• Игрок восстановился автосохранением
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • — Лучшую поддержку?

    На мой вопрос Лев кивнул и ещё раз отпил из стакана.

    — Начиная со снаряжения: лучшие зелья, лучшая помощь и даже модификаторы скиллов – я могу дать это всё.

    — Ты намекаешь, чтобы я вступил в гильдию? — лучше сразу все выяснить, решил я.

    Глава гильдии тихо засмеялся, тряхнув гривой.

    Я прикрыл глаза и выпил оставшуюся в стакане воду. Затем налил себе еще.

     

    — Но, почему я?

    — Ты игрок с выдающимися способностями, — объяснил Лев. — Ты знаешь, что за атмосфера сейчас царит в Эдинбурге? Как только появился слух о Боссе 30-го этажа, жадные на награду гильдии стали нанимать сильных игроков.

    — Разве вы не такие же?

    — Как все мужчины, мы тоже можем терять голову из-за сокровищ, — не стал отрицать глава.

    Я улыбнулся, услышав его признание. Не поднимая глаз, я ещё раз отпил из своего стакана. Не то чтобы я сильно нервничал и пытался выиграть время, меня просто мучит жажда. Ведь у меня всегда есть ответ на такие предложения.

    — Не хочешь?

    — Мгм... — я отрицательно покачал головой.

    Услышав такой ответ, Лев тяжело вздохнул. Посмотрев в его звериные глаза, я, на удивление, не увидел в них враждебности. Даже наоборот, кажется, ему понравились мое поведение. По крайней мере, его доброжелательная улыбка свидетельствовала именно об этом.

    — Такой же наглый, как говорили Хёк Су и Ин Су.

    Он произнёс знакомые мне имена.

    Хёк Су и Ин Су... Тот самый кузнец Чжан Хёк Су, выковавший Острого хищника. И производящий впечатление учёного Пак Ин Су, который в благодарность за своё спасение, дал мне Побег от смерти.

    Ну, дела...

    По его интонации можно сказать, что он даже представить себе не может, что нас связывает.

    — Когда ты увидел мою звериную форму, даже не дрогнул и слова не сказал! Вот это смелость! — восхищался Лев моей выдержкой. — Хотя, это подобающе для любого мужчины, — радостно пробасил глава гильдии своим сильным голосом.

    Хах, ему действительно подходит его тема – Царь зверей.

    — Ты нравишься мне, Пак Чонсок! Вступай в Чёрного льва! — опять предложил он.

    Он говорил ещё более энергично. Как будто ничего и не произошло, и я только что несколько раз не отказался от его предложения..

    Ну, нет! Ведь не прошло и десяти минут после моего последнего отказа, а тут опять!

    — Как я уже сказал, у меня нет мыслей о вступлении в гильдии. Любые… — начал в очередной раз объяснять я.

    — Я знаю о твоей ситуации от Ин Су, — перебил он меня. — Это ведь из-за преступлений Красных сапсанов в прошлом? Но ведь прошлое есть прошлое. Не забывай: «всё что было – то прошло». Знаешь такую песню?

    И именно сейчас он вспомнил текст моей любимой песни!

    — Да, прошлое есть прошлое.

    То, что было, то прошло. Мне довольно-таки сильно нравятся именно эти строчки. Потому что это слова, дарующие мне спокойствие, которого у меня нет. Я – придурок, который не забывает прошлое. Нет, не так! Который не может его забыть. Мои плохие поступки и воспоминания о тёмном прошлом часто приходят мне в голову.

    — Но, нет способа забыть то, что прошло, не так ли?

    — Мгм... — поняв смысл моих слов, он только сейчас устало простонал.

    Раздув ноздри, он прижал уши. И облизнулся. Мне его стало даже немного жаль.

    «Эта шерсть просто противозаконна...» — подумал я.

    По лицу, покрытому шерстью, трудно было что-либо определить. Вопрос о его возрасте опять возник у меня в голове. Хоть я и не знаю, сколько ему лет, но кажется, он старше меня. По крайне мере, судя по тому, как он говорил о довольно взрослом Чжан Хак Су...

    Шерсть, из-за которой невозможно увидеть лицо собеседника, раздражала.

    Но… Но, глядя на эту, кажущуюся мягкой, словно облако, шерсть, так и хочется зарыться в неё рукой.

    — Перед атакой на Босса комнаты 30-го уровня, мы думаем пойти в подземелья 29-го уровня, Долину змей ... Не хочешь с нами? — сделал очередное заманчивое предложение Лев.

    «Вот так настойчивость, Сир!»— мысленно похлопал в ладоши я.

    А я и не знал, что на 29-ом уровне есть подземелья.

    Видимо, для того чтобы быстрее найти Наследие Эйрин, они не стали обыскивать всё, как раньше, а просто нашли лестницу, ведущую вниз.

    Я не знал, что ответить.

    Поэтому отодвинул стул, чтобы встать с места. Его ножки громко заскрежетали по полу. С другой стороны стола послышался скрип. Лев тоже вставал.

    Если подумать, куда я положил Месть? Точно же под стол... Я настолько привык к системе Инвентаря, что носить вещи с собой теперь кажется чем-то ужасно неудобным. Но что делать?

    — Это... оружие? — увидев, как я повесил Месть на плечо, глава нахмурился.

    Только минуту назад довольно улыбающийся и хохочущий он в мгновение ока поменялся.

    Что, увидел палку в омерзительной коже, и настроение испортилось?

    Не-ет, хоть у него и лицо Льва, внутри-то он человек.

    Этот жест и выражение были похожи на эмоции при виде чего-то страшного.

    — Если и так, то что? — спросил я.

    — Когда я стал Львом, мои чувства обострились. Когда опасно, шерсть встаёт дыбом так, будто через меня провели ток, — не отрывая глаз от Мести, произнес глава.

    И правда. Как он и сказал, шерсть на его теле поднялась, напоминая чем-то иголки ёжа.

    — Это штука… зловещая. Звучит странно, но фема предмета говорит сама за себя. Даже в голове становится мутно... Где ты взял это? — теперь глава был максимально серьезен.

    Хоть и абстрактное, но это описание, кажется, точно подходит Мести. Когда я схватил Месть, было чувство, словно в голову просочились какие-то странные слова. Как я и предполагал, звери чувствуют такие вещи лучше!

    — Это штука? Купил ее за донат, — я не собирался отвечать на его вопрос.

     

     

    ***

     

    — Фух, вот же ж, этот придурок…

    Закончив беседу с главой и отменив поручение «Дверь, открываемая ключом» у Информатора Со Ён Чжи, я направился домой. Я быстро шел по знакомой дороге. Пора и отдохнуть. Но вдруг новое ощущенгие привлекло мое внимание. Мне показалось или правда, что Месть становилась все тяжелее?

    Приглядевшись, я понял, что это не из-за ее настроения.

    Ещё когда я отменял поручения для Со Ён Чжи во «Вкусно сегодня», я почувствовал, как кожа Кокуко стала влажной. Запаха не было, но скорее всего, это была его кровь, оставшаяся после того, как я снял с него кожу. Но в какой-то момент она высохла. И стала выглядеть словно земля, долгие годы не видевшая дождя.

    Сейчас в складках кожи, которая покрылась старушачьими морщинами, слегка виднелись очертания зубов меча.

    И неожиданно Месть, увидев меня, облизнулась так, что у меня пошли мурашки по коже. Не веря своим глазам, я смотрел на потяжелевшую Месть, стоя посреди жилого района.

    Она стала жутко тяжелой! Возникло чувство, будто сухожилие руки, которой я ее держал, может порваться в любую минуту.

    Но, нет. Я ее все равно не брошу, что бы она не вытворяла. Я поволок Месть в сторону дома. Именно, поволок. Потому что она становилась все тяжелее и тяжелее. Когда я волок ее по полу своей квартиры, я думал, что прочерчу борозду в полу.

    «Фух...» — с облегчением вздохнув, я упал на стул и задумался.

    Почему же меч так потяжелел? Ведь в коже не осталось и капли крови, которая могла бы придавать ему вес. Меч, высасывающий кровь! Вот же наглец.

    Удивительно, несмотря на ее тяжесть, на полу не было никакого следа.

    По крайней мере, я точно удостоверился в том, что не могу сейчас использовать Месть. Сейчас этот меч всего лишь головная боль для меня. И передать другим не могу, и бросить жалко.

    «Попробовать разок... расплавить в печи? Дом купленный, как-никак...»

    Хоть меня и посещали такие мысли, но, в конце концов, это Наследие Эйрин.

    Если бы я мог положить Месть в инвентарь! Тогда не пришлось бы таскать тяжести и думать, что делать. А так она меня уже просто «достала». Только и думаю, что о ней.

    Если не возникнет привязанности, понимаю, что лучше всего оставить меч дома. Но я не знаю, что может случиться в Лабиринте. Вдруг там я смогу его использовать? Но тогда должна быть хотя бы мобильность, а я не могу класть его в инвентарь. Использовать не могу, носить с собой не могу! Сумасшедший меч, гипнотизирующий хозяина. Если так подумать, то он не больше чем мусор.

    Отлично, в печку его!

    — Притащил домой непонятно что. Думал, дома никого не будет. Но вот он я, ЧОНСОК! — раздался голос откуда-то сверху.

    — М?.. — повернув голову на знакомый голос, я увидел торчащего и из грибовидного дымохода Кюнкюни.

    Сложно сказать, кто он. Бактерия, гриб, спора?

    Значит дымоход один из его проходов? Увидев упавшую на землю Месть, Кюнкюни (бактерия, гриб, спора) скривился в гримасе.

    — А-а-а... Голова болит. Зачем ты притащил сюда такой зловещий предмет, игрок Чонсок? Я пришёл поиграть, но теперь у меня болит голова.

    — Эй, чего кричишь? Ты сам приходишь сюда по всему желанию, — попытался успокоить его я.

    — И что... Голова всё равно болит!

    Кюнкюни качал грибовидной головой из стороны в сторону, держась за неё обеими руками.

    Он повернулся в сторону Мести, лежащей на полу там, где я ее бросил, и его зрачки расширились от гнева.

    Создавалось впечатление, что Кюнкюни увидел злейшего врага. Вид у него был такой, как будто он сейчас взорвется от возмущения словно вулкан. Но я не думал, что он представляет какую-нибудь угрозу.

    — Я слышал, игрок Чонсок! — завопил гриб. — Этот меч только что говорил обо мне гадости!

    — Ну, возможно он мог, — не стал отрицать я.

    В обычное время, я бы не поверил в то, что меч говорит, но Месть меня переубедил.

    Кюнкюни тем времени снова разбушевался.

    — Точно говорил гадости обо мне! Нахал! Я тоже могу показать характер!

    — Зачем? Не хочешь лучше поесть вяленой говядины? — предложил я, обычно это помогало.

    — Вяленой... говядины… — гриб или спора на секунду задумался. — Позже! — он отказался от любимого лпкомства.

    Так или иначе, ничего не случится. Попробую. Я осторожно пошёл на кухню и вытащил из холодильника (7000 линков) вяленую говядину.

    Пока я резал ее, из гостиной слышались странные звуки и рычание. Но я не обращал на это внимания.

    — М-м-м... — тут стоило задуматься.

    Каждый раз, когда я видел Кюнкюни, он всегда с удовольствием ел вяленую говядину. Всё ли в порядке с его здоровьем?

    Я устало съел пару кусков сам и положил мясо в миску (1000 линков).

    — Не грызи, что попало, и не устраивай дома кавардак. Лучше съешь это.

    — О, мой прекрасный человек! Как я и думал, у игрока Чонсока сердце... долгое? — Кюнкюни забыл, как это называется.

    Ну, мне не трудно подсказать.

    — Доброе.

    — Да, доброе! — повторил он.

    Когда я поставил миску, он бросился к ней и стал есть с таким довольным видом, словно он обрёл все сокровища этого мира.

    Посмотрев некоторое время на Кюнкюни, я бросил взгляд на Месть.

    Я не думал, что он мог сделать что-нибудь с мечом в тот кроткий момент, когда я был на кухне. И не считал, что это в принципе будет возможно. Но, вопреки моим ожиданиям, Кюнкюни-таки успел выкинуть кое-что.

    — Что за... обрывки бумаги?

    К лезвию Мести был прикреплен кусочек бумаги, напоминающий мой амулет Мольба о прохождении. Его мне дала сестрёнка незадолго до её вступительных экзаменов.

    Как он умудрился прицепить к себе амулет?

    Но... Появилось новое ощущение. Стало как-то комфортнее.

    «Исчезла неловкость?»

    Чувство, которое возникало, стоило только кинуть взгляд на меч. От которого на спине выступал холодный пот... Оно исчезло.

    Я протянул руку к Мести, чтобы проверить, что произошло. 

  • Игрок восстановился автосохранением
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии