• Яд человека-панацеи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Ли Учжан последовал за Бай Танем к краю обрыва. Перед молодыми людьми предстали заснеженные пики горной системы Тань-Шань. 

    - Лидеру секты удалось совершить прорыв? 

    Не успел Ли Учжан договорить, как Бай Тань спрыгнул с обрыва. Первый, кинувшись к краю, стал свидетелем прекрасной картины. Развивающиеся на ветру белые одежды были похожи на ледяной лотос. А удерживаемый юношей Ши Юэ порождал радужные блики. 

    Подобно опытному брахману Бай Тань взмахнул клинком, и многочисленные вершины гор начал дрожать. Множество лавин начало свой смертоносный путь, приветствуя лидера секты Фу Ту. 

    (п/п: сверхобразующее понятие индийской мысли или молитва. В идеалистической философии это божество или душа мира. В данном случае, рассматривается как монах и член высшей варны индуистского общества)

    Окутанный алым сиянием, Бай Тань, словно небесная, проникшаяся неортодоксальной красотой женщина, всплыл над краем обрыва и вновь приземлился босыми ногами на снег. 

    - Поздравляю лидера секты с прорывом на пятый уровень! – склонился Ли Учжан. На самом деле демон пребывал в глубочайшем шоке. Тому же У Яньфу потребовалось более года для прорыва к пятому уровню практики Неба Шести Желаний. В то время как Бай Тань смог преодолеть ступень, проведя в уединении всего три месяца. Была тому причиной поглощенная реликвия крови или кровь яо жэнь, но факт остается фактом. Бай Тань уже превзошел того, кого безжалостно убил. 

    Однако сам юноша не был рад прорыву. Он чувствовал слабость и без крови человека-панацеи не смог бы практиковать древнее неортодоксальное искусство. 

    - Не поздравляй меня слишком рано. 

    Без наложницы Мин и практики двойного совершенствования ему будет сложно улучшить собственные навыки. Трюк, который он смог выполнить, уже навредил меридианам. 

    Вены мальчишки набухли и потемнели. Сие не самый хороший знак. Его внутренняя Ци исказилась. А малейшая ошибка может грозить ему повторением судьбы У Яньфу. 

    Небо Шести Желаний – довольно жестокая неортодоксальная практика совершенствования. Чем выше забираешься, тем опаснее твое положение. Если бы в тот день Яньфу не допустил крошечную ошибку, Бай Тань никогда бы не высвободился из-под гнета дьявола. 

    Оставшись в живых, мальчик не хочет выживать. Он хочет жить! Стать достойным лидером секты и вести удовлетворительный образ жизни. 

    Ли Учжан, казалось, прочел мысли владыки и осмелился на следующую реплику. 

    - Если лидер секты даст добро, то подчиненный завтра же подберет для него кандидатов на роль наложницы Мин. 

    - Знаешь, мне бы не хотелось так долго ждать, - медленно наклоняясь к уху телохранителя, лилейно прошептал юноша. – Может быть, ты сам поможешь мне с двойным совершенствованием? 

    - Лидер секты, пожалуйста, не шутите так! – Ли Учжан и сам не заметил собственного отступления. 

    Бай Тань не мог потерпеть такого хода, поэтому нанес непослушному демону удар по лицу. Сила оного оказалась огромна. Последняя маска на лице Учжаня распалась на части. Наконец-то, ровесник владыки показал свое бледноватое, но красивое лицо. 

    Оставшись без маски, парень почувствовал себя неловко и, прячась, опустил голову. 

    Тонкая легкая, словно серебряная змея, рука потянулась к подбородку несчастного, заставляя поднять голову. Бай Тань даровал слуге игривую, самодовольную улыбку. 

    - Не принимай близко к сердцу. Раз ты так напуган, я не буду тебя заставлять. Я выберу наложницу лично. А ты распорядись о том, чтобы были зажжены маяки. Разнеси новость по всем алтарям. Расскажи миру о том, что я достиг уровня У Яньфу и вернулся из уединения. Также убедись в бездействии бунтовщиков. 

    Закончив раздавать приказы, Бай Тань выпустил чужой подбородок. Ли Учжан смог подняться со снега. Парень только теперь почувствовал, что, пропитанная холодным потом, одежда прилипла к спине. 

    Секта Фу Ту возникла из тантрической секты Тянь Чжу. Глава неортодоксальной практики должен подражать Нандикешваре и практиковать двойное совершенствование. Избранная главой наложница Мин хоть и почетный, но далеко не самый приятный титул. По сути, принимая эту должность, человек обрекает себя на смерть и становится донором. Во время совершенствования наложница отдает практикующему всю свою кровь и плоть. Принимает на себя все побочные эффекты тайной практики. 

    Соблазнительное тело и навыки Чар позволили Бай Таню стать наложницей Мин для У Яньфу. Собственно только по этой причине дьявол забрал мальчика из дворца Си Е. 

    Тем не менее, результат такого решения оказался неожиданным. 

    «Трудно предсказать будущее…» - именно так думал Ли Учжан, удаляясь по возложенным на него делам. 

    Яо жэнь понаблюдал за представлением и, опустив голову, заменил циничную улыбку на ошеломленное, безропотное выражение лица. А Бай Тань, вернувшись в малахитовые покои, пожалев для панацеи даже быстрого взгляда, сел посреди зала. Скрестив ноги, юноша вернулся к медитации и вновь почувствовал внутренний жар. Будто объятые огнем органы мучили совершенствующегося. 

    Не в силах выносить подобной пытки, парень выплюнул кровь. Однако боль не утихла. Наоборот, став нарастать, она не позволила ему сконцентрироваться на практике. 

    Сжимая собственный ворот, Бай Тань упал на спину и свернулся калачиком. Словно маленький мальчик, он надеялся, что поза эмбриона принесет ему облегчение.

    Пламя дьявольских эмоций Асуры было сравнимо с жаром чистилища. Бай Тань все еще страдал от собственных чувств. Все еще не мог справиться с мыслями о У Яньфу. 

    Ранее юноша обучался способным вскипятить кровь Чарам, теперь же стал практикующим каменного сердца Неба Шести Желаний. Теперь он должен оставаться равнодушным, отречься от похоти и желаний. 

    Тело Бай Таня не подходило для тренировки боевых искусств. Юноша редко интересовался подобным и не обладал достойной внутренней силой. Тем не менее, поглотив реликвию У Яньфу, парень насильно занимался неподходящей практикой. Конечно же, это отражалось на его теле. Энергия в меридианах и кровь начали течь в обратном направлении. Даже зная о подобном исходе, юноша не был готов к столь ошеломляющей боли. 

    - Жарко… - сжимая зубы, мальчишка разорвал душащий ворот белоснежной мантии. Красноватый румянец окрасил его грудь и шею в характерный оттенок. 

    Царапая собственную грудь, Бай Тань, будто маленький зверь, выуживал из тела крохотные, драгоценные капельки тёмно-красной жидкости. 

    В таком состоянии он не заметил пожирающего его взгляда практически бесцветных глаз. 

    - Тань Эр…

    Бай Таню показалось, что он открыл глаза. Но нет, перед внутренним взором мальчика предстало ужасающее видение. 

    Будто цветные, развивающиеся на ветру, ленты приветствовали материализовавшегося из воздуха прекрасного, стройного мужчину. Обладатель глубокого взгляда и заставляющей его опасаться ауры, медленно приближался к мучащемуся мальчишке. Широкие темные одеяния демона походили на черные крылья. Словно Асура во плоти, мужчина протянул руки к Бай Таню. 

    - Убирайся! – взревел глава секты и кинулся на галлюцинацию. Его ледяные пальцы сжались вокруг чужой шеи. Мужчина издал хрипловатый стон и видение завершилось. 

    Придя в сознание, Бай Тань обнаружил себя покрытым длинными белым волосами. Словно попавшая в сеть рыба, парень запаниковал и попытался выбраться, пока не осознал, что волосы принадлежат яо жэнь. 

    Убрав мешающиеся пряди, мальчик встретился взглядом с бесцветными, светящимися в темноте, глазами. Яо жэнь смотреть на Бай Таня словно оголодавший волк, чем немного напугал парня. 

    Однако ситуация разъяснилась быстрее, чем юноша мог предположить. Яо жэнь приставил к губам лидера секты окровавленные пальцы, будто прося того сделать глоток волшебной крови. 

    Перехватив запястье человека-панацеи, Бай Тань проверил его пульс и припомнил, что все яо жэнь секты Фу Ту подвержены определенному проклятию и могут служить только вырастившему их хозяину. Спасение владыки это инстинкт, которому несчастный не может не повиноваться. 

    Бай Тань проглотил реликвию крови У Яньфу, следовательно унаследовал его ауру. Значит, этот яо жэнь признал Бай Таня своим хозяином. 

    Успокоившись, парень обхватил губами сочащиеся кровью бледные пальцы и принялся их посасывать. 

    В тот же момент глаза человека-панацеи сузились. На мгновение ему показалось, что кровь разогналась до такой силы, что стала пульсировать в висках. Хищнический импульс был подавлен небывалой силой воли. Огромной силы яо жэнь были потрачены на возвращение лицу покорного выражения. 

    - Хозяину лучше? – тихо спросил мужчина. 

    Бай Тань проглотил кровь и почувствовал, как жжение в груди сходит на нет. Однако мучения окончательно обессилили лидера секты. 

    Поднявшись с пола, он дотопал до тигриных шкур и упал. Развернув лицо к яо жэнь, Бай Тань поднял руку и, используя нити Ци, заставил панацею подняться на ноги и пройти к его ложу. 

    Уложив свой контейнер для лекарства рядом, Бай Тянь стянул с него и с себя верхние одеяния и улегся на чужую грудь. 

    - Так удобно, - прикрыв глаза и выдохнув, юноша улыбнулся. – Твое тело лучше самых мягких кроватей. 

    У Яньфу закрыл глаза, будто был обеспокоен подобной позицией. На деле же ситуация показалась ему более чем забавной. Услышав ровное дыхание маленького дьявола, мужчина раскрыл глаза. 

    Если бы дело происходило в прошлом, то у бывшего лидера секты не возникло бы проблем с убийством Бай Таня. Однако в нынешнем состоянии мужчине было сложно поднять руку, не то, что отважиться на убийство. 

    После смерти от рук выращенного им же последователя, дух У Яньфу скитался по земле, пока не нашел новый сосуд. Странно, что единственным подходящим оказался искалеченный им же яо жэнь. Находя ситуацию ироничной, У Яньфу решил не протестовать и не жаловаться. Решив относиться к этому, как к каре, мужчина поклялся отомстить маленькому дьяволу.

  • Яд человека-панацеи
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии