• Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Члены лагеря подготовки воинов замерли в шоке. Они долго смотрели на И Юня с широко распахнутыми глазами, разинув рты.

    Их непобедимый Лянь Чэнюй был так сильно избит этим плебеем И Юнем?

    – Что… Это всё значит?

    – Разве Лянь Чэнюй не на пике Сборщика Ци? – выдавили из себя те, кто знал уровень развития Лянь Чэнюя.

    В сфере Смертной Крови пять уровней, и пик Сборщика Ци был самым высоким уровнем. Чтобы так легко побить воина на пике уровня Сборщика Ци, нужно, как минимум, быть в сфере Пурпурной Крови!

    – Как такое может быть? И Юнь на самом деле в сфере Пурпурной Крови? – сказал кто-то с дрожью в голосе.

    – Невозможно! Воины Пурпурной Крови не должны участвовать вместе с воинами Смертной Крови. Кроме того, Гвардия Изысканного Дракона бы не допустила такого. Да и сколько И Юню лет? Ему лишь двенадцать, как он может быть в сфере Пурпурной Крови в столь юном возрасте? – кто-то упомянул возраст И Юня, и все вдруг молча посмотрели друг на друга.

    Именно, И Юню было всего двенадцать лет, то есть он моложе Тао Юньсяо на два года!

    Если в двенадцать лет он обладает силой, способной так легко избить Лянь Чэнюя, то каким же монстром он был?

    В это время И Юнь медленно пошёл к Лянь Чэнюю.

    Руки Лянь Чэнюя дрожали, и он не сразу выбрался из завала камней. Его лицо было всё крови, а выражение было ужасающе свирепым!

    И Юнь посмотрел на Лянь Чэнюя пронзающим взглядом.

    – Я же сказал, что ты совершил десять преступлений! И потому должен мне десять жизней!

    – Я буду бить по разу за каждое твоё злодеяние, и сейчас… Был первый удар!

    Звонкий голос И Юня был слышен на несколько Ли в округе. Все присутствующие отчётливо слышали его.

    – Первое преступление!

    – Ты завёл себе прихвостней и притеснял людей. Ты завладел всей едой и ресурсами племени! Обычные люди усердно работали, но раздаваемой еды было недостаточно, чтобы прокормить себя. Также, племя не раздавало достаточно одежды. Каждый год многие люди умирали от голода и холода. Твои руки по локоть в крови людей племени Лянь!

    – Прошлый удар был за них! Эта та жизнь, что ты задолжал людям племени Лянь!

    Слова И Юня шокировали всех присутствующих. Сначала Лянь Чэнюй обвинил И Юня в краже эссенции пустынной кости, отчего все подумали, что Лянь Чэнюй был жертвой.

    Но в мгновение ока, И Юнь обвинил Лянь Чэнюя в десяти преступлениях!

    Было очевидно, что вражда между ними была не такой простой, как сказал Лян Чэнюй!

    – Ты хочешь судить меня за десять преступлений? Да кем ты себя возомнил? – Лянь Чэнюю с трудом удалось выдавить эти слова. Он ненавидел и Юня до мозга костей!

    И Юнь имел абсолютное преимущество и превосходство над соперником, и он начал бой с того, что нещадно ударил Лянь Чэнюя о землю. И когда перед столькими людьми его так опозорили, по его высокомерию был нанесён огромный удар. Из-за этого он начал заводиться.

    Во время кардинальной смены ситуации и сильного унижения, разум людей легко мог отключиться.

    И поскольку нынешний Лянь Чэнюй почти обезумел, он также потерял способность здраво мыслить. Он не мог спокойно измерить разницу в силе между ним и И Юнем. Его единственная мысль заключалась в том, чтобы разорвать И Юня на мелкие кусочки!

    – Сдохни!

    Лянь Чэнюй скрипнул зубами и прыгнул на И Юня!

    «Разрушающие Камни Тигриные Когти»!

    Лянь Чэнюй так сильно вытянул пальцы-когти, что его кости затрещали!

    Лянь Чэнюй мог считаться гением боевых искусств в бескрайней пустоши. Он постиг суть изменённой техники «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», которой его научил Яо Юань.

    И при выполнении приёма «Разрушающие Камни Тигриные Когти», его кости и сухожилия звучали в унисон. Использую всю силу пояса и позвоночника, он, как настоящий свирепый тигр, бросился на своего врага!

    Но результат был слишком очевиден!

    Скорость И Юня была слишком большой, на голову превосходя скорость Лянь Чэнюя. В то же время он был способен мгновенно принимать различные решения прямо в бою. Кроме того, его способность анализировать достигла своего пика, также тело и сила И Юня были лучше, чем у Лянь Чэнюя, так что неважно, что использует Лянь Чэнюй, И Юнь всё равно легко с этим справится!

    *Па!*

    И Юнь сразу же признал приём Лянь Чэнюя!

    И Юнь в мгновение ока схватил запястья Лянь Чэнюя!

    С звуком *Ка Ка Ка* и треском, руки И Юня плотно сжались, отчего лоб Лянь Чэнюя залился потом от невыносимой боли!

    – Я не считаю себя лучше всех, но даже меня вполне достаточно, чтобы судить тебя, лишь потому, что я сильнее! В этом мире слабые считаются рабами, а сильные – господами! – сказав это, И Юнь потянул руки Лянь Чэнюя вниз. У Лянь Чэнюя не было возможности сопротивляться ему, и таким образом всё его тело начало падать.

    Сразу же, И Юнь подпрыгнул и ударил коленом в грудь Лянь Чэнюя!

    – Пха!

    Лянь Чэнюй яростно выплюнул поток свежей крови. У него было сломано примерно восемь рёбер, его тело подлетело, как соломенный мешок, после чего грузно упало на землю!

    И Юнь вытер кровь с его рук и холодно сказал:

    – Второе преступление!

    – Ты заставил всех людей племени Лянь пойти в горы, чтобы собирать травы. И туда послали даже детей! И поскольку им приходилось много карабкаться по отвесным скалам, многие люди погибли, разбившись насмерть! А тебе было плевать на погибших! Ты даже не попытался оказать им помощь!

    – Однажды, собирая травы, я сам сорвался со скалы и полуживой несколько дней провалялся в постели. После, меня даже похоронили в могиле. Но мне удалось выжить, хотя никто мне так и не помог. Даже когда я вернулся домой, чтобы я мог поесть, моей сестре пришлось пожертвовать своей едой ради меня! Не погибнув, я не только не получил сочувствия или помощи племени, я стал предметом насмешек твоих громил, я даже думал, что не переживу нескольких дней, но всё же я выжил.

    – Вторую жизнь ты задолжал детям племени, которым также, как и мне, не оказали должной помощи! – холодно бросив эти слова, И Юнь снова подошёл к Лянь Чэнюю.

    – Ты… Ты… – Лянь Чэнюй порывался встать. На его рту пенилась свежая кровь, словно у золотой рыбки на суше.

    Его глаза были полны безграничной ненависти к И Юню.

    Он уже десять лет оттачивал и тренировал своё тело, при этом используя различные травы. Его кости и внутренние органы неоднократно подвергались тренировке. Так что даже после таких ударов он до сих пор был в состоянии драться.

    – Я убью тебя!

    Унижение, гнев, осознание разницы между реальностью и вымыслом и неспособность прорваться в сферу Пурпурной Крови, вместе с безграничной ненавистью к И Юню, Лянь Чэнюй почти сошёл с ума.

    Дойдя до такого состояния, не смотря на то, на сколько крепок разум человека, никто бы не смог успокоиться.

    Именно это случилось с Лянь Чэнюем.

    Он бросился к И Юню и ударил рукой, метясь в лицо!

    Однако, снова не было никакой интриги, удар Лянь Чэнюя был легко отклонён И Юнем.

    После чего И Юнь ударил в ответ, попав в лицо Лянь Чэнюя.

    Он отплатил ему той же монетой.

    *Пэн!*

    Лянь Чэнюй страшно завопил, а его тело снова отправилось в полёт.

    От ударов И Юня, его лицо уже было в зелёных, красных, фиолетовых и чёрных пятнах. Там были практически все цвета.

    И Юнь сломал ему нос и выбил два передних зуба!

    – Третье преступление. Ты использовал Королевский отбор, как способ покинуть бескрайнюю пустошь, и присвоил себе запасы продовольствия племени Лянь, обменяв их на пару пустынных костей. Потом ты использовал людей для переработки пустынных костей. Люди были обмануты твоей ложью о том, что ты переселишь их в город. И из-за недостатка еды, за последние несколько месяцев, многие люди погибли от голода и холода.

    – И моя сестра работала всю ночь, чтобы сделать стрелы для обмена на крохотный кусочек мяса для меня. Но в день раздачи еды, не только не было никакого мяса, не было даже нормального зерна. Нам удалось получить лишь небольшой мешок грубого зерна. Это равносильно отправки нас, брата и сестру, на верную смерть! Моя сестра пыталась бороться против этого, но чуть не была избита твоими прихвостнями!

    – Эта жизнь – это то, что ты задолжал тем, кто умер от голода в племени Лянь, а также мне и моей сестре! – выражение И Юня было холодным, но его голос был уверенным и твёрдым. Он объявлял преступления Лянь Чэнюя одно за другим. Окружающие люди вытаращили глаза и онемели от сего действа.

    Никто не ожидал, что обычный бой перерастёт в нечто подобное.

    Когда-то И Юнь был почти убит Лянь Чэнюем, и к счастью, ему повезло выжить.

    Но сейчас пришло время для его мести.

    Если то, что сказал И Юнь, было правдой, то избиение Лянь Чэнюя было совершенно оправдано!

    Конечно же, желание Лянь Чэнюя убить И Юня за кражу эссенции пустынной кости также было оправдано!

    Оба сильно ненавидели друг друга, и они были столь же несовместимы, как огонь и вода. Сейчас было неважно, кто прав, а кто виноват, в итоге прав окажется тот, кто сильнее! А слабый лишь заслуживал смерти!

    Таковы были правила мести в Божественном Королевстве Тайэ!

    В это время члены лагеря подготовки воинов племени Лянь были сильно потрясены. Они ошарашенно уставились на И Юня, не в силах произнести и слова, словно тот был призраком.

    Бой между И Юнем и Лянь Чэнюем, был похож на избиение ребёнка взрослым, с явным перевесом!

    Они осознали, что вскоре их господин будет доведён до плачевного состояния!

    Лянь Чэнюй снова поднялся. Его дух был готов вот-вот рухнуть!

    Именно, по сравнению с физическими травмами, сильнее были травмы душевные, которые были просто невыносимы!

    Когда человек доходит до подобного состояния, он может испытать нервное перенапряжение и сойти с ума, полностью обезумев.

    Лянь Чэнюй ещё не был настолько безумен, но уже был близок к этому.

    И он снова послал удар в И Юня!

    Эта атака не была какой-либо техникой. Если первые три атаки были приёмами из «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», то сейчас это был обыкновенный удар, использующий лишь грубую физическую силу.

    Если против И Юня даже «Кулак Драконьей Жилы и Тигриной Кости» был бесполезен, то что уж говорить про грубую силу.

    Лянь Чэнюй метился в живот И Юня, но И Юнь не стал уворачиваться или блокировать удар, он напряг мышцы живота, собрав Ци в своём Даньтяне, принимая удар Лянь Чэнюя!

    Если бы это был приём из «Кулака Драконьей Жилы и Тигриной Кости», И Юнь бы не стал подставляться под удар. Но получив три тяжёлых удара, Лянь Чэнюй значительно ослаб, так что И Юнь был в состоянии принять его атаку без особого давления.

    Когда удар Лянь Чэнюя достиг своей цели, И Юнь издал сдавленный звук. Однако он даже не сдвинулся с места, и при этом холодно смотрел на Лянь Чэнюя!

    – Четвёртое преступление, ты ненавидел меня за подстрекательство людей к восстанию, и тайно напал на меня, отчего я был на грани смерти. И ты должен мне за эту жизнь, – сказав это, И Юнь ударил Лянь Чэнюя кулаком в живот.

    *Пэн!*

    Тело Лянь Чэнюя свернулось, как креветка. Без разницы, как Лянь Чэнюй нападёт на И Юня, И Юнь ответит ему тем же!

  • Истинный мир боевых искусств
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии