• Я встретила главного героя ... в тюрьме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Я смотрю, тебя очень интересует «черная роза» столицы.

    Барон Паладис знал много вещей, касающихся империи, и был из тех людей, которые любят выставлять свои знания напоказ. И хотя мне нравилось слушать его рассказы, особенно сильно я  хотела узнать о семье Домулит.

    Потому что именно из нее родом был главный злодей.

    - Цветок, который цветет под землей, испускает аромат, который чувствуют  только люди, живущие под землей. Понимаешь о чем я?! Некоторое время назад поползли слухи, что вскоре на аукционе будет выставлена тиара, которая ранее принадлежала императорской семье.

    - Я думала, что аукционы могут устраивать только члены императорской фамилии.

    - Конечно. Этот закон никогда не менялся, но это не мешает «черной розе» проводить свои собственные аукционы и организовывать подпольные рынки.

    Цветок, который цвел под землей – черная роза. Это был символ семьи Домулит. На самом деле, такие незаконные истории вроде черного рынка были типичными для линии злодея, поэтому я не была удивлена. Действительно, злодей он и есть злодей.

    Я знала про императорскую тиару. В романе главная героиня обнаружила это украшение в комнате злодея, после того как была освобождена из тюрьмы.

    Руби Домулит попала в тюрьму Камбракам именно из-за обвинения в краже тиары. Чуть позже туда же по ложным обвинениям туда же попадет и главная героиня – Франсия. Это и является основным фундаментом, определяющим ее встречу с главным героем – Генрихом Дораном.

    Паладис полушепотом продолжил:

    - Императорская семья провела обыски по всей империи, но они до сих пор не нашли никаких следов тиары, и у них нет доказательств, чтобы можно было кого-нибудь привлечь. С другой стороны я слышал, что под подозрения попала семья герцога Домулит.

    - Понятно.

    Ну, поскольку речь идет о главном злодее романа, он должен быть достаточно необыкновенным, чтобы вырваться из сетей императорской семьи.

    Хм... интересно. Несмотря на то, что этот барон Паладис был в тюрьме, он знал много о том, что происходило снаружи. Почувствовав мой взгляд, барон весело мне улыбнулся.

    - Но, знаешь, Иана, я слышал, что самое драгоценное сокровище семьи Домулит было спрятано еще глубже, чем та злополучная тиара.  Я не совсем уверен, но ходят слухи, что на самом деле они прячут дочь. Я знаю, что это только слухи, но разве это не захватывающе?!

    - А, я, кажется, что-то слышала об этом.

    - В конце концов, это очень распространенный слух среди аристократов высшего общества.

    У злодея Чейсера Домулита была младшая сестра. Однако, кроме этой информации, в романе не было больше никаких указаний на эту второстепенную героиню. Было только известно, что она умерла. В общем, она служила только фоном для главного злодея и намекала на печальные события его прошлого.

    Я тоже думала изначально, что она должна была продемонстрировать нежную сторону антагониста. Это было что-то вроде «даже у злодея есть кто-то, кого он лелеет». Но на этом интерес к этому персонажу у читателей, как правило, пропадал.

    - Кстати, барон. Может, Вы знаете, как можно встретиться с начальником тюрьмы?

    - С начальником? Хм. Я слышал, что его офис находится на верхних этажах западной стороны здания.

    Я кивнула, думая о закованном в цепи Рике. Буду иметь это место в виду.

    Генрих Доран был очаровательным красавцем. В памяти всплыл его печальный образ с заплаканным лицом, и я раздраженно мотнула головой, прогоняя его из мыслей.

    Вскоре мы перешли к другой теме.

    Паладис был великолепным рассказчиком. Всякий раз, когда он замечал, что я теряю интерес к тому, о чем он говорил, он самым естественным образом быстро переходил к другой теме. Таким образом, я часто уходила от темы, погруженная в увлекательное повествование нашей беседы. Вот же аферист!

    - Барон Паладис, Вы один из самых искусных мошенников, которых я когда-либо видела.

    - Это самая большая похвала, которую я когда-либо слышал в своей жизни.

    Я порылась в кармане и вытащила красиво завернутую коробочку с первоклассной сигарой. Улыбнувшись, я протянула ее барону.  Хотя барон пытался отказаться, я насильно вложила сверток ему в руки.

    - Я должна дать Вам это хотя бы за ту информацию, которую Вы мне предоставили. Я делаю это, потому что так хочу. Разве Вы не любите сигары?

    - Но Иана, дорогая моя, мошенники не принимают чаевые. Это моветон.

    - Хм, тогда Вам  следует попросить больше, чтобы это были не чаевые, а плата.

    Я ухмыльнулась.

    - Потому что если Вы не примете это от меня, я буду считать, что вся информация, которую Вы мне предоставили – ложная.

    Услышав мое замечание, Паладис на мгновение растерялся, а потом громко рассмеялся вместе со мной. Сказав, что он не сможет победить меня, он протянул руку, взял коробку и засунул ее в одежду, пока охранники не смотрели на нас.

    ***

    Скрип.

    Тяжелая дверь с трудом открылась, и я почувствовала знакомый влажный запах тюремной камеры.

    « Я смотрю, с тех пор ничего не изменилось».

    Прошло уже три дня, как я в последний раз была в камере Генриха. Если бы я навещала его каждый день, тюремщики, наверняка бы, вскоре перестали пускать меня сюда, даже несмотря на то, что я была здесь местной «суперзвездой». Поэтому я подождала несколько дней, прежде чем прийти во второй раз.

    Как и в первый раз, прежде чем открыть дверь, я протянула Хансу сигару. Держа в руках лампу, я осторожно вошла в тюремную камеру.

    «Будет ли он спать, как и пару дней назад?»

    Приблизившись к стене, я подняла лампу и остановилась.

    «Ах. Думаю, нет».

     

    Встретившись со свирепым взглядом Рика, я тут же поняла, кто именно из них двоих на меня смотрит.

  • Я встретила главного героя ... в тюрьме
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии