• Грань реальности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ

     

    Полуночник стоял в помещении, куда привели новых рекрутов, их путь к становлению настоящими провидцами начинался сегодня. Некоторые из них еще даже не осознали, что они умеют управлять чужими сознаниями, но здесь их научат. Они всё были искусственно погружены в сон. Лежали на кроватях и видели то, что им показывал их новый куратор.

     

    — Мистер Джон? — Полуночник всё так же стоял посреди зала, концентрируясь на новых рекрутах. Но моё появление скрыть было сложно, учитывая то, кто передо мной находился. — Лучше ничего не мог придумать?

     

    — Я импровизировал, куратор, — я сделал легкий поклон, дань уважения наставнику. — Какая разница, если он в любом случае этого не запомнит.

     

    — И почему этот парень? — в голосе куратора читалось удивление. — Ты не привык ошибаться.

     

    — Мне показалось, что он действительно пытался проникнуть мне в голову, — развел руками я. — Скорее всего, я был настолько обессилен после задания, что не совсем хорошо воспринимал реальность как таковую. Прошу простить меня.

     

    — У него в голове нейроимплант, — отрезал Полуночник. — Все его ментальные способности, если таковые и были, подавлены и никогда больше не проявятся. Тебе нужно отдохнуть.

     

    Я снова сделал поклон и вышел в коридор. Зеркальные стены давили на меня, разбудив внутри самые страшные кошмары. Голоса внутри головы начали перешептываться между собой, сбивая с толку. Я присел на кожаном диванчике, пытаясь собраться с мыслями.

     

    Яркие лампы под потолком били по глазным яблокам, буквально ослепляя. Это отвлекло меня от раздумий. Голоса в голове стихли, и я стал снова собой. Порой бывает такое, что ты сидишь и начинаешь проворачивать внутренний разговор. Разговор со своим внутренним Я. Это придает уверенность. Поговорив с собой, ты убеждаешься в своих идеалах и целях.

     

    Появилось что-то новое, ощущение, словно я что-то вспомнил, как будто какой-то сон, который приснился тебе ночью. Ты знаешь, что в нем было, но никак не можешь это объяснить. Бурлящей кашей, новые воспоминания крутились у меня в голове. И я не в силах был это остановить.

     

    Казалось, что я проживал чью-то жизнь, в ускоренном режиме. Однако на этот раз всё было скомкано, прерывисто и непонятно. А потом всё было кончено. Я был снова в коридоре.

     

    Я расслабился и откинулся на кожаном кресле. Время тянулось, словно вязкая жижа. Мне нужно было пересидеть некоторое время, переваривая происходящее. Движения проходящих мимо людей выглядели как при замедленной съемке в кино. То ли это было остаточное действие после задания, то ли новая информация как-то повлияла на мою мозговую активность. Порой за использование способностей приходилось платить большую цену. Иногда платой может стать жизнь. Но пока что я не собирался прощаться с ней, по крайней мере пока.

     

    Последствия обращения к своим способностям были ужасны. Я был буквально опустошен и еле держался на ногах, меня пытались разорвать на куски изнутри, захватить контроль над моим разумом. Но я был сильнее. Они знали это. Но попыток не прекращали.

     

    Посмотрев на расположенное передо мной зеркало, я увидел измученного блондина. Волосы, зачесанные назад, уже давно были растрепаны и свисали до подбородка. Очки перекосились, а по левой части лица, вдоль щеки до самой шей шли трещины. Они буквально светились в полумраке фиолетовым светом. Зеленые глаза так же приобрели фиолетовый окрас. Человек, которого я увидел в зеркале, только издалека напоминал меня. За спиной у человека маячил темный силуэт. Я понимал, что это может быть, но силуэт был нечетким и рванным, то пропадая, то проявляясь. Мне не удалось. Я потерпел фиаско.

     

    — Прости меня, Ари, — сорвалось с моих губ. — Я, правда, пытался.

     

    Внезапно я оказался в большой комнате с зеркалами вместо стен. В каждом из них я видел себя, изуродованного, словно существо из моих детских кошмаров. Теперь я понимал, эти кошмары были вещими, предсказывая, каким монстром я стану в будущем. Но это ложь. Я не монстр! Я спасаю этот мир. Это мой долг.

     

    Кого я обманываю? С каждой секундой силуэты в зеркалах становились всё ужасней и вот они уже выглядели, словно вырезанные из ночных кошмаров, монстры. Мои монстры. Я их создал. Руки их тянулись ко мне, и они уже были не в зеркалах. Они стояли вокруг меня, зазывая к себе. И было желание пойти в объятия этих странных существ.

     

    Семь силуэтов стояли напротив, лиц их не было видно, однако я видел их глаза, смотрящие с осуждением. Их размытые силуэты то пропадали, то снова появлялись, с каждым разом всё более четко. С каждым днем мне становилось всё сложнее удерживать их. Силы мои росли не по дням, но и они не стояли на месте. Это сущности такая же часть меня. И они желают вырваться на свободу. Только я их не выпущу.

     

    — Эрил? — голос вырвал меня из своего кошмара. — Ты чего здесь расселся? Тебя же отпустили домой.

     

    Снова коридор. Зеркало напротив. А в нем ухоженный молодой человек в черном костюме, белой рубашке и галстуке. Волосы длинной до подбородка были зачесаны назад, а вдоль висков все было выбрито почти под ноль. Очки ровно сидели на носу, а зеленые глаза в недоумении смотрели на меня.

     

    Передо мной стояла маленькая девочка в обычной школьной форме, с длинными светлыми волосами, заплетенными в косички и уложенными на плечи. Я сразу понял, что это Скади. На первый взгляд обычная школьница, ученица младших классов, а на деле же, могущественный провидец, живущий на свете так же долго, как и Кронос, а может и дольше его. Таких, как она и Кронос, называют преторами. Одолевшими смерть, постоянно перерождаясь в новых телах.

     

    Смотря на нее, внутри меня просыпается вулкан ярости, боли и печали. Они забрали её у меня, чтобы превратить в сосуд! Тяжело было сдерживать себя в руках, видя перед собой дорогое тебе лицо и зная, что внутри сидит многовековой монстр. Чувство вины съедало меня изнутри. Голоса только усиливали этот эффект. Однако я смог успокоить себя. Они еще пожалеют об этом.

     

    Чуть поодаль от неё, почти незаметно, стоял здоровяк, охраняющий её физическое тело. При всех его габаритах он старался не выдавать себя, что было крайне сложно.

     

    Осознав наконец-то, что всё кончено и в зеркале перед собой я видел только себя, я поднялся и поздоровался с ней.

     

    — Нужно было прийти в себя, сейчас ухожу, — я улыбнулся, преодолевая чувство вины внутри, и направился в сторону лифта. — Так много предстоит сделать. И так мало на это времени.

     

    ***

     

    Я вышел из здания Культа. Вдохнул холодный вечерний воздух и побрел в сторону монорельса. Ощущение было двояко. Вроде бы и отпустили. Ничего не сказали, но что они во мне увидели? Почему я всё до сих пор помнил? Мистер Джон отчетливо сказал мне, что я не запомню эту встречу, а возможно забуду и весь сегодняшний день. Но память не пропала. Либо же проснувшись только завтра воспоминания улетучатся.

     

    «Этого не произойдет» — прозвучал, уже привычный для меня, девичий голос у меня в голове. Он словно озвучивал мои самые нужные и важные мысли. Однако после входа в здание и до сейчас, я его не слышал.

     

    Вагон монорельсы прибыл как всегда вовремя. Я провел взломанной карточкой, обеспечивающей меня пожизненным бесплатным проездом, и турникет с радостью пропустил меня к множественным входам в вагон. Я забился в самый уголок, чтобы можно было болтать с самим собой.

     

    — Что же ты такое? — пробурчал я себе под нос.

     

    Тишина. Я не услышал в ответ ничего. Может мне всё померещилось. Быть может, я сплю. Скорей бы тогда проснуться. Потому что я успел изрядно устать от этого. Тайный Культ. Тайные заговоры. Я до сих пор помнил, что мне там наговорили. Хотели сделать меня одним из них.

     

    «Рекрутом» — всё тот же голос вернулся.

     

    — А я уж думал, ты пропала куда-то, — несколько обрадовался я.

     

    «Я не могу… — голос утих. — Тяжело держать связь».

     

    — Неужели ты и есть та умершая девушка? Подселилась ко мне, прицепилась за какую-то безделушку. Ну как в книжках пишут.

     

    «Не знаю. Я умерла? — голос звучал словно обрывками. С каждым разом становясь всё тише и тусклее. — Я ничего не знаю».

     

    В самом здании со мной ничего особенного не произошло. Фантазия моя нарисовала миллионы разных картин происходящего. Доходило и до пыток. Но всё оказалось гораздо проще и неожиданно для меня.

     

    Меня и нескольких других молодых парней и девушек завели в просторный зал без мебели. Бетонные стены, пол и потолок, вдоль которого тянулись яркие лампы.

     

    Нас выстроили в одну линию. Мистер Джон просто по очереди подходил к каждому из нас и смотрел в глаза. Одни сразу падали в обморок безо всяких слов. Падали на пол, сломленные волей провидца. Другие выдерживали, и им мистер Джон говорил сделать шаг назад. Третьим же, которых было не так уж и много, он говорил выйти вперед. Я уж было думал, что вот он, первый тур закончен. Нас отобрали, и что же будет дальше?

     

    Дальше мистер Джон попросил привести в чувство потерявших сознание. Тех, кого он попросил сделать шаг назад — перевели в другую комнату. А таких как я, просто отпустили. Мистер Джон сказал, что это наша последняя встреча. Люди проходили мимо меня с пустыми взглядами, словно те утренние доктора. Я же продолжал стоять неподвижно. Ступор. Непонимание происходящего. Только спустя несколько минут я смог прийти в себя.

     

    И вот я уже сидел в вагоне монорельса. Несколько раз, проехав кольцевую линию, я продолжал таращиться в окно, словно и сам стал пустым. Но я до сих пор всё помнил.

     

    Вот так всегда. Вечно я куда-то вляпаюсь. Может быть, у меня сотрясение мозга? Или еще какая-то травма головы? Может, я в коме лежу после аварии на операционном столе, а всё что я вижу предсмертные галлюцинации. Но до чего же они реальны. Как взаправду.

     

    «Всё взаправду, Макс, — голос стал более четким. — Культ будет искать нас. Скорее всего, я умерла от их рук.

     

    ***

     

    Четыре года назад. Нова Сити. Сопротивление.

     

    Здесь на крыше мир вокруг преобразовывался. Городская суета осталась далеко внизу, напоминая с высоты огромный муравейник. Хоть и никто достоверно не помнил, как выглядит муравейник на самом деле, но в привычку вошло называть так большое столпотворение людей.

     

    Связанный и беспомощный человек лежал перед нами. Побитый, измученный, желающий только одного быстрее вернуться к семье и детям. Но у него не было такой возможности. И он прекрасно это понимал. Время от времени он пытался совершить ментальные атаки, однако слабость организма сказывалась на них, и это было словно укусы комара. Словосочетание, использующееся еще с древних времен, хоть и частично утратило свой смысл, из-за того, что комары так же вымерли.

     

    Ворон был непоколебим. Высокий парень в длинном черном балахоне и в маске, скрывающей его лицо даже от членов сопротивления. Он объединил нас против общего врага. Многие были обязаны ему жизнью, но сейчас. Сейчас он обезумел. Его жажда уничтожить Культ перешла все границы. Он был готов убить каждого их члена, лишь бы удовлетворить свою маленькую только ему понятную жажду мести.

     

    Ствол пистолета смотрел в лоб забитого в угол мужчины средних лет. На лице его не было живого места. Порезы и ссадины. Его новый костюм разорван и измазан грязью. Вид его вызывал только жалость.

     

    — Ворон! Остановись! — я не выдержала.

     

    Под нами пронесся вагон монорельса, громко свистя на повороте. Ворон обернулся на меня. Его взгляд вселял ужас. Этот его незримый взгляд из-под маски, у которой не было лица. Лидер превратился в монстра. Я видела, что он был готов убить этого человека за одну лишь принадлежность к провидцам и самому культу. Пускай даже он и являлся бы самым незначительным его членом. И он был готов убить и меня, если бы я начала ему мешать.

     

    — Ты начинаешь забывать, юная леди, — прозвучал голос из-под глубокого капюшона. — Ты начинаешь забывать, кто на самом деле наш враг. Ты забываешь, кто убил твою семью, только ради того, чтобы склонить тебя на их сторону.

     

    — Они не убивали, — попыталась сказать я.

     

    — Нет! — лидер буквально закричал. — Ты им веришь. Забыла о главной истине? Они все врут! Им плевать на всех! У них есть безграничная власть! Ты должна понять, что если мы будем с ними мягче, они уничтожат нас.

     

    Ворон подошел к связанному человеку. Во рту у него был кляп, и он тихо стонал, пытаясь молить о пощаде. В выражении его лица читалось только одно. Отчаянье. Он молил о пощаде.

     

    — Это неправильно, — продолжала я. — Мы же лучше их. Мы не должны так поступать.

     

    — Поэтому так поступаю я, — сказал вдруг Ворон. — Я принимаю эту тьму. Чтобы спасти от нее остальных.

     

    Выстрел. Карканье воронов вздымающих в небо. Словно настоящие птицы взлетели в воздух и полетели куда-то вверх. Ворон свалился на колени, уронив пистолет. Схватившись за голову, он начал стонать. От него волнами исходила ментальная энергия. Вороны кружили вокруг, нападая на нас. Терзая, они пытались оторвать от нас куски плоти. Кошмар нашего лидера вырвался наружу. Неожиданно.

     

    А потом так же неожиданно всё прекратилось. Нова Сити. Крыша. Проезжающий под нами состав монорельса. Труп с пулей во лбу. И наш лидер. Возвышающийся над телом. Он стал сильнее. Словно внутри него открылся новый источник. Я чувствовала это.

     

    Вот как это началось. Это был знаменательный день. День, когда Ворон обрек сопротивление на смерть.

     

    http://tl.rulate.ru/book/15535/322925

     

    Переводчики: prourra

  • Грань реальности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии