• Я постараюсь тебя спасти
  • - Клянусь, я отдам тебе место молодой мастера! Я… - вместо очередного обещания многочисленные звери густого, разросшегося на утесе, леса услышали глухой удар и болезный выкрик. 

    - За что, брат?! – плакал мужчина. 

    - Заткнись!

    Стая крикливых птиц перекрыла звуки серии ударов и жалостливых выкриков. 

    - Ты позоришь род Бай! – громко ругался, будто сплевывал мужчина. – Никчемное отродье, думаешь, родился первым и теперь можешь творить все что вздумается?! 

    - Брат, одумайся, - звуки плача становились все громче, а голос обиженнее. – Если тебе нужна Ао Янь, я расторгну помолвку… 

    - Гнусный червь! – удар. – Выродок! 

    Атаки становились все яростнее, а крики отчаяннее. Казалось, кто-то, кого не видела маленькая, зашедшая поиграть в лес девочка, изливал давно накопившиеся обиды. 

    - Ты никогда не был ее достоин! Ты не должен был рождаться первым! Ты вообще не должен был появляться на свет! 

    - Брат!..

    Одетая в грубо сотканную длинную рубаху малышка не понимала происходящего, но интуитивно догадывалась – дело происходит недоброе. Сжимая в руке деревянного журавлика, она аккуратно пошла на голоса и, прячась за деревом, увидела как один статный, ряженный в мягкие латы, мужчина избивает другого. 

    Второй не отличался высоким ростом или крупным телосложением, а темная одежда и вовсе подчеркивала худобу. Избиваемый казался несуразным, нескладным, а с окровавленным от побоев лицом даже жалким. 

    Падая перед воином на колени, он принялся целовать чужие ноги: 

    - Третий брат, умоляю, я все тебе отдам, только пощади… - цепляясь за высокий сапог родственника, рыдал избитый. – Если не остановишься, я все расскажу отцу… 

    Угроза вышла нелепой, но неожиданно охладила пыл избивавшего. Ярость в его глазах сменилась презрением. Плюнув на залитое слезами и кровью лицо, он пинком отшвырнул от себя родственника. 

    - Да, мне тоже стоит поговорить с отцом. Рассказать о том, как ты распорядился западными землями. 

    Не веря своему счастью, одетый в черное червь пополз к дереву и, опираясь на его ствол, поднялся с земли. Быть может, череда ударов повредила его разум, быть может, таким он уродился, но, провожая прямую спину полным ненависти взглядом, он вдруг заливисто рассмеялся: 

    - Трус! Думаешь, отец станет тебя слушать? Думаешь, он просто так отдал тебя на воспитание боковой ветви клана? Ничтожество! Да ты к нему даже подойти не сможешь! 

    Мужчина остановился. 

    - Бай Шань, ты олух! И ты ответишь за мое избиение! Я твой господин! 

    Не говоря ни слова, третий из шести братьев развернулся и быстро направился к старшему из поколения. 

    - Я твой господин! – орал несчастный, когда его шея оказалась в тисках тренированных рук. – Немедленно отпусти!

    Царапая руки воина, Бай Шуйцзы никак не мог освободиться от захвата. Трепыхаясь, словно выброшенная на берег рыба, он выкрикивал оскорбления и чувствовал, что его куда-то тащат. 

    Завороженная сценой малышка, практически не моргая, наблюдала за тем, как один из взрослых, тащит другого к краю утеса. 

    - Ты прав, - наконец-то, подал голос третий из братьев. Взгляд его был направлен на скрытый тяжелыми зимними облаками горизонт. – Отец не станет меня слушать. Но и ты уже не сможешь что-либо ему рассказать. 

    Глаза задыхающегося округлились. Тело его уже накренилось над обрывом. Даже с высоты в сто с лишнем метров он слышал звук разбивающихся о скалу тяжелых волн. 

    Осознание приближающейся катастрофы заставило его обмочиться. Цепляясь за руки родственника, молодой хозяин семьи Бай все еще надеялся выторговать свою жизнь, но тут же почувствовал, как земля уходит из-под ног, а в ушах свистит ветер. 

    Безучастный взгляд Бай Шаня следил за быстро уменьшающейся в полете фигурой. Только выждав пока ту захватит море, он тяжело вздохнул и направился прочь от скалистого утеса. 

    «Я поступил правильно…» 

    Ставшая свидетелем хладнокровного убийства девочка прижала к груди игрушку и, дождавшись пока воин скроется среди деревьев, не спеша, подошла к обрыву. 

    Она еще никогда не видела трупов и именно сейчас решила восполнить сей пробел…

    ***

    Упав в ледяную толщью воды, Бай Шуйцзы, чудом не разбившись, лишь ненадолго потерял сознание. Море быстро привело его в чувство, а нехватка кислорода заставила двигаться. 

    Неплохо умея плавать, молодой хозяин все никак не мог справиться с течением да волнами. Легкие его горели, а в глазах темнело, но желание выжить не позволяло смириться и послушно пойти на дно. 

    Секунды тянулись, словно вечность, но бесконечная борьба не оказалась напрасной. С сиплым выкриком, молодой мужчина глотнул сладкого воздуха и принялся оглядываться по сторонам. 

    Отнесенный волнами от утеса, Бай Шуйцзы оказался среди выглядывающих из воды невысоких скал. Благодаря богов за чудо, мужчина уже намеревался поплыть к наиболее привлекательному островку суши и подумать, что делать дальше, как что-то схватило его за ногу. 

    Не успевший отойти от нехватки кислорода молодой господин вновь ушел под воду. Что-то цепкое и сильное тянуло его ко дну. 

    Тут же припоминая рассказы нянек о крупной, способной съесть не только ребенка, рыбе, Бай Шуйцзы принялся бить нечто свободной ногой. Только вот неумелые удары не могли претендовать на силу, а и без того тусклый свет скрывала холодная вода. 

    Паникуя, но не прекращая удары, мужчина решился посмотреть вниз и тут же раскрыл рот. Пузырьки воздуха устремились к поверхности, а сердце зашлось в бешеном ритме. 

    Из темноты глубин на Шуйцзы смотрело нечто. Седовласый, с черными глазами и изуродованным лицом парень удерживал ногу несчастного.

    Перепугавшись и потеряв контроль над ситуацией молодой хозяин лишился остатков воздуха и начал захлебываться. Все его отчаянные попытки выбраться на поверхность не возымели успеха. Проскальзывая сквозь пальцы, вода не могла предоставить спасительно опоры, а чудовище, казалось, не нуждалось в воздухе и теперь с упоением наблюдало за чужими мучениями. 

    ***

    Проглотивший бусину работник судебных залов открыл глаза в абсолютной темноте. Вокруг него что-то двигалось, а окружающее пространство походило на гель. Он не чувствовал холода или тяжести, лишь легкий стесняющий движения дискомфорт. 

    «Куда это меня перенесло? Разве этот мир похож на человеческий? Как в нем должен выживать Шоухай?»

    И сам будучи когда-то человеком Бай Шуйцзы долго не мог разобраться в происходящем. И лишь когда в его руку вплыло что-то скользкое понял, что находится на дне водоема. 

    Недолго думая, демон направился к поверхности. Путь его был небыстрым. За это время парень успел прикинуть собственные шансы на выживание в незнакомом мире. 

    Раз толщи воды его не раздавили, а дыхание все еще не дало о себе знать – он остался собой. Простым работником судебной канцелярии загробного мира. Вряд ли ему требовалась пища или даже сон. 

    Но не только это отличало его от обычного человека. Юноша, конечно, давно не разглядывал своего лица, но был уверен, то до сих пор уродовали черные, больше похожие на слезы, подтеки и неестественного оттенка склера глаза. 

    И если сединой волос в столь раннем возрасте людей можно просто удивить, то необычная внешность точно не даст ему провести изысканий и отыскать насильно перенесенного мальчишку. В лучшем случае его заклеймят уродом. В худшем решат, что он нечисть и забьют камнями.

    Вскоре Бай Шуйцзы стал различать смутный свет поверхности. Затрудняющее путь течение становилось более сильным, но не оно заботило демона. 

    Он никогда не метил в воины, поэтому не изучал искусство шпионажа или ушу. Смирившись с невозможностью перерождения, юноша принял свою епитимью и не стремился к вершинам. Поэтому теперь маялся вопросом о том, как скрыть внешность. 

    Быть может, маской? 

    Когда поверхность была совсем близко, демон увидел, как в воду упало что-то большое. Спрятавшись за стремящейся к небу скалой, он быстро распознал в барахтающемся человека. 

    Молодой, худощавый, но красивый мужчина отчаянно двигался к поверхности. 

    «Интересно, если я его спасу, он мне поможет?» 

    Двинувшись к незнакомцу, Бай Шуйцзы вдруг почувствовал горечь во рту и поразился ворвавшимся в сознание древним знаниям. Ритуал был прост и не требовал особых навыков, но поражал своей аморальностью и кровавостью. Юношу резко затошнило, а горечь усилилась.

    «Тебе не нужно надеяться на чью-то помощь», - прохрипело что-то в сознании демона. – «Доверься мне, действуй…» 

    «Я не могу его…»

    «Можешь…» - продолжал соблазнять неизвестный голос. 

    «Нет, я не хочу…» 

    «Они убьют тебя… Они не любят других… Они убивают слабых…» 

    «Я все же…» 

    «Хочешь умереть?..»

    Паника накрыла парня. Далекие воспоминания из прошлого встали перед глазами. Тут же вспомнилась боль от попадающих в тело камней. Вспомнились жестокие, ужасные выражения даже не знавших его людей… 

    Страшно… 

    Парню стало настолько страшно, что черные слезы навернулись на глаза.

    Шуйцзы все еще сомневался, но страх оказаться вновь убитым, заставил отбросить сожаления. Он не хотел сражаться с человеком в сознании, поэтому ухватил упавшего за ногу и вновь потащил на дно. Пусть вода сделает за него всю грязную работу. 

    Когда незнакомец потерял сознание, демон, будто находясь в трансе, подхватил тело и направился к поверхности. Взору его предстала одна из имеющих удобные выступы скал. 

    Сделав выбор, работник судебной канцелярии быстро выбрался на сушу и втащил тело на камень. Губы молодого мужчины посинели. Он не должен прийти в сознание. 

    «Я все же…» 

    «Ешь!» - закричал голос и Бай Шуйцзы впился в шею утопленника зубами. Рыдая, трясясь, но не останавливаясь, демон оторвал от холодного тела кусок плоти и начал пережевывать. 

    Кровь заливала камень и его руки, а к горлу подступила тошнота. 

    «Молодец…» 

    Новый кусок проскользнул в пищевод, а внешность демона начала видоизменяться. Чем яростнее он поглощал чужую плоть, тем быстрее менялся его облик. Волосы уже приобрели более темный оттенок, а кожа походила на человеческую. 

    Внезапно, раненные очнулся. 

    Его истошный вопль спугнул чаек и перепугал перенесшегося. Подскакивая, тот чуть вновь не оказался в воде. 

    «Добей его! Быстро! Иначе он позовет на помощь и тебя убьют!» 

    Поддавшись панике, Бай Шуйцзы, схватился на голову раненого и начал бить ту о камень. Неловкие, не сразу обретшие силу удары, только провоцировали новые выкрики. 

    Если бы сердце демона могло биться, то уже разорвалось бы от напряжения. 

    Вскоре что-то хрустнуло и жертва обмякла. 

    Бай Шуйцзы с ужасом оглядел тело и встретился с мертвым взглядом. 

    «Съешь его, пока не вышел дух!»

    - Я… Я не могу… 

    «Ешь!» 

    Слабый да легко внушаемый по своей натуре Шуйцзы никогда не был решительным человеком. Ломаясь под малейшим давлением, он был рад, когда за него принимали решения. И нынешний момент не стал исключением. 

    Страх наказания. Страх перед неизвестным голосом. Страх за собственную жизнь позлил ему переступить черту. Методично поедая чужую плоть, демон медленно приобретал знания и внешность убитого. 

    Когда и чужое сердце оказалось в желудке перенесшегося, голос приказал остановиться и переодеться в чужую одежду. 

    ***

    Наблюдавшая за чудовищным спектаклем девочка не могла поверить глазам. Находящееся на ее правой щеке темное родимое пятно в виде птички подрагивало, а глаза горели от ветра. 

    «Монстр… Морской дьявол!» 

    Стоило малышке замешкаться, как чудовище из сказок обернулось и встретилось с ней взглядом. Истошно закричав, ребенок ринулся в лес.

  • Я постараюсь тебя спасти
  • Отсутствуют комментарии