• Яд человека-панацеи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • В глазах У Яньфу мерцали убийственные эмоции. Пальцы его правой руки складывались в неловкие печати проклятия. Так как у него не получалось поднять руки и сотворить реально заклинание, проклятие не имело силы. Попытайся мужчина сотворить что-то реально и Бай Тань убьет его на половине пути. 

    Яньфу смеялся над собой. Как он, владыка секты, великий совершенствующийся смог оказаться в подобном положении? 

    Оглядывая изысканный профиль спящего мальчишки, У Яньфу вдруг понял, как он сможет вернуть свои навыки. 

    В момент когда его пронзительный взгляд был нацелен на нынешнего владыку, глаза того раскрылись. 

    В слабоосвещенной комнате, голубые, светящиеся глаза яо жэнь напугали парнишку. В голове сработала тревожная сирена. Он захотел оттолкнуть человека-панацею, но вдруг вспомнил, что те являются живыми мертвецами, а значит и спать им не нужно. 

    Подавив спровоцированный сном страх, чаровник двинулся и заметил нечто странное. Сев на кровати, парень заглянул под одеяло и обнаружил на штанах палатку. Легкая ткань уже пропиталась соками. Он эякулировал. 

    Притянув колени к груди, парнишка ощутил странную душевную пустоту. Еще раз заглянув под одеяло, юноша понял, что он все-таки может использовать эту штуку. Что, в свою очередь, является отличной новостью. 

    Небо Шести Желаний позволяет человеку совершенствоваться самостоятельно только на пяти уровнях. Все это время Наложница Мин должна соблазнять практикующего. Своего рода тренировка не предусматривала полового акта. Цель ее была в усмирении телесных желаний. И только в момент кульминации перехода совершенствующийся должен взять наложницу, но не эякулировать. Сумев воздержаться практикующий, сможет избавиться от семи эмоций и шести желаний. Только так дьявол сможет уподобиться высшему воплощению и взойти на пьедестал. 

    (п/п: китайский эквивалент семи смертных грехов)

    К счастью, медитация У Яньфу пошла наперекосяк и он не смог достичь высшей точки практики. Если бы мужчина использовал Бай Таня, у того бы никогда не появилось шанса убить повелителя. Мальчишка бы стал трамплином прошлого владыки. 

    Собственно говоря, рабочее состояние нижней части Бай Таня говорит о том, что теперь он сможет продвинуться к шестому уровню практики. И все же душу чаровника сковали противоречивые чувства. 

    Припоминая свой сон, юноша почувствовал гнев, смущение и отвращение. Противоречивые эмоции не могли найти выхода и теперь съедали разум. 

    Во всем этом безобразии имеется лишь одна хорошая новость - У Яньфу мертв. Его тело заморожено в пруду. Душа заперта. Он больше не сможет навредить Бай Таню. 

    И все же только из-за треклятого мертвеца он стал тем, кем является. 

    У Яньфу уловил сложные эмоции мальчишки и откровенно возрадовался. 

    Разве игра в кошки-мышки не становится интереснее, когда мышка думает, что она кошка? 

    Погруженный в свои мысли Бай Тань почувствовал, как с него стянули одеяло, и вздрогнул от холода. Тяжелая, но одновременно слабая рука легла на его бедро. Яо жэнь, приподнявшись, будто попытался взобраться на Бай Таня. 

    - Чего ты хочешь? – схватив живой труп за шею, широко распахнул глаза юноша. 

    - Пожалуйста, - прохрипел человек-панацея. – Позвольте рабу служить своему господину. 

    - Еще чего! – придя в ярость, Бай Тань столкнул яо жэнь с кровати. – Такой как ты никогда не сможет стать Наложницей Мин!

    Скривив губы, юноша плотнее запахнул халат и скрыл частично обнаженное плечо. Его рука дотянулась до бронзового, стоящего у кровати, колокольчика. Глава секты вызывал слугу. 

    Опустив голову, яо жэнь опирался на дрожащие руки. 

    - Раб не посмеет… 

    Бай Тань знал, что яо жэнь уже нельзя отнести к людям. Впитавший лечебные свойства демонической лозы, он не мог легко погибнуть. А значит и тратить на него время совсем необязательно. 

    Сползая с кровати, Бай Тань, не пряча усмешки, направился к внешнему источнику. Обернувшись к человеку-панацеи спиной, юноша скинул одеяния и вошел в холодную воду. Он не мог видеть, как того кого он считал трупом, хищно изучает его фигуру и стирает кровь с губы тыльной стороной ладони. 

    «Он считает меня жалким…» 

    Переодевшись в чистые нижние одежды, Бай Тань встал перед большим зеркалом, а Инь То принялся облачать юношу в одежды лидера секты. 

    Корона Козерога придавала маленькому убийце внушительности. Черная, с вышитой золотыми нитями птицей, мантия испускала таинственную ауру. Казалось, юноша мог в любой момент оторваться от земли и покинуть это бренное измерение. 

    Если бы Бай Тань надел ритуальную, специально созданную для советника, маску, то стал бы действительно похож на У Яньфу. Фактически, в таком виде он мог прийти во дворец царя Си Е и никто не отважился бы его остановить. 

    - Владыка, вы действительно хотите ее надеть? – видя мрачное лицо повелителя, начал паниковать Инь То. 

    Страна Си Е и секта Фу Ту связаны с древних времен. Каждый новый лидер последней непременно занимает место советника царя. Каждому новому владыке шились специальные церемониальные одежды. Каждый, вступая в должность, должен прийти на поклон к царю. 

    Однако Бай Тань не был избран. Фактически он занял пост, всего лишь убив У Яньфу. Многие были с этим несогласны. 

    Вздохнув и надев маску, юноша посмотрел на себя в зеркало и вздрогнул. Скрывающий нефрит лицо делал его слишком похожим на У Яньфу. 

    Взглянув еще раз, парень понял, схожесть не иллюзия. Названная У Сянь маска, может изменяться в соответствии с мыслями владельца. То, как Бай Тань себя видел было связано с его сердцем. Дьявол прочно засел в его сознании. 

    Быстро сняв нефрит, парень не осмелился более на него смотреть. 

    - Владыка, - тихо позвал Инь То. – Ли Учжан просит вашей аудиенции. 

    Должно быть, важные фигуры секты уже прибыли. Отбросив ненужные мысли, Бай Тань поднял Ши Юэ и бросил взгляд на яо жэнь. Вросшие в кожу лозы того начали чахнуть. Кончики листьев теряли цвет. 

    Сложив два и два, Бай Тань, используя силу практики, с легкостью поднял искалеченного человека и отнес к внешней ванной. Все-таки ему нужно следить за «здоровьем» этого существа. 

    Едва вступив в контакт с ледяной водой, У Яньфу крепко обнял нынешнего владыку за шею. Словно тяжелый питон, он уткнулся носом в изгиб шеи парня и тяжело выдохнул. 

    Влажное, глубокое дыхание коснулось ушка Бай Таня. Шрам на мочке пронзила острая боль. 

    Слегка запаниковав, юноша чуть не рухнул в воду вместе с яо жэнь. 

    Воспользовавшись моментом, Яньфу, якобы придерживая своего господина, обнял того за талию. 

    - Мастеру нужно быть осторожнее, - прошептав на ушко, мужчина удержался от того, чтобы его лизнуть. 

    Да, он считал Бай Таня нерадивым юнцом, но интимно произнесенное предупреждение было правдой. 

    Немного успокоившись, владыка секты припомнил, что демонические лозы произрастают в подземном мире и обычно используются для связи с духами и прочими магическими гаданиями. 

    - Что ты имеешь в виду? – прищурившись, заинтересовал парнишка. 

    - Тело мастера не в лучшей форме. Мне нужно впитывать воду всего один раз в день, и я эффективное лекарство. Мастер должен держать меня подле себя. Я буду рад служить господину, - если кто-то назовет яо жэнь обычным лекарственным средством, то этот кто-то не слышал только что озвученных фраз. Да, мысли были простыми, но речь не могла принадлежать человеку без здравого разума. 

    Усмехнувшись, Бай Тань подумал о том, что яо жэнь крайне дотошен в выполнении своих прямых обязанностей. 

    Убедившись, что лозы мужчина впитали достаточно влаги, парень вытащил мужчину из ванной и отнес обратно в зал. Уже вошедший в покои Ли Учжань широко распахнул глаза. Вид Бай Таня поразил телохранителя. 

    И пусть мантия была великовата и тянулась по полу. Уже один ее вид на плечах хрупкого юноши говорил о многом. 

    Учжан припомнил облаченного в подобный наряд У Яньфу. Где-то с десять лет назад мужчина, вернувшись из дворца царя Си Е, привел, пугающегося всего, мальчишку с большими глазами. Время течет. Все меняется. Бай Тань не тот, что прежде. 

    Юноша изогнул бровь и Ли Учжан упал на колени. 

    - Раб смиренно приветствует владыку секты.

     

    Холодные солнечные лучи освещали небосвод, ледяной горный ветер пробирался в каждую закоулок каменного дворца. Вдоль ведущей к карете дороги танцевало множество расписанных в цвета секты флагов. 

    Бай Тань не спеша прошел по лестнице и взмахом руки, приказал подчиненным подняться с колен. Лишь Ли Учжан видел, как во время этого грациозного движения вышитая птица будто взмахнула крылом. 

    - Владыка, прошу сюда, - поклонившись, телохранитель приподнял занавес запряженной кареты. В тот же момент под одеждой парня образовалась шишка. 

    Ничего не поняв, Бай Тань протянул руку и та начал яростно двигаться. Словно очень быстрая змея, существо устремилось к прорези рукава. И в следующую секунду полоска синего цвета проскочила мимо лица владыки. 

    Опешивший Бай Тань оглянулся ради того, чтобы увидеть как, толщиной с руку, синяя чешуйчатая ящерица прижалась к груди яо жэнь. 

    Отлично играющий свою роль У Яньфу округлил глаза. Руки его стали подрагивать. Казалось, он хотел сбросить с себя зверя. В то же время ящерица выглядела вполне расслабленно и непринужденно. Кажется, ей очень понравился человек-панацея. 

    Бай Тань приказал поднести яо жэнь ближе и снял с него синего зверька. Чувствуя исходящий от мальчишки аромат крови нового любимца, ящерица ничуть не возражала против перемещения. 

    Синий толстый хвост обернулся вокруг запястья Бай Таня. Юноша улыбнулся и аккуратно погладил зверюшку. 

    Земноводное нельзя было назвать обычным питомцем. Такие практически не встречаются в дикой природе. Сань Ду являлся производителем уникального, быстродействующего яда, а его чешуя могла стать ингредиентом для противоядия против более слабых снадобий. 

    Когда-то давно У Яньфу приручил полезную зверушку. Та оказалась действительно преданной и в ночь его гибели прогрызла золотую клетку. С тех пор о Сань Ду ничего не было слышно. 

    Скрыв ящерицу рукавом, Бай Тань обратил взгляд на немного растерянного Ли Учжана. От улыбки на лице владыки не осталось и следа. 

    - Шисюн, как давно ты отыскал Сань Ду? И почему ничего не сказал мне об этом? Неужели ты хотел сохранить его для себя? 

    - Владыка, вы все не так поняли, - названный старшим братом телохранитель так перепугался, что был готов расстаться с жизнью. Поклон Учжана стал ниже. – Подчиненный случайно наткнулся на ящерицу по пути к вам. Вы знаете, какие нынче холодные зимы. Я просто спрятал ее в своей одежде и не думал, что Сань Ду проснется так скоро. Должно быть, ее привлек запах нового владельца. 

    - Вот оно как, - Бай Тань, словно избалованный ребенок в некотором роде наслаждался страхом Учжана. 

    Наступив на спину, вставшего на карачки перед отделанной золотом каретой, раба, юноша забрался в повозку. Нынешнего владыку встретило шикарное внутреннее убранство. Плотная тигровая шкура оказалась очень мягкой и теплой. 

    Занавеска была опущена. 

    - Я не собирался тебя подозревать. Тебе не нужно бояться меня, шисюн. 

    Глаза Ли Учжана стали еще более круглыми. Пока он не мог найти связь в образах милого мальчика и жестокого повелителя секты Фу Ту. 

    - Поехали, - скомандовал владыка. Процессия двинулась в путь.

  • Яд человека-панацеи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии