• Я полагаюсь на бедность, чтобы пройти игры на выживание
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Выражения лиц бывших одноклассников, собравшихся за соседним столом, действительно стали слишком ненормальными. Когда они увидели фотографию в телефоне, на их лицах будто появились надписи «у меня проблема».

     

    Увидев, что ситуация изменилась, Гу Шэнань воспользовался шансом и спросил соседний стол:

    – Кто это? Ты ее знаешь?

     

    Казалось, они ожили только после того, как услышали вопрос, и один за другим отвернулись от экрана.

     

    Самый болтливый, фотограф с косичками, Фу Вэньбо, заставил себя улыбнуться.

    – Нет. Просто я немного удивился, что такой старый мобильный телефон можно включить.

     

    Однако Сяо Ланя было не так легко обмануть.

    – Девушка в мобильном телефоне выглядит примерно на семнадцать- восемнадцать, и мобильный телефон тоже модель десятилетней давности. Кажется, она примерно того же возраста, что и все вы?

     

    Улыбка Фу Вэньбо стала немного напряженной. Он украдкой вытер потные руки о штаны.

    – Ах, это правда. Надо же, какое совпадение.

     

    Сяо Лань продолжил:

    – Она носит ту же школьную форму, что и все вы. Неужели она ваша одноклассница?

     

    Фу Вэньбо удивился.

    – Откуда ты знаешь?!

     

    Сяо Лань небрежно посмотрел на него.

    – Я видел ее на фотографиях, которые ты показывал мне только что, но это была лишь вспышка. Я думал, что мог ошибиться.

     

    На самом деле Фу Вэньбо показал им только несколько групповых фотографий из прошлого. Сяо Лань просто блефовал.

     

    Фу Вэньбо поспешно попытался исправить ситуацию.

    – Мы ее совсем не знаем. Просто слишком удивились, когда увидели одну и ту же одежду. Вы знаете, прошло десять лет с тех пор, как мы закончили учебу. Действительно удивительно увидеть эту школьную форму, ха-ха.

     

    Услышав это, Сяо Лань планировал выудить дополнительную информацию, но Чэн Лан, директор в костюме, прервал их разговор.

    – Фу Вэньбо!

     

    Фу Вэньбо вздрогнул, внезапно осознав, что сказал слишком много, и поспешно встал. Он не осмелился больше смотреть на Сяо Ланя и, заявив, что у него болит живот, тут же убежал.

     

    У остальных четверых были неописуемые выражения лиц, и они больше не интересовались вкусным ужином. Они поспешно съели несколько кусочков и, извиняясь, один за другим покинули столовую.

     

    Теперь в столовой остались одни игроки.

     

    Гу Шэнань спросил остальных:

    – Что вы, ребята, думаете?

     

    Лю Ии раздраженно сказала:

    – О чем тут думать? Разве это не проблема с NPC? Та, что в телефоне, – призрак, и эта группа стала причиной ее смерти. Это так просто. Что тут обсуждать? Не похоже, что будут какие-то новые улики. Я пойду отдыхать.

     

    Не дожидаясь ответа, она ушла.

     

    Сяо Лань также сказал:

    – В настоящее время действительно не так много подсказок. Я предлагаю всем следить за этими NPC или искать информацию, связанную с отелем. В конце концов, то, что произошло десять лет назад, все еще здесь.

     

    Лю Ии только что говорила очень грубо, но что касается текущей ситуации, то у них действительно не было достаточно информации, и любая дальнейшая дискуссия стала бы не более чем предположением. Именно подсказки были самыми важными.

     

    Остальные трое также согласно кивнули.

     

    Хозяин отеля с горячими источниками улыбнулся и сказал всем:

    – Ваши номера уже подготовлены. Позвольте мне проводить вас.

     

    Игроки не возражали и последовали за хозяином к своим жилищам.

     

    Изначально они хотели оставить телефон хозяину, но он отказался. В конце концов, Тун Цин, обнаружившая телефон, на время оставила его у себя.

     

    Комнаты находились на третьем этаже, и когда они поднимались по лестнице, то прошли ряды комнат. Поскольку всего было две группы гостей, большинство комнат пустовало. Хозяин провел их до самого конца коридора.

     

    Он указал налево и сказал:

    – Пять комнат здесь ваши. Барышня пришла раньше и уже выбрала четвертую комнату с конца. Остальные вы можете распределить между собой.

     

    Гу Шэнань не мог не спросить:

    – Могут ли двое из нас остаться в одной комнате?

     

    Хозяин улыбнулся.

    – Вы забронировали только одноместные номера, ах. Если вас что-то не устраивает, я могу заменить вам комнаты, но тогда они будут расположены в разных местах.

     

    Игроки поспешно отказались. Хотя в настоящее время в каждой комнате находится по одному человеку, по крайней мере, все рядом друг с другом, и они могут обратиться за помощью, если что-то случится. Если хозяин поменяет их на комнаты в разных местах и ​​что-то случиться ночью, помощь не придет, даже если они будут призывать небеса и землю [1].

     

    Остальные все еще колебались, в то время как Сяо Лань уже направился к комнате в самом конце.

     

    Чжао Фань, с веснушками, не мог не сказать:

    – Эй… Это последняя комната. Разве тебе не страшно?

     

    Сяо Лань рассмеялся.

    – Я так беден. Могу ли я позволить себе бояться призраков?

     

    Сказав это, он вошел прямо в комнату и оставил трех игроков стоять с озадаченными лицами. Так ли действовала бедность? После этого, хотя им все еще было немного не по себе, оставшиеся три человека выбрали для себя комнаты.

     

    Начиная от конца коридора, комнаты заняли в следующем порядке: Сяо Лань, Гу Шэнань, Чжао Фань, Лю Ии, Тун Цин.

     

    Сяо Лань, напротив, не заботился о том, что его комната последняя. Будет ли какое дело призракам мира Адвент до того, в какой комнате ты остановился? Когда придет время, боюсь, даже сон в общей гостиной не поможет. По крайней мере, в последней комнате было окно, и он все еще мог сбежать через него, если дверь будет заблокирована – это очень практичный выбор.

     

    Помещение также оказалось из дерева, на полу лежал ковер. На окне висели занавески с цветочным рисунком, что делало помещение очень уютным. На первый взгляд эта комната, как и остальная часть отеля с горячими источниками, была очень подходящим местом для отдыха.

     

    Сяо Лань положил Ло и начал искать в комнате улики.

     

    Ло подошел к Сяо Ланю изящными кошачьими шагами.

    – Господин, пожалуйста, оставьте поиски мне.

     

    Рука Сяо Ланя чесалась, когда он смотрел на Ло, и он не мог не погладить его, прежде чем спросил:

    – Не израсходует ли поиск слишком много твоей энергии?

     

    Ло взмахнул хвостом.

    – Не проблема, если это поиск обычных предметов в небольшом диапазоне.

     

    Сяо Лань неохотно убрал руку, и Ло поднял переднюю лапу, чтобы похлопать по полу. Темная тень распространилась от его лапки, чтобы осторожно проникнуть во все углы и трещины в комнате.

     

    Ло пробежал несколько шагов вперед и вскочил, чтобы присесть на платяной шкаф. Он похлопал по шкафу.

    – Здесь, господин.

     

    Сяо Лань подошел и открыл шкаф. После некоторого поиска он нашел завернутый прямоугольный предмет в укромном уголке самого верхнего ящика.

     

    Когда он открыл его, чтобы осмотреть, то с удивлением обнаружил, что это запертый дневник. У него был устаревший дизайн, и даже обложка пожелтела. Что касается того, как Сяо Лань узнал, что это дневник, то все просто, на нем были напечатаны слова «Тайные мысли девушки». Не похоже на то, что это могла быть записная книжка с ошибками [2], не так ли?

     

    Для Сяо Ланя такая простая блокировка равносильна ее полному отсутствию. Ему не потребовалось даже трех секунд, чтобы открыть дневник.

     

    Записанное внутри оказалось тайной любовью школьницы по имени Гу Мо.

     

    Скорее всего, она была не из тех, кто регулярно ведет дневник, и обычно новая запись вносилась раз в пять-шесть дней. Каждый раз она также писала довольно мало. В начале дневника были тривиальные записи вроде «Он выглядел очень красиво, когда сегодня играл в баскетбол», «Я снова столкнулась с ним в коридоре», «Он любит пользоваться черной перьевой ручкой» и так далее.

     

    Только ближе к концу дневника Сяо Лань наконец увидел знакомое имя. «Ду Юйхуэй сказала, что я бедна, а Чэн Лан даже засмеялся. Они очень весело смеялись…»

     

    На этом дневник оборвался.

     

    Сяо Лань более или менее понимал опыт этой школьницы. Она любила Чэн Лана, но осмеливалась только тайно смотреть на него, так никогда и не признавшись. Но однажды она случайно наткнулась на свою любовь, которая с кем-то еще смеялась над ее бедностью за ее спиной. Это был просто сокрушительный удар по сердцу молодой девушки.

     

    На самом деле Сяо Ланю не приходилось беспокоиться о еде или одежде в детстве. У него был богатый отец и нежная красивая мать. Хотя его отца никогда не было дома, Сяо Лань по-прежнему составлял компанию матери, и она также хорошо о нем заботилась. Так было до тех пор, пока отец однажды не исчез, и тогда жизнь Сяо Ланя резко перевернулась.

     

    Сяо Лань также пережил издевательства из-за того, что он беден, а поскольку его семья раньше была обеспечена, насмешки и злоба оказались еще хуже. Многие из его друзей и старших отвернулись так быстро, что это было даже страшно.

     

    Сяо Лань тоже пострадал, но позже его мать тяжело заболела. Ему приходилось заботиться о ней, имея дело с взыскателями долгов, а также совмещать учебу и работу. Со временем он перестал обращать внимание на такие поверхностные насмешки.

     

    Ло заметил, что Сяо Лань не в хорошем настроении, и потерся своей плоской пушистой головой о тыльную сторону его ладони.

    – Господин.

     

    Сяо Лань вернулся в реальность.

    – Я в порядке. Завтра мы должны найти способ подойти к Ду Юйхуэй и Чэн Лану и спросить их о Гу Мо. Кроме того, есть кое-что в Ду Юйхуэй, что меня интересует.

     

    Он рассказал Ло, как Ду Юйхуэй смотрела на него, а также о своих подозрениях.

     

    После наступления темноты.

     

    Лежа под мягким сухим одеялом в темноте, Сяо Лань лениво болтал с Ло, который снова расположился возле его подушки, а низкий и мягкий голос Ло убаюкивал его.

     

    Внезапно за дверью послышались шаги.

     

    Было похоже на то, как будто кто-то шел в тапочках и при этом волочил ноги, причем очень медленно, из-за чего слышался длинный шаркающий звук. Шаги за дверью комнаты Сяо Ланя задержались, как будто кто-то ходил взад и вперед, направляясь направо, а затем налево.

     

    Но Сяо Лань остановился в последней комнате в коридоре, так как же шаги могли идти слева?

     

    Дверь отеля была прочной, и сквозь нее не проникал свет. С другой стороны, Сяо Лань также не мог определить, что происходит за его дверью, и было ли там вообще что-либо.

     

    «Тук-тук-тук». Кто-то в очень механическом ритме постучал в дверь. Даже паузы между ударами были одинаковыми.

     

    Из-за двери раздался женский голос.

    – Сяо Лань, ты здесь?

     

    Голос был мягким, и нежная интонация могла разбудить защитные инстинкты мужчины.

     

    Сяо Лань не ответил.

     

    Голос женщины мягко дрожал, пробуждая нежность.

    – Мне очень холодно. Ты не пойдешь со мной?

     

    Сяо Лань:

    – Извини, мне не стоит вставать по ночам. После того, как ты сходишь в туалет и снова заснешь, тебе больше не будет холодно.

     

    Женщина снаружи: «……»

     

    Черт возьми! Так тебе и надо, если ты на всю жизнь останешься одиноким.

     

    ___________________

     

    [1] 叫天天不应叫地地不灵 [jiào tiāntiān bùyīng jiào dede bù líng] – буквально: взывайте к небесам, но небеса не отвечают, взывайте к земле, но земля непроницаема.

    [2] Ученики собирают ошибки и записывают их в блокнот для проверки.

  • Я полагаюсь на бедность, чтобы пройти игры на выживание
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии