• Я отношусь к вам, как к врагам, не нужно за мной ухаживать!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Но он не мог, он не хотел, потому что Чу Уцин был его кровным родственником, и он также был золотом для смертоносного меча Чжэнь Цзюня (1), дракона Чу Хуаньчжи. Все царство Аньян знало, что глава клана Чу любил своего сына больше собственной жизни.

    (1) Титул для высокоуважаемого и могущественного культиватора

    Чу Уцин радостно улыбнулся. Его старший кузен был гением среди гениев, на которого равнялись все его сверстники. Когда еще он опускался так низко, кроме того случая, когда его победил главный герой?

    Чу Уцин удовлетворенно отдернул ногу и надел ботинок, не забыв при этом подшутить над другим человеком. - Похоже, ты, мой дорогой старший кузен, действительно не можешь сравниться даже со смертным слугой.

    Однако едва его нога коснулась ботинка, как Чу Вуцзюань схватил его за лодыжку.

    Не просто поймал, а захватил и заключил лодыжку Чу Уцина в свою хватку!

    Его бледные, тонкие пальцы обхватили лодыжку Чу Уцина, как стальные обручи. Чу Уцин вообще не мог отстраниться!

    - Молодой господин... - в голосе Чу Уцина звучала ледяная ярость, словно острые, как бритва, ножи, разрезающие кожу, но он все так же небрежно и элегантно прислонился к изголовью кровати из сандалового дерева с замысловатой резьбой. Он холодно взглянул на Чу Вуцзюаня, словно король, удостоивший своим присутствием коленопреклоненных подданных. - Что ты себе позволяешь? – «Может быть, ему наконец надоело, и он решил сорвать с себя эту фальшивую маску покорности и великодушия?»

    Тишина.

    Выражение лица Чу Вуцзюаня не изменилось ни на йоту, его темные глаза все еще были спокойны как вода. Он пристально посмотрел на Чу Уцина, пальцы его правой руки сжали манжету брюк Чу Уцина, медленно опуская ее вниз.

    Его брюки были белыми как снег, но это было ничто по сравнению с мягкой кожей, которая была открыта. Малейшее прикосновение к этой нежной, гладкой коже заставляло сердце биться сильнее.

    Когда Чу Вуцзюань остановился, голень Чу Уцина была полностью открыта воздуху.

    Губы Чу Вуцзюаня внезапно изогнулись вверх, глаза заблестели, когда он искренне произнес - Уцин, ты мой родной двоюродный брат. Старший брат заботится о своем младшем брате, вот как все должно быть. Независимо от того, насколько хорошо работает слуга, как они могут сравниться с заботой, любовью и защитой родственника? - Говоря это, он осторожно прикрыл ногу Чу Уцина носком, его движения были мягкими и нежными, а выражение лица естественным, как будто ничего не произошло. После того, как он закончил свои манипуляции, то поймал ногу Чу Уцина своей рукой и начал массировать.

    Когда Чу Вуцзюань массировал ступню Чу Уцина, из его пальцев в тело Чу Уцина потекла струйка чистой духовной энергии, заставив даже духовную основу Чу Уцина стать ярче.

    - В будущем ты должен позволить мне делать все это за тебя. Как может смертный слуга быть достоин внимания моего кузена? - Беспечно сказал Чу Вуцзюань, но в его глазах мелькнула какая-то тьма.

    Чу Уцин намеревался унизить Чу Вуцзюаня, тот быстро нейтрализовал его слова, превратив в проявление нежной заботы и любви со стороны старшего брата. Он даже дал Чу Уцину шанс сойти со сцены, не усугубляя ситуацию для них обоих. Если бы Чу Уцин был мудр, он бы знал, что это не очень хорошая идея – встать на сторону Чу Вуцзюаня и сделать шаг назад, спасая свой собственный имидж и усиливая имидж Чу Вуцзюаня.

    Какой расчетливый молодой господин с золотым языком.

    - Конечно. - Чу Уцин снисходительно приподнял бровь и улыбнулся, решив- Тогда, в будущем, я оставляю все эти заботы тебе, мой дорогой кузен. - Чу Уцин никогда бы не воспринял эти слова просто из вежливости, вместо этого он использует эту возможность, чтобы унизить другого человека. Он хотел, чтобы Чу Вуцзюань ухаживал за ним, как настоящий слуга, чтобы он стал его подчиненным.

    Самое главное, он хотел, чтобы все увидели, как Чу Вуцзюань, Молодой Мастер клана Чу, готов пасть так низко и стать всего лишь слугой.

    Ему было любопытно, может ли Чу Вуцзюань все еще проявлять такую беспечную братскую любовь после того, как он будет ухаживать за ним изо дня в день.

    «Как забавно.»

    Чу Уцин встал, настроение у него поднялось. На его теле появились Божественные одежды Лююнь, выглядя безупречно.

    Разочарование всплыло в глазах Чу Вуцзюаня, но когда они вышли за дверь, он услышал продолжение фразы - В будущем ты также должен и одевать меня.

    С открытой дверью и без барьера, который мешал бы людям сканировать пространство своим Божественным чувством, все, что произошло в комнате, было видно.

    Но, в конце концов, это не считалось чем-то большим, чем подглядывание. Подглядываний было недостаточно. Публичное унижение более удовлетворительно.

    Как и следовало ожидать, гнетущая, напряженная атмосфера внезапно сменилась после его слов. Все повернулись и недоверчиво посмотрели на Чу Вуцзюаня.

    Эти взгляды выражали такие сложные эмоции, некоторые разочарование, некоторые злость, другие с едва сдерживаемые враждебность и холодность…

    Но осмелятся ли они? Пока они были в клане Чу, они не могли не уважать главную ветвь клана семьи Чу. Иначе они нарушат правила клана и будут жестоко наказаны!

    Как глупо и трусливо. Если бы только кто-то бросил вызов Чу Уцину, тогда он мог бы установить свое превосходство и наслаждаться беспомощным отчаянием клана.

    При этой мысли Чу Уцин невольно облизнул уголки губ. Сама мысль об этом возбуждала его.

    Чу Уцин повернул голову и посмотрел на Чу Вуцзюаня. - Пошли, - приказал он, словно не замечая недовольства толпы, и направился к выходу с важным видом.

    Чу Вуцзюань неловко произнес - У твоего старшего брата сейчас есть кое-какие дела. Сяоди, ты можешь идти вперед, я тебя догоню.

    «Хотел ли Чуу Вуцзюань остаться, чтобы еще немного поиграть в жертву? Как жаль. Если преемнику клана Чу чего-то и не хватало, так это гордости. Игра в жертву была игрой для слабых. »

    Подавляющее превосходство и доминирование. Таков был стиль клана Чу. Он был уверен, что это вселило в их некоторое сомнение.

    Он задавался вопросом, решит ли кто-нибудь из последователей Чу Вуцзюаня пожертвовать собой ради своего драгоценного преемника и попытаться убить его?

    Чу Уцин слегка кивнул и пошел вперед.

    Как только фигура Чу Уцина исчезла из павильона Юйсянь, хрупкая маска спокойствия была сломана, воздух стал острым, как бритва, от напряжения.

    - Чу Вуцзюань, я не могу поверить, что твое истинное лицо так отвратительно. Как ты посмел, как ты мог так поступить с Чу Уцином? - закричал кто-то.

    - Прекратите болтать. Ну и что с того, что он наследник? Кто-то настолько ужасный не достоин быть главой клана Чу. Патриарха обманула эта отвратительная фальшивая маска, которую он носит. Если кто-то, кто имеет нечистые намерения по отношению к другим членам своего собственного клана, станет следующим главой, наш клан Чу мира Аньян обязательно будет повержен в землю, - добавил другой человек.

    - Вот именно, я не могу поверить, что он настолько бесстыден, чтобы сделать это с Уцин Цуди(2)…

    (2) Младший брат клана

    Все обнажили свои мечи и вызвали свои магические артефакты, начав атаку на Чу Вуцзюаня, который стоял возле двери Чу Уцина.

    Внушительная паутина заклинаний полетела на Чу Вуцзюаня среди проклятий и оскорблений кажущихся праведными.

    - Бесполезные. - Это слово было произнесено тихо, но оно поразило сердца всех, как молния.

    Прежде чем они успели среагировать, сверкнула молния. Все заклинания, оружие и артефакты были стерты, как хрупкая бумага.

    Эта битва длилась всего три секунды, и она закончилась демонстрацией подавляющего превосходства с другой стороны.

    Толпа, рассеянная и сбитая с ног, недоверчиво вытаращила глаза. Они знали, что Чу Вуцзюань был силен; в противном случае их Патриарх на стадии понимания Пустоты не уделял бы ему так много внимания и не решил бы, что он будет преемником их поколения.

    Однако они никак не ожидали, что Чу Вуцзюань окажется таким могущественным.

    Это была односторонняя битва, как с точки зрения чистой силы, так и с точки зрения духа.

    Чу Вуцзюань махнул рукой, заставляя беспорядок от атак исчезнуть в его сумке для хранения. - Я не могу позволить Сяоди увидеть это, - его тон стал нехарактерно мягким, когда он произнес эти слова, но от этой мягкости у всех по спине пробежал холодок. - Я никогда не знал, что преемник клана Чу связан моральными принципами. - Чу Вуцзюань взмахнул рукавами и перешагнул через упавших людей. - Вы все должны быть благодарны, что ваша фамилия Чу.

    «А что, если это не так?»

    Они не могли удержаться, чтобы не потереть свои все еще неповрежденные шеи.

    ****

    Родовой зал клана Чу, священный дворец Чанлэ, располагался в самом центре поместья Чу. Подобно посоху, который удерживал море спокойным (3), он управлял всем кланом.

    (3) Имеется ввиду Руи Джингу Банг, оружие Сунь Укуна из путешествия на Запад. Он взял “редкий галактический металлический шест” со дна моря, попросив у короля-дракона, и сделал его своим оружием. Оно может сжиматься до размеров иглы, и одна из его способностей – успокаивать воду, в частности, сохранять спокойствие морей.

    Здесь лежали мемориальные(родовые) таблички (4) их предшественников. Мощное заклинание, сформированное из предсмертных вздохов каждого предка, было запечатано в каждой табличке, и только последующая линия главной ветви клана Чу могла использовать их.

    (4) Мемориальная табличка или табличка предков – это табличка, используемая для обозначения места пребывания божества или прошлого предка, а также для его окружения.

    Именно из-за этих табличек даже в самые тяжелые времена, через которые пришлось пройти клану Чу, другие секты и кланы не осмеливались слишком сильно давить на них, только если они решали осуществить взаимное гарантированное уничтожение.

    Однако эти таблички, позволившие клану Чу пережить испытание за испытанием, не смогли остановить Линь И.

    Чу Уцин навсегда запомнит этот день. Одна табличка за другой трескались и разбивались, и появлялись тени их предшественников, которые обычно существовали только в легендах.

    Ударные волны, вызванные тенями таких мощных культиваторов, заставили даже саму ткань пространства треснуть, вихри прорезали небеса царства Аньян. Однако эти тени, наполненные последними желаниями и энергией ныне умерших, стали не более чем вкусной закуской для Линь И, придавая имеющуюся энергию его душе и базе культивирования.

    Как он мог позволить Линь И воспользоваться наследственными табличками клана Чу? С таким же успехом он мог бы забрать их себе.

    Чу Уцин попытался зафиксировать свое божественное чувство на табличках. Он чувствовал пульс духовной энергии на табличке, резонирующий с кровью в его жилах, кровью главной ветви семьи. Однако этого было недостаточно, чтобы вскрыть эти таблички. Сначала он должен был стать преемником.

    Как только все ученики клана Чу этого поколения собрались, Великий старейшина клана Чу, являющийся прорицателем, который теперь редко появлялся на публике, появился перед ними.

    Великий старейшина больше не брал на себя никаких обязанностей в клане, чтобы работать над продвижением к следующей стадии развития, особенно не делать что-то настолько тривиальное, как прийти и встретиться с этими молодыми учениками, самый сильный из которых едва достиг Построения Основания.

    Из-за его поведения всеобщее возбуждение возросло, и в то же время они поняли, что их, должно быть, вызвали сюда для чего-то огромного.

    - Что-то случилось в Нижнем царстве, где мы проводим испытания. - Голос Великого старейшины клана Чу звучал торжественно. - Старейшина, который охранял это Нижнее царство в течение последних ста лет, был изгнан из Нижнего царства два часа назад. Низшее Царство замкнулось в себе, впуская внутрь только тех, кто находится ниже стадией Золотого ядра.

    С тех пор как он был открыт пять тысяч лет назад, Нижний Мир, в котором они проводили испытания, способный генерировать камни духа высшего класса, был бесценным сокровищем для клана Чу. Каждые сто лет они посылали туда старейшину стадии Формирования души, чтобы охранять его.

    За эти пять тысяч лет ничего не произошло. Почему что-то решило поменяться именно сейчас?

    - Поскольку это связано с камнями духа высшего класса, мы уведомили Патриарха. Патриарх приказал мне предсказать это событие. Невозможно точно сказать, что уготовано небесами, но можно получить смутное представление. Все указывает на великую возможность, что-то, что может даже полностью изменить положение клана Чу к лучшему. - В этот момент волнение начало просачиваться в голос опытного Великого старейшины, возраст которого давно перешёл порог восьмиста лет.

    Младшие ученики клана Чу внизу были еще более взволнованы. Клан Чу уже был неофициальным лидером царства Аньян. Великолепная возможность изменить положение клана Чу к лучшему... это могло означать только одно – стать частью высшего царства!

    Великий старейшина продолжал - Патриарх уже скрыл все упоминания об этой возможности от посторонних. Однако со временем это почувствуют и другие крупные секты и кланы, поэтому вы должны тщательно подготовиться заранее. Когда через три года появится такая возможность, таланты всего мира культивирования, находящиеся ниже стадии Золотого ядра, хлынут вовнутрь. Вы можете быть гениальными, но это только в Царстве Аньян. Вундеркинды в высших сферах испытывают еще более жестокую конкуренцию. Они выделяются, один на миллиард, и пользуются еще более обильными ресурсами. Их сила превосходит все, о чем вы можете мечтать. Никогда не стоит их недооценивать. На этот раз нет необходимости отдавать камни духа высшего сорта, которые вы найдете. Кто бы ни добыл их, найдя или отняв у другого, это их собственность. Я надеюсь, что они смогут помочь вам в этом конфликте. Патриарх надеется, что эту возможность получит один из учеников клана Чу царства Аньян.

    Слова Великого старейшины заставили всех оживиться, кровь забурлила в жилах. Если бы они могли получить такую возможность, они определенно стали бы ядром всех основных талантов в клане и даже обогнали бы таланты Высших Миров.

    Может быть, их даже возьмут в ученики к ныне пребывающему в уединении Патриарху.

    Чу Уцин был самым странным из них.

    Чу Уцин знал, что эта так называемая возможность была наследием Древнего истинного Бессмертного, что даст главному герою его несравненный метод культивирования.

    Кроме того, чтобы сделать это испытание достаточно удивительным и создать интригу, главный герой попал в засаду на последнем этапе наследования наследия, и почти был настигнут другим.

    И все же, в конце концов, этот метод культивирования примет только главного героя, или, скорее, только родословную главного героя! Пока главный герой был там, у других людей не было ни единого шанса. Эта значительная война была не более чем ступенькой для главного героя, чтобы помочь ему стать самым сильным культиватором из всех тех, кто находится под стадией Золотого ядра.

    Благодаря этому главный герой стал новым владельцем истинной обители Бессмертных, получив спасительное карманное измерение.

    «Возможность изменить клан Чу к лучшему? В ваших снах.»

    Тем не менее, было много других хороших вещей в испытаниях, чтобы унаследовать наследие истинного Бессмертного. Помимо вещей, которые неизбежно станут собственностью главного героя, он сможет добыть еще немало других сокровищ.

    При мысли о том, что он может украсть сокровища главного героя или сделать испытание еще более трудным для получения наследия, Чу Уцин почувствовал, как его сердце подпрыгнуло от волнения.

    В конце концов, он был единственным, кто знал все, что произойдет.

    На пятом этаже обители этого бессмертного находился предмет под названием "Божий Дух". Этот предмет был бесполезен для главного героя, но через много лет он отдал его женщине-героине, позволив трем духовным корням главной героини возродиться как единый аберрантный(5) духовный корень, проложив ей путь встать рядом с главным героем и подняться вместе с ним на небеса.

    (5) Аберрантный – отклоняющийся от нормального строения, расположения или состояния.

    Если бы он смог добраться до этого предмета, то смог бы бросить вызов Чу Вуцзюаню.

  • Я отношусь к вам, как к врагам, не нужно за мной ухаживать!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии