• И что теперь делать с семью мужчинами?!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • В мгновение ока Чу Муюнь прожил в собственном романе добрых три года. За это время Мо Цзюшао создал для него настоящий рай. Лучшие условия жизни, близкое, теплое обращение. Демон лично обучал мальчика фехтованию и различным наукам. 

    Если бы Муюнь не знал о гнилой начинке сего красавца, то, возможно, был бы тронут подобной заботой. В конце концов, демон обладал непревзойденной красотой. Такой же нежной опасной, как и бурная река. 

    Чу Муюнь никогда не задумывался о том, как должен выглядеть его партнер. И все же, как будущий любовник Мо Цзюшао соответствовал вкусу переселенца. 

    Жаль только, что им придется бороться за право быть сверху. 

    С самого утра Чу Муюнь практиковался в фехтовании. 

    Одетый в светло-зеленый, свободный, тянущийся по земле халат, Мо Цзюшао, проходя сквозь туман, решил проведать трудолюбивого ребенка. С темными, будто шелковыми длинными волосами и прекрасным лицом он походил на только что спустившегося с небес бессмертного. 

    Заметив приближение красавца, Чу Муюнь отложил тренировку и вежливо поклонился. 

    - Отец! 

    - Продолжай, - легким взмахом руки, мужчина велел мальчику не отвлекаться. 

    Одарив своего «спасителя» улыбкой, подросток вновь поднял меч. Демон, не проронив более ни слова, тихо наблюдал за тренировкой в сторонке. Его воспитанник определенно подрос. Светлая, подпоясанная рубаха, подчеркивала хрупкую, недавно оформившуюся юношескую фигуру. Высокий, прямой, будто свежая поросль бамбука, юноша хорошо управлялся с мечом. Смертоносное лезвие в его руках не было праздным украшением. 

    Состоящая из множества движений техника была завершена. Муюнь вложил лезвие в резные ножны. Тонкий слой пота покрывал его лицо. По-детски невинные глаза были обращены к Мо Цзюшао. Казалось, подросток чего-то ждал. 

    - Отец? – справляясь с легкой отдышкой, несколько нервозно, спросил юноша. 

    Глубокий взгляд Мо Цзюшао стал неоднозначнее. 

    - Ты большой молодец, - голос демона завораживал своей нежностью и любовью. – Быстро учишься и, кажется, уже достиг шестой ступени стиля Шао Юэ?

    Глаза Муюня загорелись. Показывая демону наигранную застенчивость, парень будто стеснялся комплиментов. 

    - Просто попробовал. В этой технике достаточно частей, которые мне не понять самостоятельно. Надеюсь, у отца найдется время на разъяснение. 

    - Дай мне меч, - кажется, Мо Цзюшао пребывал в крайне благоприятном расположении духа. 

    Чу Муюнь послушался и отошел в сторону. 

    Длинная мантия со слоем тонких кружев, по идее не подходила для занятий спортом. Однако подняв меч, Мо Цзюшао стал излучать особую, заставляющую воздух звенеть, ауру. В мгновение ока прекрасный бессмертный продемонстрировал убийственные намерения. Сила его духа могла перевернуть небо и землю. 

    Плавный ход и внушительный стиль. Клинок, будто слившись с рукой, поражал своей быстротой и элегантностью. Способное проткнуть небо острее меча, явило наблюдателю неповторимый, разве что не слепящий блеск. Длинный халат ничуть не мешал демону. Даже напротив, изысканные одеяния подчеркивали его благородную фигуру, позволяя движению дракона становиться еще соблазнительнее и завлекательнее. 

    Четкие движения стали еще более резкими. Молния, будто загипнотизированная змея появлялась в моменты особо эффектных выпадов. Как только танец подошел к концу на землю сошли, сотрясающие гору, раскаты грома. 

    Взгляд Чу Муюня был прикован к фигуре красавца. Выражение лица говорило об уважении и восхищении. А вот сердце желало победы.

    «Я бы хотел трахнуть его так, чтобы он не смог самостоятельно покинуть постель». 

    За последние три года Ноль относительно привыкла к характеру подопечного и предпочитала отмалчиваться. 

    Облизавшись, Чу Муюнь предвкушал свое взросление. 

    «О, не переживай, сначала я заставлю его в себя влюбиться». 

    «Вы должны знать, какой тип людей предпочитает Мо Цзюшао», - Система поняла, что должна немного умерить пыл переселенца. 

    «Ему нравятся трудолюбивые, прилежные, нежные, невинные цветы». 

    «Маленькие цветы не будут думать о том, как кого-то трахнуть». 

    «Но я хочу!» - в сердцах рассмеялся юноша. 

    Несмотря на высочайший уровень совершенствования, Мо Цзюшао не мог обнаружить Ноль. За, проведенные в этом мире, года Муюнь не раз проверил эту теорию, и теперь даже болтал с механизированным голосом. 

    Закончив ознакомительный урок, Мо Цзюшао спустился с небес. Под порывами ветра его длинные темные волосы немного растрепались, а тонкие ткани одежд трепетали. От невероятно красивой сцены у Муюня перехватывало дыхание. 

    В глубине души юноша чувствовал себя ошеломленным. На его щеках появился легкий румянец. 

    - Отец действительно силен, - с говорящим о волнении придыханием, произнес Муюнь. – Юнь эр не знает, сколько времени потребуется для того, чтобы получить хотя бы десятую часть такой мощи. 

    Лезвие было послано в ножны. Даже не запыхавшись, Цзюшао быстро вернулся к образу элегантного, утонченного мужчины. Добрые глаза и нежный голос творили свою магию. 

    - Тебе всего пятнадцать, не торопись. 

    Муюнь давно вжился в роль и тут же продемонстрировал несколько унылое выражение лица. Склонив голову и сжав кулаки, молодой человек, позволил «отцу» наблюдать свои противоречивые эмоции. 

    - Я не боюсь страданий, не боюсь утомительных тренировок. Я хочу стать сильнее как можно скорее и своими руками убить злодея, уничтожившего мою семью! – дрожащие плечи и чуть сгорбленная спина отлично дополняли образ. Резко подняв голову, юноша с надеждой и небывалой печалью посмотрел на «спасителя». – Отец, пожалуйста, скажи, кто виновник? На кого мне обратить свой гнев? 

    Поправив выбившиеся из прически чужие пряди, Мо Цзюшао стал задумчивее. 

    - Только когда достигнешь девятой ступени стиля Шао Юэ. 

    Драма перешла к своей кульминации. Резко опустив переполненный сложными, противоречивыми эмоциями взгляд, Муюнь делал все, чтобы вызвать в демоне хоть какие-то чувства. Однако он знал, что проявляемая жалость и забота такой же фарс, как и его смущение.

    Крепко обняв мальчика, Мо Цзюшао ласково погладил того по спине. 

    - Ты очень хороший ребенок. Отец знает о твоей усердной работе. Не волнуйся, уже не за горами тот день, когда ты сможешь свершить свою месть. 

    На какое-то мгновение Муюню показалось, что слова демона несут двойной смысл. Вздрогнув в чужих объятиях, он на самом деле представлял себе иную сцену. 

    «Ему действительно нравится прилагать усилия к моему воспитанию, но для чего? Для того чтобы потом собственноручно уничтожить? Как это может доставлять удовольствие?» 

    «Думаю, вы лучше всех должны понимать его мотивы», - безучастно заметила Система. 

    «За мной не наблюдалось столь ужасных увлечений!»

    «Но разве не вы написали сей роман? Разве не вы так детально описали отклонения каждого из повелителей царства демонов?»

    Парировать было нечем. Так и есть, он сам описал извращенные желания своего новоявленного «отца» и теперь обязан нести некоторую ответственность. 

    Закончив с делами, Мо Цзюшао решил провести время с воспитанником. Муюнь, само собой, был крайне рад подобному стечению обстоятельств. И, несмотря на сдержанный характер, говорил больше обычного. 

    Они поели, а после демон даже предложил принять вместе ванну. На самом деле в этом не было ничего странного. Принеся во дворец ребенка с искалеченными ногами, демон всегда помогал тому мыться. 

    Вот только тогда новое тело Муюня еще не достигло половой зрелости, и он просто восхищался красотой воплощенного в реальности персонажа. Теперь все иначе. Что если он получит эрекцию? Что будет его ждать? Стоит ли так форсировать события? 

    Как ему отказаться? 

    Наигранно взволнованный Муюнь опустил голову. На щеках молодого человека играл легкий румянец. 

    - Отец, Юнь эр уже вырос… - бегающий по углам взгляд говорил о растерянности. 

    Остановившись, Мо Цзюшао не сказал ни слова. 

    - Я… Я… Теперь я могу принять ванну самостоятельно?.. – выражение крайнего беспокойства и покрасневшие мочки ушей, спровоцировали переливчатый, беззлобный смех демона. 

    - Юнь эр действительно вырос. 

    Чу Муюнь не знал, правильно ли его слова были поняты, и ниже опустил голову. 

    Едва заметно улыбаясь, Цзюшао похлопал воспитанника по плечу. 

    - Ложись спать пораньше. Я навещу тебя завтра. 

    - Берегите себя, отец, - взволнованно пробормотал парень и поклонился. 

    После расставания Муюнь отправился в ванную самостоятельно. Погрузившись в теплую родниковую воду, переселенец немного озадачился. 

    «Как думаешь, Мо Цзюшао понял мой намек?»

    «Возможно…» - несколько уклончиво ответила Система. – «Однако даже психически больной человек не будет набрасываться на пятнадцатилетнего ребенка». 

    Откинувшись на каменный бортик купальни, Муюнь позволил длинным темным прядям волос погрузиться в воду. Те, словно черные ленты, обвили его хрупкую, недавно оформившуюся фигуру. В сочетании с легкой улыбкой юноша являл миру крайне соблазнительную картину. 

    «Что правда, то правда. Пятнадцать лет еще нежный возраст. Приди он ко мне и его гордость пострадает». 

    Ноль решила не напоминать переселенцу о том, что в данной игре он не сможет занять ведущую позицию. 

    Еще какое-то время наслаждаясь горным источником, молодой человек понял, что его «благодетель» действительно не намеревается входить и немного расстроенный, закончил омовение. 

    На следующий день в покои Муюня пришла милая, юная дева. Едва старше него, она была приставлена к переселенцу в качестве горничной. 

    Пораженный молодой человек не мог понять, какую игру затеял Цзюшао. 

    На вид это была обычная шестнадцати или семнадцати лет девица. Симпатичная, светлоликая, в очаровательном желтом платье. Большие глаза, искрений, немного застенчивый взгляд. 

    Покусывая нижнюю губу, девушка поклонилась. 

    - Раба Цин Сюэ приветствует своего господина. 

    Чу Муюнь не мог отказаться от подарка Мо Цзюшао, поэтому, конечно же, ее принял. 

    Обдумывая неоднозначный поступок демона, переселенец не мог не посоветоваться с Системой. 

    «Как думаешь, так Цзюшао готовит свой ход? Нежели он рассчитывает на образование духовной связи, ради того чтобы после убить ее на моих глазах?»

    До этого Мо Цзюшао ограничивал контакты Муюня. Случайно или намеренно, но именно он всегда выступал в качестве помощника и собеседника молодого парня. Оно и не удивительно. Сие крайне грубый, но действенный способ войти в сердце ребенка. Благодаря проведенному вместе времени Муюнь должен начать доверять демону. Полагаться на него. 

    И что же теперь? 

    А теперь Мо Цзюшао посылает к нему девушку. Так или иначе, а этот шаг определенно несет смысл. 

    Муюнь уверен, что мыслит в правильном направлении. 

    «Разве это не попытка создать некоторое совпадение? Может он проверяет меня? Хочет узнать, насколько я расположен к другим людям?»

    Кто бы знал, что Мо Цзюшао усыновил крайне жестокого, переплюнувшего его, тирана. 

    Следящая за цепочкой размышлений, Ноль не решилась комментировать происходящее. 

    Лишь к ночи Муюнь понял, что совершил ошибку. 

    Едва молодой человек прилег и был готов отойти ко сну, из-за экрана показалась полуобнаженная, облаченная лишь в легкий, просвечивающийся халат фигура новоявленной служанки. 

    - Молодой господин, позвольте Цин Сюэ служить вам в постели, - покорно поклонилась девица. 

    Выражение лица Муюня стало суровым. Цзюшао не понял его намека! Вместо того чтобы посетить его спальню лично, демон отправил девицу! 

    «Что творит этот треклятый Цзюшао?» - приходя в неописуемую ярость, быстро позвал Систему переселенец. – «Может быть, он и не гей вовсе?» 

    Некоторое время не отвечая, Ноль, казалось, наслаждалась моментом. 

    «Хочу вам напомнить, в вашем романе не было жанра BL».

    Чу Муюнь замер. Теперь рано думать о том, кто займет ведущую позицию в постели. Для начала придется найти ответ на столетний вопрос – как превратить властного натурала в гея!

  • И что теперь делать с семью мужчинами?!
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии