• Император Цитры
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сильвио спросил глубоким голосом: «Ты на самом деле не склонишься передо мной?»

    Е Инь Чжу решительно кивнул. Науку его дедов он ценил превыше всего. В Опустошённом Нефритовом море он изучил множество вещей, и каждую из них усвоил очень хорошо.

    Сян Луань подумала – «Ой нет». Она уже прокляла себя за то, что не обучила Е Инь Чжу придворному этикету.

    Сильвио неспешно кивнул, его взгляд стал холодным-холодным. Угрожающая аура заставила людей задохнуться. А Е Инь Чжу всё также спокойно смотрел на Императора, в его глазах не было ни следа волнения или беспокойства.

    «Имперский Отец, Е Инь Чжу неопытен. Он не понимает многих вещей, пожалуйста, простите его за отсутствие манер», - поспешно заговорила Сян Луань.

    Фишелла также вмешался: «Имперский Отец, к счастью рядом оказался Е Инь Чжу. В противном случае мы могли и не вернутся. Вы…».

    «Хватит. Кто позволил вам говорить?» - голос Сильвио напоминал зимнюю стужу.

    Все думали, император на грани взрыва, но внезапно его строгое лицо смягчилось, а в уголках губ появилась улыбка: «Миланская Империя никогда не забывала наградить достойных и наказать виновных. Выдающуюся службу ждёт достойная награда, а проступок – такое же наказание. Е Инь Чжу, в битве при Конъя, - он совершил выдающиеся деяния и достоин называться героем Империи. Это не подлежит никакому сомнению. Однако, он целиком уничтожил нашу элиту – Соколиных Драконов и, прямо здесь, в этом зале опозорил принцессу. За этим должно последовать серьёзное наказание, но его достижения велики. Поэтому из-за его выдающейся службы, наказания за проступки не будет».

    Услышав слова Небесного Императора, Сян Луань и Фишелла облегчённо вздохнули.

    Сильвио повернулся к Е Инь Чжу: «Твои деяния значительно перевешивают твои проступки. И Император всё ещё хочет тебя наградить. Моим декретом, за нанесение большого урона врагу и защиту территории нашей страны, Е Инь Чжу жалуется гражданство Миланской Империи. Вместе с тем он сохраняет и гражданство Аркадии. Е Инь Чжу получает титул Виконта. А что касается земельного надела…»

    Услышав слова земельный надел, Е Инь Чжу стал внимательнее и поднял глаза на Сильвио, который неохотно отвёл взгляд.

    - Ты совершил слишком много ошибок и тебе надо стать серьёзнее. Изначально, я хотел пожаловать плодородные земли, но, похоже, для этого слишком рано. Город, который ты так рьяно защищал, – вот твоя награда. И Проход Бреннера переходит под твоё управление. И, конечно, я надеюсь, что ты не бросишь учёбу.

    «Имперский Отец, так нечестно», - возразила Сян Луань. - «Население Конъя – двадцать тысяч человек, а в Проходе Бреннера люди и вовсе редкие гости. Отсутствует всякое производство, а местность гористая и над регионом нависла угроза из Северных Пустошей. Холодный и бесплодный – вот синонимы этой территории. Во время битвы стены были разрушены в некоторых местах. Этот маленький город сложно связать со словом – награда. У любого Виконта империи территория в несколько раз больше.

    Сильвио зарычал: «Опрометчиво. Солдаты, принцессе нужно отдохнуть. Проводите её. Сменитесь утром».

    Сян Луань и Фишеллу увели прочь, а Оливейра уже получил свои приказы. Естественно его волновала судьба братьев. Император Сильвио вынес решение, до того, как они вернулись в город. Даже если Окафур и Остин покинули свой пост, они не совершили серьёзной ошибки. Они спешили схватиться с врагом и защитить свою страну, поэтому наказание было не столь суровым. Штраф в размере жалования за полгода – можно сказать, на первый раз, их простили.

    Е Инь Чжу ушёл вместе со своими спутниками. Оказавшись в карете, сразу после выхода придворных и военных чинов, он задумался.

    Что же делать? Мы Лян говорил, что Восемь Восточных Драконьих Сект давно жаждут клочок земли. Может ли это быть эта так называемая награда?

    Но больше всего его мысли занимала Сян Луань в объятиях после их столкновения. Эта сцена постоянно появлялась в мыслях, а развитие сердца цитры почти не справлялась с чувствами.

    «Е Инь Чжу, Его Величество требует твоего присутствия», - рядом с ним неожиданно показался тощий страж.

    «Моего?» - Е Инь Чжу пробудился от ступора.

    Страж больше ничего не сказал, и развернулся уходить. Е Инь Чжу не знал, что ему делать, поэтому последовал за воином.

    Миланский Императорский Дворец напоминал лабиринт. Даже память Е Инь Чжу после нескольких однотипных проходов и садов начала давать сбои.

    Страж привёл Е Инь Чжу в небольшой холл и указал на дверь: «Его Величество ждёт».

    Е Инь Чжу открыл дверь и вошёл внутрь. Первое что он почувствовал это запах чернил. Он был удивлён, увидев перед собой кабинет. Возможно, это место могло быть и небольшой библиотекой. Сложно понять, насколько велика эта комната – размеры скрадывали бесконечные полки с книгами в простых переплётах. А запах чернил явно исходил от них.

    «Е Инь Чжу, проходи», - мягкий голос оторвал его от книг. Он пошёл дальше в комнату, на голос. Обогнув несколько полок, Е Инь Чжу нашёл его обладателя. Это был Император Сильвио.

    Сильвио был одет менее формально, тем самым уменьшив свою пугающую ауру и став более доступным. Хотя светло-золотое чан пао не сделало его красивее, но в глазах Е Инь Чжу, он стал ещё более похожим на соседского дядюшку.

    «Ваше Величество, моё почтение», - Е Инь Чжу кивнул Сильвио.

    Сильвио закрыл книгу и улыбнулся: «Ты на самом деле довёл меня до головной боли. Я действительно хотел тебя наказать».

    Е Инь Чжу нахмурился: «Из-за того, что я не преклонил колени?»

    Сильвио покачал головой: «Нет, из-за того, что ты опозорил мою дочь. Ты должен знать, что она моя любимица. А твоё поведение заставило её потерять лицо. Только не говори мне, что не признаёшь своей ошибки?»

    Е Инь Чжу почесал затылок: «Это моя ошибка. Но я врезался в неё не специально. Я смотрел на Вас и не осознавал, что Ваша дочь остановилась».

    - О? Ты глядел на меня? И что ты увидел? - заинтересовался Сильвио.

    - Я подумал, как не похожи на Вас Сян Луань и Фишелла, но тем не менее, Вы их отец.

    Сильвио переменился в лице. Любого другого он бы приказал казнить на месте. Сомнение в линии престолонаследия – серьёзное преступление. Но всего лишь горько рассмеялся: «Они похожи на своих матерей. И поэтому не похожи на меня. Ты поэтому был таким не внимательным?»

    - А ещё, я чувствовал, что Вы очень дружелюбны. И я подумал, что Вы совсем не такой, каким я представлял себе правителя государства.

    Сильвио улыбнулся: «Е Инь Чжу я позвал тебя, чтобы выслушать твоё мнение, как Мага Божественной Музыки. Может быть, ты ещё не знаешь, но твои действия на поле боя вызвали большие волнения в Институтской среде. Значительно вырос статус факультета Божественной Музыки. И многие засомневались в том, что Божественная Музыка бесполезна».

    Е Инь Чжу спокойно ответил: «Я никогда в это не верил! Любая магия существует по какой-то причине, и в любой из них можно преуспеть. Но может понадобиться много труда. Дедушка Цинь однажды сказал, если хочешь стать сильным магом Божественной Музыки, то должен с самого детства любить играть. У всех есть природный дар. Именно он важная часть успеха, но не менее важны и прилагаемые усилия».

    - По твоим же собственным словам, тебе пришлось много работать?

    - Не могу сказать. Также не могу сказать можно ли меня назвать усердным человеком. Но дедушка Цинь говорил, что у меня талант к игре на цитре.

    Сильвио улыбнулся: «Твой дедушка Цинь, случайно не Цинь Шан?»

    Е Инь Чжу удивился: «Откуда Вы знаете? Вы с ним знакомы?»

    Сильвио вздохнул: «Боюсь, сейчас найдётся не так много людей, которые его не знают. Всего за месяц на континенте Лонгиний появилось два мага Божественной Музыки. И ты пришёл из Аркадии. Похоже мои предположения верны».

    Е Инь Чжу ничего не понял: «Я не понимаю, что Вы имеете в виду».

    Сильвио улыбнулся: «Проще говоря, твои действия в Битве при Конъя были великолепны, однако меркнут по сравнению со свершениями твоего дедушки Циня. Аркадия – маленькая и слабая страна, и тем более удивителен результат столкновения с Вавастом. Армия Ваваста разбита, а более шестидесяти тысяч взяты в плен. Эта война стоила Вавасту элиты воинов и магов. И всё благодаря твоему Деду. Он достиг этого, всего лишь играя на цитре и ничего более. Маг Божественной Музыки стал синонимом боевого Мага. Понадобится только заклинание усиления звука и его радиус действия значительно увеличивается, до такой степени, что может захватить армию противника целиком. Хотя твой дед и Магистр Фиолетового Ранга, но всё равно тяжело принимать этот факт».

    Е Инь Чжу восхищённо воскликнул: «На Королевство напали? Дед пошёл на войну? Что случилось? Кто победил?»

    - Успокойся. Твой дед в порядке. Хотя силы были неравны, но твой дед был главнокомандующим и именно из-за него Ваваст при посредничестве Империи Блю Диас пошёл на крайне невыгодный мирный договор. Позиции твоего деда настолько сильны, что он даже отказался возвращать пленных. Жалко, что Аркадия так далеко от Милана. Я хотел бы с ним встретиться.

    Услышав, что Цинь Шан в порядке Е Инь Чжу не сдержал вздох облегчения.

    Сильвио внезапно спросил: «Инь Чжу – ты однокурсник Сян Луань и Фишеллы, поэтому я задам тебе вопрос – что лучше Милан или Аркадия?»

    Е Инь Чжу ответил без всяких колебаний: «Милан лучше, здесь холоднее, но во всём остальном Милан лучше, чем Аркадия».

    Сильвио улыбнулся. На этот раз улыбка шла от самого сердца: «В таком случае я даю тебе выбор. Ты хочешь остаться в Милане?»

    Е Инь Чжу заколебался: «Я не знаю, это будет зависеть от того, где окажется моя семья».

    Сильвио кивнул: «Можешь спросить у них. Двери Миланской Империи всегда открыты для твоей семьи. И ты должен сказать, что Аркадия пообещала твоему деду. Мы утроим их предложение»

  • Император Цитры
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии