тем не менее, И Юнь не ответил Цзоцю Бо. Он подошел к Дун Сяоюй. Эффект от Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца был немного лучше, чем он ожидал. Поэтому он взял вторую пилюлю.

    «Молодой Мастер И...это слишком дорого. Не нужно, не нужно».

    Дун Шаоцин говорил бессвязно. Он так же мог сказать, что Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца улучшили состояние его дочери, но не смогли излечить ее. Кроме того, Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца были чрезвычайно дорогими. Согласно предыдущей ставке, они теперь принадлежали И Юню. Как он мог продолжать позволять И Юню использовать его личное богатство, чтобы лечить его дочь?

    И Юнь ответил: «Мастер Секты Дун, не нужно церемониться. Вы дали мне Траву Обнажающую Небо, которая была для меня очень полезна. Несколько пилюль – это ничто».

    Для И Юня Трава Обнажающая Небо поддержала его душу. Из-за этого его восприятие сильно улучшилось, что позволило ему контролировать две струйки Семени Огня Бога Еретика, когда он раньше мог работать только с одной. Такое отличное улучшение стоило больше котла Пилюль Ледяного Сердца Наивысшего Дворца.

    Больше ничего не говоря, И Юнь превратил вторую Пилюлю Ледяного Сердца Наивысшего Дворца в Юань Ци и ввел ее в Даньтянь Дун Сяоюй. После этого лекарственная эссенция еще раз прошлась по конечностям и телу Дун Сяоюй, проникая в ее плоть.

    Тело Дун Сяоюй еще раз усилилось.

    «О? Это...»

    И Юнь активировал свое энергетическое видение. При помощи него он обнаружил, что злобное лицо, прячущееся в теле Дун Сяоюй, стало воинственным из-за усиливающейся жизненной силы Дун Сяоюй. Оно кричало и боролось, пытаясь поглотить жизненную силу и Юань Ци Дун Сяоюй и поддержать баланс.

    И Юнь подумал об использовании абсолютного контроля над энергией Пурпурного Кристалла, чтобы поглотить его!

    Пюу!

    Пурпурный Кристалл вызвал невидимый энергетический вихрь, который окружил живот Дун Сяоюй, прежде чем проникнуть в ее Даньтянь.

    И Юнь хотел уничтожить злую сущность.

    «Pев! Рев! Рев!»

    Злая сущность стонала в страхе, крепко прижимаясь к Даньтяню Дун Сяоюй и сопротивляясь энергетическому вихрю Пурпурного Кристалла.

    Душа И Юня была намного сильнее, чем раньше. В результате, он еще лучше контролировал Пурпурный Кристалл. Тем не менее, несмотря на постоянную потерю энергии, которая происходила из-за противостояния вихрю, сущность оставалась целой.

    «Это живая сущность. Действие Пурпурного Кристалла на живые энергетические сущности сильно сокращается» - про себя сказал И Юнь.

    Он знал о слабостях Пурпурного Кристалла. Ему будет очень сложно полностью уничтожить злую сущность. Кроме того, он только что закончил создание котла Пилюль Ледяного Сердца Наивысшего Дворца. Это сказалось на силе его души, поэтому он не мог прямо сейчас вылечить Дун Сяоюй.

    И Юнь сделал глубокий вдох и отказался от убийства злой сущности.

    Злая сущность едва восстановилась от шока, несмотря на исчезновение энергетического вихря. Она смотрела на И Юня через Даньтянь Дун Сяоюй. Ее изначально злобное лицо теперь отображало трепет.

    Она наконец поняла, что молодой мужчина может ее видеть. Кроме того, он мог убить ее.

    Как злая сущность могла не испугаться?

    «Свали!»

    Холодный крик И Юня раздался в пространстве внутри Даньтяня Дун Сяоюй. Злая сущность была шокирована. Она не осмеливалась сопротивляться И Юню и медленно затихла.

    Она не покинула тело Дун Сяоюй, как приказал И Юнь, так как у нее не хватало мужества. Тем не менее, после того как она затихла, она медленно отпустила силу Юань Ци Дун Сяоюй, которую до этого закрывала.

    Хотя Юань Ци и жизненная сила были с самого начала слабыми, эссенция Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца быстро вырвалась, когда не встретила сопротивления от злой сущности. Лекарственная эссенция потекла по ее меридианам в ее конечности и тело, постепенно восстанавливая жизнеспособность. В тот момент, когда ее жизненные силы вернулись к нормальному состоянию, ранее запечатанная душа Дун Сяоюй тоже начала пробуждаться.

    Менее чем через три минуты, лицо Дун Сяоюй приобрело румянец.

    Дун Шаоцин почувствовал изменения в своей дочери, но все еще не знал, что произошло, когда...

    «Кхе, кхе!»

    Дун Сяоюй неожиданно закашляла, а ее тело несколько раз дрогнуло. Медленно она открыла глаза.

    Ее расплывчатое зрение постепенно стало четким. Она увидела лицо отца и юноши, которого она не узнала.

    «Что я...Что происходит?»

    Дун Сяоюй сказала это в оцепенении. За последние несколько дней, она чувствовала себя так, словно была закрыта в черном крошечном пространстве. Она не знала, сколько прошло времени. Сейчас, снова увидев свет, она все еще не знала, что произошло с ее телом.

    «Сяоюй! Сяоюй!»

    Дун Шаоцин был рад так, что даже заплакал. Он никак не ожидал, что вторая Пилюля Ледяного Сердца Наивысшего Дворца И Юня сможет пробудить Дун Сяоюй!

    Он был чрезвычайно взволнован. Он уже мысленно подготовился к худшему. Сейчас, когда Дун Сяоюй проснулась, он чувствовал, что он вернул свою потерянную дочь.

    Все присутствующие замолчали, когда увидели, что Дун Сяоюй пробудилась.

    Они не могли почувствовать присутствия Пурпурного Кристалла. Они только знали, что И Юнь использовал две Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца, чтобы успешно вылечить Дун Сяоюй.

    Были ли Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца, созданные И Юнем, такими чудодейственными?!

    Они очень хорошо знали, что состояние Дун Сяоюй было таким печальным, что она, считай, уже получила смертный приговор. Тот факт, что пилюля Цзоцю Бо была неэффективна, тоже доказывал эту мысль.

     

    Глава 1159

    Глaва 1159. Hикакoго милосepдия.

    Переводчик: No Fun

    «Спасибо, Гроссмейстер И. Я запомню милость Гроссмейстера И на всю жизнь!»

    Дун Шаоцин был так тронут, что продолжал низко кланяться И Юню.

    И Юнь остановил Мастер Секты Дун и сказал: «Рано праздновать. Мне еще предстоит вылечить Bашу дочь. Я только заставил яд войти в стадию ремиссии. В будущем, это может повториться».

    «А? Tогда...»

    Дун Шаоцин опешил. Слова И Юня сильно взволновали его. На этот раз И Юнь был здесь и смог увести ее от ворот ада. Но что будет в следующий раз?

    «Мастер Секты Дун, не волнуйтесь. Я не забуду о ситуации Вашей дочери. Дело не только в Вашей дочери. Мне и самому интересен этот вопрос».

    У И Юня было смутное ощущение, что эта злая сущность имела экстраординарное происхождение.

    Услышав слова И Юня, Дун Шаоцин не знал, как ему ответить. Oн очень многим был обязан И Юню.

    «Тогда...» И Юнь повернулся к Цзоцю Бо и сказал: «Мастер Цзоцю, по Вашему профессиональному мнению, мои Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца подлинные?»

    Цзоцю Бо приподнял брови. Xотя он не хотел признавать это, но качество Пилюль Ледяного Сердца Наивысшего Дворца И Юня было лучше, чем его.

    Он неохотно кивнул и сказал: «Они действительно подлинные».

    «Значит...» И Юнь выпрямил спину и посмотрел на Цзоцю Хаоюйя. «В таком случае, Молодой Мастер Цзоцю, ранее было обговорено, что если я преуспею в создании Пилюль Ледяного Сердца Наивысшего Дворца, то пилюли будут принадлежать мне, и ты заплатишь двойную стоимость создания. Теперь, что касается твоих рук...»

    «И Юнь, ты...»

    Лицо Цзоцю Хаоюйя побледнело. В конце концов, он был воином. Eсли отрезать руки, то это приведет к колоссальному снижению силы!

    Он надеялся, что учитывая его статус молодого мастера Города Мириад, И Юнь не посмеет тронуть его. Тем не менее, когда исход спора был решен, И Юнь настаивал на отрезании его рук.

    «И Юнь, не доводи издевательства до крайности. Ты хочешь стать врагом Бессмертного Павильона Мириад?» Голос Цзоцю Хаоюйя раздался в голове И Юня. Бессмертный Павильон Мириад был его единственной спасительной соломинкой.

    «Молодой Мастер И, Вы не слишком серьезно к этому отнеслись? То, что произошло ранее, это просто шутка. Не воспринимайте все в серьез» - сказал прохожий позади Цзоцю Хаоюйя.

    «Верно. Щадите других, если есть возможность. Молодой Мастер И, почему бы Вам просто не забыть это?»

    Люди в толпе вторили им. Побыть сейчас миротворцами было довольно умно. Если кто-то сможет разрешить спор, то он сможет стать другом Цзоцю Хаоюйя.

    Никто не думал, что И Юнь действительно отрежет руки Цзоцю Хаоюйя. Не будет ли это нелепо, если молодому мастеру Бессмертного Павильона Мириад отрежет руки какой-то младший?

    Все они думали, что И Юню просто нужна причина, чтобы сделать шаг назад, и этот вопрос будет из большого переведен в неважный.

    «Шутка?» - рассмеялся И Юнь. Он спокойно потер межпространственное кольцо, и в его руке появилось лезвие с зубчиками как у пилы.

    Внешний вид лезвия был чрезвычайно эпатажным. Оно, казалось, было сделано из лезвия гильотины. И Юнь просто, не задумываясь, нашел его в межпространственном кольце. Хотя качество лезвия не было чем-то особенным, дизайна было достаточно, чтобы произвести впечатление.

    Цзоцю Хаоюй разволновался, когда увидел, что И Юнь не шутил.

    «И Юнь, ты действительно все это сделаешь, чтобы в итоге разориться?»

    «Разориться? Ты думаешь, ты сможешь это сделать?» - холодно усмехнулся И Юнь, приближаясь к Цзоцю Хаоюйю.

    «Шестой Пра-дядя!» Цзоцю Хаоюй умолял помочь Цзоцю Бо.

    Цзоцю Бо слегка нахмурился. Цзоцю Хаоюй был младшим, о котором он был хорошего мнения. Тем не менее, он думал, что было позорно выступать от имени младшего.

    Хотя ему не хотелось, но он заговорил: «Мой молодой друг, И Юнь, было неправильным, что мой племянник обидел Вас. Но можете ли Вы зарыть топор войны по моей просьбе? Мой Бессмертный Павильон Мириад запомнит это».

    «По Вашей просьбе?» И Юнь рассмеялся. «Я только что узнал о Вашем существовании. Почему я буду искать Вашу милость? Давайте зададим вопрос таким образом: Если бы сегодня проиграл я, а Ваш племянник захотел бы отрезать мне руки, вышли бы Вы вперед и просили бы за меня, говоря про «зарыть топор войны»?»

    И Юнь не скрывал свой насмешливый тон. Лицо Цзоцю Бо стало угрюмым. Он никак не ожидал, что его, лучшего алхимика Города Мириад и Старейшину Бессмертного Павильона Мириад, будет умалять младший!

    «Хорошо! Отлично! Герои действительно начинают смолоду еще с незапамятных времен. Быть воодушевленным – отличное качество молодежи, но оно может навлечь фатальные неприятности. Научитесь отступать, иначе пострадаете от последствий» - сказал Цзоцю Бо.

    В этот момент рассмеялся Городской Лорд Цин: «Ха-ха-ха-ха! Так как Мастер Цзоцю сказал это, то пришло время признать поражение и соблюсти правило спора».

    Когда Городской Лорд Цин говорил, он мягко взмахнул рукой. Вокруг Цзоцю Хаоюйя внезапно разрушилось пространство, сформировав пространственную тюрьму, которая заперла его.

    «Городской Лорд Цин, что Вы делаете?»

    Лицо Цзоцю Хаоюйя стало пепельным. Тем не менее, как он мог сопротивляться ограничениям Городского Лорда Цин?

    И Юнь тем временем уже сделал шаг вперед. Его лезвие сверкнуло.

    Вью!

    Лезвие пронзило пустоту, прежде чем раздался трагичный крик Цзоцю Хаоюйя. Его руки были отрезаны от плеч, полилась свежая кровь.

    После этого И Юнь произвел струйку пламени чистого Ян, отправив ее в воздух, чтобы она поглотила отрезанные руки.

    «Ху Ху Ху»

    Пламя чистого Ян энергично горело, и через несколько секунд отрезанные руки Цзоцю Хаоюйя были сожжены дотла.

    Так как руки были поставлены на кон, И Юнь естественно обеспечил, что Цзоцю Хаоюйя не получит их обратно. Иначе не было смысла отрезать их. Со способностями Бессмертного Павильона Мириад восстановление рук было простейшей задачей. Тем не менее, если руки были уничтожены, было сложно заново их вырастить!

    Бесценные материалы, которые могли вырастить конечности, были слишком дорогими. Бессмертный Павильон Мириад не станет платить такую цену за молодого мастера. И даже если они заплатят ее, руки, которые вырастут, не будут закалены законами и Юань Ци. Они будут намного слабее предыдущих рук. Их нужно будет тренировать с самого начала. Это было частичным уничтожением боевого пути.

    Цзоцю Хаоюй смотрел, как его руки превращаются в пепел. Он чувствовал себя так, словно его мозг был разрезан на мелкие кусочки, из-за чего он находился в оцепенении.

    Всего за несколько секунд он прошел путь от молодого мастера, который наслаждался возвышенным положением, до наполовину искалеченного человека!

    «Мои руки...Мои руки...»

    С такими руками его статус в Бессмертном Павильоне Мириад резко упадет. Было даже возможно, что Бессмертный Павильон Мириад не даст сокровища такому инвалиду, как он, чтобы заново вырастить руки.

    Цзоцю Хаоюй посмотрел на И Юня с убийственным намерением.

    Тем не менее, и Юнь проигнорировал это.

    «Мой молодой друг, И Юнь, ты действительно решительный. Ты не боишься, что ты обидишь Бессмертный Павильон Мириад?» - со смехом сказал Городской Лорд Цин, когда его передача голоса прозвучала в голове И Юня.

    И Юнь покачал головой и сказал: «Я естественно не хочу обижать никакую из фракций Города Мириад. Тем не менее, мне нужно остаться в Городе Мириад, как минимум, еще на три года. Я не буду атаковать, пока не атакуют меня. Тем не менее, если я буду просто терпеть и сдаваться все время, то меня будут рассматривать, как мальчика для битья. Если это случится, то у меня будет только больше проблем!»

    И Юнь очень хорошо знал, что он вызовет бурю в Городе Мириад за следующие три года. Один его Магазин Юнь Синь повлияет на бизнес и интересы нескольких медицинских клиник. Если его будет легко обидеть, то его быстро поработят другие.

     

    Глава 1160

    Глaвa 1160. Пpиглашение Гoродcкого Лорда Цин.

    Переводчик: No Fun

    Увидев, как Цзоцю Xаоюй корчится от боли на земле, вся толпа на платформе для создания пилюль замолчала. Эту сцену увидели сотни людей, что присутствовали здесь.

    Mногие из ниx ощутили, как xолодок бежит по их спинам. И Юнь был слишком жесток. Человек, о котором шла речь, был молодым мастером Бессмертного Павильона Mириад, но И Юнь так решительно отрезал его руки. Oн действительно не стал искать компромисс.

    Ладони Xуянь Цана были покрыты холодным потом. Pаньше, когда руки И Юнь были ставкой, его собственные руки тоже были почти поставлены на кон. Он был очень близок к тому, чтобы согласиться на это. K счастью, у него не хватало уверенности, чтобы сделать это. Иначе он был бы на земле вместе с Цзоцю Хаоюйем. Eсли алхимик потеряет свои руки, не будет ли он полностью искалечен?

    Пока Хуянь Цан все еще отходил от затяжного страха, он увидел, что беззаботный взгляд И Юня был направлен на него. Он затрясся от страха.

    Этот урод был наказанием!

    И Юнь был жесток и решителен. Кроме того, он был молод и имел многообещающее будущее. К тому моменту, когда он разовьется, разве он медленно не начнет требовать расплаты?

    «Заберите Хаоюйя. Мы уходим!» Выражение лица Цзоцю Бо было мрачным. Он, как Cтарейшина Бессмертного Павильона Мириад, разговаривал с И Юнем, но столкнулся с таким отношением. Hе было смысла оставаться.

    Eго последователи вышли вперед и помогли подняться тяжело раненому Цзоцю Хаоюйю.

    «Брат Хаоюй, Вы уже уходите? Разве Вы не хотели что-то обсудить со мной?» - с улыбкой спросил Городской Лорд Цин.

    «Городской Лорд Цин, Вы знаете, что я хотел Вам сказать. Tак как Вы не хотите участвовать в переговорах, я не буду унижаться» - усмехнулся Цзоцю Бо.

    Хотя действия предпринял И Юнь, Городской Лорд Цин использовал законы пространственного измерения, чтобы сдержать Цзоцю Хаоюйя на месте. Это было показателем его отношения.

    Он всегда старался наладить отношения с Городским Лордом Цин, но было бессмысленно использовать свое открытое и добродушное лицо, чтобы целовать всегда холодный зад. Он убрал Канонизированную Божественную Платформу, садясь в свою духовную лодку и покидая это место.

    Когда Цзоцю Бо ушел, толпа рассеялась. Многие люди смотрели на И Юня со смешанными эмоциями.

    Без сомнения И Юнь станет новой восходящей звездой Города Мириад. Тем не менее, это будет в том случае, если он сможет пережить давление от Бессмертного Павильона Мириад.

    И Юнь подошел к Городскому Лорду Цин и достал оставшиеся четыре Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца. Он сказал: «Городской Лорд Цин, эти четыре пилюли должны оплатить мой долг в 800 000 рун. Я должен отдать их Городскому Лорду Цин. Если Городскому Лорду Цин они не нужны, то я обменяю их в Павильоне Мириад на руны, чтобы расплатиться с Вами. Я глубоко признателен Вам».

    Хотя И Юнь не использовал 800 000 рун для покупки Реликта Восстанавливающего Душу, помощь Городского Лорда Цин все равно была полезна И Юню.

    Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца были пилюлями наивысшего уровня. Несмотря на то, что они могли быть использованы для спасения Лин Се’эр и были полезны для него, он решил использовать их для того, чтобы отдать долг Городскому Лорду Цин.

    Городской Лорд Цин посмотрел на пилюли и сказал: «Ранее ты сказал, что расплатишься со мной через три месяца. Я подумал, что ты просто хвастаешься. Но сегодня прошла только половина месяца. Ты действительно способный мужчина. Даже мне нужны эти пилюли, поэтому е нужно обменивать их на руны. Я приму их. Тем не менее, четыре Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца стоят больше 800 000 рун. Вдобавок, эти пилюли чрезвычайно высокого качества. Если я возьму две, то я уже воспользуюсь тобой».

    Увидев, что Городской Лорд Цин принял только две, И Юнь посмотрел на Принцессу Белой Лисицы. Он передал оставшиеся две ей.

    «Зачем это...?» = мягко спросила Принцесса Белой Лисицы.

    Она волновалась за И Юня, пока он создавал пилюли, но сейчас, видя, что все в порядке, она наконец могла расслабиться.

    «Спасибо Вам за помощь и доверие, я наконец могу остановиться в Городе Мириад. Так как Вы культивируете душу, эти пилюли будут полезны для Вас. Просто думайте о них, как о выражении моих добрых намерений» - сказал И Юнь.

    Принцесса Белой Лисицы собиралась отказаться, когда услышала слова Городского Лорда Цин: «В таком случае, Уся, ты должна принять их. Как говорится, кто получает чужую доброту, но не возвращает ее, не является джентльменом. Более того, твой друг обладает таким впечатляющими алхимическими навыками. Почему ты боишься, что он будет беден? Когда придет время, я буду полагаться на нашего молодого друга, И Юня!»

    Городской Лорд Цин громко рассмеялся.

    «Да, Дядя Цин» - кивнула Принцесса Белой Лисицы.

    «И Юнь, через пол месяца в моей резиденции будет проходить цитровый концерт, в котором будет участвовать Фея Юцинь. Почему бы тебе не придти?» - с улыбкой сказал Городской Лорд Цин И Юню. Aлхимические навыки И Юня приятно удивили его. Предоставив И Юню шанс пообщаться с верхними эшелонами Города Мириад, это будет отличной формой защиты для И Юня.

    «Городской Лорд Цин, спасибо за приглашение. Я точно приду» - сказал И Юнь.

    «Хорошо, тогда мы с Усей уходим». Городской Лорд Цин посмотрел на Магазин Юнь Синь и сказал с глубоким скрытым смыслом: «Твой Магазин Юнь Синь в скором времени будет очень шумным».

    После того как он попрощался с Городским Лордом Цин и Принцессой Белой Лисицы, большинство присутствующих людей ушло. Оставшиеся люди остались, чтобы заказать создание пилюль.

    «Мастер И, я хотел бы создать Пилюлю Очищающую Костный Мозг Чистого Разума».

    «Мастер И, я тоже! Я хочу заказать котел Пилюль Крайней Инь, а так же Пилюль Изумрудного Духа, Реликты Питающие Сердце...»

    Многие люди поспешили заговорить с И Юнем. С впечатляющими алхимическими навыками И Юня, было лучше заказать у него пилюли до того, как его репутация распространится. Они хотели заказать как можно больше. Если они подожду хотя бы несколько дней, то они, возможно, не смогут протиснуться в очередь.

    И даже если пилюли, которые они получал, будут бесполезны для них, они всегда смогут продать их, чтобы заработать прибыль. В конце концов, пилюли, которые создавал И Юнь, были намного лучше обычных пилюль.

    Увидев людей выкрикивающих просьбу о создании их пилюль, Жу’эр осторожно подошла к И Юнь и прошептала.

    «А?» И Юнь слегка улыбнулся. Дразнящий взгляд скрывался в его глазах. «Я могу создать все, что вы хотите. Миллион рун за котел».

    «Вы...»

    Люди, которые только что просили, вздрогнули. Миллион рун за котел? Пилюли, которые они хотели, не стоили и ста тысяч, но цена за создание была миллион?

    «Хмм! Разве не вы, двуличные, ругали мой Магазин Юнь Синь и табличку, говоря, что это сумасшествие? Почему теперь вы хотите, чтобы я создал вам пилюли? Если у вас есть достоинство, лучше проваливайте. Не раздражайте меня».

    После того как И Юнь сказал это, он развернулся и ушел. Он не боялся обидеть таких бандитов.

    Он отрезал руки Цзоцю Хаоюйя, а тот был молодым мастером. Поэтому когда эти люди поняли разницу между их статусами и статусом Цзоцю Хаоюйя, они уяснили, что они заслужили отношение, которое получили.

    «Как...Как он узнал...Это была та служанка!»

    Несколько человек обменялись взглядами. Они высмеивали табличку перед Магазином Юнь Синь, но не ожидали, что служанка запомнила их лица.

    «Сегодня мы не работаем и отказываем всем посетителям. Так же сними табличку» - сказал И Юнь Жу’эр, вернувшись внутрь.

    Когда он повесил табличку, у него было недостаточно репутации. Сейчас он более чем доказал свои способности, поэтому естественно не было нужды продолжать предоставлять такой дешевый сервис.

    «Молодой Мастер И». Дун Шаоцин еще не ушел.

     

    Глава 1161

    Глaва 1161. Мoлодой Маcтep Байфэн.

    Переводчик: No Fun

    «Мастер Cекты Дун». И Юнь заметил, что Мастер Секты Дун не решался заговорить, поглядывая на Дун Сяоюй. Eе дыхание было слабым, а тело было хрупким. Он не знал, как такая милая девушка, как Дун Сяоюй, закончит в такой странной ситуации.

    «Bходите. Tем не менее, у меня может не быть никаких решений».

    «Спасибо, Молодой Мастер И».

    Дун Шаоцин помог войти Дун Сяоюй в алхимическую лабораторию И Юня.

    Дун Сяоюй была слаба. Она осторожно села на каменную постель в алхимической лаборатории, ведя себя несколько сдержанно.

    «Руку» - сказал И Юнь, протянув свою руку.

    Дун Сяоюй слегка покраснела, закатав рукава, обнажая свою белоснежную руку. Рука Дун Сяоюй походила на руку тринадцатилетней девочки. Она была маленькой и тонкой. Когда И Юнь почувствовал пульс Дун Сяоюй, он активировал свое энергетическое видение и обследовал течение энергии в ее теле.

    Хотя злая энергия вошла в ремиссию, она все равно укоренилась в Даньтяне Дун Сяоюй. Казалось, она пыталась слиться с Даньтянем Дун Сяоюй.

    Это, вероятно, было причиной, по которой Дун Сяоюй не могла увеличить уровень культивации, независимо от того, сколько она культивировала.

    И Юнь смутно почувствовал, что если злая сущность полностью сольется с Дун Сяоюй, ее уже нельзя будет спасти.

    Может какой-то старый монстр пытался овладеть Дун Сяоюй?

    Такая мысль пронеслась в голове И Юня. Тем не менее, подумав, он исключил эту возможность. Обладание начинается с моря души, а не с Даньтяня.

    Кроме того, хотя злая сущность напоминала человеческое лицо, от нее не исходило ощущение как от духовной души.

    И Юнь немного колебался, но потом собрал законы пространственно измерения в руках, сформировав Дао узоры чистого Ян.

    И Юнь создал Дао узоры чистого Ян в теле Дун Сяоюй, запечатав пути меридиан вокруг ее Даньтяня. Чистый Ян лучше всего подходил против злых сущностей. С этими Дао узорами чистого Ян, эта злая сущность вряд ли подвергнет опасности жизнь Дун Сяоюй, но это не было долгосрочным решением.

    «Пока не культивируй и не используй Юань Ци. Если Мастер Секты Дун не возражает, я предлагаю Дун Сяоюй остаться у меня. Что Вы думаете?»

    «Молодой Мастер И, Вы слишком добры. Вы спасли жизнь Дун Сяоюй, почему я буду возражать?»

    Дун Шаоцин не только не волновался, когда услышал это, он даже бы обрадован. Он хотел, чтобы его дочь осталась здесь, чтобы И Юнь когда-нибудь спас ее.

    «Хорошо» - кивнул И Юнь.

    «Тогда...я ухожу. Сяоюй, я приду и навещу тебя». Дун Шаоцин сложил ладони и сказал это.

    Он не волновался, оставляя свою дочь, которая была так слаба, что не могла ничему сопротивляться. Будь то его благодарность И Юню или спасение И Юнем жизни его дочери без компенсации, он мог сказать, что И Юнь был человеком высоких моральных принципов.

    И смотря на это с боле широкой точки зрения, даже если И Юнь положил глаз на его дочь, Дун Шаоцин мог сделать вид, что ничего не видит. И Юнь отличался от Хуянь Цана. Хуянь Цан уже был на полпути в могилу, но хотел развлекаться с молодыми девочками. Что касается И Юня, он был молод и имел многообещающее будущее. Если его дочь в итоге станет партнершей И Юня, как это может быть потерей?

    После того как Дун Шаоцин ушел, И Юнь вошел в затворничество. В свое свободное время он проверит злую сущность в теле Дун Сяоюй. Когда пройдет время, понимание И Юнем злой сущности возрастет.

    A Дун Сяоюй следовала по стопам Жу’эр, становясь помощницей в Магазине Юнь Синь. Дун Сяоюй будет помогать Жу’эр. Вместе они держали Магазин Юнь Синь в порядке.

    Тем временем репутация И Юня быстро распространилась по Городу Мириад.

    Все это было из-за того, что он отрезал руки Цзоцю Хаоюйя и сжег их дотла пламенем чистого Ян.

    И несмотря на то, что он был только младшим, он смог создать Пилюли Ледяного Сердца Наивысшего Дворца и пробудить Дун Сяоюй, у которой было загадочное и смертельное заболевание. Качество его пилюль даже превзошло Цзоцю Бо!

    Любая из этих двух историй привела к абсолютно удивительной реакции тех, кто слышал их.

    В Городе Мириад алхимики наслаждались чрезвычайно высоким статусом. Несмотря на то, что было известно, что И Юнь обидел Бессмертный Павильон Мириад, все равно было много людей, которые приходили за услугами И Юня, или чтобы подружиться с ним.

    «Что? Молодой Мастер Байфэн хочет видеть меня? Кто он?»

    И Юнь был проинформирован Дун Сяоюй, когда закончил медитировать.

    «Молодой Мастер И, имя Молодого Мастера Байфэна – Чжоу Байфэн. Он из семьи Чжоу Города Мириад. Семья Чжоу – это секта, но она является очень мощной фракцией. Она на третьем месте среди всех фракций Города Мириад. Она всего немного хуже Бессмертного Павильона Мириад. Чжоу Байфэн высоко ценится в семье Чжоу. Многие семейные вопросы решаются именно им».

    «Молодой Мастер Байфэн уже снаружи» - добавила Дун Сяоюй.

    И Юнь немного подумал, прежде чем кивнуть. Он сказал: «Пусть заходит».

    Так как Молодой Мастер Байфэн был богат, И Юнь мог увеличить цену, если он пришел за пилюлями. И Юню нужно было заработать большое количество рун за следующие три года, поэтому он естественно хотел работать, если работа сама шла к нему.

    После того как Дун Сяоюй передала сообщение, быстро вошли два человека.

    Один мужчина носил светло-синюю рубашку с длинными рукавами. Он издалека улыбался и тепло поприветствовал И Юня: «Вы, должно быть, Мастер И. Я много слышал о Вас. Я Чжоу Байфэн, а это Молодой Мастер Чжан Чжиюань, которые является почетным гостем моей семьи Чжоу. Мастер И, Вы, должно быть, не знаете о репутации Молодого Мастер Чжан Чжиюаня, так как Вы здесь новенький. Он знаменитый молодой гений Города Мириад».

    Чжан Чжиюань обдувал себя нефритовым веером. У него была резкая аура, он казался экстраординарным.

    И Юнь медленно поставил в сторону свою чашку с чаем и сказал: «Могу ли я узнать, какое лекарство планирует создать Молодой Мастер Байфэн? Молодой Мастер Байфэн должен знать, что у меня не низкие цены».

    «Я это естественно знаю. Тем не менее, я пришел не за услугами Мастера И. Вместо этого, я пришел пригласить Мастера И стать гостем семьи Чжоу. Моя семья Чжоу имеет достаточно влияния в Городе Мириад. Все почетные гости семьи Чжоу – гении. Если Мастер И согласится, то мы будем рады приветствовать Вас, даже Бессмертный Павильон Мириад дважды подумает, стоит ли беспокоить Вас».

    Семья Чжоу считалась довольно большим деревом, к которому стекались даже такие знаменитые гении, как Чжан Чжиюань. Молодой Мастер Байфэн решил привести с собой Чжан Чжиюаня, чтобы звучать более убедительно.

    Хотя Чжан Чжиюань был хуже Феи Юцинь и Феи Уси, он все равно был авторитетным гением.

    «Однажды Молодой Мастер Чжан Чжиюань обид крупную секту из-за женщины. Тем не менее, после того как он стал почетным гостем семьи Чжоу, та секта просто подавила свое негодование» - сказал Молодой Мастер Байфэн.

    «Молодой Мастер Байфэн прав. И Юнь, Молодой Мастер Байфэн сегодня пришел спасти Вас. Без семьи Чжоу, Вы будете одиноки. Сложно что-либо сделать в одиночку». Чжан Чжиюань посмотрел на И Юня, но чувствовал себя недовольным.

    И Юнь не встал с того момента, как они вошли. Когда Чжан Чжиюань стал почтенным гостем семьи Чжоу, ему пришло быть чрезвычайно вежливым, когда он взял на себя инициативу получить покровительство.

    Такой вид льготного отношения и разница в отношении уже раздосадовали Чжан Чжиюаня. Кроме того, высокомерие И Юня раздражало его.

    «Вы покупаете меня? Простите, но я не заинтересован». И Юнь сразу же отказался. «Я по натуре недисциплинирован и поэтому не привык подчиняться другим. Что касается того, что Бессмертный Павильон Мириад захочет навредить мне, или нужна ли меня зашита от семьи Чжоу...»

    «Если я продам себя фракции за что-то тривиальное, такое как защита, тогда мой боевой путь был пройдет зря» - когда И Юнь говорил, он посмотрел на Чжан Чжиюаня.

    Такие люди, как Молодой Мастер Чжоу и Молодой Мастер Чжан, ничего не значили для И Юня.

     

    Глава 1162

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии