• Яд человека-панацеи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Но ведь он человек, а не лошадь, - широко улыбаясь, пояснил Ми Ша. – Мы ведь не можем кататься на человеке, так? 

    - Вздор, - притянув У Яньфу к своим ногам, Бай Тань перебирал пальцами его длинные выцветшие волосы. – Только посмотри. Чем он отличается от лошади? Почти не говорит да ходит на четвереньках. Такого не грех оседлать и заставить пробежаться пару-тройку кругов. 

    Подтверждая слова делом, Бай Тань толкнул яо жэнь и взобрался тому на крепкую, но холодную спину. Намеренно похлопывая мужчину по лицу, новоявленный владыка секты в должной мере уподобил того скакуну: 

    - Но! Давай, А’Чи, сегодня ты лошадь. Сделай так, чтобы я в это поверил! 

    Наблюдающий за представлением Ми Ша добродушно рассмеялся. А вот У Яньфу не мог разделить их настроения. Дернувшийся уголок губ и мрачное выражение лица в должной мере выражали настрой запертого в искалеченном теле зверя. 

    «Маленький волчонок. Еще посмотрим, кто из нас окажется сверху!» 

    Даже слишком хороший учитель и глубоко понимающий тайны мироздания ученик… 

    Сама судьба свела их вместе и не позволила разойтись даже после смерти одного из дуэта. 

    Экипаж остановился у поистине живописного места. Окруженное заснеженными горами и, имеющими толстые темно-зеленые иголки, соснами, то внушало определенный трепет и создавало атмосферу холодного одиночества. Скрытый в вековой роще замок был окружен тремя ледяными озерами. 

    Посторонним, при всех усилиях, было чрезвычайно сложно пробраться в это место. Именно поэтому все предыдущие владыки школы Фу Ту проживали у водопада Нефритовой леди. 

    Из соображений собственной безопасности Бай Тань не стал переносить дворец. В конце концов, даже слишком много людей стремилось сместить его с поста верховного жреца секты. 

    Позволив яо жэнь и Ми Ша взобраться на широкую льдину, мальчишка, поправляя легкие, не соответствующие погоде, одеяния прошел на ту и сам. 

    Аккуратно используя искусство работы с собственной Ци, лидер секты позволил холодному кораблю двигаться к противоположному берегу. 

    На небо уже спустились сумерки и над густой, словно кисель, водой образовался белый туман. Бороздящие спокойное озеро немалых размеров рыбины походили на странной формы облака. 

    Бездушные глаза сомов с любопытством взирали на посетителей. 

    Их вид привлек любопытного Ми Ша. Опустившись на корточки, миловидный мальчишка фактически завис над ледяной кромкой, играя с одним из зверей в гляделки. 

    - Отойди от края, - предупредил сосредоточенный Бай Тань. – Эти сомы натренированы пожирать незнакомцев. 

    Все верно. Выполняющие роль сторожевых псов, они привыкли лакомиться свежим мясом и не отказались бы от самостоятельно идущей в рот добавки. 

    - Понятно, - сглатывая, милый молодой человек резко отшатнулся и задел едва держащегося на льдине У Яньфу. Неготовый к внезапной атаке, калека не сумел сохранить равновесие и соскользнул в воду. 

    Всплеск воды моментально привлек хищников. До этого мирно плавающие в темной воде, они вдруг развили скорость и быстро окружили несчастного. Стремящиеся отхватить самый лакомый кусочек, сомы уподобились стае гиен, чем создали ужасающую демонстрацию собственной силы. 

    Побелев лицом, Бай Тань по-настоящему испугался потере ценного лекарства и незамедлительно нырнул в озеро. Используя Ци, он отогнал от себя большую часть хищников, но одна из рыбин все-таки отхватила кусок его лодыжки. 

    Резкая боль пронзила сознание юноши, а ставшая черной в этом освещении кровь ухудшила обзор.

    Так уж вышло, что новоявленный лидер дьявольской секты, тайно изучая смертоносные техники, не удосужился освоить плавание и сейчас лишь благодаря уверенной работе с энергией оставался королем водоема. 

    Полчища рыб мутили воду, не позволяя узреть положение яо жэнь. 

    - Тань-геге, он там! – выкрикнул перепуганный Ми Ша. 

    Не в состоянии что-либо разглядеть в воде, Бай Тань выпрыгнул на очередную льдину и огляделся. Тонкие белые одежды прилипли к телу, позволяя немногочисленным свидетелям оглядеть волнующие изгибы молодого тела. Если бы не высокий уровень совершенствования парень бы уже окоченел. 

    Быстро отыскав взглядом драгоценную панацею, Бай Тань, перескакивая с льдины на льдину, подбирался к несчастному. 

    Пытающийся вскарабкаться на спасительный лед мужчина был не в состоянии отогнать впившегося в бедро сома. Зато это сделал не желающий делиться чужой плотью Бай Тань. 

    Одним ударом сразив хищника, парнишка вынул У Яньфу из воды и отметил ужасную, размером с дно супной чаши, рану на ноге. Ценная, разносящая аромат трав, кровь перепачкала одежду и стекала на лед. 

    Более не заботясь о торжественности момента, Бай Тань удобнее перехватил яо жэнь, добрался до Ми Ша и поволок двоих в каменный холодный дворец лидера секты. 

    ***

    Потерявший сознание У Яньфу очнулся на окутанной холодом кровати. Его цепкий взгляд быстро уловил двусмысленные движения маленького волчонка. 

    Вылизывая рану, Бай Тань с жадностью поглощал чужую кровь. Его тонкие пальцы обхватили бедро мужчины, заставляя того сглотнуть. 

    Вот ведь ирония. И Сань Ду, и Бай Тань, и даже воспитанный им сом теперь кусали своего забытого владельца. Это ли не кармическое наказание? 

    Слизав последнюю каплю крови, Бай Тань, будто опьянев, пошатнулся и, рыгнув, вытер рукавом рот. Сотворив заживляющее заклинание, юноша завалился на кровать рядом с яо жэнь и закрыл глаза. 

    «Маленький дьяволенок», - покачал головой превратившийся в калеку бывший глава школы и, переворачиваясь, огляделся. Некогда бывший его домом дворец претерпел кое-какие изменения. 

    Большинство фресок на каменных стенах были уничтожены. Особенно досталось той где, какой-то из глав школы приносил в жертву свою наложницу Мин. 

    Казалось, что картины были уничтожены голыми руками. У Яньфу мог поклясться, что видел в камне борозды от чужих ногтей. 

    Также новоявленный хозяин не пожалел и статуи Ваджрапани. Он не убрал раздражающие элементы декора, нет, он нарочно те изуродовал, оставляя в помещении, как напоминание о том, что ему пришлось пройти и к чему он вернется в случае ошибки. 

    (п/п: один из трех Бодхисаттв в буддизме. Защитник Будды и символ могущества)

    Бросив взгляд на расслабленное лицо мальчишки, У Яньфу нахмурился: 

    «Насколько же холодно твое сердце?..»

    Оглядывая худого, прошедшего через ад и до сих пор варящегося в одном из его котлов подростка, мужчина вдруг заметил - один из тонких сапожков на чужой ноге пропитался кровью. 

    Аккуратно переползая на край кровати, он снял испорченную обувь и округлил глаза. Зияющая рана смотрелась особенно ужасно на побелевшей от холода коже. 

    Однако вид изящной ступни и тонкой лодыжки пробудили в калеке несколько смущающие чувства. Взгляд его потемнел, а кадык дернулся. 

    Ранее, будучи великим предводителем древней демонической секты, У Яньфу был окружен миллионами недобрых глаз. В такой обстановке он не мог позволить обнаружения своего эксцентричного фетиша, но сейчас, едва ли имеющий право называться человеком, мужчина способен ослабить сдерживающие поводья. Пожалуй, то был единственный плюс его незавидного положения. 

    Опуская голову, У Яньфу аккуратно очертил языком кровоточащую рану. 

    Спустя какое-то время, Бай Тань очнулся от странных ощущений в раненой ноге. Нехотя открывая глаза, мальчишка увидел странную картину. Белоснежные губы, окрашиваясь красным, призывно касались светлой кожи, а крепкие руки обвили стопу, будто кандалы. 

    Резко отталкивая позволившего себе вольность мужчину, юноша подогнул ноги: 

    - Что ты делаешь?! – рассердился парень. Присмотревшись к ране, он вдруг понял, что ту нанес не яо жэнь, а дикий сом. 

    - Мастер ранен, А’Чи хотел помочь… 

    Не выявив странности в поведении панацеи, Бай Тань понял - не только кровь несчастного несет лечебные свойства. Его слюна, слезы и даже семя подобны лучшему целебному эликсиру. 

    Боги, какое же сокровище попало в его руки?.. 

    Отогнав легкий испуг и смущение, Бай Тань протянул раненую ногу: 

    - Можешь продолжить. В конце концов, рана еще не затянулась. 

    - Конечно, мастер, - смиренно опуская голову, с радостью подчинился У Яньфу. 

    Вновь обхватывая тонкую лодыжку пальцами, мужчина старался не касаться раны. Кончики изящных пальцев оказались во рту извращенца и вскоре были обведены, на удивление, теплым языком. 

    Отведя взгляд, парнишка сглотнул. В какой-то момент ему даже показалось, что одна из его ног вновь попала в кандалы У Яньфу. 

    Разошедшийся калека, исполняя давно тревожащие душу желания, всячески облизывал и покусывал стройную ножку. Его пальцы случайно коснулись колокольчика на щиколотке, что издал приятный слуху звук. 

    Но что оказалось еще приятнее и возбуждающе, так это непроизвольный изгиб спины новоявленного лидера секты и тихий, стыдливый стон. 

    Покрываясь мурашками, Бай Тань скосил взгляд и заметил, что облизывающий ногу мужчина действительно хорошо сложен. Овитые дьявольскими лозами мышцы крепки, как сталь. Соблазнительный пресс и чуть подрагивающий низ живота, заставили сердце парня пропустить удар.

    Резко почувствовав себя не в своей тарелке, фактически испугавшись, Бай Тань резко вырвал ногу из захвата и прижал кулак к собственному животу. Дыхание его сбилось, а во взгляде было что-то паническое. 

    Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что произошло с мальчишкой. В конце концов, того много лет натаскивали, как наложницу. Тело Бай Таня имеет высокую чувствительность, а практика чар и вовсе мучает далеко не невинными желаниями. 

    Яо жэнь хорошо понимал несчастье подростка, но, признаться, в нем же он находил, что-то влекущее и интересное. 

    «Маленький паршивец все еще на меня реагирует».

  • Яд человека-панацеи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии